«Куда их послали и почему? Как свиней отправили на убой». Интервью Е.Матвеевой, супруги погибшего бойца «ЧВК Вагнера», охранявшего нефтяные заводы в Сирии. Впервые со времен вьетнамской войны произошло прямое столкновение россиян с американцами

 

«Куда их послали и почему? Как свиней отправили на убой»

 https://narzur.ru/kuda-ikh-poslali-i-pochemu-kak-svinejj-otpravili-na-ub...

Изнанка сирийской авантюры неприглядна. Перефразируя «люди гибнут за металл» в Сирии люди гибнут за нефть, за прибыл и приватизировавших государство олигархов. Гибнут, а государство, доведя до обнищания и наема в незаконные частные военные компании, отворачивается с сакраментальным «ихтамнет».

Центр Сулакшина регулярно публиковал хронологическую аналитику о происходящем в Сирии. Но сейчас представляем читателям источник иного рода. Приводим интервью  порталу Znak.com Елены Матвеевой, супруги погибшего уральского бойца «ЧВК Вагнера», охранявшем нефтяные заводы в Сирии, и Олега Сурнина, казачьего атамана из Асбеста. 

Контекст беседы крайне тяжел: 7 февраля коалиция во главе с США нанесла удар по войскам Башара Асада в окрестностях сирийского Дейр-эз-Зора. В США заявили, что это была самооборона, поскольку отряд планировал напасть на штаб-квартиру поддерживаемых Штатами «Сирийских демократических сил». Погибло много русских добровольцев, сражающихся нас стороне Асада.

Беседовал Игорь Пушкарев (портал Znak.com).

Фото: Яромир Романов / Znak.com


Подтверждается информация о том, что 7 февраля в сирийской провинции Дейр-эз-Зор погибли многие бойцы российской частной военной компании Вагнера. Znak.com удалось пообщаться с супругой одного из жителей Свердловской области, который расстался с жизнью в сирийской командировке.

Ранее Conflict Intelligence Team назвала имена двоих жителей города Асбеста, погибших в Сирии, — это 38-летний Станислав Матвеев и 45-летний Игорь Косотуров. Мы пообщались со вдовой первого, Еленой Матвеевой, а также с асбестовским атаманом Олегом Сурниным, в чьей казачьей станице последние два года состояли погибшие.

До родственников траурное известие дошло еще 9 февраля от сослуживцев Косотурова и Матвеева в ЛНР. Оба они в 2015–2016 годах воевали в ополчении и, надо так понимать, именно там обзавелись контактами с представителями «ЧВК Вагнера». Последние несколько дней Елена Матвеева находится дома, постоянно принимая успокоительные. Поверить в гибель мужа, с которым они прожили 13 лет, она не хочет. Продолжает надеяться. Детям тоже ничего старается не говорить, чтобы не травмировать их. Перед тем как поговорить с нами, женщина отправляет сыновей на прогулку.

— Как вам сообщили о гибели мужа?

— Мне позвонил наш атаман с Асбеста. Спросил сначала, давно ли мы связывались со Стасом. Я ответила, что третий день связи нет. И девочки, у кого мужья там, тоже никто и ничего не знали. Буквально через минуту атаман перезванивает и говорит: «Стаса и Игоря больше нет». Я была в магазине в этот момент, в «Райте». Телефон из рук выронила, вон он сейчас разбитый лежит. Домой шла на автомате, чуть под машину не попала.

Елена Матвеева

— Когда вас известили?

— Где-то 9-го числа. Днем.

— Вам сказали, при каких обстоятельствах погиб муж?

— Нет. Вечером снова атаману перезвонила. Он попросил — не кипишите, мол, ничего толком пока не известно. Я начала узнавать по телам. Попросила, чтобы заказали попа, отпеть по-человечески, когда их доставят. Атаман тогда сказал, что доставить их должны во вторник и официально позвонить с Ростова. Так это на самом деле или как, я не знаю. У казаков пока идет вся информация с Донбасса (плачет). Не знаю, как это у них там все связано. Я пока стараюсь не верить во все это, не готовлюсь к похоронам.

— То есть тело в Ростов доставят?

— Кто-то говорит, что в Ростов. Но там еще ДНК-экспертизу должны провести. Кто-то говорит, что сразу в Екатеринбург привезут.

— Почему в Ростов?

— Они же первоначально в Ростов уезжали.

— Мы правильно понимаем, что ваш муж служил в 5-й роте?

— Я вообще не знаю роту. Он меня от всего этого оберегал.

Достает смартфон и показывает видеосъемку боя — якобы того самого — присланную женой другого погибшего. Сомнительно, что это настоящее видео (кажется, это вообще кадры из видеоигры), но у жен погибших сейчас просто нет другой информации. «Их просто как собак там расстреляли, как крыс подопытных», — говорит Матвеева. «Парни даже не знают, что их там видят. Как кролики они там, и не могут никуда спрятаться», — добавляет ее мать во время просмотра.

На еще одной пересылаемой записи, аудио, мужской голос комментирует произошедшее: «Привет. То, что в Сирии показывают… Короче, это раз… (разгромили) нас. Короче, в одной роте 200 двухсотых, в другой — еще 10. Про третью не знаю, но сильно их растрепали. Били „пиндосы“. Сначала „артой“ накрыли. Потом подняли четыре вертушки и в карусель запустили, … (стреляли) из крупнокалиберных. У наших кроме автоматов вообще не было ничего, не говоря про ПЗРК. Устроили ад. „Пиндосы“ конкретно знали, что это мы, русские, идем. Наши шли завод отжимать, а они на этом заводе сидели. Короче, мы… (ударов) получили очень жестких. Наши сейчас сидят на базе и бухают. Много пропавших без вести. Это… (все плохо), короче. Еще одно унижение. С нами никто не считается, как с чертями поступили. Думаю, наши, правительство наше, сейчас заднюю врубит, и никто никакую ответку не сделает за это». (Эта запись ранее публиковалась в телеграм-канале WarGonzo).

Станислав Матвеев (слева)Станислав Матвеев (слева)

— Вы про отряд Вагнера слышали? Дмитрий Уткин его настоящая фамилия?

— Слышала от девочек.

— Когда Стас в Сирию поехал, вы знали об этом?

— Он предупреждал меня. Он после Донбасса где-то год дома был. Приехал в июле [2016 года]. Через год, 27 сентября [2017 года], уехал — в поезд уже сели с пацанами с Кедрового. А сейчас никто с нами на связь толком не выходит, никто не говорит, правда это или неправда. По башке как шарахнули — и молчок сейчас.

— Вы сказали, из Кедрового?

— Девять человек с Асбеста и с Кедрового много поехали. Больше ничего не знаю.

Житель Кедровки Николай Косотуров (с кружкой), родной брат погибшего Игоря Косотурова, также сейчас воюет в Сирии

— На каких условиях ваш муж поехал в Сирию, сколько ему обещали выплатить?

— Не рассказывал он мне ничего. Он меня настолько берег, что никогда в такие вещи не посвящал. Пацанов хоронили с Донбасса, а я в самую последнюю очередь узнавала всегда.

— А с кем он контактировал?

— С Игорем Косотуровым, это командир Стаса. Они родственники дальние. У Стаса есть двоюродная сестра, и Игорь ее мужем был раньше. А так они всегда вместе. Казаки.

— Ваш муж успел какие-то деньги вам прислать оттуда?

— За полтора месяца — 109 тысяч. Это за то, что в Ростове они находились. С сентября по октябрь, пока учения были. Я эти деньги в декабре получила.

Фото, которые присылал Матвеев из Сирии

— В Сирию он вообще зачем поехал?

— Его, видимо, затянули все эти автоматы и армейские тренировки. Он где-то через полгода после Донбасса начал скучать уже. Про автомат свой вспоминать, мол, как там моя «ласточка». Я его отговаривала и по-хорошему, и до развода чуть не дошло. Но вижу, что все это бесполезно уже. Намылился он и дорожку себе эту наметил. Они сами по себе здесь даже бегали и тренировались.

— Ваш муж служил раньше в 12-й бригаде ГРУ, которая здесь, в Асбесте, была раньше расквартирована?

— Нет.

— А срочную служил?

— Нет. Ну, по крайней мере я не знаю об этом. На Донбасс это у него первый выезд такой был. Была, наверное, армия какая-то.

— Он по военной специальности кто был?

— Прапорщик. У меня есть награда его, Георгиевский крест с Донбасса.

— Ему звание там дали?

— Кажется, да. Вы лучше скажите, кто мне сейчас должен позвонить, откуда сообщат? Если там все, нахрен, разорвало, как его опознают, просто куски соскребут и скажут, что это мой муж, что ли?

Фото Матвеева из Сирии

— Вы давно со Стасом познакомились?

— 13 лет назад. Я работала в магазине продавцом, а он экспедитором. Товары к нам привозили.

— Почему его выбрали для себя?

— Замечательный человек был. Не давал мне работать. Говорил всегда: «Сиди дома, занимайся детьми». Сам все ремонты делал, все своими руками. Мастер по евроремонтам был, в Екатеринбург много ездил. Сильно любил детей: зоопарки, кинотеатры, в «Райт» постоянно таскал.

— Вы сейчас не работаете?

— Нет.

— А на что живете?

— Я за мамой его ухаживала. Она инвалид. Давали пособие 1380 рублей в месяц.

Мать Матвеевой: «Материальная помощь, конечно, нам нужна. Он как уехал туда, так я переехала к дочери и на мою пенсию живем. Ее не хватает — дочка, я и двое внуков — мальчики 6 и 8 лет».

— Елена, вы сказали, что ваш муж воевал на Донбассе, когда он туда уехал?

— В 2016 году.

 Что его побудило?

— Это они с мужиками все это решали. Пришел, сказал: «Видишь, какая возня на Донбассе идет. Надо людям помочь». Сказал, что поедет домики беженцам строить. Он все-таки строитель.

Дом, в котором живут Матвеевы в Асбесте

— А как вы узнали, что он не строительством там занимается, а в ополчении воюет?

— Жена мне сказала его сослуживца. Он сам не сообщил даже.

— Как вы это восприняли?

— Нервничала. Но что я сделаю?

— В какой бригаде он воевал?

— Я не знаю.

— Долго пробыл там?

— Месяцев семь, наверное.

— Как вы его встретили после Донбасса?

— Дети кричали от радости так, что другие пацаны даже пожаловались. Мол, их так никто не встречает. Он к родителям сразу поехал. У него мама больная, с сахарным диабетом, и я за ней ухаживала. Ну, а там стол, конечно, выпивка, как обычно.

— Он после Донбасса куда пошел работать?

— По ремонтам у меня все двигался.

— Сейчас из Сирии он когда планировал вернуться?

— Через шесть недель. Он хотел поехать на три месяца. Потом на неделю вернуться на побывку и еще раз на три месяца. Потом оттуда позвонил и сказал, что так не получается. Это другое государство, так просто не выехать. Я думала, что к марту вернется. Там у сына каникулы как раз, такие планы были на отдых.

— Что бы вы сейчас хотели, какие действия от государства бы хотели видеть?

— Я бы хотела, чтобы об моем муже узнали все. И не только о моем муже, обо всех пацанах, кто там так тупо погиб. Дико это все! Куда их послали, почему? У них даже защиты не было, как свиней отправили на убой! Хочу, чтобы правительство отомстило за них. Хочу, чтобы о пацанах память осталась, чтобы женам не обидно за мужей было, чтобы дети могли гордиться отцами.


С атаманом станицы Свято-Никольская Олегом Сурниным мы беседуем на противоположном конце Асбеста, в офисе местного отделения Союза ветеранов Афганистана на улице Физкультурников.

Казачий атаман Олег Сурнин

— Сколько погибло россиян, есть уточненные данные?

— На первый день, когда это все произошло, была информация о 30 погибших. На позавчера была информация уже о 217-и.

— Сколько из них свердловчан?

— Двое: Игорь Косотуров и Стас Матвеев. Про третьего информация пока уточняется — позывной «Коммунист». Он не с нашей станицы, и вроде бы даже не из области.

— Косотуров и Матвеев были казаками?

— С нашей станицы были. Мы их вместе принимали в позапрошлый год на день разведки.

— Давно были знакомы с ними?

— С Игорем Косотуровым мы возили гуманитарку на Украину, в Луганск. Он там и остался. Я тогда вернулся, мне надо было на работу.

— Это год какой?

— Кажется, 2015 год.

— Что за гуманитарку возили?

— Продукты, медикаменты.

— Игорь Косотуров сколько пробыл в ЛНР?

— Около полугода. Потом с ранением попал. В ногу, осколок. Сюда прибыл, лечился.

— Он кем там воевал?

— Разведчиком.

— Он до Украины служил в 12-й бригаде ГРУ?

— Да, со 101 километра.

— А после ранения что делал?

— Еще на полгода поехал. Потом уже больше в Луганск не поехал.

— Почему?

— Были другие планы по Сирии уже.

— Почему в Сирию решил ехать?

— Да как сказать… Помочь. Чувство патриотизма опять же! Туда многие пошли однополчане его с Украины.

— Стас Матвеев — тоже его однополчанин по Украине?

— Они вместе в Луганске с Игорем были. Сюда приехали вместе, вместе в казаки вступили.

— Игорь в каком звании был?

— На Украине капитаном был. Здесь, в бригаде, даже офицерского у него не было.

Наградное удостоверение Матвеева за Донбасс

— Как у них получилось на Сирию выйти?

— Там россиян много. В Ростове существует база для обучения. Они на этих базах тренируются. Соответственно, там с ними работают ЧВК Вагнера. Они первый раз, когда уехали туда, им предложили пополам разделиться и разными бортами в Сирию лететь. Мужики отказались. Игорь через два месяца приехал сюда с Ростова. Но потом им поступил звонок от командира, они все собрались и уехали.

— В Сирию они на какой базе находились?

— Такой информации нет. Я с ними на самом деле за неделю до гибели разговаривал. Нормально все было. Они охраняли какой-то завод. Я так понимаю, это все с нефтью связано. Там еще один мой казачок был — Николай Хитев.

— Он жив остался?

— Да, разговаривали уже. Потом информация с Донбасса пришла, что Косотуров с Стасом погибли. А сейчас я даже дозвониться не могу, там человек, кто тела эти собирал, позывной «Швед», сейчас уже не выходит на связь. Дозвонились до Коли Хитева, он и сказал, что трое погибших — Игорь, Стас и третий — его позывной «Коммунист». По двоим точно, по третьему информация проверяется.

— Как дальше с телами, родственникам их как передадут?

— Вчера информация прошла, что тела уже привезли в Питер. Пока это не подтверждено.

— Почему в Питер, а не в Екатеринбург?

— Я тот же вопрос задавал. Туда привезли и все.

— Тела в каком состоянии?

— По крайней мере, опознать смогли.

— Вы говорите постоянно — информация пришла — откуда?

— В основном, вся эта информация идет через Донбасс от сослуживцев.

— Выплаты родственникам в связи с потерей кормильца предполагаются какие-то?

— Должны быть. Сумма озвучивается в 3 млн рублей [за погибшего].

— Это люди из ЧВК Вагнера озвучивали?

— Правильно понимаете.

— Гарантии-то есть, что выплатят?

— Пока еще не обманывали никого. Напрямую до человека, кто занимался отправкой, мы не можем дозвониться.

Казаки станицы Свято-Никольская в Асбесте

— Государство как-то поддерживает таких частных солдат?

— Сейчас с Сирии приехал человек по болезни. Ему желательно операцию сделать, а документов у него нет никаких подтверждающих. Какие документы, если он подписывает на пять лет о неразглашении?

— В ЧВК с людьми хотя бы контракт какой-то подписывают, есть бумага с печатями?

— Конечно, документы какие-то подписывают.

— Министерство обороны или ФСБ РФ это хоть как-то контролирует все?

— При чем здесь Минобороны?

— Тогда кто оплачивать все расходы и компенсации будет?

— Я не знаю.

— Родственники говорят, что они полгода должны были там пробыть?

— Полгода, потом сюда. Отдохнули и, если есть желание, то еще на полгода можно.

— Сколько им за эти полгода обещали заплатить?

— Я не знаю.

— В плане питания, обмундирования, вооружения как «вагнеровцы» были обеспечены?

— Все замечательно. Сейчас они просто попали под ИГИЛ и американцев. Вообще, там на данный момент Сирия еще поделена пополам.

— Погодите, Владимир Путин ранее публично объявил, что все зачищено, Сирия находится целиком под контролем правительственных войск и Башара Асада?

— Я тоже смотрю телевизор. Есть разница между тем, что нам говорят, и что из первых уст живые люди рассказывают. Пусть не пополам, но часть территории до сих пор контролируется ИГИЛ. Наши ходят на боевые — с завода на завод. Освободят один, встанут на охрану. Потом готовят новую операции и идут на другой завод. Наших в этот раз ждали. Пошел слив информации, их точно ждали. Если бы это были простые ИГИЛовцы со стрелковым вооружением, то вышло бы все не так.

— Отвоеванные заводы контролируют наши нефтяники — проходила информация, что туда выезжали сотрудники Роснефти?

— Нет, сирийцы.

Игорь Косотуров

— Ваши казаки сообщали о чеченцах — Путин говорил о том, что они работают там в военной полиции?

— Не сталкивались.

— После случившегося государство как-то должно отреагировать?

— Нет. Знать и так все знают, что там наши.

— Как вы относитесь к идее узаконить ЧВК в России?

— Сколько лет существует французский «Иностранный легион»? И все официально! А Blackwater? Почему бы и нет, у нас много специалистов не удел осталось!

 

О подлости государственного уровня

https://narzur.ru/o-podlosti-gosudarstvennogo-urovnja/

То, что произошло с российскими наемниками в Сирии, погибшими от рук американских «партнеров» Кремля, который тут же отрекся от них сложно назвать иначе, как подлость государственного уровня.

А ведь россияне, нанятые через систему ЧВК, выполняли там специальные задачи в рамках официальной помощи Асаду и борьбы с ИГИЛ* в интересах правящего режима РФ. Так как этично ли отрекаться от них только по той причине, что они воевали в составе частных структур, а не официальных, государственных?

 
Командиры ЧВК с Владимиром Путиным. Слева от Путина Дмитрий Уткин (Вагнер)

Командиры ЧВК с Владимиром Путиным. Слева от Путина Дмитрий Уткин (Вагнер)

Вопрос риторический для нормального человека. Однако реакция путирастни, показывает, что для них это вполне этично и нормально: не признавать жертв или не признавать их за своих, т.е. россиян. Типа сами виноваты.

Также возмущает отсылка в советское прошлое. Мол, при Сталине и в СССР было тоже самое. Типа такая давняя традиция – подло сдавать своих – пришла из СССР.

 

СССР, конечно, активно оказывал военную и военно-техническую помощь дружественным режимам по всему миру и на протяжении всей своей истории. Оказывал ее как явно, прямым участием советских военнослужащих и военных советников, так и неявно. Но такой подлости, как мне кажется, не было, чтобы мы отказывались и бросали своих военнослужащих. Поправьте меня, если я не прав.

О моральном облике наемников ЧВК

О моральном облике кремлевской ОПГ я говорить не буду. Там давно все ясно.

Моральный облик путирастни (кремлеботов) тоже ясен. О гибкости их морали можно слагать саги и эпосы, но можно сказать проще: им хоть плюй в глаза — скажут божья роса.

С моральным обликом т.н. наемников, воющих в Сирии за интересы кремлевской ОПГ все гораздо сложнее. Наемников принято презирать во все времена, но в отношении наших я бы не торопился этого делать.

Почему? Да, потому, что они пошли воевать не от хорошей жизни. По большей части это люди из числа безработных или не имеющих стабильного дохода и работы на своей Родине. Вот они и вынуждены ездить на войну, как ездят на севера десятки тысяч вахтовиков, со всеми сопутствующими рисками и кидаловом работодателей.

Только наемников ЧВК кидает государство РФ, что мы и видели на примере безнаказанного массового их убийства американцами и мгновенного отречения от них со стороны кремлевской ОПГ.
____________________________
*ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация

 

 

 

Почему Россия не признает ЧВК «Вагнер»

 

Политическое лукавство российской власти, уже не первый раз отказывающейся признавать в гибнущих в военных конфликтах за пределами страны россиянах «своих», достигло на этой неделе новых высот.

На этот раз и повод исключительный: впервые со времен вьетнамской войны произошло прямое столкновение россиян с американцами. Но в ситуации, когда даже чисто дипломатические стычки вроде снятия американцами флага с генконсульства в Сан-Франциско становятся поводом для бурной ответной реакции, отказ российских властей от признания погибших «своими» означает возможность избежать глобального, с непредсказуемыми последствиями обострения отношений с США – вплоть до того, что самые радикальные комментаторы называют возможностью новой войны.

Как минимум пять россиян, скорее всего бойцов самой известной российской частной военной компании (ЧВК) «Вагнер», погибли под огнем возглавляемой американцами коалиции в Сирии 7 февраля, когда пыталась вместе с правительственными войсками отбить нефтяное месторождение у отрядов союзных США Сирийских демократических сил. Их имена со ссылкой на родственников и друзей назвало Conflict Intelligence Team. Спустя неделю после авиаудара это единственная надежная информация о числе жертв среди россиян: другие источники, называющие различающиеся на порядок цифры потерь, похоже, не располагают данными из первых рук. Точнее число погибших, вероятно, удастся установить после того, как начнутся похороны погибших на родине – но и это будут неполные данные.

Российское Минобороны открестилось от погибших на следующий же день после столкновения, назвав их «сирийскими ополченцами» (цитата по «Интерфаксу») и заявив, что российских военных в этом районе не было. Дмитрий Песков сообщил, что не имеет сведений «о других россиянах» в Сирии.

Налицо эволюция официального лукавства в гибридных войнах: прежде Москва отрицала участие своих военнослужащих в конфликте в Донбассе (как и факт их гибели и пленения), называя их «отпускниками», теперь отрицает и присутствие российских ЧВК в Сирии. Сирийская война активизировала применение «солдат удачи» – по сути, использование в конфликте в интересах страны людей с неопределенным статусом. Это отчасти развязывает Москве руки и дает возможность продолжать делать вид, что активные боевые действия в Сирии после объявления о победе завершены.

Но известная доля независимости ЧВК в ведении боевых операций несет и очевидные риски. Факт гибели российских граждан в боевом столкновении с американскими военными подтвержден и количество погибших тут уже не имеет значения, отмечает в статье для Republic.ru эксперт по международным отношениям Владимир Фролов, и это, «безусловно, большой скандал и повод для острейшего международного кризиса».

Лицемерие власти отчасти купирует эту опасность, но, отказываясь соблюдать принцип «своих не бросаем» (пусть даже имея формальное право), Кремль уничтожает образ защитника всех россиян: сама формулировка размена – или наши гробы, или война – в принципе невероятно цинична и этически безусловно проигрышна.

https://www.vedomosti.ru

Комментарии

Путин должен ответить и ответить очень сильно и если в ближайшее время не сделает этого то, люди очень сильно разочаруются в нем, весь его электорат. Хватит нам унижения от олимпиады и прочего.

Страницы

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
5 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.