Гуманитарный коридор смерти. Москва играет в поддавки с киевским режимом в то время как Донбасс истекает кровью. Славянск в кольце огня. Сводка от 10 июня о ходе боев на Юго-Востоке Украины

Гуманитарный коридор смерти

Москва играет в поддавки с киевским режимом в то время как Донбасс истекает кровью

Президент Украины Пётр Порошенко сделал «жест доброй воли», поручив силовикам создать «гуманитарный коридор для мирного населения, которое желает выехать с территорий, где армия проводит спецоперацию».

Правда, возникает некоторое недоумение: если карательная операция вот-вот будет прекращена, как это пообещал 8 июня сам Порошенко и министр обороны Украины Михаил Коваль, заявивший, что на востоке страны «идет процесс прекращения вооруженного противостояния», так зачем же эвакуировать мирное население?

Вызывает недоумение и позиция России. Наш МИД без конца говорит о необходимости соблюдения Женевских соглашений. Это примерно как, если бы Сталин после нападения Германии на СССР призывал не списывать договор Молотова-Риббентропа в утиль истории.

Переговоры по цене на газ заходят в очередной тупик, но о введении режима предоплаты «Газпром» почему-то не вспоминает. Мало того, глава российского МИДа Сергей Лавров 10 июня обещает Украине режим «наибольшего благоприятствования» в торговых отношениях, даже если она вступит в ЕС.

Эта «мягкость» России выглядит тем более странной на фоне ежедневной гибели мирных жителей в Донецкой и Луганской республиках.

- Порошенко ведёт типичную киевскую игру: всем всё обещает, но ничего не делает, - говоритведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. – Путину он обещал, что военная операция будет прекращена. Но прошло больше двух дней, и никаких признаков того, что операция будет свёрнута нет. Что характерно: президент, который одним словом может прекратить огонь, рассуждает о том, что это надо бы сделать.

Гуманитарный коридор подразумевает, видимо, что все мирные жители и ополченцы, готовые сдаться, могут уйти из Славянска, но не в сторону восточной границы Украины, а в сторону западной. Кто ж будет выходить под контроль киевских властей, если к ним нет доверия.

План ОБСЕ по урегулированию конфликта не выполняется. И нет никаких признаков, что кто-то захочет его реализовывать.

При этом парадоксально, что Украина, откровенно затягивающая переговоры по газу, продолжает этот газ получать. Получается, что вот уже полгода мы субсидируем русофобский режим. И это становится всё более непонятным: в конце концов «Газпром» продаёт газ, который является достоянием каждого гражданина России. Почему мы должны платить стране, правительство которой ведёт враждебную политику по отношению к нам? Это что какое-то недоразумение или специальная политика, чтобы поддерживать на плаву режим Порошенко?

Или эта такая ошибка, которая хуже предательства.

Путину много чего обещали и Меркель. И Порошенко. Мы со своей стороны отвели войска от границы с Украиной, ужесточили контроль на границе. И что мы видим с той стороны? Практически ничего не выполнено из обещанного.

В очередной раз мы убедились, что методы уступок в переговорах с Западом не срабатывают. Там их расценивают как слабость и начинают давить и требовать дальше. Так было во времена Перестройки. Как только Горбачёв пошёл на уступки по сокращению вооружений, его начали давить и додавили до того, что он развалил страну под аплодисменты Запада. Эта тактика нам уже хорошо известна.

Поэтому единственное, что может заставить киевских политиков, управляемых из Вашингтона пойти на переговоры и уступки, проявление силы с нашей стороны.

«СП»: - Из поступающей с мест боёв информации складывается довольно противоречивое ощущение. С одной стороны главнокомандующий ополченцев Игорь Стрелков постоянно говорит о тяжёлом положении. С другой стороны, довольно много сообщений об успехах защитников Донбасса. Можно ли сказать, что постепенно военная инициатива переходит к ним?

- Ополченцы проводят локальные контратаки. Но перехватить инициативу в условиях, тотального превосходства противника очень сложно. Понятно, что украинские силовики не хотят лезть на рожон, нести большие потери в ближнем бою. Они избрали изматывающую тактику обстрелов, блокады, небольших вылазок. Ополченцы на Юго-Востоке обложены. Время работает против них. В лучшем случае они смогут продержаться ещё несколько месяцев. Если от России не будет реальной помощи, их задушат. Наши политики всё надеются на прекращение операции, но, по-моему, это иллюзорные надежды. Запад очень часто не выполнял своих обещаний.

Поэтому я считаю, что Россия должна вмешаться самым решительным образом, выбить украинскую армию с Донбасса, наступать на Киев. И только тогда начнутся серьёзные переговоры.

«СП»: - То есть вы не разделяете точку зрения, что украинская армия настолько деморализована, что через месяц-другой развалится сама?

- Это очень наивное представление. Если бы речь шла о чистой воды внутриукраинской разборке, возможно, так бы и случилось. Но там действую западные военные специалисты, инструкторы. Они не дадут ситуации «рассосаться» самой по себе. Непосредственно на ведение карательной операции американцы выделяют деньги. Не случайно дважды на Украину приезжал директор ЦРУ. У этой организации крупные внебюджетные фонды.

Без решительной помощи России ополченцы обречены.

«СП»: - А введение бесполётной зоны может переломить ситуацию?

- Это существенно улучшит шансы ополченцев. Во-первых, это мощный фактор моральной поддержки. Во-вторых, резко сократятся потери защитников Донбасса. А если при этом будет поступать ещё и современное вооружение и добровольцы из России, то ополченцы вполне могут нанести поражение тем частям украинской армии, которые ведут операцию в Донбассе.

- В России мы привыкли, что президент страны способен не только заявить, но и выполнить своё обещание, если хочет того, - говорит эксперт Ассоциации военных политологов Андрей Кошкин. – Однако Порошенко совсем не такой президент. Ещё недавно он собирался подавить всякое сопротивление в Донбассе и провести свою инаугурацию в Донецке. Теперь он после встречи с заокеанскими хозяевами говорит о необходимости завершения боевых действий, начать переговоры. А до этого создать гуманитарный коридор.

Порошенко, типичный олигарх, готовый обещать налево и направо. А каковы его возможности?

Возьмём ситуацию на Востоке страны. Там действуют разрозненные воинские и просто вооружённые части. Они не имеют отработанной системы взаимодействия. Я знаю по личному опыту войны в Афганистане, что организовать взаимодействие в боевые условиях – архисложная задача. Это искусство, которым не обладает украинская армия, а уж тем более «нацгвардия». Зачастую армейские части не имеют не только достаточного вооружения, но и питания. «Нацгвардия» при этом чувствует себя довольно самостоятельно, а «Правый сектор» себя давно уже зарекомендовал, как структура, которой не только закон, но и нормы морали не писаны. И вот представьте, всем этим частям будет дан приказ обеспечить «гуманитарный коридор». Думаю, что это физически невозможно. Обязательно найдётся кто-то, кто откажется подчиниться. Нет гарантии, что одно из вооружённых украинских формирований не откроет огонь по колонне с мирными жителями. Поэтому понятно и недоверие ополченцев к разного рода «коридорам», которые предлагает киевская власть.

«СП»: - Удастся ли украинским военным уничтожить отряды ополченцев, если Россия будет продолжать оставаться в стороне?

- Непосредственно в бою – нет. Мы видим, что по ополченцам уже бьёт и авиация, и системы залпового огня «Град», и тяжёлая артиллерия. Но они сохраняют примерно те позиции, что и месяц назад в начале карательной операции. Конечно, им не хватает тяжёлого вооружения, зенитного комплекса. Мне кажется, они всё больше понимают, что им необходимо действовать консолидировано. Опыт боевого взаимодействия у них растёт.

«СП»: - Россия, судя по всему, не настроена военным образом помогать ЛНР и ДНР. Мало того, наши политики снова заговорили о федерализации Украины. В то время, как ополченцы и многие жители Донбасса после пролитой крови не хотят жить в государстве с названием Украина.

- Думаю, что последнее слова всё равно будет за ополченцами. Они проявляют настоящий героизм в боевых действиях последних недель.

Что касается России, то нам, как мне кажется, надо активнее использовать экономические рычаги давления на киевский режим. Мы должны жёстче вести переговоры по газу. Тот же Порошенко с одной стороны высказывается крайне негативно в отношении России. А с другой стороны он же говорит, что Украина не может без экономического взаимодействия с нашей страной.

 

Славянск в кольце огня

Сводка «СП» от 10 июня о ходе боев на Юго-Востоке Украины

Вторник 10 июня, как и предшествующие дни, прошел под знаком позиционных боев на территории Новороссии. Ополченцы периодически переходили в контрнаступление на отдельных участках. Эпицентром силового противостояния остались города Славянск и Краматорск. Минувшая ночь прошла в Краматорске относительно спокойно. Однако утром майданная армия разбудила город артиллерийским огнем. По имеющимся данным, число погибших исчисляется десятками.

Освободительная армия Новороссии ответила обстрелом аэродрома в Краматорске. Затем силы Новороссии атаковали блок-пост между Славянском и Краматорском. Силовики отстреливались – сначала в местах боестолкновения, а затем в виртуальном пространстве. Руководитель группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук заявил, что среди украинских военных потерь нет. Зато, по его словам, нападавшие понесли значительные потери (около 40 человек).

Представители ДНР, в свою очередь, отрицают нанесенный ущерб, назвав это элементом информационной войны. По их версии картина случившегося выглядит таким образом. Под прикрытием ИМР (инженерные машины разграждения) ополченцы подошли к лагерю украинских силовиков, после чего завязался бой. По нападающим работала артиллерия с главной окрестной высоты – горы Карачун. В результате погиб водитель ИМР (еще два бойца были ранены). Тем не менее, отряду удалось отступить в Славянск. В активе два уничтоженных пулеметных расчета, захваченная гаубица и 20 уничтоженных противников.

 

Впрочем, ополченцы Донецкой народной республики признают, что праздновать успех пока рано. «Можно утверждать, что 50% строений города уже сравняли с землей», - прокомментировал«Интерфаксу» разрушения в Славянске руководитель информационного центра «Юго-Восточный фронт» Константин Кнырик. Скорбный мартиролог жертв т.н. «антитеррористической операции» во вторник пополнился новыми именами. Стало известно, что накануне в ходе обстрела Славянска погибли мальчик и девочка, 12 и 6 лет, соответственно. По данным судебно-медицинской экспертизы, смерть наступила в результате осколочных ранений. Город по-прежнему испытывает сильный дефицит медсредств и персонала. В связи с чем руководство Славянска заявило о своем намерении обратиться к организации «Врачи без границ».

Чтобы добиться перелома в противостоянии с силовым блоком Майдана, ополчение Новороссии пытается взять под контроль транспортную инфраструктуру страны. Утром был обстрелян аэродром в Луганске, который остается под контролем Киева. Представитель ополчения сообщил здесь сосредоточено до двух тысяч бойцов Национальной гвардии Украины. Киевских вояк обстреляли из 82-мм миномета, установленного на грузовой автомобиль. Как отмечают источники в Минобороны Украины, потерь нет. Однако аэропорт оказался обесточен из-за подрыва подстанций, а значительная часть гражданского персонала была вынуждена покинуть аэропорт. Напомним, ранее в понедельник власти ЛНР заявляли о закрытии аэропорта.

 

Под Луганском также были захвачены три танка Т-64 украинских силовиков. Еще одним успехом стал переход пограничного пункта пропуска «Должанский» на границе с Россией под контроль воюющей Новороссии. В настоящее время пункт работает в штатном режиме. Решение о пропуске через границу в ЛНР принимают представители местной милиции, которые подчиняются ополченцам. Власти восставших регионов не верят в добрую волю Петра Порошенко, пообещавшего открыть гуманитарные коридоры. Предпочитая самостоятельно регулировать режим пропуска границ.

Активисты Новороссии укрепляют свои позиции и в самом Луганске. Где во вторник вооруженные люди захватили «Донбасские курсы пожарной охраны» в Луганске. В свою очередь, в Донецк прибыло неожиданное подкрепление из Италии. Об этом на своей странице в Facebook сообщил «народный губернатор» Павел Губарев. Речь идет о «представителях итальянской организации «Миллениум», выразивших желание оказать поддержку в организации народного сопротивления киевской хунте на территории Новороссии». Новобранцы поступят в личное распоряжение главнокомандующего вооруженными силами Донецкой Народной Республики»Игоря Стрелкова.

Во вторник половине дня на информационном юго-восточном «фронте» едва не взорвалась мощная «информационная бомба». В украинских СМИ прошла информация о расколе в стане ополченцев и аресте мэра Славянска Вячеслава Пономарева. Якобы исполняющим обязанности главы города назначен бывший глава социальной защиты Славянска Владимир Павленко. Отсутствие мобильной связи в Славянске препятствовало оперативному разоблачению «сенсации». Так или иначе, пресс-служба Донецкой народной республики вскоре ее опровергла. Об этом сообщил на своей странице в социальных сетях министр обороны ДНР Игорь Стрелков. «Информация об аресте Вячеслава — это ложь. В момент публикации информации о его отстранении он находился на совещании», - заявил один из лидеров Новороссии.

 

В разговоре с корреспондентом «СП» вице-премьер ДНР Андрей Пургин признался, что республиканские власти испытывают проблемы с получением оперативных данных о происходящем в местах боевых действий.

– Мы получаем информацию с мест, но она неполная. Я знаю, что последний «рабочий день» в Краматорске это двое убитых и шестеро раненных (у одного из них ампутация ноги, у другого руки). В Славянске ситуация еще менее понятна. Город интенсивно обстреливается артиллерией. Мы партизанскими тропами вывозим донецких раненных и погибших. Особенность гражданской войны состоит в том, что здесь нет фронта и окопов. Группы наших ополченцев, с одной стороны, и боевиков Нацгвардии, а также наемников Коломойского, с другой, постоянно перемещаются. Последние это люди без опознавательных знаков – просто черная форма, даже лычек нет.

«СП»: – Как можно в целом охарактеризовать ситуацию в Славянске и Краматорске?

– Как близкую к гуманитарной катастрофе. Впрочем, такая же картина и в других частях Донбасса. Перебои со снабжением, много блокпостов, сплошная «чересполосица», проблемы с коммуникациями. Блокпосты переходят из рук в руки, вокруг них происходят локальные стычки. Вчера гранатометный обстрел был даже на окраине Донецка. В аэропорту практически ежедневные перестрелки. Усугубляет ситуацию то, что 60% промышленности на Донбассе стоит – экономика стремительно летит вниз. Одна из причин, упомянутые затруднения с коммуникациями. Фурам с грузами и товарами сложно проехать через все блокпосты, которые понастроены между областями.

«СП»: – Что-то может измениться, если власти откроют, как обещали, гуманитарный коридор?

– Не понятно, кто это будет реализовывать. Порошенко никого не контролирует. Представители ОБСЕ жалуются, что нет офицеров связи. В результате они с каждой частью должны договариваться отдельно. С некоторыми не получается. Приведу пример. Порядка 60 трупов наших людей лежат у здания аэропорта, которые высушиваются на солнце. Мы не можем забрать эти тела ни через Пан Ги Муна, ни через Красный Крест. Потому что генсек ООН договаривается с Киевом, представители Красного Креста выезжают на место, где их сразу же начинают обстреливать. Происходящее напоминает «махновщину». Причем она обоюдная. Это связано с проблемами с коммуникациями и касается как майданной армии, так и нашей. В условиях гражданской войны единого фронта не бывает. Один и тот же блокпост может за день два или три раза перейти из рук в руки. Оперативная обстановка меняется каждый вечер.

«СП»: – Прошла информация о том, что армия Киева разрушила 50% зданий в Славянске.

– Пока я не увижу своими глазами, подтверждать эту информацию не берусь. Видел снимки деревни Семеновка – ее больше не существует. Это точно. Могу только сказать, что бои за Краматорск и Славянск в минувшую ночь действительно были ожесточенные. Но в условиях, когда не работает милиция и другие службы, которые передавали в области статистику, до нас доходит лишь обрывочная информация об убитых и раненных. Точно, сколько людей погибло в области, мы узнаем только, когда закончится гражданская война.

«СП»: – Как оцениваете обстановку на театре боевых действий?

– Пока формально сохраняется статус-кво, коренного перелома нет. Но для нас ситуация в целом ухудшается. Численность отправляемых на Юго-Восток войск с каждым днем увеличивается. Особые проблемы нам доставляет применением противником авиации. Получается, мы находимся в неравных условиях – нас в любой момент можно накрыть с воздуха. Против самолетов стрелковое оружие не работает.

Вообще, мы отчаянно нуждаемся в военной и гуманитарной помощи. Если Россия не решится оказать нам открытую военную помощь, то, по крайней мере, мы ожидаем содействия за переговорным столом, в установлении бесполетной зоны и вывода украинских войск с нашей территории.

Как объяснила «СП» редактор новостной ленты луганского интернет-сайта «Полемика» Евгения Крикун, аэропорт в Луганске контролирует Национальная гвардия.

– На этом объекте постоянно происходят перестрелки. В воскресение сюда приземлился самолет с бойцами Нацгвардии из Львова. Ополченцы пытались его сбить, но безуспешно. После ополченцам не удается выбить противника. Силы Нацгвардии продолжают окружать город, пытаясь взять его в плотное кольцо. Но в самом Луганске пока тихо.

«СП»: – Свет, вода, прочие коммунальные системы жизнеобеспечения, мобильная связь функционируют без перебоев?

– В целом, с этим проблем нет. В магазинах есть продукты.

«СП»: – Как обстоит дело с беженцами – их поток увеличивается?

– В выходные отправился автобус в Воронежскую область – уехали матери с маленькими детьми.

«СП»: – Куда больше едут – в Россию или на Украину?

– На самом деле туда, где им могут предложить кров и элементарные условия. В основном, к родственникам и знакомым. Это главный фактор, который определяет географию отъезда. Хотя, например, в Воронежскую область удалось отправить людей, поскольку удалось договориться с местной епархией. 6 июня в Одессу поехали 500 детей. В тот же день в Россию на автобусе отправились около 200 человек. Это неконтролируемый поток, так что об общем числе беженцев из самого Луганска можно только догадываться.

«СП»: – Киевские силовики не препятствуют им покинуть город? Насколько актуальна тема открытия гуманитарных коридоров?

– Насколько я знаю, людей пропускают.

Главный редактор «Полемики» Елена Привен добавила, что билеты на 16 июня и более поздние даты в кассах больше не продаются.

– То есть предварительная продажа закрыта. Нам объясняют это ремонтными работами на дороге. Я не помню, чтобы в прежние годы у нас прекращали предварительную продажу билетов. Они всегда продавались, не зависимо от планов на ремонт. В официальной версии есть большие сомнения. Самое главное, никто не знает, что будет 16 числа. Что касается ситуации в городе, то на улицах и в городском транспорте людей мало. Супермаркеты также обезлюдели.

Ведутся разговоры о том, что надо уезжать. Хотя многие люди настроены фаталистически – как будет, так будет. Не всем есть, куда уехать. Также обращают на себя внимание очереди в банках. Я спросила у заведующего отделением банка, почему такой ажиотаж. Мне ответили, что поступает очень много переводов из России. Видимо, люди получают помощь от родственников.

«СП»: – Есть какая-то динамика в настроениях жителей Луганщины?

– Люди, конечно, устают жить в постоянной тревоге. С другой стороны, они уже притерпелись. Хотя то там стреляют, то там взрывы. Обсуждается тема выезда из города. Тем более, что раньше войска стояли на границе области, а в последние дни они подтягиваются к областному центру.

Подробнее на http://svpressa.ru

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
7 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.