Юрий БЕЛОВ: Одна страна и два отечества. Непреходящая актуальность ленинской диалектики классового и национального

 

 

 

Одна страна и два отечества

Газета "ПРАВДА" №6 (30357) 22—25 января 2016 года
3 ПОЛОСА
Автор: Юрий БЕЛОВ.
http://gazeta-pravda.ru/archive/6-30357-22-25-yanvarya-2016-goda/odna-st...

Непреходящая актуальность ленинской диалектики классового и национального

С начала операции Воздушно-космических сил РФ в Сирии идёт по нарастающей в российских СМИ пропаганда идеи возрождения былого могущества России в мировой политике. И параллельно с нею — идеи общенационального единства перед угрозой геополитического вызова нашей стране со стороны русофобствующего Запада во главе с США. Внешняя политика во многом оттеснила на задворки общественной жизни политику внутреннюю.

Пролетарии и мещане

Отметим в самом начале, что разные политические силы с разной целью тревожат общественное мнение по вопросу провальной внутренней политики. Либеральной оппозиции — «пятой колонне» — эта политика в радость: чем хуже, тем лучше. Для неё распавшаяся Россия — выгодный товар для продажи на рынке мировой

геополитики. Для коммунистической оппозиции критика внутриполитического курса правящего режима — не самоцель, а предлог для диалога со здоровыми силами российского общества. Цель диалога — определение магистрального пути выведения страны из кризиса, ведущего к катастрофе. КПРФ давно призывает власть к данному диалогу, но та до сих пор отвечает надменным молчанием. Что до чувства патриотизма, то именно оно обязывает нас, коммунистов, развеять иллюзию общенационального единства в обществе кричащей социальной несправедливости. Говоря по-марксистски, в обществе с донельзя обострившимся противоречием между трудом и капиталом.

Об этом обострении свидетельствуют статистические данные, представленные в статье политического обозревателя «Правды» В.В. Трушкова «Преступная система» (13—16 ноября 2015 г., № 126). Анализируя их, автор делает неизбежный вывод: класс российских капиталистов в кризисные годы вогнал в нищету миллионы трудящихся. Так оно и есть. С 2011 года, по данным Росстата, малоимущее население на 63% «рекрутируется» из тех, кто имеет постоянное место работы, являясь пролетарием, — добывает средства к существованию исключительно продажей своего труда и не участвует в дележе прибыли с какого-либо капитала. В современной России из всего взрослого малоимущего населения 94,6% — это пролетарии. Они же составляют большинство в 25 миллионах человек, живущих сегодня на уровне ниже прожиточного минимума (МРОТ ныне составляет чуть более 7 тысяч рублей). По данным Росстата, это «официальные» бедняки. На самом деле, как считают ряд исследователей бедности, их не менее 30% от всего населения России. Самое страшное: у четверти поколения, не достигшего 16 лет, бедность стала наследственной. Так что юноше, «обдумывающему житьё», одна дорога — податься в пролетарии с нищенской зарплатой.

Присуще ли пролетариям чувство патриотизма — любви к отечеству? Безусловно. Со всеми издержками (о них особая речь) оно, это чувство, воспитывается в семье и школе, а в пору взросления человека в социальной среде его обитания — в трудовом коллективе, в неформальном общении с людьми разных поколений. «Преданья старины глубокой» — историческая память, запечатлённая в классической русской и советской литературе и музыке, кино и других видах искусства, — формируют патриотическое сознание будущего пролетария, если, конечно, его не придавила американизированная «массовая культура».

Став взрослым, мыслящий пролетарий осознаёт парадоксальную ситуацию: любовь к отечеству у него есть, а само отечество ему не принадлежит. Да, это так, если иметь в виду научное определение отечества, которое становится известным молодому рабочему и над которым он всё больше и больше задумывается: «Отечество, то есть данная политическая культурная и социальная среда» (Ленин). Но эта среда — политическая (устройство государственной власти, определяющее отношения между классами и нациями), социальная (общественный строй, то есть сфера отношений собственности) и культурная (система образования и просвещения) — оказывается, находится в полной власти капиталистов. Для них отечество есть, а для пролетариев и полупролетариев (мелких собственников и одновременно тружеников) его нет. Именно любовь к отечеству заставляет мыслящего пролетария задумываться над тем, как отечество освободить от власти паразитического меньшинства и сделать его отечеством трудящегося большинства.

Но раскрыть научную суть (теорию) борьбы за отечество думающему пролетарию, иными словами — вооружить его знанием основ марксизма-ленинизма, может сегодня только партия научного коммунизма — КПРФ. Ни в школе, ни в вузе этого не сделают. Там программы преподавания социальных дисциплин давно уже, почти четверть века, свободны от науки: она опасна для власти капитала. Резкое понижение умственной культуры, наступившее после реставрации капитализма в России, позволяет буржуазной власти держать восприятие наёмными работниками окружающей их действительности — политической, социальной и культурной среды — на уровне обыденного, житейского сознания. И его-то власть всеми силами с помощью подведомственных ей СМИ стремится превратить в сознание мещанское — агрессивно-частнособственническое.

Максим Горький, этот глубокий исследователь психологии и морали мещанства, оставил нам его художественные зарисовки. Выделил в них родовые черты мещанина как паразитирующего приспособленца к подлости буржуазного мира. Прежде всего мещанин «ставит «я» в центре мира» и «способен возвести свою зубную боль на степень мирового события». Главное, чего он добивается, — это внутреннего и внешнего покоя, той стабильности, которая не терпит никакой «битвы жизни»: «Мещане… во что бы то ни стало хотят жить в мире со всем миром». Для того они, «желающие… своего личного счастья», что есть сил пытаются «доказать массам народа невозможность иного порядка жизни, примирить рабочего с его ролью доходной статьи для хозяина». Они панически страшатся малейшего социального антагонизма, могущего вызвать межклассовую борьбу. Мещане бегут от неё «кто куда может — в тёмные уголки мистицизма, метафизики и снова возвращаются на узкие, засорённые хламом вековой лжи тропинки религии». Эту тревожную суету мещанства наших дней, как и во времена молодого Горького, можно назвать его же словами: «Мещане, кто во что горазд!» Великий пролетарский писатель называл их трусливыми холопами капитала.

 

У Соловьёва и других

Мещанство всеядно. Проникает оно и в пролетарскую среду. Но главной ударной силой капитала оно стало в информационной сфере — на телевидении и радио прежде всего. Здесь отмобилизовалась мещанская рать наиболее талантливых языкоблудов — профи по манипулированию массовым сознанием. В первых её рядах идут известные авторы теле- и радиопрограмм, они же теле- и радиоведущие, аналитики и комментаторы. За ними следует идеологическая обслуга режима, его верноподданные — политологи, историки, экономисты, социологи и популярные деятели культуры (писатели, кинорежиссёры). Все они обладают «свободомыслием» по соизволению свыше. Как говорил М. Горький, обладают способностью приспосабливаться, но никогда не приспосабливаются к истине.

Внешне они вроде бы независимы, но внутренне давно определили своё кредо в отношении к сильным мира сего: чего изволите? Все они, эти интеллигентствующие мещане, любят пофилософствовать о мессианской роли России. За философскими, ни к чему не обязывающими суждениями надо видеть их стремление создать победителю — для мещан сегодня это Путин — «некий форт для защиты своего положения» (М. Горький) и, главное, сохранить существующий порядок под сенью красивых слов о патриотическом долге — защищать любимое отечество.

Лица всё одни и те же. Мы видим и слышим их на «Вечерах с Соловьёвым» и в серии других телепередач. Преимущественно внимание телезрителей акцентируется на проблемах геополитики. О внутренней политике говорится торопливо, мимоходом. Чтобы «закрыть» вопрос о ней, тот же Соловьёв мастерски связывает его с отталкивающим для многих образом радикальных либерал-демократов. Для этого он часто приглашает в свою передачу одиозного Гозмана. Большинство воспринимает его так же, как и Чубайса, Сванидзе, — с ненавистью. Соловьёв отлично знает, что Гозмана, как говорится, кашей не корми, только дай поговорить о кризисе в экономике страны, то есть о провале внутренней политики Путина, его правительства (заметим: правительства либерального). На это и расчёт: получается, что говорить о кризисе в России могут только либералы — «не наши», «пятая колонна».

Кто ещё может поднять вопрос о внутреннем положении страны? Только коммунисты. Но на этот случай есть Жириновский с его «патриотическим» антикоммунизмом-антисоветизмом. Соловьёв, можно сказать, прописал его в своей телепередаче. Убеждённый антикоммунист, он сам предпочитает не заниматься антисоветскими выпадами: быть похожим на Сванидзе — себе дороже. За него эту грязную работу делает Жириновский, всегда готовый обвинить коммунистов в страданиях русского народа при Советской власти. Короче, всё у Соловьёва схвачено, созданы все условия для прославления Путина, для утверждения идеи единства нации — отечество в опасности! Ну какая может быть речь о противоречии между трудом и капиталом?! Есть одно и только одно противоречие сегодня: между Россией и Западом.

В сознание пролетария, будь то рабочий, учитель, врач, вдалбливается мысль, что он должен претерпеть как патриот и гражданин все тяготы и лишения для защиты единого для всех отечества. То есть отечество Чубайса, Грефа, Миллера, Алекперова, Сечина, Потанина — оно же и его, труженика, отечество. А чтобы он, добывающий хлеб насущный в поте лица своего, не усомнился, что у нас одна страна и одно отечество, а никак не два (отечество труда и отечество капитала), его уверяют: всё будет хорошо. В доказательство того приводятся предсказания Ванги, Джуны, Нострадамуса, иных прорицателей о том, что год грядущий и за ним следующий и последующий — это время возвышения России, её побед над злым Западом, коего ожидает страшная кара за творимое им зло. Так что надо только потерпеть…

Вся эта белиберда, упакованная в обёртку из патриотических заклинаний, обрушивается на голову рабочего человека, озабоченного одним вопросом: как дотянуть до получки? Он ищет правды-истины. Находит её у КПРФ, у Зюганова: «Надо бороться за свои права. Единства труда и капитала быть не может».

Но вот он включает радио «Слово» (Санкт-Петербург), что всегда было за коммунистов, и что же он слышит? То же самое, что и у Соловьёва. Слышит из уст политических комментаторов «Слова» суждения (приведём их ниже), мало чем отличающиеся от проповеди священнослужителей Русской православной церкви: о единстве народа и власти. Разве что упоминаются КПРФ и социализм. Судите сами, уважаемые читатели.

Из прямой речи на радио «Слово»: «Наша сила — иконы и красные флаги». «Мы обязаны как христиане противопоставить Западу веру в Христа и социализм». «Духовное служение и социализм — это можно противопоставить затхлому миру Запада и идеологии ИГИЛ». «Сегодня есть два лагеря: либералы — это Кудрин, Чубайс. И патриоты — КПРФ, Шойгу, Глазьев. Мы вместе». «Задача КПРФ — сплачивать народ в мобилизационном духе. Идёт война». «Идёт сплочение не по принципу «левые — правые» — это вчерашний день. Сплочение идёт по принципу патриотизма». «Вместе с нами патриоты Изборского клуба». «КПРФ — национально-консервативная сила. Партия национального духа и национального сознания».

В своё время молодой Владимир Ульянов, рассматривая генезис народничества как явления, сделавшего честь русской интеллигенции, и его превращение в явление реакционное, охранительное в отношении царской власти, писал о последнем: «вырождение народничества в мещанский оппортунизм». Упомянутые политкомментаторы «Слова» иллюстрируют реставрацию народничества в его реакционном виде. Налицо их мещанский оппортунизм — угодливое соглашательство с властью. Отвратительно то, что они прикрывают эту свою угодливость спекуляцией на патриотических чувствах верующих.

 

Либералы и патриоты: имитация противостояния

Что же до суждений политкомментаторов «Слова», то их мещанский оппортунизм прикрыт флагом якобы борьбы не на жизнь, а на смерть между либералами и патриотами. И нет, мол, тут никакого соглашательства, просто власть одумалась и стала патриотичной. Такова логика суждений политических златоустов «Слова». Более того, они убеждены, и прямо говорят об этом, что-де Путин стал государственником под влиянием КПРФ. Наивный и доверчивый слушатель принимает это за чистую монету. А желающий покоя-стабильности мещанин рукоплещет: наконец-то коммунисты поладили с властью. Что до классовой борьбы, то о ней можно и нужно забыть. Как ксёндзы у Ильфа и Петрова охмуряли Козлевича, так исповедующие христианский социализм комментаторы «Слова» охмуряют слушателей проповедью надклассового единства.

История сладкоголосого затемнения сознания трудящихся не нова. Сто лет назад Ленин в «Тезисах по национальному вопросу» писал, что большевистская партия «должна предостерегать пролетариат и трудящиеся классы всех национальностей от прямого обмана их националистическими лозунгами «своей» буржуазии, которая сладенькими и пылкими речами о «родине» старается разделить пролетариат и отвлечь его внимание от проделок буржуазии».

За сто лет эксплуататорская природа капитала ничуть не изменилась. Как и прежде, он горазд на хитрые проделки в отношении трудящихся. Главная из них сегодня в России — это имитация противостояния патриотов и либералов. Что это за противостояние при неизменности либерального социально-экономического курса, заданного Ельциным—Чубайсом—Гайдаром? Внутренняя политика как была, так и осталась изощрённо коварной, жестокой по отношению к народу.

Путин утверждает главой правительства Медведева, комическая фигура которого презираема во всех слоях общества, исключая ничтожное либеральное меньшинство — для него он свой. Он же возглавляет «Единую Россию» — партию, послушно штампующую все решения либерального правительства, умудряясь при этом изображать из себя государственников-патриотов. Что это за противостояние, при коем откровенно русофобское «Эхо Москвы» финансируется «нашим национальным достоянием» — «Газпромом» и 1,5 миллиарда рублей (!) расходуются на сооружение никому не нужной махины — антисоветского Ельцин-центра? Да это же запечатлённый в камне гимн варварскому либерализму! И открывает этот памятник Путин, который, если верить нашим буйным патриотам, пошёл «на вы» против либеральной рати. И это называется противостоянием не на жизнь, а на смерть? Ничего себе война с либералами, когда возглавляемый ими Центробанк обрушивает национальную валюту, а патриот-президент берёт под защиту его антинациональную финансово-кредитную политику.

И либералы, и придворные патриоты едины в решении вопроса о собственности и власти: никакого пересмотра итогов приватизации; никакой национализации олигархической собственности, а приватизацию продолжать. И главное, крепить диктатуру капитала под покровом патриотического единства народа и власти. Вот в этом-то и заключается смысл переакцентировки внимания трудящегося большинства с провальной внутренней политики на политику внешнюю, в которой, так сказать, совершён крутой поворот в сторону национально-государственных интересов России. Власть призывает: всё можно претерпеть для возрождения России как мировой державы, ибо она, Россия, либо будет великой, либо — никакой. С последним нельзя не согласиться. Весь вопрос в том — станет ли страна великой державой с экономикой, деградирующей вот уже четверть века?

Что касается государственно-патриотического поворота во внешней политике, то он связан не с озабоченностью власти обнищанием пролетарского населения страны, а с притязаниями российского монополистического (читайте: олигархического) капитализма, который вступил в начале XXI века в последнюю стадию своего развития — империализм. Начиная с мюнхенской речи Путина (2007 год), он делает свои заявки на новый передел мира в геополитической схватке за рынки сбыта, за ресурсы и дешёвую рабочую силу. На Украине его акции, казалось бы, были достаточно высоки: в экономику «незалежной» российский олигархический капитал вложил (инвестировал) 16,7 миллиарда долларов (если бы эти громадные вложения пошли в экономику России…). Но здесь интересы российского империализма вошли в противоречие с интересами империализма американского и европейского. В схватке с ними он проиграл: как бы ни стыдил Путин своих «партнёров» — США и ЕС — за устройство ими госпереворота на Украине, но вынужден был признать незаконно избранного украинского президента.

Что касается Крыма, то там народно-патриотическое движение за воссоединение с Россией было столь мощным, что не поддержать его было бы открытым предательством национальных интересов нашей страны. Поддержка была оказана не в последнем счёте ещё и потому, что 40% производственных активов Крыма принадлежали российским олигархам, о чём в патриотическом порыве никто не вспомнил. «Выручил» Путина и пролетарский Донбасс, восставший против профашистской власти Киева. У российского президента появилась возможность вступить в торг со своими «партнёрами». Результат торга — гнилой компромисс минских соглашений.

 

Интересы национальные и империалистические

Национальные интересы России в вопросе о воссоединении Крыма и оказании помощи восставшему Донбассу, можно сказать, оказались на руку российскому олигархическому капиталу: они совпадали с его интересами в межимпериалистической борьбе за господствующее влияние на Украине. КПРФ поддержала действия по Крыму и Донбассу, исходя не только из национальной безопасности нашей страны, но и руководствуясь ленинской методологией понимания войны, что уже шла в Донбассе и была неизбежной в Крыму, если бы Россия не обеспечила безопасность волеизъявления крымчан на референдуме. Ленинский критерий деления войн на справедливые и несправедливые сформулирован в целом ряде его работ. В частности, в «Открытом письме Борису Суварину» (1916 год) он писал: «Если во время войны речь идёт о защите демократии или о борьбе против ига, угнетающего нацию, я нисколько не против такой войны и не боюсь слов «защита отечества», когда они относятся к этого рода войне или восстанию». К такого рода войне можно отнести гражданскую войну, что ведёт восставший Донбасс против олигархически-профашистского режима Киева.

КПРФ поддерживает помощь РФ Донбассу (и сама эту помощь оказывает), но с требованием к российской власти: признать Луганскую и Донецкую народные республики (ЛНР и ДНР). По империалистическому сговору олигархической России, Евросоюза (Германии и Франции) и США, заключённому в Минске в 2014 году, официальная Москва готова сдать ЛНР и ДНР бандеровскому Киеву. Это вопрос времени. Так что безоговорочной поддержки внешней политики президента по украинскому вопросу у коммунистов нет и быть не может, так как данный вопрос возник и обострился прежде всего в результате многолетней бездумной политики России в отношении Украины. В погоне за максимальной прибылью российский олигархический капитал вложил громадные суммы в украинскую экономику, ничуть не заботясь о поддержке пророссийских сил на Украине.

КПРФ поддерживает военную операцию России в Сирии, поскольку она отвечает национальной безопасности нашей страны — предотвращает угрозу ИГИЛ нашим южным рубежам и, ко всему, содействует победе сирийского народа в его справедливой войне за национальную независимость. Но партия не забывает, что названная операция отвечает и империалистическим притязаниям российского олигархата, связанным с борьбой за рынки сбыта нефти и газа. Эпицентр её — Сирия.

Более ста лет назад (1914 год) Ленин в статье «О национальной гордости великороссов» высказал мысль, чрезвычайно актуальную и на текущий момент: «Бисмарк сделал по-своему... прогрессивное историческое дело»: помог экономическому развитию Германии, «объединяя раздробленных немцев». «Но, — заключил Ленин, — хорош был бы тот «марксист», который на этом основании вздумал бы оправдывать социалистическую помощь Бисмарку!» Проецируя эту ленинскую мысль на текущий момент, скажем: Путин по-своему, по-буржуазному, сделал прогрессивное историческое дело — помог объединить Крым и Севастополь с Россией (но при этом, в отличие от Бисмарка, никак не содействовал экономическому развитию нашей страны). Однако хорош был бы член КПРФ, который на основании сделанного Путиным важного для страны дела стал бы оправдывать необходимость оказания ему коммунистической помощи. А ведь к этому и призывают нас, коммунистов, политкомментаторы радио «Слово», верноподданнически возглашая: «Путин — это наш шанс!» Заметим, что «Слово» своим вещанием охватывает сотни тысяч слушателей, среди которых немало сторонников КПРФ.

 

Ведущий класс нации: пролетариат или буржуазия?

Что до «пятой колонны», то основой её влияния на социальные настроения в России является не разоблачение криминальных историй власти Навальным и Ко, а либеральный курс внутренней политики, проводимой правительством, следовательно, и президентом РФ. Курс, при котором неизбежны криминальные истории, связанные с повальной коррупцией во всех эшелонах власти. Смена этого олигархического курса на курс антиолигархический лишила бы «пятую колонну» навальных, гозманов, сванидзе и др. условий их существования. Обратим внимание, что взаимные разоблачения либерал-радикалов и либерал-патриотов никогда не затрагивают фундаментальной основы либеральной политики — господства олигархической частной собственности, которое в своё время президент США Ф. Рузвельт назвал экономической олигархией. Для «чистых» и «нечистых» либералов это господство — святая святых, именно на нём коммунистам надо настойчиво акцентировать внимание сознательных пролетариев, и не только.

Но вернёмся к лозунгу общенационального единства перед угрозой, исходящей для России со стороны имперского Запада. Закономерен вопрос: а какой класс должен стать ведущей силой этого единства? Призывающие к нему — власть, Русская православная церковь и вся мещанская рать — всячески обходят стороной данный вопрос. Речь ведут о нации (русской прежде всего), отождествляя её с национальным характером, то есть, как писал Сталин ещё в начале прошлого века: «…Отрывают нацию от почвы и превращают её в какую-то незримую, самодовлеющую силу».

Оторвать нацию от почвы — значит искусственно вырвать её из тех общественных отношений — отношений между пролетариатом и буржуазией прежде всего, — в которых формируется нация. Делается это умышленно, чтобы увести рабочих от осознания непримиримости противоречия между трудом и капиталом — противоречия между пролетариатом, составляющим сегодня в России громадное большинство ведущей русской нации, и классом крупного капитала — ничтожным меньшинством нации. «Можно ли из таких противоположных элементов организовать единый межклассовый национальный союз?» Вопрос, поставленный Сталиным более века назад, актуален и сегодня — именно к этому союзу и призывают нас буржуазные и мелкобуржуазные «заединщики», чтобы, так сказать, выполнить святой долг — защитить отечество. Но какое отечество — буржуазное? Может ли оно быть иным при власти капитала?

По Марксу и Энгельсу, пролетариат, чтобы обрести своё отечество — отечество трудящихся, «должен прежде всего завоевать политическое господство и подняться до положения национального класса». Ленин, как бы поясняя эту мысль в статье «Карл Маркс» (1913 год), особо подчёркивал, что рабочий класс не может «окрепнуть, возмужать, сложиться, не «устраиваясь в пределах нации», «не будучи национален» («хотя совсем не в том смысле, как понимает это буржуазия»).

Рабочий класс национален, но, в отличие от буржуазии, не возводит свою национальную принадлежность в абсолют, не прячет за спекулятивно трактуемыми (чем занимается буржуазия) национальными интересами свои классовые интересы. Рабочему классу, в отличие от буржуазии, в этом нет необходимости, так как его классовые интересы отражают интересы всех трудящихся классов — громадного национального большинства. Рабочему классу мало единства рабочих своей нации в борьбе с капиталом, так как он, этот трудящийся класс, интернационален, и капитал, его классовый враг, тоже интернационален. Поэтому «интернациональное единство рабочих важнее национального» (Ленин). «Поэтому рабочий, ставящий политическое единение с буржуазией «своей» нации выше полного единства с пролетариями всех наций, — утверждал Ленин, — поступает вопреки своим интересам, вопреки интересам социализма».

Приведённые выше марксистско-ленинские положения из теории превратились в практику в России минувшего века: русский пролетариат был глубоко национален, когда в революционной борьбе с капиталом он нашёл «чисто русскую» (Сталин) форму этой борьбы за власть — Советы — и сделал её формой своей, пролетарской, диктатуры; когда он возглавил интернациональное движение к социализму трудящихся всех наций России; когда он создал могучую интернациональную партию коммунистов — РСДРП — РСДРП(б) — РКП(б) — ВКП(б) — КПСС — и под её руководством стал ведущим классом советского общества и привёл его к созиданию социалистического отечества — отечества людей труда, освобождённого от эксплуатации, где на основе пролетарского интернационализма сформировалась новая историческая общность — советский народ. Советская эпоха живёт не только в нашей исторической памяти, но и в сохранившихся формах коллективного производства, в формах бескорыстного подвижничества людей науки и культуры — советских по духу, в стихийном народном движении «Бессмертный полк» и, конечно же, в протестных формах классовой борьбы российских пролетариев, в жизнедеятельности партии советских коммунистов — КПРФ.

В отличие от Советского Союза сегодняшняя Россия представляет собой одну страну, но два отечества — отечество труда и отечество капитала. Какое из них победит окончательно и бесповоротно, решит дальнейшее развитие классовой борьбы. Пока что она складывается не в пользу рабочего класса: приватизационное раздробление крупного производства привело и к его раздроблению и разобщённости рабочих; весьма существенное влияние оказала и оказывает на их сознание мелкобуржуазная среда, несущая в себе иллюзию социального мира и «бесплодные упования на иной путь развития» (Ленин) — так называемый третий путь.

Всё это сильно затрудняет формирование классового сознания российских пролетариев. Но они не безмолвствуют, накапливают опыт классовой борьбы, о чём в либеральных и провластных СМИ ничего не сообщается. Лишь «Правда» и «Советская Россия» пишут о нарастающих акциях пролетарского протеста.

Однако есть и субъективная причина замедленного созревания классового сознания рабочих — ещё недостаточная работа КПРФ в пролетарских массах. Партия сознаёт это, и не случайно в октябре 2014 года на пленуме ЦК КПРФ рассматривался вопрос об усилении влияния коммунистов в пролетарской среде. Партия понимает, что историей современной России вопрос поставлен ребром: какому классу быть ведущим классом нации — пролетариату или буржуазии. Другими словами, быть отечеству социалистическим или буржуазным.

И как бы ни были тяжелы для нас, коммунистов, условия борьбы за власть, нельзя терять того исторического оптимизма, который отличал партию большевиков на крутых поворотах истории. В нелёгком для неё 1913 году Ленин писал: «Мы не падаем духом ни при каком повороте истории. Но мы не позволим ни одному повороту истории пройти без нашего участия, без действительного вмешательства передового класса». Сказано на все времена и к дню сегодняшнему.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
8 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.