Власть определила благополучие России между бомжами и олигархами. Обычные россияне стали жертвами реформ правительства Медведева. Кремль приготовил жесткую диету для бедных. Вывод капиталов за рубеж и обесценивание рубля довели страну до полного обнищания

Власть определила благополучие России между бомжами и олигархами

Кремль приготовил жесткую диету для бедных

 

 

Власть определила благополучие России между бомжами и олигархами

Обычные россияне стали жертвами реформ правительства Медведева

http://svpressa.ru/society/article/221427/

Еще в сентябре Минэкономразвития ухудшило свой прогноз на период с 2019 по 2024 годы. А ведь именно он лег в основу бюджета страны на 2019−2021 годы, где была заложена программа Владимира Путина на нынешний президентский срок — основные национальные проекты для выполнения его майского указа. При этом многие независимые эксперты обратили внимание на многообразные статистические уловки со стороны органов власти, на примитивизм выбора инструментов государственного регулирования и прочие, не вполне профессиональные, по их мнению, моменты.

Принимая во внимание тот факт, что государственная статистика — дело вообще во многом «заказное» (о чем косвенно свидетельствует экстренная смена руководства Росстата) и не слишком-то актуальное, многие знатоки вопроса приходят к выводу, что экономическая ситуация в стране будет еще хуже, чем ожидают чиновники. Почему же, несмотря на наличие огромного сонма правительственных чиновников, в России никаких не нарисуются позитивные ориентиры и прорывы ни в ближайшем будущем, ни даже в среднесрочной перспективе?

— Начнем с того, что прорывы обеспечиваются и на уровне обязательных к исполнению нормативных документов, которых у нас на сегодняшний день просто нет, — констатирует президент Центра экономической политики и бизнеса, доктор экономических наук, профессор Елена Румянцева. — У нас нет законов, которые бы четко разделяли полномочия и обязанности между всеми членами общества, и в первую очередь — между государственными институтами и большинством населения. Соответственно, нет и ответственности за их выполнение. То есть о любой проблеме можно просто поговорить, отразить ее на бумаге и никак не решать, а создавать своими негативными действиями или бездействием все новые проблемы, которые можно замечать, а можно даже и не замечать. Но зато время пройдет с пеной имитации бурной деятельности, направленной, в основном, на постоянное изменение условий труда и жизни граждан (в сторону ухудшения) одновременно с буллингом, троллингом и незаконным преследованием лиц, отстаивающих позиции большинства населения и свои личные тоже.

«СП»: — То есть речь идет о пересечении разнонаправленных интересов нескольких групп?

—  Точнее, об отсутствии согласования интересов в условиях фактического негласного действия системы двойных стандартов. Которая как раз и закладывается на протяжении достаточно долгого периода в эти абсолютно необязательные для исполнения, да еще и постоянно перекраиваемые документы в виде мало реализуемых прогнозов, выражающих корпоративные и во многом субъективные интересы определенных групп лиц (на официальном уровне вообще избегают подведения результатов их реализации, хотя без системы анализа прогнозы лишены всякого смысла), и указов президента, заменивших систему государственного планирования. Под них могут инициироваться и ими же оправдываться любые изменения в обществе, в том числе и негативные.

«СП»: — Например?

— Например, постоянный заработок коммерсантов с помощью лоббирования государственных решений на замену и перезамену всевозможных счетчиков за счет средств населения. Или, по сути, отъем дорогостоящей городской земли у граждан под строительство новых жилых домов с нарушением соблюдения установленных градостроительных нормативов.

«СП»: — Какие именно двойные стандарты отражаются в фактически действующей системе нормативного управления экономикой?

—  Россия, как и другие страны мира, в рамках выполнения своих международных обязательств номинально реализует концепцию устойчивого развития. И в наших нормативных актах эта концепция, как приоритетная, постоянно упоминается, но, к сожалению, с большими особенностями реализуется. Если мы обратимся к рекомендациям, данным России ООН, то в них, в частности, говорится: «России необходимы четкое определение целей и прогноз ожидаемых результатов государственной политики, а также — система количественных и качественных индикаторов их достижения».

 

Оценить, как изменилась наша страна за почти 23 года мы можем, например, анализируя реализацию на практике положений Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, утвержденной Указом Президента РФ от 01 апреля 1996 года № 440. В ней под устойчивым развитием понимается обеспечение прав и свобод граждан, коренное улучшение состояния окружающей среды, а также «реализация комплекса мер, направленных на сохранение жизни и здоровья человека, решение демографических проблем, борьба с преступностью, искоренение бедности, изменение структуры потребления и уменьшение дифференциации в доходах населения». Сам термин «устойчивое развитие» предполагает стабильность как альтернативу нестабильности. У нас же в реальности закладывается не устойчивость развития, а нестабильность в установлении административным путем доходов для разных категорий граждан через ручное управление, минуя научное обоснование спонтанно возникающих решений. Сформирована ситуация дискриминации, когда при одинаковых потребностях одним людям выдаются «золотые парашюты», а другим устанавливается также на государственном уровне заниженный в несколько раз прожиточный минимум. В России, как в стране действующих двойных стандартов, в коррупционном управлении люди с доходами, злоупотребляя своими властными полномочиями (которые они же сами для себя и определяют, не спрашивая у населения и не опираясь ни на какие стандарты этического поведения), помогают лично себе обеспечивать стабильность высокодоходного существования за счет как правового, так и неправового давления на остальную часть населения.

«СП»: — То есть концепция ООН подразумевает для стран мира, включая Россию, устойчивость развития всего общества, а в России устойчивость безбедности существования обеспечивается для узких групп лиц за счет неустойчивости условий жизни большинства населения?

—  Совершенно верно. В этом и скрывается парадокс средних показателей, представляемых в течение многих лет Росстатом в виде отчетов международным организациям о благополучии в социально-экономической сфере в нашей стране. Стабильные высокие доходы с нестабильностью ситуации социально не защищаемых слоев населения создают иллюзии устойчивости роста доходов, уровня жизни населения.

При этом у нас наиболее быстрыми темпами в мире растет число долларовых миллионеров и одновременно не менее быстро и масштабно снижаются доходы средне и малообеспеченного населения, зависящего от оплаты в сфере наемного труда и от социальной поддержки. Сопоставьте доходы миллиардера, сделавшего свое состояние за счет бесконкурсного получения крупных государственных заказов, и бомжа. Какой будет усредненный показатель уровня жизни у них двоих, учтенный в Росстате для представления в виде отчета?

«СП»: — То есть именно усреднение вместо отражения высокого социального неравенства в современной российской статистике и создает двойственность применяемых в России стандартов к качеству жизни разных групп населения?

—  Не только. Нестабильность привносится непредсказуемостью и необязательностью исполнения принимаемых госорганами стратегических и текущих ориентиров. Как, например, вышло с пенсионной реформой. 15 лет на уровне официальных лиц давались публичные разъяснения, что увеличения пенсионного возраста не будет, а в 2018 году оно было с участием тех же лиц принято за несколько месяцев. Это по части непредсказуемости действий, противоречащих по стихийности их принятия реализации концепции устойчивого развития. А по части необязательности мы с сожалением наблюдаем провалы в работе госорганов в плане обеспечения безопасности нашей среды в самых разных сферах.

«СП»: — Опять же, примеры, как говорится, в студию.

— Пожалуйста. Что мы едим? Через продукты, продающиеся в наших магазинах, другие товары с вредными для здоровья компонентами, через загрязнение воздуха помещений и внешней среды население России съедает и вдыхает в 100 раз больше вредных веществ, чем, например, в Европе. Почему бы госорганам в России не поднять уровень безопасности проживания и потребления до европейского — не пересмотреть стандарты и не осуществить контроль за их исполнением. Почему мы постоянно должны быть хуже в уровне защищенности нашего здоровья от влияния на него недобросовестных товаропроизводителей? Тут государственным служащим не нужны никакие ни цифровые, ни иные затратные, наукоемкие технологии. Обычная работа, по факту — организационная, в данном направлении заменена на чисто информационную — государственные средства вкладываются в добровольную экспертизу качества товаров, которая не влияет на изъятие из продажи некачественных, вредных для здоровья товаров. По данным такой информационной экспертизы из 4315 проверенных товаров только 240 (то есть всего лишь 5,5%) прошли проверку и были удостоены знака качества, а в 780 товарах (18%) были выявлены нарушения, которых, по нашему мнению, при должном государственном контроле быть не должно. За эти нарушения, за фактическое нанесение ущерба здоровью потребителей, никто ответственности не понес!

Мошенничество, по сути, расцвело при продаже авиабилетов, имеет место прикарманивание средств потребителей за неоказанные услуги предприятиями связи. Грандиозные обманы есть в сфере ремонта жилья по предоплате. В банковской сфере, юриспруденции, в интернет-продажах некачественных товаров, незаконной передаче личных телефонов для осуществления хулиганского обзвона граждан коммерческими структурами, аффилированными с недобросовестными государственными служащими. Используются закрытые персональные сведения граждан в целях завладения их собственностью и многое другое. В настоящее время уже не проводятся мероприятия по пресечению самих схем мошенничества, что создает впечатление сращивания сфер экономической преступности с, опять же, госслужащими, «оборотнями в погонах». Более того, если жертва мошенничества сама не ловит преступников (а нередко и преступные сообщества), то государственная машина реагирует чаще всего своим безразличием. А если дойдет до разбирательства, то на этой стадии встретится достаточное количество лиц, желающих за теневые вознаграждения помочь именно мошенникам, а не пострадавшим (например, минимизировать суммы задолженности и ущерба в нарушение законодательства). Огромное количество нарушений сегодня распространено и в сфере рекламы. Создается впечатление, что вся эта нагрузка с пресечением деятельности мошенников (в дополнение к непосильным уже платежам по ЖКХ, уходом за детьми и лежачими больными) тоже легла бесплатным грузом на плечи населения и находится вне системы государственного контроля.

«СП»: — Тогда возникает вопрос об основных функциях государства как такового. В чем они заключаются и как, собственно, сегодня в содержательном плане исполняются?

—  Вообще, функции любого государства — это, кроме планирования и регулирования, еще и контроль и санкции. В России же идет уклон на увеличение санкций исключительно в отношении населения — его среднего класса и малообеспеченных слоев. Каждый год вводятся все новые и новые штрафы. Зато вот в сфере производства и продажи товаров, вредных для здоровья, никого не наказывают. Наверно потому, что связано сегодня производство и импорт вредных для здоровья товаров с коррупцией. А от контроля состояния безопасности жизнедеятельности госорганы в России, как получается, отказываются. Гораздо легче ведь принимать все новые и новые санкции, чем ежедневно, даже ежечасно за что-то отвечать.

«СП»: — А как сообразуются между собой санкции и либерализация? В России ведь принято пропагандировать свободу граждан.

—  Если никуда не ходить и просто сидеть в своей квартире и смотреть в окно, попивая чай с дареными плюшками, то будет создаваться иллюзия неограниченной свободы не только в России, а вообще во всей Вселенной. На самом же деле можно с уверенностью утверждать, что многие конституционные права граждан в настоящее время нарушаются. За их соблюдением никто не наблюдает, за нарушение давно не осуждает — это же не бюджетные деньги или куриц воровать. К тому же, права российских граждан далеко не во всех сферах видятся такими уж прогрессивными.

В России применяются пониженные стандарты качества на продукты питания, что позволяет ввозить в нашу страну продовольствие, запрещенное к продаже потребителям в странах-производителях по причине его вредности для здоровья. Но наряду с этим установлены абсолютно немыслимые ограничения на ввоз в страны-участники Таможенного союза, в который входит и Россия, вина. Из стран того же «Шенгена» можно беспошлинно вывозить до 90 литров вина, авиаперевозчики почти не лимитируют количество перевозимого вина. А в страны Таможенного союза можно из этого количества ввозить беспошлинно только 3 литра. Или максимум 5 литров с оплатой пошлины за 2 литра.

Казалось бы, простой вопрос, но это тоже реальное ущемление прав российских граждан при возвращении домой. И так можно сравнивать и по многим другим вопросам. Например, поддержка семей с детьми. За рубежом практикуется привлечение детей на отдых через бесплатное их размещение. В России же таких направлений поддержки никогда не было. Во многих странах алименты на детей в случае их обучения выплачиваются до исполнения им 23 лет. В России же не считается важным хотя бы на семейном уровне урегулировать вопросы взаимной ответственности родителей за содержание детей-студентов, особенно в условиях сокращения бюджетных мест и наличия многих скрытых расходов на образование (покупку учебников, технических средств обучения и прочего). В общем, даже по простому вопросу ввоза алкоголя Россия выглядит как страна, применяющая серьезные санкции к своему населению. Надо сравнивать, анализировать и улучшать жизнь граждан в нашей стране. Улучшения «бешеным принтером» никогда бы не называли.

 

 

Кремль приготовил жесткую диету для бедных

Вывод капиталов за рубеж и обесценивание рубля довели страну до полного обнищания

http://svpressa.ru/economy/article/221592/


В России резко подорожают продукты. Уже в I квартале 2019 года рост потребительских цен на них составит 8%. Об этом заявил директор Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз»Дмитрий Востриков.

По словам Вострикова, потребители увидят изменение ценников на прилавках через один-два месяца: переговоры об изменении цен занимают минимум 30 дней, а перед Новым годом у многих ритейлеров действовал мораторий на прием новых прейскурантов от поставщиков.

«В результате потребители увидят изменение цен на полках в феврале-марте. Мы ожидаем, что в совокупности повышение цен в этот период на прилавках будет в районе 8%, может, чуть больше», — прогнозирует Востриков.

Он отметил, что повышение ставки НДС с 18 до 20% отразится не только на отпускных ценах продуктов, но и на стоимости сырья, оборудования, упаковки. «Это налог, который взимается по всей цепочке производства. Поэтому аналитики считают, что изменение НДС в результате дает от 4 до 12% повышения себестоимости», — считает Востриков.

Напомним: в декабре Ассоциации транспортно-логистических, производственных и торговых компаний обратились с письмом к Дмитрию Медведеву. В нем они предупреждали премьера о возможном подорожании продуктов в связи с ростом цен на топливо. Авторы указывали, что затраты на топливо составляют не менее трети себестоимости услуг автоперевозчиков. А за последний месяц осени 2018 года эта статья расходов увеличилась на треть. На розничных ценах товаров, как отмечалось, может сказаться то, что стоимость транспортных услуг вырастет минимум на 10%.

По оценке комитета по энергетической стратегии Торгово-промышленной палаты РФ, при прогнозируемом росте цен на бензин на 7 рублей за литр (из-за роста НДС, налога на добычу полезных ископаемых и акцизов на топливо), стоимость перевозки автотранспортом может увеличиться от 10 до 50%. Это означает рост цен на продукты минимум на 5%.

По мнению экспертов, подорожание коснется в первую очередь скоропортящихся продуктов: их перевозка обходится дороже всего. Кроме того, ряд производителей сельскохозяйственной продукции закупает сырье за рубежом, и это также толкает цены на продукты вверх, поскольку рубль неуклонно слабеет по отношению к доллару. По мнению Ассоциации экспертов рынка ретейла, овощи и фрукты в ближайшие месяцы могут подорожать на 50%.

Ранее «Известия» писали, что в 2019 году социально значимые продукты подорожают на 4−11%. По прогнозу Аналитического центра при правительстве, молоко станет дороже на 6,1%, хлеб и мучные изделия — на 5,9%, свинина — на 4,3%, яйца — на 4,2%. Особо эксперты центра отметили, что повышение цен произойдет даже несмотря на то, что на продукты питания сохранилась льготная ставка НДС.

Заметим, в ноябре эксперты РАНХиГС сообщили, что 22% россиян вынуждены жить в условиях унизительной бедности: их доходов хватает только на еду и зачастую не хватает на лекарства. Еще 35,6% граждан могут позволить себе нормально питаться и одеваться, но у них нет средств на более крупные покупки.

Как изменит эту картину подорожание продуктов, приведет ли оно к резкому росту социальной напряженности в стране?

 

— Уже в декабре инфляция на продукты значительно обогнала инфляцию по экономике в целом, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Замечу, в целом за 2018 год цены на нефть выросли на 30%, и одновременно курс рубля скакнул с 55 руб./доллар до 70 руб./доллар. По сути, правительство эффективные деньги перекачивает в резерв, а бюджет наполняет, обесценивая национальную валюту.

Такой подход неизбежно сказывается на продуктовых ценах. Несмотря на бодрые реляции, что в России стали лучше работать латифундии экс-главы Минсельхоза и бывшего губернатора Кубани Александра Ткачева, все семена у нас импортные. Импортные у нас и мальки, которые закупают рыбоводческие хозяйства.

Получается, рост цен на продукты подстегивает с одной стороны подорожание топлива, с другой — девальвация рубля. «Фантики», которые печатает кабмин, чтобы обеспечить профицит бюджета, должны чем-то компенсироваться. Вот они и компенсируются ростом цен на продукты.

«СП»: — Это сознательный выбор руководства страны?

— Это выбор правительства. Замечу, накопленные благодаря бюджетному правилу резервы огромны — они составляют треть ВВП — и оседают преимущественно на Западе. Все это результат политики «большого пылесоса» — сдирания последней шкуры с нищего потребителя в России, и закачивания этих денег за границу.

Отсюда, на мой взгляд, рассуждения про сдачу Курильских островов в рамках якобы «большой игры». Главное, для чего это делается — чтобы все выкачанные из страны деньги сохранились на Западе, и не были конфискованными. Ради этого, я считаю, под сурдинку будет сдаваться все.

«СП»: — Но у нас сохраняются военно-политические рычаги давления на Запад — я имею в виду новейшие вооружения, которые президент Владимир Путинпредставил в ходе мартовского послания Федеральному Собранию. Получается, «сдавать все» необязательно?

— Я бы не преувеличивал возможности этого рычага давления. На мой взгляд, никто не будет стрелять «Авангардом» по странам, где хранятся все ресурсы российской элиты, и где учатся ее дети.

Напомню, при проверке «панамского досье» Росфинмониторинг обнаружил почти 4,2 тыс. компаний, подконтрольных россиянам, в том числе депутатам, министрам и губернаторам, плюс сомнительные операции на 5 млрд. рублей. Напомню также, что среди российской верхушки многие имеют второе гражданство, помимо российского.

Именно поэтому «большой пылесос» работает на полную мощность — под разговоры о новых майских указах, и под вялотекущее затягивание поясов населением.

«СП»: — Значит, есть куда еще затягивать пояса?

— По мнению аналитиков, резервы на этом направлении приближаются к пределу исчерпания. Статистика показывает, что граждане сегодня активно берут кредиты, чтобы поддержать текущий уровень потребления — у многих открыто по 5−6 кредитных линий. Напомню, с 2014 года у нас идет падение реальных доходов населения, и в 2019-м этот процесс скорее всего продолжится — а людей приучили к потреблению.

Да, затягивание поясов еще можно какое-то время терпеть, но горючий материал недовольства накапливается. И «черный лебедь», от которого оно вспыхнет, может прилететь в любой момент.

Таким «черным лебедем» едва не стал Магнитогорск. Замечу, мы так и не знаем, что на самом деле там произошло. Но выводы получаются тревожными в любом случае. Если это был все-таки теракт, получается, война в Сирии не обнуляет террористическую активность в нашем глубоком тылу. А если это взрыв газа — ЧП говорит о жадности наших монополий: фракция КПРФ давно предлагала оснастить дома газоанализаторами, которые автоматически будут прерывать газоснабжение.

На деле, «черные лебеди» показывают неэффективность власти. Так, во времена правления Михаила Горбачева таких «лебедей» было множество. Кремлю, я считаю, следовало бы сегодня не ждать очередного «черного лебедя», а коренным образом менять экономику и политику в рамках концепции «Россия как остров». Но у нас власти предпочитают говорить об открытости — иначе как выводить на Запад резервы, накопленные страной под разговоры, что «денег нет»?!

— Повышение цен на продукты увеличит в России армию нищих, поскольку нищие — это как раз те, кто не может даже есть вдоволь, — уверен кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Сейчас еще имеются продукты, которые все могут себе позволить: картошка, каши. Но если говорить о белковой пище, она становится все менее доступной. Особенно это касается семей, у которых есть дети, и которые живут в некрупных городах.

Для них уже сейчас стали практически недоступными мясо, рыба, сыр, колбаса. Относительно доступными остаются изделия из курицы, а также сезонные овощи и фрукты, а основу питания составляют крупы и макароны.

Замечу, инфляция на продукты питания, в первую очередь дешевые, выше чем по всей продуктовой корзине, и тем более выше, чем на предметы роскоши. Это лишний раз доказывает, что удар наносится по наиболее бедным слоям населения.

Это действительно серьезная проблема, которая вызывает колоссальный рост напряженности. У нас люди могут многое стерпеть. Но когда у них отнимают практически последний кусок, это воспринимается крайне болезненно.

«СП»: — С каким периодом новейшей истории можно сравнить происходящее?

— Напрашивается сравнение с концом 1980-х — тогда у людей были деньги, но товары, которые можно было купить, начинали стоить очень дорого. Кроме того, происходящее можно сравнить с началом 1990-х, когда деньги у людей исчезли, а инфляция стала раскручиваться очень быстро.

«СП»: — Подорожание продуктов чревато социальным взрывом?

— Объединить это недовольство чрезвычайно трудно. Да, это недовольство огромное, но это не значит, что люди выйдут протестовать.

Куда и против кого они выйдут в маленьком захудалом городке? Против мэра, который испытывает те же проблемы? У этого протеста просто нет адреса.

Другое дело, что у людей складывается негативное отношение к системе власти. И оно может проявиться при каких-то других критических обстоятельствах.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.