Без срока давности. 3 и 4 октября навсегда остались в отечественном календаре днями скорби и памяти: 22 года назад. Октябрь, окрашенный в цвет крови. Расстрел Белого дома положил начало многим трагическим событиям, ударившим по России

Без срока давности

Лариса ЯГУНКОВА.

http://gazeta-pravda.ru/

3 и 4 октября навсегда остались в отечественном календаре днями скорби и памяти: 22 года назад наёмники возрождаемого капитализма зверски расправились с участниками народного восстания, выступавшими против роста инфляции и безработицы, обнищания масс, отмены конституционных прав на труд, отдых, образование и бесплатное медицинское обслуживание.

ГАРАНТОМ этих прав представлялся Верховный Совет РСФСР, ставший в оппозицию к президенту и правительству. Тысячи людей устремились к зданию парламента, известному как Дом Советов (либералы в подражание американцам называют его «Белым домом»), чтобы поддержать законно избранных депутатов. Почти три недели продолжалось противостояние народа и правящей клики. Против безоружных людей, требовавших отставки президента Ельцина и правительства Черномырдина, были брошены отборные части МВД, а затем и регулярной армии. В первый же вечер кровавой расправы с непокорным народом, требовавшим гласности на площади перед Останкинским телецентром, счёт убитых пошёл на сотни. На другое утро начались массовое побоище на набережной и улицах, примыкающих к Дому Советов, и штурм здания с применением современной боевой техники. Территория была «зачищена» бэтээрами, здание было обстреляно и подожжено танковыми снарядами. Жертвами этой злодейски спланированной военной операции в центре столицы стали уже тысячи убитых и раненых.

О кровавых октябрьских событиях 1993 года в Москве много сказано и в печати, и особенно в Интернете. Наберите, к примеру, слова «Анафема. Хроника государственного переворота» и читайте бесплатно он-лайн. В открытом доступе существуют и кинодокументы, такие, как, например, «Чёрный октябрь» «Белого дома». Власть уже не боится подобного рода информации: мол, дела давно минувших дней. Ни Ельцина нет на свете, ни Черномырдина, ни вояки Грачёва: лежат в могилах, так же, как и их неотомщённые жертвы. Да, не было никакой законной оценки этих страшных событий. Никого не объявили преступником за попрание действующей Конституции и организацию государственного переворота. Никто не наказан за массовое убийство тысяч ни в чём не виновных людей. Где теперь искать виноватых? Да и надо ли? Мёртвым вечная память, а живым легче прожить без скорбного груза прошлого.

Напомним всё же некоторые цифры и факты, позволяющие осознать масштаб трагедии. По официальным данным министерства обороны, при штурме парламента было израсходовано 12 танковых снарядов осколочно-фугасного действия, но, по признаниям анонимных участников акции, появившимся в печати, всего было сделано 64 выстрела, в том числе и кумулятивными снарядами объёмного действия, имеющими огромную разрушительную силу. На момент штурма ранним утром 4 октября в здании парламента собрались до 2500 человек. По оценке наблюдателей, на площади перед Домом Советов находились до 1500 человек. Кроме того, более 1000 ночевали в подвалах здания. И ещё одна цифра: вплоть до 3 октября, пока Дом Советов и его территория были блокированы войсками МВД, талоны на питание людей, находившихся в кольце обороны Верховного Совета РСФСР, выдавались на 4362 человека — это число документировано. Почти все эти люди либо погибли, либо были ранены, избиты, изнасилованы. Среди них были женщины, старики, дети. Самому старшему из них было 77 лет, младшему — 14. Немногим удалось вырваться из мясорубки целыми и невредимыми.

О страшных подробностях бойни мы неоднократно рассказывали в нашей газете, приводили свидетельства пострадавших и очевидцев. Они говорили, что в холлах и коридорах здания трупы лежали штабелями, в туалетах кровь стояла по щиколотку. Огнём было охвачено несколько этажей, особенно сильно — с 14-го по 19-й, превратившихся в настоящий крематорий. Сколько трупов сгорело там, никто уже не узнает. Могли там быть и сгоревшие заживо.

Штурмовики зверствовали на прилегающей территории, убивая и калеча всех, кто попадал под руку. А ворвавшись в здание, добивали раненых и пытали пленных. Всю ночь шёл расстрел защитников парламента на территории соседнего стадиона. На метр в глубину земля была пропитана кровью. Трупы вывозили за город в крытых грузовиках и сплавляли на баржах по Москве-реке, чтобы закопать в подмосковных лесах. Раненых подбирала «скорая помощь». В этих нечеловеческих условиях врачи оставались верны своему долгу. Все больницы и морги столицы были переполнены.

КАК ЖЕ дошли власть имущие до такого чудовищного преступления? Конечно, «команда» Ельцина к тому времени опустилась до крайней степени морально-нравственного падения. Широкие возможности стяжания благ и денег и полное отсутствие контроля породили абсолютную наглость и самоуверенность, вызывавшие презрение даже у дельцов, затеявших капиталистические реформы во имя собственного обогащения и, собственно, нанявших эту грязную команду. С отвращением и насмешкой отзывались о президенте и его подручных идеологи и творцы реформирования экономики на американский лад Александр Шохин, Пётр Авен и Александр Кох в книге «История реформ 90-х из первых рук».

«У меня Борис Николаевич иногда особые чувства вызывал… — говорил А. Шохин. — Я несколько раз был в таком жутком состоянии духа, когда боялся, что мы осрамимся на весь мир. Он мог упасть со сцены, он на час опаздывал к президентам и королевам, потому что его не могли привести в чувство. Он полностью выпадал в осадок, терял сознание. А то и просто засыпал». «А где он успевал нажраться?» — спрашивал Кох. «Ну, были друзья: Коржаков, Сосковец, Барсуков, Грачёв, — отвечал Шохин. — Они наливали «до краёв». У них была привычка пить всё подряд. Вот на переговорах полчаса перерыв — они уже тащат ящик водки. Все это знали, потому эти ребята, Коржаков и компания, подписывали любые бумаги у него. Они им манипулировали, используя его слабость и углубляя её. Указы президента появлялись странные…»

НО И САМИ эти критики ельцинской команды из кожи вон лезли, добиваясь доверия президента, чтобы подсунуть ему и правительству схему скорейшей приватизации крупнейших предприятий. Свои приоритеты были и у американских политиков, вынашивающих планы полного разоружения России и разграбления её национальных богатств. Большие надежды возлагала американская сторона на ратификацию Договора СНВ-2, по которому Россия лишалась ракет дальнего действия. Борьба за влияние на президента шла нешуточная, все средства тут были хороши. И всем очень мешал избранный ещё при Советской власти Верховный Совет РСФСР во главе с Хасбулатовым и с сильной левой оппозицией. Со всех сторон президента, оказавшегося на волосок от импичмента, подталкивали к единовластию.

Но когда Ельцин наконец объявил о роспуске Верховного Совета, произошло нечто неожиданное: на защиту законно избранных депутатов поднялся народ. Люди поняли, чем грозит им рыночная «президентская республика»: властью олигархата и криминала, утратой последних конституционных гарантий, безработицей и обнищанием. День ото дня восстание росло и набирало силы: тысячи людей стояли живым щитом возле Дома Советов, охраняя действующий парламент. Власть выставила против народа отборные карательные части, пытаясь сломить и запугать восставших. В ответ люди начали строить баррикады, формировать отряды самообороны. У народного ополчения, возникшего в первые же дни противостояния, не было оружия — только смелость и решимость постоять за свои права, попранные реформаторами.

«Разрулить» ситуацию власти не удавалось. Уже отключили воду и свет в мятежном Доме Советов, уже окружили всю прилегающую территорию вместе с баррикадами и восставшими колючей проволокой, устроив настоящий концлагерь в центре столицы, а народное движение выплеснулось на улицы и площади: то тут, то там возникали митинги и демонстрации, вспыхивали неизбежные схватки с ОМОНом.

«Хозяева жизни» затосковали — ощутимой стала перспектива возмездия за все преступные дела двух последних роковых лет: за развал СССР, обман народа. разрушение социалистической экономики и сдачу страны преступному международному сообществу финансовых и промышленных воротил. Ясно было, ОМОН и милиция не могут противостоять народному гневу. Паника охватила правителей, многие начали собирать чемоданы.

В КНИГЕ «Записки президента», написанной позже как бы от лица Ельцина, содержатся любопытные подробности происходившего в эти дни в Кремле и министерстве обороны. Разумеется, дело представлено так, будто среди всеобщей растерянности один президент сохранял спокойствие и уверенность: «Я старался вывести из состояния стресса, паралича своих боевых генералов. Я видел, что армия, несмотря на все заверения министра обороны, по каким-то причинам не в состоянии немедленно включиться в защиту Москвы».

Тем временем восставший народ на марше прорвал милицейское оцепление и пробился к осаждённому Дому Советов. «Не нашлось и тысячи бойцов, хотя бы одного полка, чтоб оказаться сейчас в Москве и выступить на защиту города», — сокрушался Ельцин. Очевидно, в глазах армейских генералов правительство было уже нелегитимным, не способным отдавать приказы. По словам одного из руководителей самообороны Верховного Совета РСФСР, командира Первого Московского добровольческого полка полковника Александра Алексеевича Маркова, положение ельцинской клики было критическим: президентская власть висела на волоске. Армия оставалась нейтральной и морально была на стороне Верховного Совета. Именно потому так зверствовала в те дни милиция, и от отчаяния, по сути, в истерике министр МВД Ерин вечером 3 октября отдал приказ стрелять на поражение по мирным демонстрантам в Останкине, требующим всего лишь эфира для оппозиции. Зверский расстрел ни в чём не повинных людей мог только усугубить положение правительства.

Вернёмся снова к книге «Записки президента»: «Стали обсуждать вопрос о взятии «Белого дома». Всем ясно было, что этот основной очаг разжигания войны должен быть локализован. Черномырдин спрашивает: «Так какие будут предложения?» В ответ тяжёлая мрачная тишина». Понятно настроение «хозяев жизни»: земля уходила из-под ног. Что же переломило ситуацию? Слово взял начальник охраны Коржаков и попросил, чтобы выслушали офицера из Главного управления охраны, у которого есть конкретный план действий. «…Коржаков пригласил в зал заседаний седого военного, который представился капитаном 1 ранга Захаровым, — читаем дальше. — Видимо, от такого обилия звёзд, генеральских погон он поначалу смутился, голос его слегка срывался. Но потом он заговорил уверенно. Захаров сказал, что предлагает сначала использовать танки, десять машин, которые должны будут подойти к «Белому дому» с двух сторон: пять расположатся у парка имени Павлика Морозова и ещё пять — со стороны Новоарбатского моста. Несколько выстрелов по верхним этажам подействуют на боевиков из «Белого дома» парализующе. Затем должны подойти десантные войска, которые создадут прикрытие для спецподразделений. И, наконец, последним ударом станет работа уже внутри «Белого дома» спецгрупп «Альфа» и «Вымпел». Каждому этапу он находил объяснения, связанные с особенностями самого здания, его обороны. Он считал, что такой план приведёт к наименьшему количеству жертв среди обороняющихся. Я увидел, как оживились генералы, как приободрился Черномырдин, — пишет Ельцин. — Когда появился реальный план, стало легче, с ним можно было спорить, не соглашаться, но уже была точка отсчёта. Пожалуй, именно с этого момента, а часы показывали четвёртый час ночи, наступил моральный перелом у всех участников совещания. Тут же командующий Сухопутными войсками (напомним читателям: это генерал-полковник Семёнов) и начальник штаба Вооружённых Сил (опять же не забудем: генерал-полковник Колесников) связались с командирами дивизий и через несколько минут доложили коллегии, что в семь утра танки могут быть на месте дислокации».

ПОРАЗИТЕЛЬНАЯ подробность, которую как-то упустили аналитики, исследующие ход октябрьских событий. Никому не известный капитан первого ранга (что соответствует в Сухопутных войсках званию полковника) диктует план операции генералитету, и тот мгновенно соглашается, принимает его к исполнению, соблюдая всё предписанное. Действительно, пять танков Таманской дивизии к семи утра выдвинулись по Краснопресненской набережной к детскому парку, и столько же машин Кантемировской дивизии пошли от Новоарбатского моста, блокируя подходы к Дому Советов со стороны Нового Арбата. За ними на бэтээрах шли десантники, зачищая территорию и открывая путь в здание «Альфе» и «Вымпелу». Всё было сделано с детальной точностью.

КЕМ БЫЛ этот самый каперанг Захаров? Никто прежде его не видел. Из ниоткуда он явился и в никуда ушёл. Никому и в голову не пришло спорить с ним. Все понимали: это подставное лицо, а продуманный до мелочей план атаки исходит от очень серьёзных структур, известных только Ельцину. Впрочем, тогдашний министр печати Полторанин привёл потом в своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте» разговор Чубайса с Гайдаром. Оказывается, ещё в шесть часов вечера 3 октября, задолго до появления на коллегии министерства обороны каперанга Захарова, эти деловые ребята знали время штурма Дома Советов и понимали, что количество погибших будет исчисляться не единицами, а сотнями: «либо «Белый дом» будет разгромлен военной силой, а «белодомовцы» арестованы или уничтожены, либо во втором варианте нас с тобой здесь уже не будет».

Журналист-международник Иона Андронов, вхожий в американское посольство, несмотря на своё участие в обороне Дома Советов (кстати, они располагались неподалёку друг от друга), неоднократно говорил, что третьей силой в противостоянии российской законодательной и исполнительной властей были американские политики и дипломаты. Из американского посольства шла стратегическая и моральная поддержка. Там, по всей вероятности, и был разработан «план каперанга Захарова», оттуда следили за его выполнением. И, конечно же, при посредничестве посольства транслировались на весь мир по каналам CNN эпизоды гражданской войны в центре русской столицы. Какой долгосрочной информацией надо было располагать американским телевизионщикам, чтобы своевременно разместить на близлежащих зданиях свои камеры! Без американского участия не было бы и этого «телегеничного» побоища.

Такой версии придерживался и старший следователь по особым делам Генеральной прокуратуры России Л. Прошкин — руководитель оперативно-следственной группы уголовного дела, которое власть пыталась возбудить против участников октябрьских событий. Группа Прошкина заинтересовалась не только побуждениями сторонников Верховного Совета РСФСР, но и действиями правительственных сил, как выяснилось, виновных в тяжёлых последствиях. Следствие обернулось разоблачением силовиков и провокаторов, стремившихся усугубить ситуацию. Уголовное дело закрыли как только выяснилось, что следы ведут к общественной организации «Бнай Брит» и американскому посольству. Советника юстиции Прошкина отправили в отставку по выслуге лет. Не могли же власть имущие в самом-то деле признать, что судить надо первого президента России и его силовиков! А по поводу вмешательства иностранных агентов в дела суверенного государства — сделать хотя бы частное определение.

НО СУД непременно будет. Он свершится, как только в России произойдёт смена курса и к власти придёт правительство народного доверия. Мы поднимем все 500 томов закрытого уголовного дела и доведём процесс до конца — у таких преступлений нет срока давности.

 

 

Октябрь, окрашенный в цвет крови. Расстрел Белого дома положил начало многим трагическим событиям, ударившим по России

Расстрел людей на улицах Москвы 3 и 4 октября 1993 года навсегда окрасил 90-е — годы правления Ельцина и его «семьи» — цветом крови. Горящее, подобно гигантскому факелу, здание первого российского парламента стало символом русской национальной трагедии.

Кто не помнит или не знает, посмотрите: в нынешней Украине, как в зеркале, отразились сегодня те наши «лихие» с властью ненасытного олигархата, прозванного в России семибанкирщиной по аналогии с предательской семибоярщиной 1612 года, готового на любые преступления, сделавшего кровь презираемого им народа источником наживы. Сожженный в Одессе Дом профсоюзов и Донбасс — это всполохи того пожара, которым была охвачена терзаемая в 90-е годы Россия.

Сегодня мы обсуждаем, сколько беженцев хлынуло в Европу из стран Ближнего Востока и Африки. Но что это в сравнении с 25 миллионами русских, оказавшихся чужестранцами! Более того, мы уже не узнаем никогда, сколько было зверски замучено и убито у нас в 90-х в межнациональных конфликтах, сколько изгнано из своих домов и нигде не нашло приюта, сколько тех, кто попал в средневековое рабство и сгинул, сошел с ума и покончил жизнь самоубийством, сколько было искалечено душ и жизней.

Из газеты «Правда» от 13 марта 1998 года: «Сергей Григорьевич Смирнов рассказал, что был в семье Супияна Джантаева. Он пас лошадей, при этом подвергался избиениям и угрозам убийства за непослушание. У Джантаева был еще один батрак по имени Юра. Этого Юру убили в районе Ачхой-Мартана за то, что он убежал от Джантаева. В середине лета 1994 года парня поймали и разрезали от горла до промежности, повесили на кустах у дороги». «Станица Шелковская: Геврасевы — супруги и трехлетняя внучка — убиты в своем доме. Станица Старогладовская: Апаренко Зинаида, изнасилована, зверски замучена, надругались над телом».

Это только ничтожно малая часть свидетельств о жутких преступлениях, творимых в одном лишь районе дудаевской Чечни, из которых могла бы составиться наша Белая книга, но ее нет.

Теракты в Буйнакске, Буденновске, Москве, Волгодонске, Беслане — это тоже 90-е, либо их прямое следствие.

И вот теперь, в годовщину октябрьских событий, расколовших страну на две внутренне непримиримые части, когда ростки национального самосознания только начали пробиваться, и страна, испытывая колоссальное внешнее давление и глубокие внутренние проблемы, переживает острейший момент своей истории, стартовал флэшмоб «Мои 90-е».

Это, с одной стороны, пробный шар, с другой, — своего рода, пошлый, уродливый плагиат и пародия одновременно. Глядя на эту акцию, невольно вспоминаешь великое по своему значению для судьбы народа парадное шествие «Бессмертного полка» 9-го Мая. Очевидно, заказчик флэшмоба не просто тоскует по 90-м, он всей душой желал бы их реанимировать, предварительно вытравив из народной памяти всю их подлую и мерзкую сущность. И кажется ему, что теперь появился исторический шанс.

Потому проблематику того десятилетия в СМИ пытаются подменить шутейными и пошлыми разговорами о том, какие модные тряпки появились тогда на толкучках и почем, какие прически носили и песни пели, с кем целовались. Это, как и штампуемые лживые фильмы о советской действительности, рассчитано скорее на «поколение пепси».

Но вот уже вполне солидный человек с улыбкой, медленно растягивающейся в ухмылку, делает серьезную заявку, говоря, что у него и у абсолютно всех его друзей и близких сложилось все за-ме-ча-тель-но, и потому 90-е — счастливейшая пора жизни, а все то негативное, что о них рассказывают, происходило, видимо, совсем в другой стране.

Здесь, пожалуй, и комментировать нечего: способность все жизненное пространство оценивать лишь мерой наполнения собственного корыта свойственна разве что животным.

Часто приходится выслушивать и другой аргумент, выдвигаемый в оправдание того кровавого десятилетия: за свободу-де надо платить. Практически без исключений про свободу и цену за нее нам говорят те, кто получал лишь дивиденды от обворовывания страны, либо смог пережить это лихолетье где-нибудь за границей, иногда с паспортом иной страны в кармане. К их возможностям приобретать виллы в Майами, да пусть даже в Испании с Болгарией, обучать детей в Англии и кушать пармезан с креветками народ огромной России не имеет никакого отношения.

Одна лишь просьба к ним: «Не надо о слезе замученного ребенка».

Наряду с этим в среде таких господ принято говорить, каким тяжелым трудом они заплатили за эти свободы.

Еще бы о цене свободы рассказывала нам предприимчивая Собчак или прочие трудоголики, поющие под фонограмму, с дивами, надувшими губы, задницы и груди для удовлетворения экстравагантных запросов богатеньких папиков, сменивших малиновые пиджаки преступников на смокинги джентльменов, в чью графу о профессии ничего иного, кроме «светская львица», вписать невозможно.

Когда же от уважаемого вроде бы человека в лицо ограбленным и искалеченным летит: «Сами во всем виноваты, поскольку сами выбирали эту власть, а потому вместе с ней несем ответственность за ее действия», — начинаешь искренно сомневаться в здравости его рассудка, поскольку в результате такого умственного кульбита всегда виновата жертва преступления. Ею оказывается то девушка, спровоцировавшая короткой юбкой или обтягивающими джинсами маньяка-педофила, то пожилая женщина, впустившая в дом убийцу, назвавшего себя соцработником. Сами виноваты, когда делаете замечание хулигану-дебоширу и в ответ получаете в глаз. Виноваты и тогда, когда включаете телевизор вместе с детьми, а там сплошь матерящиеся извращенцы со своими шлюхами. Конечно, сами виноваты, что такие тупо-наивные и доверчивые. Виноваты даже тем, что девчонок красивых рожаем: они по хорошей цене идут в турецких и иных борделях.

Что самое интересное, такие господа без особого умственного напряжения начинают оправдывать преступную власть, когда она расстреливает безоружных граждан, вышедших на улицы Москвы с протестом и требованием: «Банду Ельцина — под суд!» Как просто: сам виноват, что избрал, а когда осознал ошибку, — получи пулю в лоб. Оказывается, стреляли без предупреждения, призвав снайперов, стреляли в детей, стариков и журналистов, стреляли, чтобы убить,для предотвращения гражданской войны. Аргумент по силе лжи и цинизму, равен аргументу президента Порошенко: он ведь тоже убивает и выжигает фосфором своих граждан для сохранения целостности «ридной Украины».

И все же чтобы понять 90-е, мало сказать о гайдаровской шоковой терапии и чубайсовской приватизации, принесших кровавые плоды. Если бы содержание 90-х ограничивалось действиями власти лишь в области экономической, то все это можно было бы списать на отсутствие профессионализма или недомыслие, а также банальную жадность и крайнее тщеславие. С большой натяжкой можно даже принять тот аргумент, что другого выхода не было или не нашли.

Но в действии ельцинской власти было то, что явно говорит о целенаправленном разрушении страны и развернутом терроре против ее народа.

Вспомним, чтобы никогда не забыть, как в 90-е вбивали в наше сознание через все СМИ библейскую историю Исхода израильского народа из египетского рабства под водительством пророка Моисея. За 40 лет хождения по пустыни должно было вымереть поколение, помнящее свое рабское состояние. Надо бы при этом знать, что пророк Моисей был удостоен слышать Бога и говорить с Ним, и сам Бог ежедневно питал народ свой в пустыне манной небесной.

Видимо, те, кто присвоил себе право руководить нашим народом, вообразил себя Моисеем, что надо признать, как и вхождение в образ Наполеона, является предметом для психиатрии.

Эти деятели 90-х, в отличие от Моисея, не просто ввергли народ в нищету, они, подобно жестоким колонизаторам, уничтожили армию, национальную культуру, заменив ее похабной попсой, уничтожили образование и науку, искалечили русский язык, внедрив через СМИ матерщину, изуродовали нравственно проповедью бесстыдства и вседозволенности. Впрочем, оставили ядерные бомбы, на всякий случай.

А сколько усилий в СМИ, приватизированных господами гусинскими и березовскими, тратили, извращая факты и смыслы, многочисленные историки-пропагандисты и прочие эксперты (иные из них теперь на Украине отрабатывают свой паек) в 90-х, чтобы навязать нам мысль, будто история наша какая-то зверская и неправильная, и народ наш от рождения раб и никогда не будет по-европейски цивилизованным, а значит, полноценным.

С какой ядовитой ненавистью нам внушалось, и Богу мы не тому молимся, и священство наше — сплошь агенты КГБ (теперь эта тема подзабыта, а в 90-е она была весьма актуальна), вот и Вторую мировую мы развязали, потворствуя тирану Сталину,заключившему с Гитлером пакт о ненападении и разделившему Польшу; войдя же в Берлин, всех немок изнасиловали — вот такие мы уроды и недоноски, а потому каяться нам перед всем цивилизованным человечеством отныне и во веки веков.

Нашими героями должны были стать не Александр Невский, Дмитрий Донской илигенерал Карбышев, а предательВласов.

Того, кто, наконец, усвоит это своим слабым умом, самозваные моисеи приведут к процветанию и счастью, а прочим — смерть.

Чтобы доходчивее было, рядом изданий, в т. ч. журналом «Итоги», предлагалось посмотреть на фотографию с изображением коровы. Человек, заглядывая ей под хвост, читал: «Путешествие в глубь России». Или такой перфоманс по телевидению: свинью моют в тазике с водой, попутно поясняя, что это и есть отсталая Россия, а затем режут на куски и раздают улыбающимся участникам действа.

Именно такая стратегия и методы применяются к покоренным народам.

Потому у нас есть все основания утверждать, этот путь истребления народа, выбран был вполне сознательно, и у него была идеологическая база…

90-е годы, если взять их в своей содержательной, смысловой части, охватывают период развала страны со второй половины 80-х до середины двухтысячных. Таким образом, за 30 прошедших лет ушло или выпало из активной общественной жизни почти целое поколение, т. е. те, кто вырос в великой стране СССР, хорошо знал советскую действительность, (а не только 37-й год) и, как выяснилось, любил ее, и кто не просто хлебнул лиха «шоковой терапии», а лично пережил национальную трагедию. Так что еще десяток лет — уйдут остальные, и могут быть написаны новые учебники по истории страны или того, что от нее может остаться. Как показал опыт, в том числе Украины, современное человеческое сознание легко переформатируется.

Чтобы не случилось этого, мы обязаны понять эти проклятые 90-е, не забыть их жестоких уроков, не предавать памяти тех, кто великими страданиями и жертвами, своей верой в будущее России отодвинул нас от пропасти погибели. Ведь есть немалая доля чуда в том, что Россия не сгинула в то лихолетье, но чуда не случается там, где в него не веруют.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
11 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.