Газета"ПРАВДА": От оппортунизма к капитализму. Что дальше? Необходима чёткая позиция КПРФ по отношению к религии и церкви. Как материалисты-диалектики мы не имеем права забывать, что церковь — «политическая организация» (Ленин) обслуживает власть капитала

Картинки по запросу церковь и государство картинки

Картинки по запросу церковь и государство картинки

 

От оппортунизма к капитализму. Что дальше?

Газета "ПРАВДА" №121 (30472) 28—31 октября 2016 года
4 ПОЛОСА
Автор: Юрий БЕЛОВ. Член ЦК КПРФ.

Необходима чёткая позиция КПРФ по отношению к религии и церкви

Сегодня всё внимание в российских СМИ сосредоточено на войне цивилизаций — России и Запада. Рассуждения о цивилизационных противоречиях заглушили противоречия классовые, что и нужно капиталу на высшей стадии его развития — прикрыть патриотизмом свои империалистические интересы. Парадокс истории: предложенная Сэмюэлем Хаттингтоном политическому истеблишменту США (читайте: американскому империализму) теория «войны цивилизаций» оказалась не менее востребованной нашими «патриотами-государственниками», чем концепция Николая Данилевского — современника К. Маркса — о противостоянии цивилизаций России и Запада. Причина тому кроется в утверждении и первым, и вторым, что в основе цивилизации лежит религия. И вывод отсюда напрашивается один: патриотизм не может быть истинным патриотизмом, если он не освещён религиозной верой…

Не будем скрывать, что и в КПРФ, у ряда коммунистов, Данилевский с Вернадским заслонили Маркса и Ленина. Иными словами, идеалистический цивилизационный подход вытеснил пролетарский диалектико-материалистический классовый подход к анализу и оценке современной действительности. Скажем, ревнители цивилизационного подхода видят в Сирии не столкновение империалистических интересов олигархической России, США и ЕС в битве за нефтегазовые ресурсы и геополитические преимущества, а только столкновение русской и западной цивилизаций.

Идеологи цивилизационого подхода ленинскими словами «марксизм — не догма» стали прикрывать откровенный идеализм, о чём нам доводилось писать в «Правде» («Вверх, к вершине», 30 января — 2 февраля 2015 г.). Что примечательно: под лозунгом творческого развития марксизма-ленинизма они (полагаем, неосознанно) пропагандируют буржуазные взгляды, обращаясь к авторитетам Менделеева и Вернадского.

И тот и другой — гении в области естественных наук и высказали ряд прогрессивных взглядов на экономическое развитие буржуазной России. Они были её охранителями и никогда даже не приближались к вопросу о власти трудящихся. Более того, В.И. Вернадский с 25 октября по 17 ноября 1917 года участвовал в работе подпольного Временного правительства и подписал воззвание «От Временного правительства», в котором большевики объявлены узурпаторами и назначена дата созыва Учредительного собрания. До этого был товарищем (заместителем) министра просвещения во Временном правительстве. Воинствующим антисоветизмом не страдал, но к Советской власти относился отчуждённо, о чём свидетельствуют его дневниковые записи, опубликованные в годы перестройки. Однако Вернадский пошёл на службу Советскому государству во имя сохранения и развития науки России, стал одним из крупнейших организаторов советской науки, за что был награждён орденом Трудового Красного Знамени и удостоен Сталинской премии.

Почему поднимают на щит Вернадского идеологи цивилизационного подхода? Прежде всего потому, что он считал: наука и религия равноценны в поиске истины. О недопустимости идеологической всеядности в КПРФ, с неизбежностью ведущей к идейному разброду и шатаниям, нами говорилось в «Правде» четыре года назад («На поприще ума нельзя нам отступать», 29 ноября 2012 г.). Вопрос об отношении партии научного коммунизма к религии методологически давно решён классиками: выступая за приём верующих в партию, коммунисты не могут допустить в ней пропаганду религиозных взглядов. Исключение из партии в таком случае должно быть неотвратимо.

Протаскивание религиозных взглядов под прикрытием цивилизационного подхода есть тот же оппортунизм, что и протаскивание в коммунистическую партию либеральных еврокоммунистических идеологем. Никто в КПРФ не оспаривает культурно-исторической роли православия и Русской православной церкви в образовании русского, российского государства, в формировании русской культуры. Но как материалисты-диалектики мы не имеем права забывать, что носителем религии является церковь — «политическая организация» (Ленин), обслуживающая власть капитала.

В условиях российского империализма власть, как говорится, кровно заинтересована поставить патриотизм на службу монополистическому (олигархическому) капиталу, она использует церковь для проповеди социального мира при вопиющих классовых противоречиях. При падении общей культуры — умственной и нравственной — идёт ничем не прикрытая клерикализация общественной жизни. Глядя на российскую действительность, трудно удержаться от вопроса: а отделена ли в России церковь от государства, а школа — от церкви? Воинствующий атеизм давно канул в Лету, давно отказалась от него и КПРФ. Сегодня пора говорить о воинствующей религиозности. Подтверждение тому — её, пока что редкое, проявление даже среди коммунистов.

Как верующий член КПРФ совмещает веру в бога с материалистической программой партии — это его личное дело, и, как говорил Ленин, экзаменовать его на этот счёт в партии никто не имеет права. Но отношение к религии — не частное дело для партии. Об этом графически чётко сказано Сталиным более ста лет назад (1913 г.): «Социал-демократия будет бороться против всяких религиозных репрессий, против гонений на православных, католиков и протестантов. Значит ли это, что католицизм и протестантизм и т.д. «не идут вразрез с точным смыслом» программы (программы партии. — Ю.Б.)? Нет, не значит. Социал-демократия всегда будет протестовать против гонений на католицизм и протестантизм, она всегда будет защищать право наций исповедовать любую религию, но в то же время она, исходя из правильно понятых интересов пролетариата, будет агитировать против католицизма, и против протестантизма, и против православия, с тем чтобы доставить торжество социалистическому мировоззрению.

И она будет это делать потому, что протестантизм, католицизм, православие и т.д., без сомнения, «идут вразрез с точным смыслом» программы, т.е. с правильно понятыми интересами пролетариата».

Уважая чувства верующих и остерегаясь рецидива воинствующего атеизма, коммунисты России не ведут сегодня прямой агитации против религии. Но против воинствующего антисоветского и антикоммунистического православия, мусульманства, католицизма и т.д. они обязаны и будут агитировать прямо и открыто, «чтобы доставить торжество социалистическому мировоззрению». А в условиях империалистической агрессии США и НАТО, их империалистических провокаций, коммунисты будут бороться против всяких религиозных репрессий, за право наций исповедовать любую религию (против натравливания албанских и боснийских мусульман на православных сербов, мусульман на христиан на Ближнем Востоке и там же — иудеев на мусульман и наоборот).

Давно назрела необходимость КПРФ определить свою чёткую позицию в отношении религии и церкви. Её, к сожалению, нет в Программе партии, что существенно ослабляет её идеологический иммунитет. Выработка названной позиции чрезвычайно важна в условиях перехода российского капитализма на его высшую стадию, так как «империалистическая идеология проникает и в рабочий класс» (Ленин). Делает она это не столько в «теоретической», сколько в религиозной оболочке при спекуляции на чувствах верующих.

 

Перечитывая Ленина сегодня

С 90-х годов прошлого века широкое хождение среди буржуазных философов, политологов и геополитиков получила идея глобализации (как будто до этого не было взаимопроникновения культур и цивилизаций?), которая довольно быстро была переведена в плоскость идеи глобализма. Причём глобализма по-американски. Наше убеждение состоит в том, что новомодными понятиями прикрывается реакционная сущность империализма. За глобализмом по-американски кроется не что иное, как стремление американского империализма к установлению своего мирового господства.

Но на высшей стадии развития капитализма страны «золотого миллиарда» находятся уже более ста лет. Противоречия между ними в борьбе за ресурсы и рынки сбыта никуда не исчезли. Никуда не исчезла и угроза человечеству, исходящая от мирового империализма, уже дважды поставившего мир на грань катастрофы в годы Первой и Второй мировых войн. Пока существует гегемония империализма в мире (а она установилась с падением Советского Союза), существует и угроза третьей мировой войны.

Межимпериалистические противоречия донельзя обостряются. Стоило Великобритании начать выход из ЕС, как Германия установила в нём своё господство, которое она никому не уступит. Достаточно обратиться к основным ленинским характеристикам империализма, чтобы убедиться в их чрезвычайной актуальности для капиталистического общества второго десятилетия ХХI века, в том числе и российского.

В качестве иллюстрации к сказанному обратимся к тексту (извлечениям из него) двух работ В.И. Ленина — книги «Империализм, как высшая стадия капитализма» и статьи «Империализм и раскол социализма».

Прежде всего обратимся к книге.

Читаем: «Империализм есть эпоха финансового капитала и монополий, которые повсюду несут стремления к господству, а не к свободе. Реакция по всей линии при всяких политических порядках, крайнее обострение противоречий и в этой области — результат этих тенденций. Особенно обостряется также национальный гнёт и стремление к аннексиям, т.е. нарушениям национальной независимости». Такое впечатление, что Ленин делал свои выводы из анализа современной действительности, если взглянуть на трагедию Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии, Сирии, на униженное положение Греции.

А как удивительно точна ленинская характеристика финансового капитала: «Финансовый капитал — такая крупная, можно сказать, решающая сила во всех экономических и во всех международных отношениях, что он способен подчинять себе и в действительности подчиняет даже государства, пользующиеся полнейшей политической независимостью; мы увидим сейчас примеры тому. Но, разумеется, наибольшие «удобства» и наибольшие выгоды даёт финансовому капиталу такое подчинение, которое связано с потерей политической независимости подчиняемыми странами и народами».

Читаешь — и, как рентгеновскими лучами, высвечивается коварная роль евро-американского финансового капитала в порабощении Украины и её народа. А сколь изощрённым был обман народа России, в первую очередь её рабочего класса, когда организаторы этого чудовищного обмана расписывали прелести «демократического» акционирования: все будут владеть всем, но каждый получит свою долю, станет, как и другие, собственником-хозяином предприятия (завода, научно-производственного объединения, шахты). И свершился обман, не имеющий аналога в мировой истории: трудящийся народ-собственник враз стал неимущим, нищим. Суть одурачивания миллионов и соответственно сказочного обогащения финансовой олигархии в сжатом виде изложена Лениным в его бессмертном труде: «Демократизация» владения акциями, от которой буржуазные софисты и оппортунистические «тоже социал-демократы» ожидают (или уверяют, что ожидают) «демократизации капитала», усиления роли и значения мелкого производителя и т.п., на деле есть один из способов усиления мощи финансовой олигархии».

Стара история эквилибристики с балансами в акционерных обществах, когда их правление пускается в рискованные дела, держа в неведении мелких держателей акций. И как владельцами этих акций оказываются банки, берущие их за бесценок в счёт погашения долга за невыплаченный кредит под высокий процент. Но эта старая для западного мира история, увы, для России стала новой после ликвидации Советской власти и социалистической собственности. Господство финансового капитала привело к тому, по Ленину, что «мир разделился на горстку государств-ростовщиков и гигантское большинство государств-должников».

Эта мысль имеет своё продолжение в ленинской статье «Империализм и раскол социализма». Читаем в ней: «Сверхприбыль не исчезла, а осталась. Эксплуатация одною, привилегированною, финансово-богатою, страной всех остальных осталась и усилилась… Горстка богатых стран… — эта горстка развила монополии в необъятных размерах, получает сверхприбыль в количестве сотен миллионов, если не миллиардов, «едет на спине» сотен и сотен миллионов населения других стран, борется между собой за делёж особенно роскошной, особенно жирной, особенно спокойной добычи. В этом как раз экономическая и политическая суть империализма».

Особенно роскошная, жирная и спокойная добыча — добыча паразитов, живущих эксплуатацией труда сотен и сотен миллионов. Паразитирующий и загнивающий характер империализма выражен в великом множестве его проявлений. Но, пожалуй, самые страшные из них — это массовая гибель людей от голода и войны. По данным ООН, в 2009 году в мире голодали 870 миллионов человек, а 15 миллионов умирают от голода ежегодно. И в то же время в странах «золотого миллиарда» ежегодно тратится на содержание породистых собак и кошек, а также экзотических животных 17 миллиардов долларов… Комментарии излишни.

Что до погибших на войне, то никогда их число не было столь ужасающе великим, как в ХХ веке — веке начала и становления эпохи империализма: 126 миллионов убитых, погибших от ран и от голода в плену. Если Первая мировая война отмечена злодеяниями социал-шовинизма, то Вторая — преступлениями социал-фашизма. Нынешний терроризм на Ближнем Востоке — следствие либерал-фашизма (глобализма по-американски). Все эти три названных явления есть порождение империалистической системы. Все они — один из признаков общего кризиса капитализма на высшей стадии его развития.

Может ли современный империализм добывать сверхприбыль, едучи на спине сотен и сотен эксплуатируемых им миллионов, в том числе и многих миллионов пролетариев стран «золотого миллиарда» (это миф, что там нет эксплуатации и бедности)? Может. Может за счёт оппортунизма в рабочем движении, за счёт одурачивания масс имитацией демократии. Ленин писал об этом сто лет назад в упомянутой ранее статье: «Без выборов в наш век нельзя; без масс не обойтись, а массы в эпоху книгопечатания (сегодня скажем: в эпоху телевидения и Интернета. — Ю.Б.) и парламентаризма нельзя вести за собой без широко разветвлённой, систематически проверенной, прочно оборудованной системы лести, лжи, мошенничества, жонглёрства модными и популярными словечками, обещаниями направо и налево любых реформ и любых благ рабочим, лишь бы они отказались от революционной борьбы за свержение буржуазии».

И ведь удалось империализму достичь своей цели: отказались от революционной борьбы рабочие стран «золотого миллиарда». А сколь мощным было пролетарское движение во Франции, в Италии, Японии в 40-е — 50-е годы прошедшего века. Сколь влиятельны в массах были компартии этих стран. В условиях общего кризиса капитализма (а он обостряется, сколько его ни скрывай) история поставила на повестку дня вопрос о возрождении массового революционного рабочего движения. В стране советского социализма — в России в первую очередь. Но для этого необходимо отрешиться от подмены пролетарского интернационализма в борьбе с империализмом так называемым общенациональным единством в якобы не имеющей классового содержания геополитической схватке капиталистической России с капиталистическим Западом.

 

«Как бы сначала подойти к рабочим»

По определению Ф. Энгельса, «пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала». К этому классу относятся рабочие у станков и мартенов, инженерно-технические работники, учителя, врачи и вузовские работники, госслужащие и служащие в офисах частных компаний. Все они — пролетарии умственного и физического труда, все они — эксплуатирумые капиталом (кто в частной, а кто в буржуазной госструктуре).

Только упёртый глупец, либо учёнейший муж, страдающий профессорской благоглупостью, либо учёный, продавший свой интеллект капиталу и потому лгущий сознательно и изощрённо, могут подвергать сомнению, что в российском обществе наличествует громадное пролетарское большинство, что ядро его составляет промышленный рабочий класс. В фундаментальной книге В.В. Трушкова «Пролетариат современной России» (М., 2012 г.) всесторонне представлены структура и положение главного трудящегося класса страны. Хорошо бы иметь её в каждой первичной парторганизации.

О том, как ударила по рабочему классу деиндустриализация, как она выбросила за ворота самую высококвалифицированную его часть (10 млн.), как разграбление производства в результате преступной приватизации разрушило крупные рабочие коллективы, как в конечном итоге частная капиталистическая собственность придавила рабочих не только экономически, но и морально и привела к отчуждению высокооплачиваемых групп пролетариев (нефтяников, газовиков) от низкооплачиваемых (металлистов, строителей, др.), — обо всём этом «Правда» писала и пишет. Но в каком бы обессиленном состоянии ни находился рабочий класс России, только он предназначен историей вывести страну из тупика, повести за собой всё общество, повернуть его к социализму.

Нам придётся много штудировать и цитировать Ленина, чтобы напомнить себе и другим научную аргументацию объективности исторической миссии главного трудящегося класса страны. Что поделаешь, если многое из написанного гением стёрлось из памяти. Сегодня, когда нет у нас революционной ситуации и в ближайшей перспективе её не предвидится (как показали последние выборы в Думу, верхи ещё могут управлять по-старому, а низы — по-старому жить), весьма актуально для нас, коммунистов, сказанное Лениным за год до Первой мировой войны: «Ни угнетение низов, ни кризис верхов не создадут ещё революции, — они создадут лишь гниение страны, — если нет в этой стране революционного класса, способного претворить пассивное состояние гнёта в активное состояние возмущения и восстания.

Эту роль действительно передового, действительно поднимающего массы на революцию, действительно способного спасти Россию от гниения, класса и играет промышленный пролетариат».

Да, рабочий класс современной России весьма далёк от революционности. Именно поэтому олигархический капитал властвует нагло и цинично, отличаясь социальным расизмом в отношении нищающих низов. И так будет до тех пор, пока не возникнет массовое рабочее движение за права трудящегося большинства. Пока это большинство не пойдёт за пробудившимся промышленным пролетариатом и не доверится его авангарду — коммунистической партии. Последняя и должна внести в рабочие массы идею классовой борьбы труда с капиталом, дать им пример революционного характера этой борьбы, иными словами, пример самопожертвования во имя дела рабочего класса.

Без этого партия рискует оказаться в состоянии загнивания, когда декларируемая ею верность принципам классовой борьбы будет лишь имитацией этой борьбы на словах. Когда вместо повседневной работы в пролетарских массах будет от выборов до выборов вестись борьба не за класс, а за электорат. Вместо тактики и опытом проверенной методики борьбы за рабочий класс, за пролетарское большинство общества будет конкуренция политтехнологий за голоса избирателей, и только лишь. Это столь же опасно, как и левачество, делающее ставку не на большинство трудящегося класса, а на его так называемую социально решающую часть, что уже было в истории коммунистического движения.

В 1921 году, когда революционная волна, высоко поднявшаяся до этого в странах Европы, пошла на убыль и буржуазия остановила грозящую ей опасность утраты власти, выяснилось: коммунисты не имели за собой большинства рабочего класса. Тогда в Коминтерне «левые» (больше р-р-революционеры, чем Ленин и большевики) настаивали на том, чтобы принять на вооружение тактику и «теорию наступления» — более прямой и лёгкий путь социалистической революции посредством решительных действий меньшинства рабочего класса.

Судьбу революции они ставили в зависимость от экономического кризиса, полагая, что если борьба за власть до кризиса не имела успеха, то в период его обострения успех гарантирован. Экономический кризис леваки объявили эпохой наступления за захват власти: корабль партии-де нужно только спустить «на волны кризиса» — и произойдёт революция. Увы, уроки почти столетней давности мы не усвоили и до сих пор ещё встречаем упование немалого числа коммунистов в КПРФ (отнюдь, правда, не леваков) на кризис, на полевение масс под его воздействием. И не первый раз ошибаемся, рассчитывая на механическое воздействие кризиса.

«Теорию наступления» накануне III конгресса Коминтерна рьяно защищали Радек, Зиновьев, Бухарин. Радек называл Ленина самым опасным противником «левых», и в этом он был прав. Речь Ленина на III конгрессе Коминтерна — доказательство необходимости для успеха революции вовлечения в борьбу не только большинства рабочего класса, но и большинства всех эксплуатируемых, то есть пролетарского большинства. А для этого обязательна будничная, повседневная, рассчитанная на годы и годы работа каждого члена партии («это самое важное»).

Именно потому, что такая работа велась с 1903 по 1917 год, большевики сумели привлечь на свою сторону подавляющую часть рабочего класса, а после захвата власти в октябре 1917 года — и половину армии, и 9/10 крестьянства. Ленин настраивал коммунистов на завоевание пролетарского большинства через профсоюзы. Ещё перед конгрессом он писал: «Тактику Коммунистический Интернационал должен построить на том: неуклонно и систематически завоёвывай большинство рабочего класса, в первую голову внутри старых профсоюзов. Тогда победим наверняка при всяком повороте событий».

В качестве выводов по вопросу о завоевании масс Ленин поставил на первое место три тезиса:

1. «Единодушно все: как бы сначала, по—новому»; 2. «осторожнее к массам»; 3. «солиднее подготовка» (из плана речи на совещании немецкой, польской, чехословацкой, венгерской и итальянской делегаций III конгресса Коминтерна. 11 июля 1921 г.). Во втором наброске плана Ленин ещё раз подчёркивает: «Как бы сначала подойти к рабочим. Осторожнее. Тем сильнее будет натиск».

Ленинское «как бы сначала» чрезвычайно важно для КПРФ, поскольку за ней, как и за большевиками в начале ХХ века, пока лишь меньшинство рабочего класса (сколь оно мало, неизвестно), а его большинство пока что инертно, немалая часть рабочих ещё идёт за «партией власти» по принципу «чтобы не было хуже», и весьма ещё незначительные слои российского пролетариата обретают опыт классовой борьбы с капиталом.

Как бы сначала подойти к рабочим — это значит, что в условиях отсутствия революционной ситуации дать лозунги, близкие и понятные всем пролетариям, отражающие их ближайшие нужды и чаяния, учитывающие уровень их сознательности. Как бы сначала — это значит, коммунисты должны, не проявляя нетерпения, помочь рабочим в борьбе за частичные требования и промежуточные лозунги, чтобы дать им на собственном опыте испытать полное безразличие капиталистов и капиталистического государства к интересам и нуждам рабочего человека. Только тогда мыслящий рабочий поймёт несовместимость его интересов с интересами его хозяина и всего класса капиталистов. Тогда, не сразу, но в конце концов, он будет готов к восприятию лозунгов и требований политического порядка: о гарантированном праве на забастовку и стачку для защиты интересов человека труда; о пресечении политики и практики приватизации и банкротства госпредприятий; о гарантированной зарплате, обеспечивающей достойную жизнь его, пролетария, и его семьи; о национализации стратегически важных отраслей экономики и природных ресурсов и т.д. И, наконец, о диктатуре пролетариата в форме Советов трудящихся.

«Но какое отношение большевистская тактика борьбы за массы имеет к ленинскому труду об империализме? Как она с этим трудом связана?» — спросит нас нетерпеливый читатель. Имеет и отношение прямое, и связь прямую. Именно в своём гениальном труде об империализме его автор делает открытие, обогатившее марксистскую теорию: он раскрывает объективную закономерность неравномерного развития капитализма в эпоху империализма и соответственно приходит к выводу о возможности прорыва империалистической цепи развития в её самом слабом звене — в стране с наибольшей концентрацией социальных, экономических и политических противоречий. Прорыв или разрыв цепи может случиться в виде социальной революции, о которой заранее (когда и где, в каких масштабах она грянет) никакой пророк не скажет.

Слабым звеном в цепи империализма оказалась Россия в годы Первой мировой войны. Если бы большевистская партия не прошла закаляющую школу повседневной и многолетней борьбы за пролетарские массы, если бы она не имела проверенных временем и готовых к самопожертвованию пролетарских вождей (Ленина и Сталина), она не сумела бы стать вождём пролетарской революции — Великий Октябрь не состоялся бы. Готова ли КПРФ стать вождём борьбы масс за спасение России от государственной катастрофы, к которой толкает её проводимая президентом и его правительством внутренняя политика социального насилия в отношении пролетарского большинства? Вопрос отнюдь не риторический. Партия должна сама ответить на него.

В октябре 2014 года состоялся пленум ЦК КПРФ с повесткой дня «О положении рабочего класса России и усилении влияния партии в пролетарской среде». Определена тактика работы КПРФ в рабочих массах. Что сделано? Пора подводить итоги. Время не ждёт. Период нынешнего затишья вполне может смениться периодом взрыва: обостряются не только противоречия между проводимым антисоциальным либеральным курсом и социальными ожиданиями пролетарских и полупролетарских (малый бизнес — мелкая буржуазия) масс, но и межимпериалистические противоречия между олигархической Россией и имперскими США, чреватые реальной угрозой третьей мировой войны.

Буржуазный патриотизм и пролетарский патриотизм окажутся друг против друга. КПРФ должна быть готова ко всему, следуя ленинской диалектике: «Основным содержанием деятельности нашей партийной организации, фокусом этой деятельности должна быть такая работа, которая возможна и нужна как в период самого сильного взрыва, так и в период полнейшего затишья» (В.И. Ленин. «Что делать?»).

Не будем путать протестные митинги, проводимые КПРФ, в которых большинство участников — это члены КПРФ, с митингами массового протеста, которых пока что нет. Как показали последние думские выборы, ленинский лозунг «В массы!» актуализирован кризисом доверия масс к КПРФ.

 

Партии нужны люди большевистского типа

От готовности нашей партии к периоду как затишья, так и взрыва зависит то, что будет дальше со страной: прорвётся ли она к социализму, или продолжится процесс её гниения. Вопрос этот самый главный для КПРФ. Помимо передовой теории и продуманной тактики, нужны люди особого типа — коммунисты, способные вести и увлекать за собой. Те, что, по словам Ленина, ни слова не возьмут на веру, ни слова не скажут против совести. Коммунисты большевистского типа, овладевшие высокой марксистской культурой в буднях суровой политической борьбы, не убоявшиеся ни ссылок, ни тюрьмы, ни каторги. Коммунисты пуританского образа жизни, готовые к самоограничению и самопожертвованию. О таких Чернышевский — нравственный идеал Ленина — писал: «Мало их, но ими расцветает жизнь всех; без них она заглохла бы, прокисла бы… Велика масса честных и добрых людей, а таких людей мало; но они в ней — теин в чаю, букет в благородном вине; от них её сила и аромат; это цвет лучших людей, это двигатели двигателей, это соль соли земли».

Кому-то такие слова могут показаться слишком возвышенными для нынешнего прагматичного времени. Как известно, Ленин был диалектиком-прагматиком в политике. Эти слова Чернышевского мы находим в ленинских «Философских тетрадях». Ленин был революционером, и он отлично знал, без каких людей революция невозможна.

Проблема нравственной чистоты партии, товарищеского равенства в ней — вечная для коммунистической партии в буржуазном обществе, в эпоху империализма в особенности. «Буржуазные учёные и публицисты, — предупреждал Ленин, — выступают защитниками империализма обыкновенно в несколько прикрытой форме, затушёвывая полное господство империализма и его глубокие корни, стараясь выдвинуть на первый план частности и второстепенные подробности».

Как уже было сказано выше, защитники российского империализма (финансовой олигархии и олигархических монополий) прикрывают его приукрашенной личностью президента России и ликами его сподвижников (Лавров, Шойгу, Рогозин), представляя их массовому сознанию как истинных патриотов, государственников, державников, почвенников. И в рабочей среде, и, увы, среди коммунистов они таковыми воспринимаются, в то время как все они верой и правдой служат олигархически-чиновничьему государству, укреплению капиталистической государственности. Делать их героями современной отечественной истории, а то и мировой, как это уже сделано в отношении Путина, — значит, по Ф. Энгельсу, проявлять ту «буржуазную почтенность (respectability)», которую он считал отвратительной.

Героизация буржуазных деятелей, являющихся профессионалами своего дела, — одна из форм затушёвывания господства российского империализма, его классовых корней. Нет государства и государственности вне их классовой природы. Когда размываются идейные и политические границы в оценке происходящего, размываются и границы нравственные. Отмеченная Энгельсом буржуазная почтенность ведёт к возведению в нравственный идеал того, что им быть не может.

К примеру, заслуживает уважения Е.М. Примаков своей личной честностью и порядочностью. Он запомнился народу как глава правительства, отведший страну от катастрофы в 1998 году. Но было бы непростительно представлять его идеалом государственника и нравственным идеалом в нашей партийной среде и в среде сознательных рабочих. Не забудем, что он на совместной с ренегатом Бакатиным пресс-конференции жёстко осудил ГКЧП и в ряду прочих после августа 1991 года голосовал за приостановку деятельности Съезда народных депутатов СССР, что было равнозначно тогда её прекращению. Словом, приложил немало усилий для реставрации буржуазного строя в России и до конца своих дней был его верным защитником и охранителем.

Сам Евгений Максимович откровенно писал в своих мемуарах: «Когда меня стали искусственно причислять к крайне левым, я подумал: а ведь не понимают — в тот момент (момент дефолта 1998 года. — Ю.Б.) мог бы начать и с национализации всего и вся, с широких репрессий по экономическим преступлениям, с резкого ограничения конвертируемости рубля, с объявления об отказе выплачивать долги за предоставленные ранее кредиты из-за рубежа. И голоса против, если бы и осмелились прозвучать, утонули бы в возгласах массовой поддержки. Но такие меры не имели ничего общего с уже устоявшимся моим мировоззрением… Нельзя было принимать решения, которые могли бы интерпретироваться как возврат в «светлое прошлое».

Создание Примакову ореола левого, «почти социалиста» — одна из форм всё того же затушёвывания буржуазной природы существующего режима власти. Об империализме ни слова, его у нас вроде бы и нет. И многоопытный Евгений Максимович о нём ни разу не обмолвился.

Не обойти стороной и такой вопрос укрепления нравственного здоровья партии, как давно назревшая необходимость введения для коммунистов-депутатов Госдумы такого партмаксимума, который существенно сократил бы разрыв между их зарплатой 350 тысяч рублей и средней зарплатой рабочего по стране, не говоря уж о малооплачиваемых. Без этого невозможно партии сколь-нибудь успешно пропагандировать идею социальной справедливости. Конечно же, данный вопрос требует взвешенного обсуждения в ЦК КПРФ, полагаясь на мнение партийных низов. А в них есть понимание опасности образования партийной аристократии.

Назрела также необходимость, как нам кажется, в возрождении кандидатского стажа для вступающих в ряды КПРФ. Это сдержит приём, но пойдёт на пользу партии. В статье «Империализм и раскол социализма» Ленин особо выделил ту мысль, что «вопрос не столько в числе членов организации, сколько в реальном, объективном значении её политики: массы ли представляет эта политика, массам ли служит, т.е. освобождению масс от капитализма, или представляет интерес меньшинства, его примирения с капитализмом».

Перечитываешь классический ленинский труд «Империализм, как высшая стадия капитализма» и поражаешься диалектической завершённости классовой позиции автора, без которой не защитить коммунистическую партию от заразы оппортунизма. Нет, не случайно Ленин завершает свой труд положением о нерасторжимости связи империализма и оппортунизма. Здесь вероятно возражение наших противников: «Вы всё говорите про классовую позицию, а где же у вашего Ленина русский народ, русская нация?» Мы речь ведём о диалектической классовой позиции, что означает, по Ленину, диалектику единства классового и национального. В статье с примечательным названием «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме» (1916 г.) её автор В.И. Ленин утверждал: «Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесёт своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни. Нет ничего более убогого теоретически и более смешного практически, как «во имя исторического материализма» рисовать себе будущее в этом отношении одноцветной сероватой краской». Какой сарказм в отношении догматических толкователей исторического материализма!..

Русский народ как народ государствообразующий открыл своеобразную форму демократии и дал своеобразную разновидность диктатуры пролетариата в ходе Великой Октябрьской социалистической революции — Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Ленин говорил о них: «русские Советы». Сталин называл их чисто русской формой организации борьбы рабочего класса за власть. Русская нация была ведущей нацией в процессе строительства Советского государства и советского социализма. Она сплотила все эксплуатируемые народы и нации России в единый трудовой народ и стала ядром великой и новой исторической общности — советский народ. Классовое и национальное нерасторжимо в революционном интернациональном рабочем движении.

Классовое содержание не может не иметь национальной формы своего выражения. Того-то и страшатся апологеты отдельно взятого, абсолютизированного русского патриотизма, а точнее — русского национализма. Потому-то они бешено обрушиваются на всё советское, противопоставляют советское русскому, чтобы скрыть за «чистой русскостью» капиталистическое содержание. КПРФ нужны русские патриоты-интернационалисты, русские советские люди, не отдельно взятые, а в единой коммунистической, интернациональной, пролетарской общности. Люди большевистского типа, в духе ленинско-сталинской гвардии.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.