Выборы президента РФ в 1996 году: обзор событий и комментарии

 

 

Выборы президента РФ в 1996 году: обзор событий и комментарии

В настоящее время, когда происходит очередное обострение кризиса буржуазной модели, когда усиливается эксплуатация трудового народа, когда международный империализм с каждым годом чаще сбрасывает маску со своего лица, усиливая свою экспансионистскую политику, когда в ряде бывших Союзных республик (особенно на Украине) свирепствует настоящая фашистская реакция, все большее количество граждан России осознаёт пагубность либерально-капиталистического курса. В обществе растет понимание целесообразности ресоветизации и нового построения социализма. Вполне понятно, что данные методы позволят эффективно решить основные задачи, стоящие перед Россией. Об этом говорит позитивный опыт не только СССР, но и современных государств, идущих по пути социалистического и независимого развития. Результаты всех онлайн-голосований, будь то в телевизионных проектах «Имя России» (2008 год), «Суд времени» (2010 год) и «Исторический процесс» (2011 – 2012 гг..), будь то в системе «Активный гражданин» по вопросу переименования станции метро «Войковская», прямо говорят об этом.

При сложившихся обстоятельствах буржуазная власть начинает развертывать кампанию по дискредитации Российской истории, особенно Советского периода. На экранах крутят целый ряд фильмов – как «документальных», так и художественных, авторы которых предпринимают попытку представить время Советской власти как период катастроф и преступлений. Заявления о «бессмысленном эксперименте, приведшего страну в тупик», о «кровавом тоталитарном режиме», о «массовых необоснованных репрессиях», о «неэффективности плановой социалистической экономики» периодически звучат на многочисленных ток-шоу из уст ряда научных, общественных и политических деятелей. Тем самым власть, представляющая интересы компрадорского капитала, пытается донести до народа следующую мысль: «Разумеется, сейчас не идеально. Ведь кризис на дворе. Но во времена СССР было гораздо хуже. И если не мы, то снова вернуться времена «казарменного социализма»». Пытаясь доказать, что Советская власть – это время всеобщего упадка и террора, а также то, что КПРФ якобы выступает за стопроцентное восстановление модели, существовавшей в СССР, режим стремится себя спасти. Впрочем, события последних месяцев позволяют утверждать, что правящие круги снова начинают брать на вооружение аналогичные методы.

Не следует также забывать и другое. В случае существенного падения авторитета нынешнего руководства страны и возрастания протестной активности недовольство могут оседлать политические представители олигархии, оттесненной от властной кормушки, как это произошло на Украине в 2013 – 2014 гг.., и в нашей стране в 2011 – 2012 гг.. В обоих случаях, предчувствуя возможный уход руководителей России и Украины, мировой империализм делал ставку на продвижение во власть своих «клиентов» - сторонников поглощения нашей страны Западом (под флагом «интеграции в мировое сообщество», «отказа от имперскости», построения «нормальной цивилизованной страны» и т.д.). Представители прозападной либеральной «оппозиции» могут сколько угодно критиковать лично президента, его окружение, но при этом они ни слова не говорят об изменении социально-экономической политики (также являются сторонниками приватизации, членства в ВТО, монетаристского курса), не ставят вопроса о реальной поддержке Донбасса, о признании его независимости. Все их предложения сводятся к необходимости «расширения демократии», «развития по западному пути» и т.д. Но примеры нынешней ситуации на Украине, а также России периода «перестройки» и т.н. «реформ» полностью показывают, чем оборачивается для страны и народа реализация вышеупомянутых идей.

При этом т.н. «демократы» занимают консолидированную позицию с «Единой Россией» по вопросу отношения к Советскому периоду нашей истории. Как и «партия власти», они также зачастую осуществляют прямые нападки на СССР, утверждая о «тоталитарном монстре», о «бесчеловечной тоталитарной системе», «о тождественности Советского Союза Третьему Рейху», «о гиблой коммунистической системе», якобы «доведшей страну до банкротства» и т.д. Впрочем, в 1990-е годы, когда либералы сами находились у руля, данная пропаганда велась СМИ круглосуточно. Пик антисоветской истерии приходится на время избирательной кампании по выборам президента РФ в 1996 года, когда наша страна стояла перед выбором: либо Россия пойдет по пути курса Советской власти, обновленного социализма, либо законсервирует модель неоколониального компрадорского капитализма. Именно в течение первого полугодия 1996 года была вылита огромная масса клеветы на СССР, на Коммунистическую партию.

Наша задача – показать несостоятельность основных постулатов пропаганды, осуществляемой т.н. «свободными» средствами массовой информации. Сделать это мы можем с помощью обзора и анализа событий двадцатилетней давности, связанных с президентскими выборами, когда, как уже говорилось выше, антикоммунистическая пропаганда достигла своей высшей точки. В этой связи мы на протяжении предстоящих шести месяцев опубликуем цикл статей, посвященных избирательной кампании 1996 года. В них мы продемонстрируем, что КПРФ реально предлагала в тот период, чего в действительности добивалась противоположная сторона, к использованию каких методов она прибегала. Всё это крайне важно и для понимания того, что в реальности происходило при тех, кто в настоящее время, формально предлагая устранить нынешний кремлевский режим, призывает вернуться на стезю «свободы» и «демократии» 1990-х годов.

Ситуация в России в начале 1996 года. Полная утрата общественного доверия к ельцинскому режиму.

Прежде чем приступить к рассмотрению событий двадцатилетней давности, связанных с подготовкой к президентским выборам, мы сделаем общий обзор тогдашней обстановки. Сперва следует понять, в каких условиях происходила избирательная кампания. А её начало было далеко неблагоприятным для кремлевского руководства, популярность которого к тому времени опустилась фактически до нулевого уровня. Известно, что в 1991 году Б.Н. Ельцин занял первое место на выборах президента РСФСР, набрав 57,30 % голосов избирателей. Данные социологических опросов показывали, что в первые два года владычества т.н. «демократов» ельцинский рейтинг был наиболее высоким по сравнению с остальными политическими деятелями, хотя постепенно снижался – данная тенденция начала развиваться после развала СССР и начала «шоковой терапии». А вот авторитет основной политической опоры Ельцина – т.н. «либералов» за один год опустился фактически до нуля. Так, в ноябре 1992 года официальный рейтинг Ельцина составлял 49%, а в середине марта 1993 года – 38% (данные ВЦИОМа). А данные опросов ряда других социологических организаций показывали несколько иные результаты. Так, 31 декабря 1992 года «Независимая газета» опубликовала данные опроса, проведенного Службой изучения общественного мнения «VP». На вопрос «Кто, по вашему мнению, из следующих двенадцати российских политиков и государственных деятелей может оказать наиболее сильное влияние на будущее страны?», ответы респондентов были следующими: 21% затруднились ответить, 18% ответили, что таких деятелей нет, 19% отдали предпочтение Б.Н. Ельцину, 10% - А.В. Руцкому, 4% - А.И. Вольскому, 4% - М.С. Горбачеву, 3% - Е.Т. Гайдару, 3% - В.В. Жириновскому, 3% - А.М. Макашову, 3% - Р.И. Хасбулатову, 2% - С.Н. Бабурину, 2% - К.Н. Боровому, 2% - Г.Э. Бурбулису, 2% - Н.И. Травкину. В апреле 1993 года на Всероссийском референдуме большинство избирателей формально выражают доверие президенту Б.Н. Ельцину (это если не принимать во внимание того, что подсчет итогов голосования проводился от числа принявших участие в плебисците, а не от списочного состава избирателей, как того требовал закон «О референдуме» 1990 года. Не говоря уже о том, что на том же референдуме народ также не поддержал идею роспуска Верховного совета).

Однако в дальнейшем ситуация резко изменилась. Так, данные опроса, проведенного ВЦИОМом в сентябре 1993 года, показывали, что рейтинг Ельцина составлял 13%. Авторитетом теперь он больше не пользовался. Большинство респондентов отдавали предпочтение вице-президенту А.В. Руцкому (17%) – он оказался на первом месте. Ну а итоги выборов в Государственную Думу, прошедших 12 декабря 1993 года, недвусмысленно свидетельствовали о том, что народ больше не поддерживал политику т.н. «демократов» - тогдашний пропрезидентский блок «Выбор России» занял второе место, набрав 15,51 % голосов. Как известно, ЛДПР, оказавшаяся на первом месте, получила 22,92 % голосов (но если суммировать количество голосов, отданных на выборах 1993 года не только за партию В.В. Жириновского, но и за остальные оппозиционные силы – например, за КПРФ, за «Яблоко», за Аграрную партию, за Демпартию России, за «Гражданский союз» и т.д., то получается, что минимум 58,62 % избирателей фактически перестало испытывать какие-либо иллюзии в адрес ельцинской политики т.н. «реформ»). А итоги парламентских выборов, состоявшихся 17 декабря 1995 года, означали более сокрушительное поражение Кремля. Так, проправительственная партия «Наш дом Россия» заняла третье место, набрав всего 10,13% голосов, а гайдаровский «Демократический выбор России», видные деятели которого в то время занимали высокие посты в кабинете министров и в администрации президента, вообще не преодолел 5%-ного барьера и остался за пределами парламента.

Что же касается рейтинга самого Б.Н. Ельцина, то к началу 1996 года от авторитета, который у него был в начале 1990-х годов, не осталось следа. Так, данные опроса, проведенного ВЦИОМом 23 – 28 ноября 1995 года, показывали, что рейтинг тогдашнего президента РФ составлял всего 4%. Данные опросов населения, представленных данной социологической службой 30 января 1996 года, показывали аналогичную картину. Так, только 5,4% респондентов доверяли Ельцину (сам он находился на пятом месте по рейтинговому голосованию, уступая Зюганову, Явлинскому, Жириновскому, Лебедю). Данные ВЦИОМа, опубликованные в конце января 1996 года, также свидетельствовали о том, что лишь 8% из тех, кто решил участвовать в президентских выборах, готовы отдать свои голоса Ельцину (он находился на третьем месте, уступая Зюганову и Явлинскому).

Вполне понятно, что данное обстоятельство было обусловлено катастрофическими итогами горбачевско-ельцинской политики т.н. «демократизации» и т.н. «реформ» - иными словами, политики капиталистической реставрации. О резком спаде производства, уровня жизни населения в 1990-ые годы, равно как и о взлете организованной преступности, коррупции, сепаратистских устремлений регионов, об утрате позиций на международной арене, общеизвестно. Подчеркнем, что даже тогдашние официальные правительственные данные прямо говорили об этом – речь идет о статистике Госкомстата, Росстата и т.д. Чтобы не быть голословными, сошлемся на исследование И.И. Калабекова «Российские реформы в цифрах и фактах», в котором представлены данные Росстата, таких зарубежных структур как FAO, WTO, IMF, UN, Eurostatи т.д., а также статистика министерств России, США, Германии, Японии, Китая и т.д. Рассматривается ситуация в экономической, социальной, демографической сферах. Данные различных структур прямо говорят о масштабном ухудшении социально-экономической обстановки в описываемый нами период (напомним, что согласно официальным данным, в 1990-ые годы ВВП сократился на 43%, промышленное производство на 53%, сельское хозяйство – более, чем на треть. А по показателям уровня жизни населения Россия переместилась с 25 места (1990 год) на 68-ое место в мире (2000 год)). Также отметим, что в конце 1980-х годов СССР был третьей в мире экономической державой, уступая США и Японии, а в 1997 году, согласно анализу Всемирного банка, Россия по масштабам экономики занимала 13-ое место в мире. Следовательно, катастрофа 1990-х годов – это не пропагандистские «штампы» КПРФ, как это пытались (и до сих пор пытаются) изобразить идеологи современной либеральной т.н. «оппозиции» (вчерашней основы ельцинского режима), а объективная реальность. Мы это доказали, ссылаясь на данные как самих правительственных структур, так и крупнейших международных экономических, исследовательских, политических организаций.

Для того, чтобы иметь точное представление о том, в каком положении оказалась Россия к 1996 году, сошлемся на оценку ситуации, данной деятелем, формально стоящим в стороне от российской внутриполитической борьбы. Мы приведем цитату из книги бывшего редактора русской версии журнала «Форбс» П.Ю. Хлебникова «Крёстный отец Кремля Борис Березовский или история разграбления России». Он писал следующее: «Для России 1995 год был годом кровопролития и упадка. Каждый вечер россиянам показывали по телевизору ужасы чеченской войны. Деловые круги, не успев оправиться от потерь, понесённых во время великой бандитской войны, были потрясены убийством нескольких высших руководителей нефтяной и алюминиевой промышленности. Страна переживала быстрый экономический спад. Население России сокращалось. На международной арене Россия никогда ещё не испытывала подобного унижения. НАТО продолжало расширяться на восток, поглотив Польшу, Чехию и Венгрию. Самая мощная военная организация в мире, таким образом, продвинулась на 400 километров ближе к границам России. Когда в то лето военные самолеты НАТО бомбили сербские позиции в Боснии, Россия выразила протест от имени своего традиционного союзника, но сделать ничего не смогла.

Березовский, несмотря ни на что, процветал….».

Как уже было отмечено выше, именно по мере развития всех вышеперечисленных контрпродуктивных тенденций ельцинский режим утрачивал свой авторитет среди населения России. Дело дошло до того, что даже те, кто традиционно считался его основной политической опорой (т.н. «демократы»), тоже начали сомневаться в Борисе Николаевиче как в дееспособном руководителе государства. По крайней мере, часть сторонников и видных деятелей праволиберального политического спектра открыто заявляла об этом. Рассмотрим, к примеру, тогдашнее мнение сотрудника «Литературной газеты» О.П. Мороза (он, как известно, принадлежит к т.н. «демократическому» лагерю). 25 января 1996 года, давая оценку деятельности Ельцина на посту президента РФ, написал следующее: «… Ельцин развязал войну в Чечне и не знает, как из неё выпутаться…». По его словам, «у ельцинского режима много очевидных провалов». И начинает перечислять их. «Благое дело приватизации государственной собственности в общем-то сделалось не так, как задумывалось. Собственность досталась не народу и не честным, толковым хозяевам – в значительной степени начальству и мафии…

При Ельцине разбухло и совершенно обнаглело чиновничество. Масштабы коррупции, воровства – фантастические…

Ещё более обнаглели преступники. Милиция разбежалась по ларькам, по банкам. А та, что осталась, воюет в Чечне. Больше некому, видите ли, воевать…

Ельцинский режим оказался совершенно не в состоянии регулировать доходы граждан – попридержать их планку у наиболее обеспеченных и приподнять у самых малоимущих. Ещё более вопиющее – допустил повсюду по стране многомесячную невыплату заработанного…».

В заключении О.П. Мороз подчеркивает, что «главную вину за всё это, естественно, несёт сам Ельцин, явно неспособный к ежедневной последовательной, устремлённой работе, к тому, чтобы довести до ума хотя бы одно из задуманных дел, проконтролировать выполнение собственных решений».

В свою очередь, даже тогдашний лидер ДВР Е.Т. Гайдар, в целом поддерживая экономический и внешнеполитический курс Кремля, открыто критиковал власть за развязывание чеченской войны. Так, в январе 1996 года, во время операции федеральных властей в Первомайском по освобождению заложников, захваченных отрядом чеченских террористов во главе с Салманом Радуевым, Гайдар открыто подверг критике данные действия, подчеркнув, что «неизвестно, чего было больше – беспомощности, жестокости или лжи» (На полях заметим, что он и его политические соратники начала 1990-х годов вроде Ельцина, Хасбулатова и прочих несут за чеченский кризис не меньшую степень ответственности – они поддерживали и взращивали мощь национал-сепаратистов, долгое время смотрели сквозь пальцы на криминальную русофобскую и сепаратистскую деятельность режима Д. Дудаева. Именно Верховный совет РФ воспрепятствовал попытке введения режима чрезвычайного положения в Чечне. Не следует также забывать, что весной 1992 года командующий ОВС СНГ Е.И. Шапошников распорядился передать дудаевскому режиму 50% оружия российских вооруженных сил, находящегося на воинских складах в Чечне – данный шаг был предпринят с ведома Б.Н. Ельцина и Е.Т. Гайдара. Также гайдаровское правительство дало согласие на перекачку в Грозный 20 миллионов тонн российской нефти. Напомним, что данные Думской комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской республике, возглавляемой С.С. Говорухиным, показали, что основная часть нефти, поставляемой из Москвы, направлялась не на обеспечение посевной кампании в данном регионе. Клан дудаевцев активно наживался на нефтяных поставках, продавая топливо за границу контрабандным путем, переводя средства от экспортной продажи на личные счета самого Дудаева).

Но вернемся к критике Ельцина самими представителями «демократического» движения. Лидера ДВР также не устраивала отставка главы администрации президента С.А. Филатова и первого вице-премьера А.Б. Чубайса. По его мнению, данный шаг лишил правительство «возможности вести какую бы то ни было осмысленную политику». О какой именно политике идет речь – догадаться не трудно (равно как и о её подлинных результатах). «Осмысленнее» некуда…

Как видим, критике подвергается не сам курс, проводимый ельцинским режимом, а отдельные стороны его деятельности вроде чеченской войны. Их также не устраивала отставка наиболее одиозных правительственных деятелей вроде Козырева, Чубайса и прочих. Но ведь ни ДВР, ни остальные политические партии и движения «демократического» толка ни слова не сказали ни о бесперспективности неолиберально-монетаристской модели, ни о пагубности прозападного внешнеполитического курса и т.д. Следовательно, они и Б.Н. Ельцин фактически стояли на одной платформе – обе стороны являлись приверженцами одинаковой модели общественного устройства. Ровно то же самое относится и к вышеупомянутому О.П. Морозу, который, формально критикуя ельцинский режим, говорит о результатах деятельности власти, но не о причинах того, что он описывал.

Кого в те дни т.н. «демократы» рассматривали в качестве наиболее оптимального кандидата на должность президента России? Лидер ДВР Е.Т. Гайдар говорил о возможности поддержки председателя правительства РФ В.С. Черномырдина, если он примет решение баллотироваться в президенты. Ровно то же самое заявила сопредседатель «Демократической России» Г.В. Старовойтова. Так, в собрании инициативной группы по выдвижению В.С. Черномырдина кандидатом в президенты, прошедшем в Санкт-Петербурге 30 января 1996 года, приняли участие представители ДВР, «Демократической России», Христианско-демократического союза. Разумеется, они выделяли в Викторе Степановиче продолжение неолиберально-монетаристского курса вроде приватизации, проведения жесткой финансовой политики (о подлинном результате данного эксперимента мы сказали выше – прим.авт.), а также действия во время трагических событий в Будённовске в июне 1995 года (когда бойцам «Альфы» не позволили до конца совершить операцию по освобождению заложников, а затем в результате переговоров фактически сдали Ш. Басаеву Чечню – прим.авт.). Все это – к вопросу об их «оппозиционности». Правда, отдельные представители т.н. «демократических» сил рассматривали возможность поддержки кандидатуры М.С. Горбачева (например, С.Н. Юшенков). Но мы знаем, что представляет собой данная личность, а также то, к чему привела нашу страну его политика.

Таким образом, дело было не в «издержках» и «ошибках» т.н. «либеральных реформ», а в самом курсе на построение свободного рынка времен XIX века, явно непригодного в современных условиях развития (разумеется, если речь идет о стремлении страны развиваться не в качестве полуколонии мирового империализма, а на самостоятельной основе, пробиваться в лидеры). Об этом говорит опыт не только нашей страны, но и всех остальных, вступивших в конце XX столетия на стезю «экономических преобразований». Известно, что страны Восточной Европы, правительства которых взяли на вооружение основные постулаты социально – экономической политики «вашингтонского консенсуса», пережили масштабную деиндустриализацию, возрастание масштабов социального расслоения и внешнего долга. Если и наблюдался формальный рост экономики – то по большей части за счет иностранных инвестиций, пусть и способствовавших определенному созданию рабочих мест, но не решавших задачи создания и развития современного высокотехнологического производства. Данный регион существовал за счет субсидий ЕС. Все это крайне болезненно отразилось на состоянии восточноевропейских стран с момента начала финансово-экономического кризиса в 2008 – 2009 гг.., когда «зарубежные инвесторы» моментально покинули местные рынки, а многие страны, не имеющие собственной индустриальной базы, мгновенно оказались на грани государственного банкротства.

Прямо противоположный результат мы видим у тех стран, которые с порога отвергли модель либерального капитализма, взяв на вооружение планово-рыночную систему, сохранив командные высоты экономики в руках государства, а частное предпринимательство допустили в сферу обслуживания, торговли, рассматривая его не в качестве альтернативы, а в качестве дополнения к общенародной собственности. Прежде всего, речь идет о Китае, пошедшего по данной стезе с 1978 года, а также о Беларуси, власти которой с 1994 года начали проводить аналогичную политику. Даже такой антисоветчик как Р.А. Медведев признаёт данные факты в своих книгах «Подъем Китая», «Александр Лукашенко. Контуры белорусской модели». Об этом же идет речь в статье директора Института экономики и политики Дальнего Востока Ли Чуаньтуна «Китайская гомеопатия вместо «шоковой терапии», опубликованной в газете «Промышленные ведомости» в октября 2007 года. Вполне понятно, что в двух упомянутых странах существует немало противоречий, проблем и т.д.. Тем не менее, им удалось не допустить развала народного хозяйства, избежать участи полуколонии ведущих мировых держав. Так, с момента начала реформ Дэн Сяо Пина стало заметным поступательное экономическое развитие КНР. Китай даже вошел в число быстроразвивающихся стран и по мировым оценкам имеет шансы опередить США.

Что касается Белоруссии, то в первой половине 1990-х годов наблюдался спад экономики (в 1992 году ВВП сократился на 9,6%, в 1993 году – на 7,6%, в 1994 году – на 11,7%). Однако в 1996 году наметились позитивные тенденции – стала заметной положительная динамика ВВП и промышленного производства, а в 1997 году начался устойчивый экономический рост. Правда, в ответ на данные аргументы некоторые заявляют, что основой благополучия Беларуси являются поставки российских сырьевых ресурсов по льготным ценам. При этом они упускают из вида весьма существенное обстоятельство – эта страна не только зависит от российских энергоносителей. В то же время Белоруссия производит и поставляет в нашу страну станки, машины, промышленное оборудование и т.д. Так, на сайте «Поставщики оборудования – Беларусь» представлен перечень белорусских машиностроительных предприятий, производителей и поставщиков промышленного оборудования. Отметим, что в статье Екатерины Глушик «Инновационный путь», опубликованной в газете «Завтра» в августе 2008 года, показана деятельность ряда ключевых белорусских предприятий (таких как Гомсельмаш, Центролит, Белорусский металлургический завод, Бобруйский завод тракторных деталей и агрегатов и т.д.), не только наращивающих объемы производства, внедряющих передовые технологии, но и активно поставляющих продукцию на экспорт в целый ряд стран. Т.е., неверно утверждать, будто данное государство существует исключительно за счет других.

Однако в ответ на все это т.н. «либералы» начинали заявлять об «отсутствии демократии» в Китае и в Белоруссии, о «диктаторских» режимах, в то время как государства Восточной Европы, хоть и испытывали нелегкую участь, но, как утверждали «правые», «успешно шли в светлое будущее» и т.д. Выше мы отметили, к какому «светлому будущему» пришли бывшие страны Социалистического лагеря. Какой смысл проводить сомнительные эксперименты, ведущие к ухудшению условий жизни народа и к ослаблению страны?! Основной вопрос – показатель степени мощи страны и благосостояния народа, а не присутствия/отсутствия «свободы» и «демократии». Так вот, Китай и Белоруссия смогли добиться успехов. Это самое главное.

Следует начать с того, что любая власть является в определенной степени диктатурой определенного класса. Весь вопрос в том, кому принадлежит власть – либо капиталистам, либо трудовому народу. Как справедливо отмечал В.И. Ленин, никакой «демократии для всех» в принципе быть не может, она существует только для определенного класса. В качестве подтверждения данного тезиса желательно напомнить, что в странах, называющихся «демократическими», власти периодически прибегают к использованию диктаторских способов управления. Возьмем, к примеру, практику Соединённых штатов Америки, в которых в годы «маккартизма» фактически было оказано мощное давление на Компартию, в дальнейшем, в период борьбы против расовой сегрегации – на движение «Чёрные пантеры». Канадская журналистка Наоми Кляйн в своей книге «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф» подробно, с использованием материалов местной прессы, показала, как после трагических событий 11 сентября 2001 года, во многом инспирированных американскими властями, вступивших в сговор с Бен Ладеном, фактически установили жесткий полицейский контроль над обществом и над каждым человеком. В список потенциальных террористов могут зачислить абсолютно любого, чьи действия вызывают подозрения, и в любой момент задержать в любой точке Земного шара с последующей пересылкой в Гуантамо. В свою очередь, бывший помощник министра финансов США Пол Крейг Робретс в своей статье «Россия под ударом», опубликованной в феврале 2014 года, писал, что основная масса американских СМИ подчинена правительству и крупным компаниям, и они «не могут осмелиться идти против правительства ни по одному вопросу».

О том же самом говорят и события, происходящие в нашей стране в 1990-ые годы. Разгон ряда оппозиционных митингов в 1992 – 1993 гг.., расстрел парламента с последующей жестокой расправой над защитниками Конституции, подчинение СМИ ведомству М.Н. Полторанина, формирование модели сверхпрезидентской республики – это все деяния ельцинского режима (обо всем этом речь шла даже в письме лейбористов – депутатов британского парламента, подписавших коллективное письмо осенью 1993 года, в котором выразили несогласие с поддержкой английским правительством антидемократического переворота, предпринимаемого ельцинской командой). Как т.н. «реформаторы» «развивали» демократию, мы убедимся в дальнейшем, когда будем рассматривать ход избирательной кампании 1996 года.

Что же касается конкретно Белоруссии и Китая, то надо иметь в виду ряд существенных моментов. Во-первых, те «некоммерческие организации», «правозащитные структуры» и «демократические партии», которым оказывал противодействие А.Г. Лукашенко, являлись проводниками интересов международного капитала. Их деятельность курировалась «мировым сообществом». Впрочем, вышеупомянутый американский деятель Пол Крейг Робертс в своей статье, затрагивая деятельность данных организаций, прямо написал, что «это агенты Вашингтона под прикрытием названий «правозащитная организация», «строительство демократии» и т.д. К чему приводит бездействие в адрес тех, чья деятельность курируется иностранными государствами, видно на примере катастрофических событий, развернувшихся на Украине с февраля 2014 года. Во-вторых, если бы власти КНР в одно мгновение отстранили бы Компартию от управления, сломав партийную вертикаль власти, то в стране моментально бы разразилась смута, наблюдался бы всплеск сепаратистских тенденций, дезорганизация системы государственного управления – со всеми вытекающими последствиями. Впрочем, ровно это и произошло в нашей стране в результате горбачевско-яковлевской т.н. «перестройки». Ведь территориальная целостность, стабильность и порядок, независимость – вещи крайне важные. Впрочем, мировой глобализм, реализуя стратегию «управляемого хаоса», специально стремится дестабилизировать обстановку в тех регионах земного шара, на которые он положил глаз…

Но вернемся к началу избирательной кампании 1996 года. Мы установили, что ельцинский режим в то время полностью утратил авторитет в обществе. А кому теперь большинство населения России отдавало свои предпочтения? Итоги выборов в Государственную думу, прошедшие 17 декабря 1995 года, свидетельствовали о том, что самой влиятельной политической силой становилась КПРФ, занявшая на выборах первое место, набрав 22,30% голосов избирателей. Данные опроса населения, проведенного ВЦИОМом (были обнародованы 30 января 1996 года), говорили о том же самом. Наиболее высокий рейтинг имел лидер КПРФ Г.А. Зюганов (ему отдало предпочтение 11,3% респондентов). На втором мест был лидер «Яблока» Г.А. Явлинский (7,7%), на третьем – лидер ЛДПР В.В. Жириновский (7,1%), на четвертом – сопредседатель Конгресса русских общин А.И. Лебедь (5,5%), на пятом – Б.Н. Ельцин (5,4%). Данные ВЦИОМа также показывали следующее: 20% тех, кто принял решение принять участие в президентских выборах, которые должны были состояться в июне того года, намеревались отдать свой голос Г.А. Зюганову, 13% - Г.А. Явлинскому, 8% - Б.Н. Ельцину. Как видим, у тогдашнего президента России фактически не было шансов выйти во второй тур выборов (а уж о победе можно было и не мечтать).

Таким образом, у КПРФ появились весьма неплохие перспективы выиграть президентские выборы, которые были назначены на 16 июня 1996 года. А учитывая, что в тот период предпринималась попытка сформировать единый блок народно-патриотических сил (т.е. создать коалицию коммунистов и национально-ориентированных буржуазных сил в борьбе против прозападного марионеточного ельцинского режима), то была вероятность того, что кандидатуру Г.А. Зюганова поддержат не только коммунистически настроенные избиратели. Т.е., шансы на победу возросли. Но о том, как проходила предвыборная борьба, мы будем подробно писать в следующих статьях.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.