Загадки нашего заработка. Истинный размер среднего заработка работников страны есть одна из самых интереснейших загадок пореформенной России. Тот, кто определяет величину среднего заработка в стране, тот владеет мощным пропагандистским инструментом

Картинки по запросу зарплата в россии картинки

Картинки по запросу зарплата в россии картинки

Картинки по запросу зарплата в россии картинки

Загадки нашего заработка

Истинный размер среднего заработка работников страны есть одна из самых интереснейших загадок пореформенной России. Средний заработок работника в стране является ключевым показателем, определяющим величину многих производных социальных и экономических показателей, характеризующих состояние дел в стране и место страны в мировой экономике, а потому он не может не иметь важного политического значения.

http://www.sovross.ru/articles/1461/27065

 

Тот, кто определяет величину среднего заработка в стране, тот владеет мощным пропагандистским инструментом, позволяющим «статистическими методами» формировать имидж власти и влиять на настроение народа, особенно на уровень недовольства и социального напряжения в обществе. Каждый человек должен быть уверен, что заработки в его стране в общем очень достойные, а его собственные низкие доходы есть просто частный случай личного невезения отдельного индивидуума.
Статистическая служба в «пореформенной» России является государственным исполнительным органом власти, таким же как и прочие (полиция, нацгвардия и др.), и ее главной функцией также является служение интересам государства и защита государства, в т.ч. затушевывание провалов в его работе и умение представить их обществу в виде успехов. В этих условиях статистика начинает постепенно все более и более отрываться от реалий, и мы приходим к ситуации, когда первые лица государства вдруг повергают россиян в шок и смущение своими познаниями о заработках учителей, почерпнутыми из официальной статистики.
Попробуем разобраться в том, как формируется показатель среднего заработка в России, используя для этого статистические данные за 2014 г., которые уже полностью собраны, обработаны и опубликованы. 

Состав занятых

Сперва ознакомимся с контингентом занятых, о заработках которых идет речь. По данным Росстата в 2014 г. в стране насчитывалось 71,539 млн занятых, которые разделялись на две группы: 
а) наемные работники – 66,378 млн (92,8%). Из них 58,220 млн работников работают в организациях-юридических лицах и 8,159 млн – по найму у индивидуальных предпринимателей и физических лиц;
б) работающие не по найму 5,161 млн (7,2%), в т.ч.
– самостоятельно занятые (самозанятые) – 3,929 млн (5,5%). Из них 2,302 млн являются индивидуальными предпринимателями, действующими без образования юридического лица (фермеры, нотариусы, адвокаты, врачи и др.) и 1,627 млн работающих в домашнем хозяйстве по производству продукции для реализации. Доходы самозанятых Росстат именует смешанными, поскольку они включают зарплату и прибыль, которые сложно разделить; 
– работодатели – 0,954 млн (1,33%). Из них только 0,121 млн (0,17%) являются реальными крупными работодателями-собственниками бизнеса, работающими на своих предприятиях-юридических лицах (на каждого из этих работодателей приходится в среднем по 481 работнику). Исключены из категории самозанятых и отнесены к категории работодателей 0,833 млн человек (1,16%) из числа индивидуальных предпринимателей, которые нанимают по одному и более работников;
– помогающие (без прямой оплаты труда) на семейном предприятии – 0,278 млн (0,4%). 
Из общего числа занятых 5,203 млн (7,3%) работают в государственных структурах (управление, охрана порядка, оборона и т.д.); они находятся на государственном социальном обеспечении, и работодатели не вносят за них социальных страховых взносов. Это обстоятельство необходимо учитывать при международных сопоставлениях размеров сборов страховых взносов в странах.
При международных сопоставлениях социально-экономические показатели стран рассчитываются на численность эквивалентных (полностью занятых) работников; в российской статистике этому показателю соответствует среднегодовая численность работников, при определении которой каждый работник учитывается в долях пропорционально отработанному времени. Надо отметить, что социально-экономические показатели, образованные на основе численности эквивалентных работников, не идентичны фактическим; так, в России официально публикуемый средний заработок в стране, которым оперируют специалисты и государство, рассчитывается делением фонда зарплаты страны на численность 67,813 млн эквивалентных работников, а в реальности фонд зарплаты распределяется среди 71,539 млн действительных работников (2014).

Средний заработок по Росстату

Национальные счета, которые ныне выполняются во всех странах в соответствии с международными стандартами, среди прочих экономических показателей выявляют и характер распределения ВВП по первичным доходам между тремя группами получателей: а) наемными работниками, которые получают примерно 0,5 доходов страны в виде компенсации за труд (по российской терминологии – в виде оплаты труда), включающей валовую заработную плату и социальные страховые взносы, уплачиваемые работодателем в пользу работника; б) собственниками бизнеса, получающими около 0,4 доходов страны в виде прибыли; в) государством, получающим около 0,1 доходов страны в виде налогов.
При оценке социально-экономических показателей стран за маяк и эталон обычно принимаются показатели США, крупнейшего (США производят более трети ВВП стран ОЭСР) и общепризнанного лидера среди стран с высокоразвитой экономикой; сделаем то же и мы.

 


<p>Таблица 1. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Таблица 1. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

В таблице 1 приведены данные ОЭСР о распределении ВВП по доходам в США и России (для России графы 12–15 приведены по данным Росстата). Показатели, как это принято при международных сопоставлениях, даны в долларах США по паритету покупательной способности (далее – USD) в данном случае относительно ВВП, а для России – еще и в рублях (в скобках). 
Графы 4–9 показывают, что в США доли труда, бизнеса и государства в ВВП по доходам составляют соответственно 53,4%, 41,2% и 6,7%, а в России – соответственно 52,0%, 32,4% и 15,6%, т.е. доля бизнеса в России гораздо ниже, а доля государства в 2,3 раза выше, чем в США.
Графы 10–13 расшифровывают состав компенсации за труд. И вот тут начинаются сюрпризы: в России (в отличие от США) сумма зарплаты работников и социальных взносов работодателей (графы 11 и 13) составляет всего 37,8% ВВП и не равна заявленной величине компенсации за труд 52,0% (графа 9). А причиной тому является неприлично низкая для цивилизованной страны доля зарплаты в ВВП по доходам – 29,6% в России против 43,2% в США.
Но российская статистика исправила положение, конечно, статистическими методами. Известно, что национальной особенностью российской модели хозяйствования является высокий уровень криминализации экономики, выражающийся в наличии значительного ненаблюдаемого сектора. Это обстоятельство Росстат посчитал основанием для дополнения международной методики определения заработков работников национальным компонентом; а именно заработная плата рассматривается как сложный показатель, состоящий из двух частей: официальной зарплаты, которая зарегистрирована государственными органами и с которой уплачены установленные налоги и взносы, и скрытой зарплаты, порождаемой в недрах ненаблюдаемой экономики. Величина скрытой зарплаты в стране ежегодно назначается Росстатом в размере, как утверждается, разности между официальными доходами и фактическими расходами населения страны. Но если в 1994 г. для получения приличных статистических данных по доле труда в доходах ВВП было достаточно назначения скрытой зарплаты в размере четверти от официальной, то к 2006 г. долю скрытой зарплаты пришлось постепенно поднять до половины официальной зарплаты и на этом уровне она держится доныне. 
Из таблицы 1 следует, что в 2014 г. в расчете на среднегодовую численность работников (67,813 млн) средняя зарплата в России составила 38 405 рублей (25 918 руб. официальная плюс и 12 487 руб. скрытая). Но этот размер среднего заработка выдан для внешних потребителей информации, а в официальном отчете за 2014 г. «для внутреннего употребления» Росстат счел необходимым сократить его до 32 495 рублей.
К ненаблюдаемому сектору экономики международная статистика относит: 
а) теневое производство – неучтенное государством производство разрешенного продукта на зарегистрированных предприятиях;
б) незаконное производство – производство запрещенных продуктов и услуг (наркотики, оружие, контрабанда, проституция и пр.), а также производство разрешенной продукции на незарегистрированных предприятиях;
в) неформальное производство – незарегистрированное производство продукции для реализации, осуществляемое домашним хозяйством или узкой группой лиц с целью обеспечения собственной занятости и доходов; оно составляет значительную долю экономики в слаборазвитых странах и в нем нет необходимости и оно практически отсутствует в странах с развитой экономикой, создающей рабочие места;
г) производство домашних хозяйств для собственного потребления. В 1990 г. подсобные хозяйства и загородные садово-огородные участки давали 2,3% от всех доходов семьи, но в страшные годы «гайдаровского шока» начала 1990-х село было разорено и обезлюдело, а миллионы загородных участков были дотла разграблены месяцами не получающими зарплаты отцами голодных семейств, и ныне не функционируют. Кроме того, продукцию, созданную на загородных участках (которые, кстати, задумывались как место отдыха горожан, а не как место «второй работы»), корректнее относить не к доходам, а к расходам домохозяйств, поскольку ее себестоимость на порядок выше продукции на рынке, ибо в нее кроме непроизводительного ручного труда и потерь времени на дорогу необходимо включать расходы на обустройство участка (домик, сарай, туалет, заборы, дороги, система водо- и электроснабжения), садовый инвентарь, удобрения и ядохимикаты, транспорт, охрану, налоги; заметьте, что производство продукции на загородных участках совершенно отсутствует в цивилизованных странах, где люди умеют считать деньги.
Классификация ненаблюдаемого сектора экономики здесь приведена для того, чтоб обосновать очень важное для нашего исследования положение: основным источником скрытых доходов в России являются теневое и незаконное (преступное) производство. Огромные скрытые доходы теневого бизнеса и преступного мира идут не на приобретение продуктов питания, лекарств и на другие полезные для населения цели, а на приобретение яхт, дворцов, шикарных автомобилей, зарубежные кутежи, наполнение зарубежных банковских счетов и пр. Но такие приобретения невозможны за счет зарплаты, они делаются за счет доходов другого рода. К этим доходам и расходам теневого бизнеса и преступного мира не имеют отношения учителя, врачи и другие работники страны, а потому лишена всякой правовой основы, логики и этики применяемая Росстатом методика определения среднего заработка в стране, которая скрытые доходы теневого бизнеса и преступного мира квалифицирует как заработную плату работников страны, включает их в фонд зарплаты страны и принимает равномерно распределенными между всеми тружениками страны пропорционально персональным заработкам.
Ненаблюдаемая экономика рассматривается в странах мира как возможный компонент ВВП. Доходы от нее в некоторых случаях могут быть учтены как скрытый заработок на основе конкретных обследований (например, домашних хозяйств, занимающихся производством продукции); но ни в одной международной (МОТ, ОЭСР, ЕС) или национальной методике, кроме российской, нет и намеков на создание на их основе коэффициентов корректировки официальных заработков всех работников страны поголовно. В России в 2014 г. такой коэффициент составил 1,48.
Введением показателя «скрытая зарплата» государство бездоказательно и огульно обвиняет всех тружеников страны в регулярном ежемесячном получении и укрывательстве от налогов скрытых доходов в размере по 48 копеек на каждый рубль официального заработка, растаптывая при этом принцип презумпции невиновности и пороча честь и достоинство всех тружеников без разбору.
Показатель «скрытая зарплата» есть «замечательное» изобретение государственной бюрократии, с помощью которого она решает важные задачи:
– списывая на заработки тружеников доходы теневого бизнеса и преступного мира, государство статистическими приемами «сглаживает» и камуфлирует невиданный в цивилизованном мире раскол общества по доходам и порождает фальшивую статистику с целью обмануть народ и демпфировать его недовольство; 
– назначая размеры скрытых доходов, которые не могут быть проконтролированы обществом, государство обретает инструмент, позволяющий подгонять отчетность по заработной плате и другим социально-экономическим показателям до желательных величин и приукрашивать результаты своей деятельности;
– вводя показатель «скрытой зарплаты» в нормальный оборот в официальной статистике, государство, по сути, легитимирует теневой и преступный бизнесы.
Если скрытая зарплата составляет половину от официальной, следовательно, ненаблюдаемая экономика составляет половину от официального ВВП страны, а упущенные доходы бюджетов и внебюджетных фондов составляют половину собираемых. Треть экономики и финансов страны функционируют вне сферы действия государства, вне государственной правовой системы, живут по своим законам теневого и преступного бизнеса. Невозможно представить себе, что нынешняя государственная бюрократия, обладающая мощным хватательным инстинктом, допустила возникновение и длительное благоденствие вне своего контроля огромной ненаблюдаемой экономики; скорее верится в то, что ненаблюдаемая экономика выращена и оберегается государством как необходимый и обязательный атрибут либерально-утилизационной модели экономики, без которого невозможны обильные потоки некоторых персональных доходов.

Средний заработок по ФНС

Интересно, что в ряде стран официальная статистика вообще не допущена до определения среднего заработка в стране, поскольку данные обследований и оценок растяжимы и неточны, ибо ими легко манипулировать. В некоторых странах с высокоразвитой экономикой (Австрия, Франция, Израиль, Италия, Швейцария) и даже с развивающейся и переходной экономикой (Мексика, Польша, Словакия, Эстония) средний по стране заработок определяется исключительно на основе официальных отчетов государственных финансовых, налоговых, социальных или трудовых органов. 

 


<p>Рисунок 1. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Рисунок 1. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

У нас в стране тоже есть такой официальный орган, данные которого о заработках работников не вызывают сомнений, ибо они основаны на зарегистрированных размерах доходов и поступивших с них на банковские счета налогов. Это Федеральная налоговая служба (ФНС), согласно отчетам которой в 2014 г. фактическая заработная плата в стране (естественно, освобожденная от всех фантомных скрытых доходов) составила 19,359 трлн рублей (75,1% всех доходов физических лиц), а средний месячный заработок (исходя из среднегодовой численности работников 67,813 млн) – 23 790 рублей. Отметим, что реальность этой цифры подтверждается данными самого Росстата, согласно которым в 2014 г.: а) средний заработок в 16 русских центральных областях (ЦФО без Москвы и Московской области) составил 23 170 руб.; б) средние по стране заработки работников образования и здравоохранения (а это сферы с высокой долей специалистов с высшим образованием), которые, как нас убеждают чиновники, выше среднего заработка по стране, составили соответственно 25 580 и 27 070 рублей (и это с учетом всех переработок, районных коэффициентов и надбавок). 

Неравномерность распределения заработков

Но очистив средний заработок российского работника от неправомерно вменяемых ему скрытых доходов теневого бизнеса и преступного мира, мы еще не докопались до его истинного размера, поскольку мы еще не очистили его от включаемой в него официальной статистикой части заработков высокооплачиваемых работников, которая в условиях беспрецедентной для цивилизованного мира неравномерности распределения заработков в России достигает значительных размеров и не может не учитываться в статистике.
Неравномерность распределения заработков обычно определяется коэффициентом фондов – отношением среднего заработка группы из 10% самых высокооплачиваемых работников к среднему заработку группы из 10% самых низкооплачиваемых работников. Если в советский период коэффициент фондов составлял 3,0, а ныне в среднем по странам ОЭСР он составляет 3,5 (с колебаниями от 2,3 в Швеции до 5,0 в США), то с началом «реформ» в России он к 2001 г. достиг уже чудовищных размеров – 39,6. И это, заметьте, несмотря на его «приглаживание» методикой Росстата, которая устанавливает, что при расчете коэффициента фондов «в заработки работников не включаются вознаграждения за год и другие выплаты, не носящие регулярный характер». О масштабах исключаемых при этом из учета доходов высшего менеджмента стало известно после скандалов с вознаграждениями высшего менеджмента банков и предприятий по итогам работы за год, которые подчас в разы превышают годовой заработок этого менеджмента.

 


<p>Рисунок 2. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Рисунок 2. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

Такой колоссальный раскол по заработкам раздражает общество и просто недопустим в цивилизованной стране, а потому он был устранен статистическими методами. В 2003 году была откорректирована  методика расчета коэффициента фондов следующим образом: «в заработную плату работника не включаются вознаграждения по итогам работы за год, за выслугу лет, выплачиваемые раз в году, единовременные премии и поощрения, включая стоимость подарков, материальная помощь к отпуску, а также другие выплаты, носящие разовый характер, независимо от того, предоставлялись они отдельным работникам или всем» (Методологические положения по статистике. Выпуск IV. 2003. Раздел 3.3). Учитываемые заработки менеджмента сразу обрушились, и коэффициенты фондов скукожились более чем вдвое.
Росстат был так воодушевлен своим успехом в борьбе с несправедливым распределением заработков, что поспешил «исправить историю» и пересчитать по новой «усовершенствованной» методике очень неприличные коэффициенты фондов прошлых лет, чем оказал нам большую помощь в исследовании вопроса: пересчитанные по новой методике коэффициенты фондов 1995–2002 гг. снизились в среднем в 2,2 раза, т.е. стало ясно, что новая методика учитывает менее половины (46%) действительных заработков работников, составляющих верхний, 10-й дециль. Используя любезно предоставленную Росстатом помощь, мы теперь можем легко переводить росстатовские коэффициенты фондов в фактические путем умножения на 2,2; так росстатовский коэффициент фондов 2014 г. в размере 16,0 соответствует фактическому 35,2. 
Приведенные примеры с «совершенствованием» методик Росстата дают общее представление о том, как рождаются некоторые данные официальной государственной статистики и как критически надо к ним относиться.
Подробные данные о неравномерности распределения заработков в России дает проведенное в апреле 2015 г. Росстатом специальное очередное (оно проводится раз в 2 года) широкое обследование. На построенной по результатам этого обследования кривой заработков (по оси абсцисс – все работники, построенные в ряд в порядке возрастания заработков, положение каждого работника в ряду обозначается процентами; по оси ординат – заработок каждого работника) четко проявляются четыре плавных перелома при значениях по оси абсцисс 84,0%, 96,5%, 99,65% и 99,935% (рисунки 1 и 2). Эти переломы, разворачивающие кривую все круче и круче вверх (до крутизны, неприличной для цивилизованной страны), обозначают границы между пятью различными (по уровню заработков) группами занятых, характеристики которых приведены в таблице 2. 
Согласно таблице размеры средних заработков работников I, II, III, IV и V групп соотносятся как 1: 3 : 6: 14: 51. Однако это – по данным Росстата, а фактически разрывы в доходах работников значительно выше по причине особенностей российской национальной методики, которая устанавливает, что при определении заработка (как и при определении коэффициента фондов, о котором мы говорили выше) из учета исключаются многие доходы высшего менеджмента: а) в заработок включаются премии и вознаграждения только систематического характера и материальная помощь только предоставляемая всем или большинству работников; б) в заработок не включаются и относятся к выплатам социального характера выходное пособие при расторжении трудового договора («золотые парашюты»), единовременные пособия при выходе на пенсию, доплата работающим пенсионерам, оплата всех видов путевок работникам и членам их семей (лечение, отдых, экскурсии, путешествия), материальная помощь по семейным обстоятельствам; в) не учитываются в качестве доходов работников вознаграждения членам совета директоров акционерного общества и учредителям, безвозмездные субсидии на приобретение жилья или стоимость жилья, переданного предприятием в собственность работнику, взносы, уплачиваемые за счет средств организации по договорам негосударственного пенсионного обеспечения. 
В реальности в условиях высокой криминализации экономических отношений в России для работников IV и V групп заработок может оказаться не главным доходом, поскольку высокое служебное положение дает им возможность применить «предпринимательские таланты» для обретения т.н. «доходов, связанных с трудовой деятельностью» (задержка зарплат работников для получения с них банковского процента, изъятие части прибыли предприятия с помощью фирм-посредников и пр.)
В последнее время в странах ОЭСР неравномерность распределения заработков предпочитают измерять показателем Р90/Р10 – отношением наибольшего заработка в 9-м дециле (заработка работника с положением в ряду 90%) к наибольшему заработку в 1-м дециле (заработка работника с положением в ряду 10%), что удобно, поскольку исключает очень сложную работу по определению самых низких и самых высоких заработков работников. В 2014 г. показатель Р90/Р10 составил в среднем по странам ОЭСР 3,45 (с колебаниями по странам от 2,32 в Италии до 5,01 в США), а в России, даже исходя из данных Росстата, он оказался 6,86, а фактически, как показано выше, в 2,2 раза выше, или 15,1. 

Каждой категории – свою систему учета

Неравномерность распределения заработков в России носит уже не количественный, а качественный характер, который нельзя не учитывать, если мы не хотим превратить статистику в поставщика фальшивых социально-экономических показателей, на основе которых будут приниматься неверные государственные решения.
Поясним это на примере: в небольшом зоопарке имеются 100 особей – два льва (суточный рацион по 7 кг) и 98 волнистых попугайчиков (суточный рацион по 40 г), т.е. суточный рацион на одно животное составляет в среднем по 180 г в сутки. Согласно такому отчету о средних показателях руководству зоопарка надлежит принять срочные меры по спасению хищника от голода, а попугайчиков – от обжорства. Можно ли разумно управлять при такой фальшивой статистике, полученной путем сваливания в кучу качественно различных категорий и получения неких средних статистических показателей, которые не относятся ни к одной из категорий, не несут полезной информации и не имеют никакого практического смысла. Конечно, нет, но с такой статистикой удобно запутывать общество, обосновывать предоставление помощи «бедным хищникам» (в 2008–2009 гг. крупному бизнесу были розданы 6 трлн рублей поддержки из резервов страны, которые по заявлению президента РФ инициатора акции в основном ушли в зарубежные офшоры и ныне поддерживают экономику недружественных нам стран) и урезания потребления «обнаглевшим птичкам» (в 2016 г. за счет манипуляции с индексацией пенсий государство фактически обложило пенсионеров налогами в размере 9–13%, которые направляются на финансирование крупного бизнеса и на развитие международного спорта). Но если руководство зоопарка и страны потребуют раздельные отчеты по «львам» и «попугайчикам», то все становится на место.
Для получения корректных статистических показателей и проведения корректных международных сопоставлений необходимо поделить российских работников по уровню заработков хотя б на две части с неравномерностью распределения заработков внутри части, сопоставимой с таковой в странах ОЭСР:
часть первая – ординарные работники (группа I по таблице 2), составляющие 84% занятых, получающие 58% фонда зарплаты страны; максимальный заработок – 1,48 среднего по стране, средний заработок – 0,69 среднего по стране или 16 415 рублей (2014), коэффициент фондов – 5,0;
часть вторая – высокооплачиваемые работники (группы II, III, IV и V по таблице 2), составляющие 16% занятых, получающие 42% фонда зарплаты страны; заработки выше 1,48 среднего по стране, средний заработок – 2,63 средних по стране или 89 050 рублей, коэффициент фондов – 4,2.

 


<p>Таблица 2. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Таблица 2. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

Итак, мы обнаруживаем, что экономическая модель «либерал-реформаторов» привела к тому, что в нашей стране образовались две России, две страны, которые ради корректности статистических показателей необходимо учитывать раздельно: Большая Россия, охватывающая 5/6 работников страны с заработками и качеством жизни российского уровня, и Малая Россия, охватывающая 1/6 работников с заработками и качеством жизни мирового уровня. У этих двух Россий разные проблемы (у кого суп жидкий, а у кого бриллианты мелкие), они все более удаляются друг от друга, напряжение, недоверие и враждебность между ними непрерывно нарастают.
Далее речь пойдет только о Большой России, об ординарных работниках, составляющих 84% численности работников со средним заработком 16 415 рублей. Однако результаты расчетов и выводы, касающиеся ординарных работников, можно легко конвертировать в таковые для работников со средним заработком 23 790, 32 495, 38 405 или 89 050 руб. с помощью корректирующих коэффициентов 1,45, 1,98, 2,34 и 5,42 соответственно.

Заработки: мы и заграница

Четверть века назад Россия была основой второй державы мира, имела мощные производственные, научные, человеческие и природные ресурсы, которыми щедро делилась с 14 советскими республиками и десятками зарубежных стран мира. Рвущиеся к власти «реформаторы» обещали, что они прекратят помощь всем зарубежным странам (включая бывшие советские республики) и закроют внутренние неэффективные и затратные программы (особенно «ненужную нам» оборонную), а все освободившиеся ресурсы используют для осуществления рывка качества жизни населения до уровня экономически развитых стран. Все программы зарубежной помощи и внутреннего развития они действительно закрыли, но освободившиеся огромные средства направили не на заявленную цель, а на потребление узкой группы лиц из числа высшей бюрократии и крупного бизнеса. Более того, этого им показалось мало и они начали проведение широкой программы ограбления населения, охватывающей сбережения, пенсии, коммерциализацию казенных услуг, вал новых налогов и сборов, прекращение жилого строительства и пр., обратив особое внимание на заработки работников как основной доход населения.
Средний заработок российского ординарного работника в 2014 г. составил 727 USD и был по покупательной способности в 6,6–7,8 раза ниже среднего заработка работников пяти стран ОЭСР с самыми высокими заработками (Швейцария, Люксембург, Нидерланды, Германия и Норвегия), в 5,7 раза ниже, чем в США и в 4,8 раза ниже, чем по всем 34 странам ОЭСР в целом, где средневзвешенный средний заработок составил 3496 USD.

 


<p>Таблица 3. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Таблица 3. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

Но размер валового заработка нужен государству для обложения его обязательными вычетами (налогами и взносами), а для работника важен чистый заработок, сопоставление по которому является более корректным. Система обязательных вычетов из заработка в странах ОЭСР отличается от существующей в России, во-первых, значительной зависимостью размера налога от размера заработка и семейного положения работника, а во-вторых, возложением на работника обязанности уплаты около трети социального страхового взноса с его заработка (остальную часть уплачивает работодатель).
Сопоставления чистых средних заработков стран обычно выполняют для одинокого работника, поскольку при этом не надо учитывать льготы и пособия, которые получают в странах ОЭСР семейные работники. Размер обязательных вычетов из валового среднего заработка одинокого работника в среднем по странам ОЭСР составляет 25,5%; наиболее велик он в Бельгии (42,3%), Германии (39,5%), Дании (38,1%) и других странах, где государство берет на себя обязанность обеспечить высокий уровень социальной защиты населения, и наиболее низок в Чили (7,0%), Мексике (10,0%) и Корее (13,4%). Отметим, что тут речь идет о вычетах из среднего по стране заработка; для части же заработка, превышающей размер среднего заработка, вычет выше и достигает 57% (в Швеции для части заработка свыше 1,5 средних по стране).
В России чистая средняя зарплата одинокого работника на 13% ниже валовой, в 2014 г. для ординарного работника она составила 632 USD и была в 5,4–7,4 раза ниже, чем в пяти странах ОЭСР с самыми высокими чистыми заработками (Швейцария, Люксембург, Нидерланды, Австралия, Норвегия), в 5 раз ниже, чем в США, и в 4,1 раза ниже, чем в странах ОЭСР в целом, где средневзвешенный чистый средний заработок составил 2600 USD.
Кстати, приступая к руководству страной в 1999 г., В.В. Путин сообщал, что согласно расчетам экспертов через 15 лет (т.е. в 2014 г.) по душевому ВВП Россия может достигнуть современного (1999) уровня Португалии и Испании, а то и самой Великобритании («Российская газета», 31.12.1999). Интересно сегодня подвести итоги нашего 15-летнего соревнования с указанными западными странами. Они представлены в таблице 3, из которой следует, что хотя за период 15 лет Россия увеличила душевой ВВП вдвое, она все же не достигла уровня этих стран 1999 года. Но более всего бросается в глаза то, что при душевом ВВП России 60–87% от уровня этих стран заработок ординарного работника в России составляет 21–36% от уровня этих стран.

Производительность труда

При международных сопоставлениях производительность труда (количество продукции, произведенной работником за один рабочий час) определяется как частное от деления ВВП на количество отработанных в стране часов.

 


<p>Таблица 4. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Таблица 4. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

В таблице 4 приведены данные о производительности и доле заработка работника в стоимости произведенной продукции в странах ОЭСР (в т.ч. отдельно для США) и в России. Из граф 9–10 таблицы следует, что в России доля работника в стоимости продукции в 2,1 раза ниже, чем в странах ОЭСР, иначе говоря, работодатель обкрадывает российского ординарного работника, выдавая ему заработную плату в размере менее половины от мирового уровня. Общий размер недоплаты ординарным работникам за труд в 2014 г. составил 12,3 трлн рублей, что соответствует 0,545 трлн USD или $0,322 трлн по курсу при вывозе денег за границу. Этот супердоход российского и зарубежного капиталистов от обкрадывания российского работника гарантирован всей мощью Российского государства. 

«Второй фронт» капитала против работника

Вот уже четверть века государство последовательно проводит политику ухода из экономики и передачи ее в руки частного капитала в придачу с работником, пренебрегая при этом своими функциями по обеспечению населения достаточными доходами как посредством регулирования оплаты труда, так и контроля за потребительскими ценами. Человек взят в тиски «рыночной» системой: с одной стороны его как работника обирает работодатель, а с другой, как потребителя, – торгаш.
Прибывающие в Россию иностранцы сразу обращают внимание на несоразмерную дороговизну продуктов питания в России по сравнению с другими товарами. Согласно совместным исследованиям ЕС и ОЭСР (2011) в России на питание приходится 25,3% всех расходов домохозяйства (а по оценке Росстата для того же года даже 29,5%), в то время как в среднем по странам ЕС – 10,3% и странам ОЭСР – 9,3% (в т.ч. в США – 6,0%). И дело тут не столько в низких российских заработках (по канонам логики и совести им должны сопутствовать такие же низкие потребительские цены), сколько в том, что в отличие от цивилизованных стран в России отсутствует действенная система государственного контроля за ценами на товары и услуги первой необходимости (а также и за их качеством). Так, при среднем паритете валют по всем 13 категориям потребительских товаров и услуг 14,8 рубля за доллар США, паритет по категории «продукты питания» взлетел до 25,5 рубля за доллар США, т.е. уровень цен на продукты питания в России в 1,72 раза выше по отношению ко всем другим товарам и неприличен для цивилизованной страны; наиболее завышены цены на мясо (в 2,33 раза), масла и жиры (в 2,01 раза), молочные продукты (в 1,87 раза). Понятно, что в семьях высокооплачиваемых работников питание составляет мизерную долю в расходах семьи, и высокие цены на питание бьют целенаправленно по семьям ординарных работников, забота о которых неинтересна государству.

 


<p>Таблица 5. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)</p>
<p>Таблица 5. (Нажмите на изображение, чтобы увеличить его)

 

В таблице 5 сопоставляются уровни цен 2015 г. в США и России на некоторые товары первой необходимости. Графы 2 и 3 показывают цены США в долларах США и в рублях РФ в пересчете по паритету валют в сфере частного потребления. Графы 4 и 5 показывают фактические цены в России и величину их превышения над паритетными ценами; из них следует, что в России цены завышены на мясные продукты в 1,6–2,2 раза, на молоко – в 2,1 раза, на бензин – в 1,8 раза, а слухи о низкой цене хлеба и электроэнергии в России сильно преувеличены (они близки к паритетным). Графа 6 показывает, что покупательная способность среднего заработка российского (ординарного) работника ниже, чем американского работника, в зависимости от приобретаемого товара в пределах от 6 до 15 раз.
Социологи давно заметили, что доля питания в расходах домохозяйств довольно просто и точно характеризует уровень жизни в стране; с 2008 г. ежегодно сотрудниками департамента сельского хозяйства правительства США публикуются рейтинговые таблицы доли продуктов питания в потребительских расходах домохозяйств, охватывающие 92 страны. В них Россия потихоньку пятится назад с 57-го на 63-е место, становясь в разные годы по уровню жизни в затылок Таиланду, Узбекистану, Боливии, Индии, Румынии.

Выводы

Вот уже четверть века пореформенное государство России последовательно проводит политику утилизации страны в интересах клуба высшей бюрократии и крупного бизнеса, рассматривая народ как один из ресурсов для выполнения этой задачи. Стремясь достичь высочайшей эффективности своей деятельности, государство жестко минимизирует расходы на содержание человеческого ресурса (на жилище, лечение, образование и др.) и, конечно, на оплату труда как главный источник доходов и выживания населения. «Успехи» государства на этом поприще внушительны; ныне средний заработок подавляющего большинства российских работников (84%) впятеро ниже мирового уровня и даже втрое ниже чем в странах с таким же как в России уровнем экономического развития (Венгрия, Польша, Греция), он составляет 44% от уровня СССР 1990 г. и, по оценкам Счетной палаты РФ, в разы ниже заработков России 1913 г. («Известия», 3.09.2016). Ныне труд работника в России стоит более чем вдвое дешевле, чем в странах с развитой экономикой; недоплата за труд российского работника приносит работодателям годовой сверхдоход в размере 12,3 трлн рублей или $0,322 трлн по курсу (2014). 
Государственная статистика тщательно маскирует факт обирания работника капиталистом и завышает размер среднего заработка работника в стране по отношению к реальному размеру в 1,48 раза за счет отнесения на него доходов преступного мира и подпольного бизнеса и в 1,45 раза за счет отнесения на него части сверхзаработков высокооплачиваемых работников.
Оздоровление экономики и исправление пороков системы заработков страны генетически невозможно в рамках экономической модели утилизации нации; для этого необходима модель экономического взлета нации, которая обеспечит рост производства и рабочих мест, нормализацию системы оплаты труда и налогообложения доходов, декриминализацию экономики, рост доходов бюджета, уровня жизни, размеров пенсий и т.д.    

В.А. БАРСУКОВ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.