Границы западного гуманизма. Запад до последнего будет закрывать глаза на трагедию Донбасса, чтобы не признавать свои ошибки на Украине. Следственный комитет России получил доказательства применения на Украине фосфорных бомб

Следственный комитет России получил доказательства применения на Украине фосфорных бомб

В Следственном комитете (СК) получили доказательства того, что в ходе спецоперации на юго-востоке Украины против мирного населения применялось запрещенное оружие. «Согласно заключению химической судебной экспертизы, в образцах почвы, переданных российским следователям очевидцами обстрелов в поселке Семеновка города Славянска Донецкой области - беженцами с Украины, содержатся продукты сгорания зажигательной смеси Н-17, которой снаряжают мины и авиабомбы», - сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин.

 
По материалам «РБК» 

По его словам, речь идет об усовершенствованных снарядах, которые раньше начинялись белым фосфором. Применение такого оружия противоречит нормам международного права, подчеркнули в СК.

В настоящее время следователи устанавливают конкретных лиц из числа украинских силовиков, причастных к этому преступлению. "Материалы уголовного дела могут быть переданы в мировые судебные инстанции", - добавил Маркин.

О применении украинскими военными запрещенного оружия в конце июля заявили представители самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР). По их словам, в ночь на 26 июля силовики обстреляли один из районов Донецка фосфорными боеприпасами.

За день до этого заместитель начальника главного оперативного управления Генштаба РФ Виктор Познихир сообщил, что российские власти располагают доказательствами применения украинскими силовиками фосфорного оружия. «Сегодня мы имеем достоверное подтверждение того, что в городах и населенных пунктах Украины применялись именно фосфоросодержащие боеприпасы. Это утверждение основано на характерных признаках», - сказал он.

По его словам, запрещенное оружие было применено 12 и 21 июня при обстреле вооруженными силами Украины Славянска, 24 и 29 июня - Семеновки, 7 июля - Лисичанска, 23 июля - Донецка.

Фосфоросодержащие боеприпасы имеют отличительные признаки - высокую скорость падения, рассеивание на большой площади ярко горящих элементов, возникновение масштабных пожаров в местах падения и высокую температуру горения, рассказал представитель Генштаба.

 

Границы западного гуманизма. Запад до последнего будет закрывать глаза на трагедию Донбасса, чтобы не признавать свои ошибки на Украине

6 августа состоялось экстренное совещание Совета Безопасности ООН, созванное по инициативе России. Встреча была посвящена гуманитарной ситуации на востоке Украины. Постпред России в ООН Виталий Чуркин заявил, что из-за вооруженного конфликта в регионе фактически происходит гуманитарная катастрофа – нет воды, электричества, не хватает медикаментов и продуктов, число беженцев растет с каждым днем.

Виталий Чуркин предложил международным организациям, в том числе ООН, ОБСЕ, Совету Европы, Красному кресту, организовать специальную миссию, чтобы доставить нуждающимся гуманитарную помощь и вывезти из зоны конфликта в первую очередь детей. Россия предложила отправлять собственные гуманитарные грузы под пристальным контролем и с сопровождением международных наблюдателей. Но Совбез эту инициативу отверг – предложение РФ не поддержал ни один из его членов.

Представители США и Великобритании, напротив, по традиции обвинили в кризисе Россию. «Когда мы говорим о гуманитарной ситуации, мы не можем не выделить один факт: Россия может всё это остановить. Россия должна перестать перебрасывать военных, оружие и деньги на восток Украины. Это будет самый верный способ прекратить конфликт», – заявила заместитель постпреда США при ООН Розмари ди Карло. Почему при этом Запад не хочет помогать мирным жителям, которые страдают и гибнут сотнями, мисс ди Карло не уточнила. Видимо, назло России.

Впрочем, постоянный представитель Украины в ООН Александр Павличенко и вовсе считает, что никакой гуманитарной катастрофы в Донбассе нет. «На Украине нет гуманитарного кризиса, как его продолжают живописать наши российские коллеги. Очевидно, что гуманитарная ситуация в Донецке и Луганске остается серьезной. Однако эта ситуация решается правительством Украины», - заявил он. Видимо, решается она в основном в украинских СМИ и на страничках чиновников в соцсетях, потому что местные жители вряд ли согласятся с такой оценкой происходящего.

Политолог, директор агентства социально-политического моделирования «Вэйс-Украина» Сергей Чепик, живущий в Донецке, рассказал о том, как обстоят дела в регионе и с какими трудностями приходится сталкиваться жителям каждый день.

- Я могу говорить только о ситуации в Донецке, так как о том, что происходит в Луганске, черпаю информацию в основном из интернета. Насколько я понимаю, там сейчас нет мобильной связи, воды, электричества. Что касается Донецка, в центре ситуация относительно спокойная. Основная группа товаров в магазинах есть, хотя сильно уменьшилось количество молочных изделий. Закрываются маленькие магазины, по их пути начинают идти ритейлеры. Например, крупная сеть АТБ закрыла больше половины магазинов, говорят, что и остальные будут закрыты недели через две.

«СП»: - Боевые действия в окрестностях Донецка не ведутся?

- По Донецку идут обстрелы окраин и даже центральных районов. Вчера ночью был обстрелян крупный микрорайон «Текстильщик», снаряды попали в большой рынок, погибли, по данным городского совета, три человека. Один из них стоял на остановке общественного транспорта. Сильно обстреливают Петровский район, позавчера была разрушена 101-я школа. В тот же день взорвался фугас в центре города, к счастью, никто не пострадал. А вчера ночью, около половины одиннадцатого, впервые на моей памяти по городу был произведен бомбовый удар.

«СП»: - Есть ли в городе свет, вода?

- С водой большие проблемы, так как канал периодически взрывают и отключают от энергоснабжения. Его ремонтируют, но потом взрывают снова. Дело в том, что канал «Северский Донец-Донбасс» питает всю Донецкую область, идет от Донца до Мариуполя. В некоторых местах он течет, как обычная река, а в некоторых идет по трубам диаметром до двух метров, которые обстреливаются и возникают аварии. Сейчас у нас вода подается по графику, но в ближайшие дни его могут сократить. Кроме того, снаряды попадают в электроподстанции, и тогда насосы просто не могут качать воду. Водоснабжение прерывается, пока снова не подадут электроэнергию. Это тоже большая проблема, у нас есть отдельные районы, в которых света нет по несколько дней.

В пригородах Донецка ситуация намного хуже, например, в Авдеевке воды и света нет вообще, отсутствует проводная связь, с перебоями работает мобильная. А в городе Шахтерск вообще идут уличные бои. Я разговаривал с людьми, которых оттуда вывезли. Так вот, если в Авдеевке бои шли трое суток, то в Шахтерске они продолжаются уже больше недели. Вы знаете, что такое уличные бои? Это танки на улицах, артиллерия, минометы, там горят многоэтажные дома, больницы, школы. Идет полноценная война, как показывают в военных фильмах.

«СП»: - Хватает ли в городе медикаментов?

- Ситуация с медикаментами сложная, определенный набор существуют, аптеки работают, но всего спектра лекарств нет. Есть простейшие препараты, но, к примеру, вопрос инсулина стоит крайне остро. По разным данным, в Донецк не пропускают грузы промышленных и продовольственных товаров. Донецк сейчас живет на своих запасах, которые остались. Это заметно по рыбе, ее стало очень мало, видимо, в холодильниках заканчивается.

Но самое, пожалуй, плачевное – это то, что в городе не выплачиваются пенсии и социальные выплаты пенсионерам, матерям, то есть самым незащищенным, так как заблокирована банковская система. Поэтому даже если в магазинах что-то есть, купить это они не в состоянии. Овощи-фрукты есть, каким-то образом их завозят, хотя мало. Общественный транспорт пока ходит. Так что сейчас самая большая беда – вода, невыплаты «социалки», обстрелы по точкам энергоснабжения. Если под гуманитарной катастрофой понимать тела, лежащие на улицах, такого, к счастью, у нас нет. Но в остальном у нас идет война, и нужно говорить не о гуманитарных грузах, а о том, как эту войну остановить. Ведь страдают, прежде всего, мирные жители, их всегда гибнет больше, чем солдат.

«СП»: - Если боевые действия не будут остановлены, насколько серьезно может усугубиться гуманитарная ситуация?

- Это комплексный вопрос, в двух словах не ответишь. Гуманитарная катастрофа – это ведь не только отсутствие света или воды. В Донбассе много предприятий химического профиля, шахт, вот здесь кроется огромная угроза. Достаточно разрушить некоторые из них, и может произойти такая катастрофа, что и химическое оружие не понадобится. Есть завод «Стирол», где хранится аммиак, есть Авдеевский химзавод. Шахты, оставшись без энергоснабжения, не смогут откачивать воду, что тоже приведет к экологической катастрофе.

Можно сказать и о «зеленых коридорах» для вывода беженцев, о которых периодически упоминают власти. В Донецке, даже с учетом уехавших из города, остается 550 тысяч жителей. Какие «зеленые коридоры», как их всех можно эвакуировать, куда расселять? Не говоря уже о том, что есть люди, которые физически не могут покинуть свой дом. Мне рассказывали о стариках в Шахтерске, которые просто не могли уехать и оставались там умирать…

«СП»: - Как же может мировое сообщество игнорировать то, что происходит в Донбассе?

- Я даже не знаю, что тут сказать. На геноцид в Руанде мировое сообщество обратило внимание только тогда, когда было вырезано порядка миллиона человек и еще три-четыре миллиона стали беженцами. Вот тогда эту проблему заметили. Может, и сейчас речь идет об этом. Запад просто не обращает внимания на то, что происходит в Донбассе. Если смотреть «Евроньюс», новости об Украине идут третьим-четвертым порядком, эти сообщения не в мейнстриме, на них не обращают внимания, хотя информация о конфликте в секторе Газа не сходит с первых полос. А ведь Украина - это Европа, мы даже подписали соглашение об ассоциации. Но, получается, в Европе XXI века идет гражданская война, гибнут уже не сотни, а тысячи людей, но никто это не освещает.

Если говорить о гуманитарной помощи, люди же гибнут независимо от того, красные они, белые или зеленые. Почему европейское сообщество, США, да тот же Китай не помогут, не пришлют сюда медикаменты, гуманитарные грузы для помощи обычным людям? В первую очередь нужны медикаменты, потом нужно позаботиться о питании. Но ничего этого мы здесь не видим. Возможно, нужно, чтобы здесь убили десятки и сотни тысяч человек, чтобы Запад обратили на нас внимание.

«СП»: - Будем надеяться, что до этого не дойдет…

- Конечно, мы все тоже на это надеемся. Понимаете, начать войну трудно, а остановить ее втрое трудней. Если есть желание остановить войну, обеим сторонам надо хотя бы прекратить стрелять, хотя бы это сделать для начала. Но сейчас обе стороны не полностью контролируют все свои подразделения и не могут отвечать за них. Поэтому необходимо вводить международное посредничество, чтобы отслеживать соблюдение условий перемирия. Если они не доверяют России, пусть это будут совместные международные группы, но сделать это необходимо, потому что объявить можно все, что угодно, а вот будут ли это соблюдать – большой вопрос.

От войны и гуманитарных проблем многие жители Донбасса пытаются спастись в России, отсюда растущее с каждым днем число беженцев. Но и эту проблему в ООН и других международных организациях предпочитают не замечать. Как рассказал координатор Группы информации по преступлениям против личности Александр Дюков, который недавно вернулся из Ростовской области, международные организации зачастую выдают число зарегистрированных беженцев за общее количество тех, кто вынужден был покинуть дома.

- Количество беженцев в Россию с территории Украины из зоны конфликта очень велико. Проблема в том, что у нас нет единой системы учета. Беженцем в РФ считается только тот, кто является в отделение ФМС и просит зарегистрировать его именно в качестве беженца. Но большинство прибывших не регистрируются. Они просто приезжают в нашу страну, где по имеющимся законам и так могут находиться довольно долго. Поэтому число реальных и зарегистрированных беженцев – разные вещи. Вот эта специфика и дает возможность нашим зарубежным оппонентам манипулировать цифрами, показывать число официально зарегистрированных беженцев и выдавать его за общее. Но это некорректно. По оценкам, которые я слышал от людей, занимающихся этими вопросами, в том числе от членов Совета по правам человека при президенте России, речь идет примерно о 800 тысячах беженцев, из них зарегистрированы только десятки тысяч.

«СП»: - Насколько тяжелым грузом ложится на плечи центральных и местных организаций прием беженцев, и почему европейские страны не помогают решать эту гуманитарную проблему?

- Есть три основные группы. Первые – это те, кто бежал из зоны конфликта. Они бросили дома, у них убиты родные и знакомые, они получили физические и психологические травмы. Есть люди, которые уехали заранее, не желая попасть под Молох конфликта. И есть третья группа, которая растет с каждым днем – это украинские мужчины призывного возраста, которые не хотят попасть под мобилизацию и уезжают в Россию. Это люди вообще не пострадавшие, и ряд их придерживается радикально националистических настроений.

Расскажу такую историю: несколько дней назад мой друг сидел у себя в районе в кафе, и за соседним столиком оказались именно такие якобы беженцы, которые высказывались весьма нелицеприятно по отношению к России, к русским. Когда мой друг сделал им замечание, они вроде бы поняли и ушли, а потом в парке набросились на моего друга и избили, сломали руку.
Поэтому нужно понимать, что есть разные категории беженцев и что потенциально это горючий материал, который может вызвать серьезные проблемы. Не говоря уже о финансовых аспектах. Местные администрации вынуждены направлять на помощь беженцам значительную часть средств, которая раньше уходила на социальную помощь местным. Поэтому помощь беженцам ложится серьезной нагрузкой на экономическую структуру и должна решаться не только Россией, но и международными гуманитарными организациями. Но мы видим, как цинично они заявляют в Совбезе ООН, что все в порядке, и не желают увидеть эту проблему.

«СП»: - Но как же международные наблюдатели, гуманитарные организации, которые должны заниматься помощью людям в зонах конфликта, могут игнорировать проблему?

- То, что они закрывают глаза на гуманитарные проблемы – свидетельство крайней степени цинизма, того, что страны ЕС и США занимают консолидированную позицию по поддержке любых действий украинского правительства. В том числе действий, направленных против мирного населения и имеющих состав военных преступлений. Покровители официального Киева пытаются игнорировать проблему и делают все, чтобы она не вышла в общественное поле, чтобы о ней не узнало американское и европейское общество. Если о ней будет известно в полном масштабе, то станет ясно, что политика США и ЕС на Украине, начиная с прошлого года, привела к результатам катастрофическим. И констатация этого факта в обществе может стоить многих политических очков действующей администрации США и структурам европейской бюрократии. Поэтому они всеми силами будут продолжать всячески замалчивать и закрывать глаза на эту трагедию.

«СП»: - Можно ли как-то пробить эту информационную блокаду и донести правду о происходящем в Донбассе до Запада?

- Конечно, такие попытки нужно делать. Необходима работа по опросу беженцев, по донесению информации о происходящем до широкой аудитории. Этим занимаются неравнодушные люди. Наша Группа информации по преступлениям против личности закончила документальный фильм о беженцах, в котором эта трагедия показана глазами детей, которым пришлось спасаться от войны. Мы надеемся, что сможем исправить ситуацию и рассказать о трагедии, но для этого нужна системная и последовательная работа, потому что отрицание США и ЕС будет продолжаться до последнего.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.