Гитлеровский «Евросоюз» против России-СССР. Важно помнить историю такой, какой она была. Дабы не обольщаться по поводу «прогрессивных европейцев» и всеми силами противостоять европейской и западной экспансии

 

 

Гитлеровский «Евросоюз» против России-СССР

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=602850



1.

 

В сознание современных россиян, как и жителей послевоенного СССР, Великая Отечественная война 1941–1945 гг. вошла как «война с Германией». Существует даже такой идеологический штамп – «война советского народа с Германией», который повторяется до сих пор, только «советский народ» заменяют на «Россию» (что в принципе недалеко от истины, так как Россия – геополитическая и цивилизационная преемница СССР). Скажу больше, в самой гуще народа эта война до сих пор расценивается как «война с немцами», и, например, в годы моего детства, которое пришлось на период 1970-х, мальчишки на улицах, играя в войну, разделялись на «русских» и «немцев».

Исходя из этого, считают как бы само собой разумеющимся, что была «плохая Германия», напавшая на СССР и виновная в многочисленных военных преступлениях на территории России, Украины и Белоруссии и вся остальная в целом «хорошая», «цивилизованная» Европа, которая ужасалась деяниям Гитлера и никакой ответственности за них не несет. Политиков и истеблишмент современной Европы мы воспринимаем как своих старых союзников – наследников тех, кто с нашими дедами и отцами боролся с гитлеризмом, и поэтому нас несколько шокирует, когда на территории стран Европы оскверняют памятники советским солдатам, европейские СМИ высмеивают наши празднования Великой Победы, а руководители европейских государств отвергают приглашения российского руководства присутствовать на параде Победы в Москве.

Но дело в том, что «война с Германией» не более чем стереотип. В действительности Советский Союз, во-первых, воевал с несколько иной Германией, которая отличается от современной Федеративной Республики Германия, и, во-вторых, воевал не только с Германией, а с геополитическим образованием, которое, скорее, правильнее бы назвать предшественником современного Евросоюза или, образно выражаясь, «гитлеровским Евросоюзом».

 

 

2.

 

 

К 1941 году страна, которая назвалась «Германская империя» (Deutches Reich) (c 1943 по 1945 она носила другое официальное название «Великогерманская империя» (Grossdeutsches Reich), включала в себя, помимо территорий современной ФРГ, еще «добавочные земли», которыми она обзавелась в результате агрессивной внешней политики Адольфа Гитлера. Это – Австрия (была присоединена к Германии в 1938 г.), Чехия (была оккупирована в том же 1938 г.), Польша (была оккупирована в 1939 г.). Упомянутые земли входили в состав Германской империи как рейсхгау – имперские земли (например, территория Польши входила в рейхсгау Вартерланд, на части территории Чехии было создано рейхсгау Судетенланд). Кроме того, существовали еще и рейхскомиссариаты – территории, которые также официально являлись частями Германии, но имели статус, похожий на статус протекторатов. Во главе их стояли назначаемые из Берлина имперские комиссары или генерал-губернаторы, но их администрации обладали элементами самоуправления. До 1944 года в германский рейх входили 6 рейхскомиссариатов – Норвегия, Дания, Нидерланды, Остланд, Украина, Бельгия-Северная Франция. Они были образованы на оккупированных территориях названных стран (в состав рейхскомиссариата Остланд со столицей в Риге были включены республики Прибалтики и западная часть Белоруссии, в состав рейхскомиссариата Украина со столицей в Ровно – территория Украинской ССР, часть Белоруссии и юга России). Планировалось также создание на территории СССР рейхскомиссариатов Московия, Кавказ, Туркестан, Дон-Волга (нацисты были так уверены в захвате Центральной России, что даже назначили рейхскомиссара Московии, им должен был стать обергруппенфюрер СА Зигфрид Каше).

Но это только территории самой гитлеровской Германии. Часть стран Европы формально не были захвачены нацистами, но фактически подчинялись им, так как на их землях были созданы марионеточные государства. К ним принадлежали образованный в 1939-м Протекторат Богемии и Моравии, куда входили земли Чехии, населенные, в отличие от Судет, этническими чехами; вишистская Франция (официальное название – Французское государство) – прогерманский режим, созданный на территории тогдашней Франции (включая французские Северную Африку и Индокитай), не подвергшейся нацистской оккупации. Сюда же относились Греческое государство («Эллиническая Полития»), существовавшее с 1941 по 1944 гг. Официально оно считалось самостоятельным, но правили им полномочные представители рейха. Нельзя здесь не упомянуть и «Дистрикт Галиция» (1941–1944) – административное образование на территории Западной Украины, не входившее в рейхскомиссариат Украина и управлявшееся особо немецкими губернаторами при поддержке легальных организаций украинских националистов. Наконец, марионеточным прогерманским режимом был режим Милана Недича в Сербии (1941–1944), имевший статус «независимого государства под немецкой военной администрацией».

Третий пояс «крепости Европа», как называли нацисты европейские страны Оси, составляли государства, которые были либо союзниками гитлеровской Германии, либо официально соблюдали нейтралитет, но на самом деле действовали в интересах Германии.

К союзникам Германии относились Италия, Финляндия, Словакия, Венгрия, Румыния, Хорватия, Болгария. Италия того времени, кстати, также была больше современной и включала в себя Корсику, Далмацию, часть Югославии, Греции и Франции, острова Эгейского моря (это не говоря уже об африканских владениях), кроме того, ей подчинялись марионеточные режимы в Албании и Черногории.

К формально нейтральным, но ведшим прогерманскую политику странам принадлежали Швеция и Испания (вишистская Франция также объявила нейтралитет, но говорить о ней как о независимом государстве не приходилось).

Таким образом, под властью Адольфа Гитлера оказалась практически вся континентальная Европа (если включить сюда марионеточные прогерманские режимы и немецких союзников). Это территория, охватывавшая 3 миллиона квадратных километров с населением 290 миллионов человек (в СССР тогда проживало лишь 190 миллионов). Практически это нынешний Евросоюз без Великобритании. И вся эта махина, а вовсе не только лишь 80 миллионов немцев, обрушилась на нашу Родину в 1941 году…

 

3.

 

Во всех этих странах – и входивших, и не входивших в состав Германии – либо производился призыв в вермахт, либо создавались коллаборационистские добровольческие формирования, либо, наконец, армии этих стран официально воевали против формирований антигитлеровской коалиции, в том числе и против СССР. Факты об этой замалчиваемой стороне истории Второй мировой войны в изобилии содержатся в интернете. Я упомяну только работы Ю. Цинговатова «Кто воевал против СССР?», А. Каздыма «Кто воевал вместе с Гитлером?», Ю. Никифорова и Д. Суржика «Как вся Европа работала на вермахт?», С. Турченко «Против СССР воевала вся Европа», Ю. Нерсесова «Был ли Гитлер первым президентом Евросоюза». Их прочтение заставляет о многом задуматься.

В составе германских войск и их сателлитов, вторгшихся на территорию Советского Союза, были, как выясняется, кроме немцев, австрийцы, чехи и словаки, бельгийцы, голландцы и т.д. Об этом говорит национальный состав военнопленных – солдат и офицеров вермахта и СС, захваченных Красной армией. Помимо 2 миллионов 389 тысяч немцев, среди них оказалось 156 тысяч австрийцев, 69 тысяч чехов и словаков, 60 тысяч поляков, почти 5 тысяч голландцев, около 2 тысяч бельгийцев, около 1700 люксембуржцев. По мнению некоторых историков, соотношение немцев и представителей других европейских наций среди военнопленных было 3 к 1 (на каждых 3 немцев приходился 1 представитель других народов Европы).

Многих из них никто не принуждал к службе на немцев, они вызвались воевать с СССР добровольно. Как отмечают Ю. Никифоров и Д. Суржик, «документы Третьего рейха свидетельствуют, что после нападения на СССР в Западной Европе и многих европейских колониях началась антисоветская истерия. Во Франции, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, Люксембурге и других странах десятки тысяч людей осаждали немецкие комендатуры с просьбами разрешить вступить в вермахт и отправиться воевать против СССР. Похожая картина была и на территории подконтрольной режиму Виши в самой Франции и во французских колониях Северной и Западной Африки и Ближнего Востока».

Все знают о добровольческих подразделениях СС, сформированных в разных странах Европы и носящих названия по имени каждой страны – «Нордланд» (Норвегия и Дания), «Данмарк» («Дания»), «Викинг» (Нидерланды), «Шарлемань» (Франция), «Валлония» и «Лангемарк» (Бельгия), «Италия», «Болгарская противотанковая бригада». Сюда необходимо присовокупить, конечно, прибалтийских эсэсовцев и, уж если «Украина – цэ Эуропа», украинскую дивизию СС «Галичина». Но вот о польских добровольцах, воевавших за Гитлера, говорят обычно очень мало. Наоборот, поляков пытаются представить исключительно жертвами нацистского режима. Однако это не так. С самого начала войны польские националисты, скажем, Владислав Гильберт – Студницкий – призвали поляков оказать вооруженную поддержку немцам в борьбе против русских (и это несмотря на то, что немцы уничтожили польскую государственность и объявили славян, в том числе и поляков, представителями  низших рас). Призыв был услышан. Тысячи поляков записались в вермахт (выше я приводил статистику, согласно которой среди военнопленных вермахта оказалось 60 тысяч поляков, а ведь это только выжившие). Первоначально нацисты, верные своей расовой доктрине, разрешали полякам служить лишь на должностях добровольных помощников, так называемых Hi-Wi (переводчиками, шоферами, рабочими при армейских соединениях). Позже, когда блицкриг провалился, Гитлер отдал приказ разрешать полякам становиться полноценными солдатами (в том числе приносить воинскую клятву, в которой говорилось о верности рейху и лично Адольфу Гитлеру). А летом 1944-го был создан польский добровольческий легион СС (численностью 1500 человек), который воевал с партизанами в Тухольских лесах (близ польского города Тухоля), а впоследствии противостоял Советской армии, когда она пришла на территорию Польши. Поэтому зря мы удивляемся, что польские пограничники не хотят пропустить на территорию Польши российских байкеров, которые желают поклониться могилам советских солдат. Мы думаем – как же так, эти солдаты спасли из Освенцима их дедов, а они проявляют такую неблагодарность! А удивляться не надо. Вполне возможно, дедушка этого пограничника служил в СС и воевал с нашими дедами в 1944-м, или был шофером при немецком штабе на Украине в 1942-м, или как минимум с энтузиазмом работал на заводе, производящем танки для вермахта и с удовлетворением читал в газетах о продвижении вермахта вглубь России…

 

4.

 

Естественно, кроме германской армии (как выяснилось, многонациональной) в агрессии против СССР принимали участие и ее союзники. Одним из главных союзников была Румыния, которая, как и Германия, имела территориальные претензии к Советскому Союзу (желая присоединить Бессарабию и часть Украины). Румыния объявила нам войну одновременно с Германией – 22 июня. Против СССР воевали 3-я и 4-я румынские армии численностью около 220 тысяч человек. Румынские войска оккупировали территории Бессарабии и Буковины, участвовали в захвате Крыма (совместно с 11-й армией Манштейна) и в оккупации Украины. 16 октября 1941 года 3-я румынская армия после тяжелых боев захватила Одессу. В 1942 г. та же 3-я румынская армия участвовала в наступлении на Кавказ и румынские кавалеристы брали Тамань, Анапу, Новороссийск, а горная румынская дивизия – Нальчик. Осенью 1942 года 3-я и 4-я румынские армии принимали участие в наступлении на Сталинград.

Объявила войну СССР и Италия. На юге Украины воевал Итальянский экспедиционный корпус численностью 62 тысячи солдат и офицеров. Итальянцы участвовали в оккупации Донбасса. Поскольку итальянские войска понесли большие потери, они были усилены и в 1942 г. на восточный фронт была переброшена 8-я итальянская армия, которая дислоцировалась северо-западнее Сталинграда у реки Дон и поддерживала немцев при захвате Сталинграда.

26 июня 1941 года (через 3 дня после Германии, Румынии и Италии) войну СССР объявила Финляндия. К октябрю 1941 года финские войска оккупировали почти всю территорию Карелии, в том числе город Петрозаводск. Финская армия участвовала в блокаде Ленинграда.

Венгрия объявила войну СССР 27 июня 1941 года и направила на восточный фронт «Карпатскую группу» (5 бригад численностью 40 тысяч человек). Венгры воевали в составе немецкой 17-й армии на Украине.  К ноябрю 1941 года против Красной армии воевали уже 60 тысяч венгров, а в 1942 году для участия в Воронежской операции венгры отправили 2-ю армию (около 200 тысяч человек).

Также на территории СССР воевали 2 словацкие дивизии – на Украине, в Белоруссии, на Кубани и в Крыму.

Ряд союзников и сателлитов Германии формально не объявляли войну СССР, но на их территориях формировались добровольческие соединения, которые затем перебрасывались на Восточный фронт. 

Так, 1-й добровольческий хорватский полк воевал на Донбассе и под Сталинградом, добровольческая испанская «Голубая дивизия» (около 18 тысяч человек) – в Волхове, два добровольческих бельгийских батальона (валлонский и фламандский) – там же, а затем в Ростове-на-Дону и на Кубани (позднее они были переформированы в бельгийские дивизии СС). Добровольческий нидерландский батальон также воевал в Волхове и под Ленинградом. Французский добровольческий легион численностью 2,5 тысячи человек (напомню, в знаменитой антигитлеровской французской авиаэскадрилье «Нормандия» было 72 летчика) участвовал  в немецком наступлении на Москву в 1941 г. и был наголову разбит 32-й стрелковой дивизией под руководством полковника В.И. Полосухина, по иронии истории, практически на Бородинском поле. В 1944 г. была создана французская бригада войск СС (позднее дивизия СС) «Шарлемань», которая воевала против советских войск в Померании и обороняла Берлин весной 1945 года. Датский добровольческий корпус воевал в 1941–1942 гг. в районе Великих Лук и Демянска, а в 1944-м был переформирован в полк «Данемарк», который вошел в состав дивизии СС «Нордланд» (норвежско-датская дивизия) и переброшен под Ленинград.

 

5.

 

Победа в войне куется не только на полях сражений, но и в тылу. И здесь также почти вся Европа (кроме Великобритании и Сербии, охваченной партизанским восстанием) была на стороне Гитлера.

Захватив континентальную Европу, Гитлер, как уже говорилось, стал фактическим правителем огромной «сверхдержавы», в которой жило 290 миллионов человек. Весь промышленный потенциал объединенной Гитлером Европы (а он вдвое превышал потенциал довоенной Германии) стал работать на немецкую военную машину.

Чешская фирма «Шкода» обеспечивала немецкую армию бронетранспортерами, танками и самолетами. Чтобы представить масштабы производства в компании «Шкода», стоит указать, что только с августа 1938 по сентябрь 1939 гг. «Шкода» выпустила столько военной продукции, сколько произвели за тот же срок все английские военные заводы вместе взятые. Весь этот потенциал после 1939 г. достался немцам. Блокадный Ленинград немцы обстреливали, между прочим, из сверхтяжелых гаубиц, произведенных чешским концерном «Шкода» и французской фирмой «Ле Крезо». Каждый пятый танк вермахта в первой половине 1941 года производился на заводах «Шкоды». Аккуратные и трудолюбивые чешские и французские рабочие делали в цехах снаряды, которые потом уносили жизни детей и женщин Ленинграда, солдат, защищавших Москву, но мы этих рабочих считаем жертвами оккупации, а не соучастниками военных преступлений.

Голландия в годы войны половину своей промышленной продукции производила по заказу рейха. В Польше в собственность Германии перешло около 300 крупных предприятий, которые были преобразованы немцами в военные заводы. На них трудились польские рабочие и вносили свой вклад в то же черное дело, за которое воевали добровольцы из польского легиона СС.

Якобы нейтральная Швеция поставляла рейху столько железной руды, что в каждом немецком орудии или танке было около 30% шведского металла. Во Франции около 1,6 миллиона рабочих и инженеров трудились для нужд вермахта, «до января 1944 года они поставили Германии около 4000 самолетов, около 10 тыс. авиационных двигателей, 52 тыс. грузовиков». Датские крестьяне снабжали Германию продовольствием. В годы Второй мировой войны Дания покрывала потребности немецкого гражданского населения в сливочном масле на 10 процентов, в мясе – на 20 и в свежей рыбе – на 90 процентов. «Братушки-болгары» (напомню, что Болгария была официальным союзником Германии) поставили немцам за годы войны 546,3 тысячи тонн угля, 406, 5 тысячи тонн руды, 375, 7 тысячи тонн зерна и даже 128 тысяч тонн табака, 265 тысяч тонн различных фруктов и 450,6 миллиона литров спиртных напитков. Так что немецкие солдаты насиловали и убивали мирное население Украины и России, вероятнее всего, покуривая болгарский табак и попивая болгарское вино.

 

6.

 

Конечно, вовсе не все европейцы записывались в вермахт и добровольческие коллаборационистские формирования, чтоб воевать с русскими. Вовсе не все европейцы дисциплинированно и даже с энтузиазмом  работали на военных предприятиях и поставляли немецкой армии и ее союзникам танки и пулеметы или производили мясо и зерно для немецкой армии в крестьянских хозяйствах. В европейских городах действовали группы Сопротивления, которые занимались антинацистской пропагандой, организовывали забастовки и акты саботажа на предприятиях, уничтожали солдат и офицеров врага, прятали от гестапо евреев. В отдаленных малодоступных районах Франции и Испании действовали многочисленные партизанские отряды (французы их называли «маки»), которые с винтовками и трофейным оружием захватывали в плен и уничтожали гитлеровцев и коллаборационистов. Наконец, против формирований немецкой армии воевала «Сражающаяся Франция» – фактически вооруженные силы французского правительства в изгнании, сформированного в Лондоне. Но если мы сравним численность европейских коллаборационистов и участников Сопротивления (оставив за скобками югославских партизан, которые действительно представляли собой мощную силу), то сравнение это будет далеко не в пользу европейских антифашистов (это не говоря уже о том, что в Сопротивление входили не только коренные европейцы; само название движение Сопротивления получило от имени подпольной группы русских эмигрантов во главе с Борисом Вильде и Анатолием Левицким, а среди французских «маков» было 2 тысячи советских военнопленных, сбежавших из концлагерей). Так, согласно данным историка Б. Урланиса за 1940–1945 гг. в ходе борьбы с гитлеровцами и вишистами во Франции погибли около 20 тысяч участников движения Сопротивления. Вместе с тем за этот же срок на разных фронтах Второй мировой войны погибло по разным подсчетам от 40 до 80 тысяч французских добровольцев, воевавших на стороне гитлеровской Германии. Английский историк Алан Тейлор так описывал восприятие ситуации современниками в своем труде «Вторая мировая война»: «Для подавляющего большинства французского народа война закончилась (имеется в виду война 1940 г., завершившаяся частичной оккупацией Франции – Р.В.) ...правительство Петена …осуществляло политику лояльного сотрудничества с немцами … Единственное омрачало согласие: Шарль де Голль бежал в последний момент из Бордо в Лондон. Он обратился к французскому народу с призывом продолжать борьбу. Лишь несколько сот французов откликнулись на его призыв».

Кстати, после победы над Францией в 1940 г. немцы не разоружили французскую армию и она под знаменами республики Виши воевала с англичанами в Северной Африке, а французская дивизия СС «Шарлемань» продолжала ожесточенно оборонять Рейхстаг даже после самоубийства Гитлера, в первые майские дни 1945-го...

 

7.

 

Итак, против нашей страны в 1941–1945 гг. воевала практически вся Европа (за исключением Великобритании и Сербии). Слова Гитлера об общеевропейском походе против «большевистского Советского Союза» не были преувеличением, как это пыталась показать наша пропаганда. Отдельные антифашисты в странах Европы представляли собой маргиналов и правительства европейских государств, а также большинство обывателей воспринимало их примерно так же, как сейчас в Евросоюзе воспринимают сторонников политики Путина (в Германии для них придумали специальное словцо рutinversteher – понимающие Путина) – со смесью недоумения и отчуждения. Это потом, после прихода в Европу Красной армии и войск союзников, все изменилось и в массовом порядке обнаружились «антифашисты», которые при Гитлере почему-то о своем «антифашизме» помалкивали. Сначала же большинство рядовых европейцев – и в Германии, и в других союзных ей странах – было вполне согласно с Гитлером, что Европа как «передовая» и «прогрессивная» цивилизация нуждается в расширении своего Lebensraum (жизненного пространства) и что это расширение следует осуществить за счет земель России, Украины и Белоруссии, населенных «полудикими полуазиатами и просто азиатами». В сентябре 1941 г. Гитлер в своей публичной речи заявил: «Граница между Европой и Азией проходит не по Уралу, а на том месте, где кончаются поселения настоящих германцев... Наша задача состоит в том, чтобы передвинуть эту границу возможно дальше на восток, если нужно – за Урал... Азиаты и большевики будут изгнаны из Европы, эпизод 250-летней азиатчины закончен... Восток будет для Западной Европы рынком сбыта и источником сырья». Заметьте, Гитлер сказал: «для Западной Европы», а не «для Германии». И если вы думаете, что европейцы в массе своей воспринимали эти слова как бред обезумевшего националиста, то глубоко ошибаетесь. Даже те из европейцев, кто не был сторонником расистских антисемитских тезисов фюрера, воспринимал идею колонизации «передовыми европейцами» «отсталых русских» как вполне здравую. Причем это касается не только «буржуазных либералов». И некоторые немецкие коммунисты до 1933 г. любили поерничать по поводу советского «татарише зоциализмус» и были убеждены, что Россия в будущем станет аграрным придатком социалистической «Великой Германии».

Собственно, так считали многие в Германии и в Европе и до Гитлера: в Первую мировую войну никаких нацистов еще не было, а немцы воевали с Россией за плодородные земли Украины… Антиславянские настроения в духе Drang nach Osten имеют в Германии глубокие корни, уходящие в Средневековье…

Советский агитпроп старался не акцентировать внимание на этой удивляющей своим единодушием русофобии европейцев. Многие страны – союзницы Гитлера, такие как Румыния, Венгрия, Болгария, вошли в социалистический блок, а в таких европейских государствах как Франция или Италия после войны установились режимы, при которых сильны были коммунисты и социалисты, и отношение к СССР в них было подчеркнуто дружественным. А в конце 1960-х СССР перешел к политике разрядки международной напряженности и сосуществования стран с разными экономическими системами, в ходе которой был подписан договор о сокращении вооружений с США, ряд договоров о нерушимости границ со странами Западной Европы (например, с ФРГ), Хельсинкские соглашения, расширено культурное и экономическое сотрудничество с Европой (в том числе построены газопроводы из Сибири в страны Запада). В этих условиях казалось неуместным напоминать «европейским партнерам» об их не во всем безупречном прошлом. Позднее же, в годы перестройки и ельцинщины, у нас возобладало благодушное отношение к Европе как светочу прогресса и про неудобные факты просто забыли.

Теперь же россияне удивляются: почему европейцы не хотят почтить память наших воинов, победивших фашизм? Почему они стремятся умалить нашу Победу? А все очень просто. Потому, что это была война не одной Германии, а всей объединенной Европы против России. Европейцы в этой войне проиграли и они не прощают нам эту историческую обиду. Как только мы даем слабину, а они усиливаются, все повторяется. Сейчас во главе объединенной Европы стоит не Германия Гитлера, а Германия Меркель. Европейцы исповедуют не идеи нацизма, а идеи либеральной демократии. Главным инструментом политики они считают не войну, а «мирные» методы – политический и экономический прессинг. Но по существу мало что изменилось. Евросоюз и при Меркель, как при Гитлере, стремится подчинить себе Россию, используя для этого, как и в 1940-х годах, прибалтийских и украинских националистов…

Именно поэтому нам важно помнить историю такой, какой она была, – без цензурных купюр. Дабы не обольщаться по поводу «прогрессивных европейцев» и всеми силами противостоять европейской и западной экспансии. В том числе, опираясь и на те силы внутри Европы, которые стыдятся своего прошлого и не испытывают болезненных фобий по отношению к России.

 

Рустем ВАХИТОВ

г. Уфа

 

Германию уличили в соблюдении заветов Гитлера  

 

 

На снимке: встреча двух фашистов – Гитлера и испанского диктатора Франко, февраль1941 г.

 

 

Недавно немецкая Левая партия выяснила, что Германия продолжает оказывать финансовую помощь семьям испанских фашистов. Узнав об этом, член испанского конгресса Хон Иньярриту заявил: «Это невыносимый позор. Подумать только, немецкое правительство до сих пор платит фашистским добровольцам. Это просто безу­мие!»

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
8 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.