Юрий Болдырев: Впереди новый дефолт или развитие? К прошедшей дате и предстоящим выборам повторю лозунг момента: для экономического подъема недостаточно лишь обвалить национальную валюту, а нужно еще и (на самом деле – прежде всего) сменить власть

 

 

Впереди новый дефолт или развитие?

Говорят, большое видится на расстоянии. Но применительно к историческим событиям, трактовка которых затрагивает интересы политических и экономических верхов, да еще и монопольно контролирующих СМИ, в пору сказать и иначе: чем больше расстояние, тем легче беззастенчиво перевирать события прошлого.

 

http://www.sovross.ru/articles/1444/25816

 

Две даты второй половины августа неизменно привлекают наше внимание, напоминают о минувших событиях. 17 августа 1998 года – обрушение долговой пирамиды и дефолт. 19–−21 августа 1991 года – неудавшийся путч, создание и провал ГКЧП. К последней дате в этом году особое внимание – четвертьвековая годовщина события.
Сейчас остановимся на дате прошедшей, а в следующей статье – на годовщине путча 1991 года.
Применительно к дефолту 1998 года нам ежегодно напоминается, что такое при Ельцине было, мол, расходы превышали доходы и потому дошло до краха. Подчеркивается, что благодаря мудрой политике нынешнего руководства более такое невозможно. Но забывается главное.
Первое. Дело было отнюдь не в «социальном популизме» левого большинства в Думе и «необеспеченных» госрасходах, но в масштабном разворовывании государства и его бюджета, несколько лет компенсировавшегося пирамидой госзаимствований. Пирамида, конечно, неминуемо должна была рухнуть. Но рушить ее вовсе не обязательно было заведомо преступным образом. Подробности того, кем персонально и как это делалось, есть в специальном докладе «Заключение временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий дефолта 1998 года». Этот доклад можно найти в Сети.
И второе: тогдашнее преступление осталось абсолютно безнаказанным. Более того, поощренным.
Не грех вновь и вновь напомнить: разграбление государства и его бюджета так и не пресечено (хотя компенсировалось до поры не пирамидой заимствований, а сверхвысокой конъюнктурой цен на энергоносители), а все ключевые фигуры, участвовавшие в тех событиях, не просто не наказаны, но и поныне при высоких должностях на управлении стратегической государственной собственностью. Даже из первой тройки: тогдашний премьер Кириенко – и поныне руководит Росатомом; тогдашний министр финансов Задорнов – глава полугосударственного банка «ВТБ 24»; председатель Центрального банка Дубинин за это время – и на «Газпроме», и на РАО «ЕЭС России», и до июня 2015-го председатель наблюдательного совета банка «ВТБ», да и поныне от нашего с вами имени «наблюдает»… То есть все на наших госресурсах и денежных потоках.
Соответственно, ежегодно, после каждого бодрого рапорта, что «для нового дефолта оснований нет», не устаю повторять, что объективных оснований пока и впрямь нет, но все субъективные – возможность провернуть новую гигантскую махинацию безнаказанно – налицо.
На протяжении полутора десятков лет эти мои рассуждения носили сугубо теоретический характер, но два года назад были исчерпывающе подтверждены практикой: без всякого дефолта и по большому счету без каких-либо объективных оснований (в отличие от ситуации августа 1998 г.) рубль тем не менее был вновь обрушен.
Соответственно, если и за новое обрушение рубля никто не ответил, точно так же, как и за дефолт полтора десятка лет до того, то нынешние очередные заклинания высших должностных лиц в эту годовщину дефолта, что никаких оснований для нового дефолта нет – чего эти заклинания стоят?
Новое же в еще не официальной, но постепенно продвигаемой трактовке событий 1998 года особо заслуживает внимания. А именно: мол, ничего уж такого трагического в тех событиях и не было, напротив – оживилась промышленность, началось развитие…
Трактовка не случайная, а намеренно конъюнктурная: с этих позиций на высоком уровне попытались оправдать и обвал рубля 2014 года: мол, зато наши производители получили преимущества. Стоит добавить: те из них, кто выжил...
Что на это ответить?
Два тезиса.
Первый. Если бы дефолт был так хорош, да еще и автоматически вел бы к расцвету национальной промышленности, так не пришлось бы Ельцину срочно отправлять тогдашнее правительство в отставку и формировать новое. На самом деле масштабное ограбление и массовое обнищание – никак не социально-экономическое благо, хотя и вынуждает людей предпринимать чрезвычайные усилия для выживания. После этого те, кто выжил, могут и поблагодарить судьбу за то испытание, которое им удалось преодолеть и которое сделало их сильнее. Поблагодарить судьбу и себя самого, но никоим образом не тех мошенников и бандитов (пусть и облеченных властью и самыми высокими должностями), которые поставили их в столь тяжелое положение.
Второй. Вытянул страну, дал импульс развитию промышленности тогда не дефолт, но правительство Примакова–Маслюкова, в котором Примаков был скорее политическим прикрытием (не мог Ельцин прямо поставить на пост премьера представителя КПРФ), а экономическую политику вел бывший председатель Госплана СССР Ю.Д. Маслюков. Суть прецедента как раз в том, что в совершенно безвыходной ситуации, когда власть уже падала из рук, Ельцин, пусть и совсем ненадолго, но вынужден был обратиться за помощью в спасении страны (и тем самым себя при власти) к противостоявшим ему и его команде политическим силам – к левому и национально ориентированному большинству в Думе. На этом все последующие годы стараются не акцентировать внимание (равно как и на безнаказанности и даже последовавшем уже нынешней властью недвусмысленном поощрении основных виновников дефолта), но прецедент для нас крайне важен.
Неудивительно, что ныне, хотя рубль и опять (осенью 2014 г.) обрушен более чем в два раза, тем не менее повторения эффекта экономического подъема 1999 года так и не наблюдается. И дело вовсе не в том, что тогда еще были чудом сохранившиеся советские производственные мощности, а теперь их уже нет, вроде как не на чем быстро поднимать производство. Дело прежде всего в том, что тогда хотя бы на уровне правительства сменилась власть, и у людей возникла надежда и перспектива. Вся экономическая политика периода правительства Примакова–Маслюкова при руководстве Центральным банком Геращенко была направлена на стимулирование производства и ограничение финансовых спекуляций. Сегодня же ничего подобного не наблюдается.
К прошедшей дате и предстоящим выборам повторю лозунг момента: для экономического подъема недостаточно лишь обвалить национальную валюту, а нужно еще и (на самом деле – прежде всего) сменить власть.

Юрий Болдырев

Комментарии

Оно предсказуемо было ,Юрии Болдырев прав . Оно само полит эконом система ,созданным таким образом ! Все сидим на наркр трубе !

Страницы

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
7 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.