ЗНАКОМЬТЕСЬ: ПРОСТОЙ НАРОДНЫЙ ГЕРОИЗМ. "Спасибо, Валерия!" Ужасы войны, донбасский тыл и новые герои. Валентин Левченко: в Донецке снова будет миллион жителей и миллион роз. БУРЕВЕСТНИКИ РЕВОЛЮЦИИ. ИНТЕРДВИЖЕНИЮ ДОНБАССА 25 ЛЕТ!

"Спасибо, Валерия!" Ужасы войны, донбасский тыл и новые герои

 

 

"СПАСИБО, ВАЛЕРИЯ!" УЖАСЫ ВОЙНЫ, ДОНБАССКИЙ ТЫЛ И НОВЫЕ ГЕРОИ

 

 
Слово «волонтер» в Киеве уже сродни слову «мошенник». Десятки аферистов уже сколотили себе состояния на поставках тухлой тушенки ВСУ и на перепродажах носков. А как обстоят дела в ДНР?

Коллектив общественной организации «Патриоты Новороссии» сложился еще в первые дни становления ДНР. Тогда, у здания бывшей облгосдаминистрации (сейчас это Дом правительства), собирались тысячи жителей Донецка и окрестностей, которые требовали права на самоопределение и хотели быть услышанными новой украинской властью.

Эту общественную организацию учредили три совершенно разные женщины, каждая со своей судьбой – Валентина Зинина, Альбина Бурцева и Валерия Антипова. Объединяло их решение посвятить себя республике и простым людям, которые не могут помочь себе сами в это тяжелое военное время. Я встретилась с Валерией в ее рабочем кабинете, дверь в который редко бывает закрыта. Нашу беседу то и дело прерывают люди, приходящие сюда за помощью.

Настоящие патриоты

До войны Валерия жила в микрорайне Октябрьский, у нее был деревообрабатывающий цех на Партизанском проспекте (мкр. Путиловский), в соседней с Донецком Авдеевке – дача. Три самые «жаркие» точки соприкосновения ВСУ с ополчением ДНР. Валерия рассказывает, что помнит тот липкий ужас, который поглощает человека, если рядом с ним ложатся снаряды. «Вся сжимаешься, лицо руками закрываешь, и молишься – хоть бы пролетел мимо, хоть бы пролетел мимо…», - рассказывает она со слезами на глазах. «И в подвале жили неделями, и выбирались оттуда только чтобы еду приготовить… Страшно, все это очень страшно… Сейчас вспоминаешь мирную жизнь, те, прежние проблемы, которые казались чуть не смертельными, и думаешь: «Боже, какие это были пустяки».

Однако Валерия приняла, пожалуй, самое важное решение в своей жизни, - остаться в Донецке, и заниматься помощью мирным жителям Республики, проживающим к «красной зоне».

«Когда только начинались боевые действия, все не верили, что против нас пойдут настоящей войной. Думали: пошумят, и перестанут. А мы пока привозили людям посильную помощь – тушенку, памперсы, медикаменты…». Но оказалось, это все только начало.

«Прошлым летом обстрелы были такие сильные, что нужно было вывозить людей с Октябрьского, организовывать транспорт, расселять по общежитиям. Есть у меня заявление от женщины, проживающей в Петровском районе, вместе с дочкой. Их дом разрушен. А на просьбу выделить какие-то стройматериалы, чиновники не отреагировали. Наши чиновники, ведь, тоже люди. Может, устали от большого наплыва людей, или забыли. В итоге, ее заявление попало в нашу организацию. Я сначала пробовала решить проблему через благотворительные фонды, потом позвонила в Петровский исполком. Там очень быстро и добросовестно отреагировали, выделили рубероид, стекла».

Чужого горя и чужих детей не бывает

«Была у меня тяжелая семья: одинокая мама, двое младенцев-близнецов, бабушка и прадедушка 80-летний, только прооперированный. Они жили по улице Стратонавтов (одна из самых пострадавших в городе). Сейчас живут в квартире по улице Щорса, благодаря еще одной доброжелательнице. Мы даже не знаем кто она. Ключи принесла некая Оксана, преподавательница английского языка. И это далеко не первый ее добрый поступок и помощь мирным людям Донецка, пострадавшим в эту войну. Но сейчас семья снова нуждается в помощи – им нечем оплачивать коммунальные услуги».

«У малышей день рождения 22 января, как у моего сына…», - переходит она на личное, и глаза начинают слезиться.

У Валерии два взрослых сына. Один из них – инвалид детства, но и этого испытания Судьба посчитала ему недостаточным. К лету 2015 года семья Валерии переехала с Октябрьского ближе к спокойным районам Донецка, но во время обстрела 15 июля ее сын оказался возле своего прежнего дома, приехал проверить – все ли в порядке в квартире, и был тяжело ранен. Осколки «прошили» ногу насквозь, ее пришлось ампутировать выше колена. Сейчас молодой человек потихоньку учится ходить заново. В декабре (при помощи главы Республики Александра Захарченко) мать с сыном надеются начать протезирование.

Чиновничий «отфутбол» и что с ним делать

«Сейчас к нам обратились из Кировского района. По улице Библиотечной живут два брошенных пенсионера. Полуслепой Козловский Виталий и его лежачая жена, которая уже под себя ходит. По сути получается, что этих людей «отфутболивают». То сосед за ними присматривает, но не может же он все время контролировать их состояние. Это должны делать соответствующие службы, и наша задача заострить внимание на проблемах остро нуждающихся в помощи людей. Я «обзвонилась».

Наши люди побывали там, обнаружили там крайнюю антисанитарию, пенсионерам там даже негде мыться. Я связалась с Натальей Бородай из Кировского исполкома, она занимается гуманитарной помощью. Наталья направила туда директора территориального центра Светлану Лебедь. Я звоню ей, хочу понять, что делают исполнительные службы с такими людьми. Узнаю, что она подключила к решению проблемы председателя ООО «Шахтеры Донбасса» Виктора Ляхова. Связываюсь с ним. Он да, сделал доброе дело, взял машину, отвез женщину в частный дом престарелых, где новая беда – у нее обнаружили чесотку. Вернули домой. Ляхов обещал подключить дерматолога из 11 больницы, назвал даже фамилию этого врача. Я себе отметила все, буду держать ситуацию под контролем.

Я считаю, мы обязаны освещать проблемы таких людей, вдруг кто-то захочет им помочь! Вот, отказался человек ехать в дом престарелых, а как он будет жить дальше в тех ужасных условиях? Что он будет делать? Есть же профильные службы, сотрудники которых получают зарплату, почему они не приезжают хотя бы раз в неделю к одиноким, больным людям, к пенсионерам? Если не могут помочь им, то почему не перенаправят туда, где за ними будет должный уход? Это наша боль, ведь здоровый человек вполне может помочь себе сам, а старики без поддержки не выживут».

Проблемы расселенцев

Валерия часто проведывает людей, переселенных из многострадального микрорайона Октябрьский в общежития. С одной стороны, то, что республика предоставила этим людям крышу над головой – замечательно. Но, с другой - здесь тоже предостаточно проблем, которые предстоит решить. Например, в организацию «Патриоты Новороссии» обращаются с просьбой посодействовать в улучшении жилищных условий расселенцам. «У меня есть заявление от гражданки Х., проживающей в общежитии по улице Розы Люксембург. В крохотной комнате стоит четыре кровати – для бабушки, мамы и двоих детей. Три поколения в одном помещении, и это при наличии рядом свободной комнаты! Можно же переселить хотя бы маму с детьми, ведь тем нужно пространство, место для учебы. Говорят, что свободных комнат нет, что могут снова начаться обстрелы, и в эти комнаты, возможно, приедут новые люди… Мы все надеемся, что этого не произойдет. Но ведь пока комнаты пустые есть! Аналогично с другой семьей, в которой два пенсионера по 70-75 лет проживают со своими взрослыми дочерьми».

Война всегда ведёт за собой слёзы, горе, нищету и разруху. И огромное количество проблем. Но благодаря таким людям, как Валерия, эти проблемы сдвигаются с мёртвой точки. Спасибо, Валерия, и спасибо, «Патриоты Новороссии». Познакомившись с такими людьми, понимаешь, насколько убого выглядят потуги их киевских антиподов, которые только и могут, что собирать крышки от бутылок, воровать продукты, да скакать в поддержку убийств граждан Донбасса.



Подробнее: http://antifashist.com/item/spasibo-valeriya-uzhasy-vojny-donbasskij-tyl-i-novye-geroi.html#ixzz3sr61EkXf

 

ВАЛЕНТИН ЛЕВЧЕНКО: В ДОНЕЦКЕ СНОВА БУДЕТ МИЛЛИОН ЖИТЕЛЕЙ И МИЛЛИОН РОЗ

 

 
Валентин Левченко: в Донецке снова будет миллион жителей и миллион роз

«Антифашист» уже не раз рассказывал истории людей, пострадавших в страшной кровопролитной войне на Донбассе – трагедиях их жизней, чувствах, переживаниях. Но ещё ни разу мы не говорили о том, что чувствуют те люди, которые в это страшное время взвалили на себя бремя руководства пострадавшими районами и городами Донбасса.

Что чувствуют эти люди? Как справляются с потоком эмоций от каждодневного созерцания раненых, убитых, искалеченных горожан, разрушенного жилья и инфраструктуры? Где и в чём находят силы для продолжения работы? Сегодняшний наш гость – Валентин Левченко, глава одного из самых пострадавших районов, расположенного на линии фронта – Киевского района города Донецка.

- Здравствуйте, Валентин Викторович, Вы согласились возглавить прифронтовой район, один из самых пострадавших в этой войне. Как вам далось это решение?

- Решение это далось, скажу честно, легко. С небольшими колебаниями, но всё же – легко. В этом районе я работаю уже десятый год. В 2006-м я пришёл в него заведующим коммунальным отделом и до войны трудился на этом месте. С началом скачек на Майдане начался тяжёлый период: шло постоянное нагнетание ситуации. Потом война. С 21 сентября 2014 тогдашнее руководство района уже отсутствовало на своих местах, руководили дистанционно. Кроме меня в районе остались управделами и два зампреда по социальным вопросам, но свою работу мы старались делать на совесть, не смотря на тяжёлые условия: здание, в котором мы сейчас с вами находимся, трижды подвергалось обстрелам. Первый был 5 августа – прямое попадание «града» в кровлю. Следующий 1 октября. Тогда снаряд попал с торца здания, где мы обычно принимали заявления от граждан на материальную помощь. Мы потеряли 75 процентов остекления. Слава Богу, никто не погиб. И последний обстрел, миномётный, был 20 января 2015. Здание практически не отапливалось, по коридорам гулял ветер. Нам удалось избежать мародёрства и сохранить всё, что можно было сохранить – спасибо моим коллегам за это. Работу мы продолжали в здании Куйбышевского райисполкома, там вели приём граждан. В мае 2015 года мне предложили занять должность главы района. Поначалу жена была против (смеётся), теперь она меня поддерживает.

- Почему Вы остались в городе? Почему не уехали, как большинство Ваших коллег?

- В сентябре прошлого года я взял три недели отпуска. Тогда был период разброда и шатания, было непонятно, куда мы идём, и что нас ждёт завтра. Кому-то для того, чтобы разобраться в себе, нужен миг. Кому-то месяцы и даже годы. Мне хватило вот этих вот трёх недель. Я выехал на территорию Украины, проехался по нескольким городам. Был в Севастополе. В Белоруссии. И знаете, когда я вернулся домой, то готов был пол целовать в своей квартире. Это чувство дома, чувство того, что именно вот это – моё, родное. Вот потому и остался.

- Вы запомнили день 26 мая – первый день войны в Донецке?

- Конечно.

- Каким он был для Вас?

- Мы с архитектором и землеустроителем района выехали на межевой спор по улице Новочеркасской. Это давний спор, всё как всегда – одни соседи против других за полметра межи. И в это самое время над аэропортом появились два истребителя. Поначалу это вызвало даже какой-то интерес. Потом они начали стрелять. Мы поняли, что началось противостояние нашего ополчения с кировоградской бригадой, сидевшей в аэропорту. Всё закрутилось, начались боевые действия. Стрельба, перевёрнутый грузовик на газоне первой детской горбольницы (ред.- расстрелянный снайпером грузовик, вывозивший раненных бойцов), первая кровь. Вот так прошёл мой день 26 мая.

Дальше шло по нарастающей. В период с 10 по 15 июня был произведен обстрел Киевского района. Мы видели пули – это был крупнокалиберный пулемёт, пока ещё не мины, не «град». Уже тогда пострадало 18 домов. Мы их осматривали, составляли акты, планировали восстановление. Сумма затрат после первого обстрела по восстановлению всего жилого фонда составила всего 42 тысячи гривен. Но тогда нам это казалось большой суммой, мы думали, где брать на это деньги. Сейчас суммы исчисляются миллионами.

Раз уж мы коснулись темы жилого фонда, то по состоянию на сегодняшний день у нас повреждено 1047 частных жилых домов, порядка полутора тысяч квартир в многоэтажных домах. Мы пережили очень трудную зиму. Складывалось впечатление, что украинская армия целенаправленно била по объектам жизнеобеспечения района. Очень сильно страдали подстанции, энергетики просто чудеса творили, ремонтируя их. Был обесточен Северный водопроводный узел, который является основным в водообеспечении района. Нет воды – не работают котельные. Начались многочисленные разморожения системы центрального отопления. Обстреливались детские сады, школы. Не смотря на то, что система образования работала дистанционно, в школах всё равно проводились факультативы, на 2 часа в день дети туда приходили. Старались проводить уроки, когда у украинской армии шёл развод или завтрак – знали, что обстрела не будет. Но с 6 часов вечера с разной степенью протяжённости обстрелы, обстрелы, обстрелы…

- Сейчас идёт восстановление района?

- Идёт. Прежде всего, восстанавливаем объекты социальной сферы. Многоэтажный жилой фонд. К сожалению, пока не могу похвастаться восстановлением домов частного сектора. Тем не менее, по тем цифрам, что я озвучил, идёт работа по приёму заявлений, по обследованию жилого фонда, составлению заявок в республиканское управление капитального строительства. Сейчас мы стоим на пороге зимы и зимнего отопительного сезона. И вся наша деятельность направлена на восстановление системы отопления. 14 жилых домов этой зимой отапливаться, к сожалению, не будут. Из 43 котельных у нас будет работать порядка 36. Остальные не будут работать из-за разрушений. Понимаю, что цифры не слишком впечатляющие. Однако, ещё в августе этого года мы не видели вообще никаких перспектив восстановления ни котельных, ни детских садов, ни школ.

- Почему?

- Не было средств, материалов. Только в последние несколько месяцев Центр восстановления активно занялся этими вопросами. Исключительно благодаря помощи Российской Федерации. Огромная благодарность России за это. Своими силами мы бы ничего этого не вытянули.

- Много ли на территории района объектов, которые повреждены настолько, что уже не подлежат восстановлению?

- Моя самая сильная головная боль – это многострадальная девятиэтажка по Взлётной, 11а.

Это малосемейка, построенная для работников аэропорта. 170 квартир. Все жители этого дома, в связи с невозможностью там находиться (дом вплотную прилегает к линии фронта), расселены либо в пансионат «Ветеран», либо в общежития. Некоторые жильцы расселились сами. Окончательное решение по этому дому пока ещё не принято. Хотя уже совершенно ясно, что котельная, которая была расположена в аэропорту, отапливать этот дом не будет, насосная станция разбита и раскомплектована. По другим объектам нет таких существенных повреждений, чтобы можно было сказать, что всё – этот объект брошен. Донецкая Торгово-промышленная палата – это был образец евроремонта - расположенная прямо у Путиловского моста, очень сильно повреждена и её восстановление требует настолько существенных затрат, что пока этот вопрос даже не рассматривается. Машиностроительное училище №67, находящееся в Путиловской роще, разбито, котельная в числе тех, которые мы не запускаем. Вопрос его восстановления не стоит в сегодняшней повестке дня. Вот, пожалуй, эти три объекта. Если есть фундамент, то восстанавливается всё, главное – не полениться и были бы средства, чтобы всё это восстановить.

- Вы регулярно встречаетесь с жителями района. Что сейчас беспокоит людей больше всего?

- Встречи с людьми, мы их называем сходы, мы проводим 2 раза в неделю. Ездим по всему району. Характер задаваемых на сходах вопросов радикально отличается в зависимости от расстояния до линии фронта. Людей, чьи дома расположены рядом с фронтом, волнуют вопросы восстановления тепла, обеспечения транспортом, продовольствием. С лета прошлого года в связи с разрушением Путиловского моста и троллейбусной линии, сокращён маршрут троллейбуса №10. Жизнь у нас заканчивалась на остановке Киевский райисполком. Дальше троллейбус не шёл. До Нового года мы однозначно продлим маршрут до Партизанского проспекта и таким образом решим проблему Путиловки с транспортом. Проводим ярмарки, чтобы люди могли сделать запасы картошки, моркови других овощей на зиму. Ведь Путиловский рынок разрушен. Обращаемся к предпринимателям, говорим, чтобы открывали магазины, возвращались в район. Эти вопросы волнуют людей больше всего и мы их постепенно решаем. Тех же, чьи дома расположены в отдалении от линии соприкосновения, больше волнуют вопросы наружного освещения, элементы благоустройства.

Добавилась и такая напасть как мыши, совы, лисы. Два года природа жила по своим законам. На улицах, граничащих с Ясиноватским районом, много диких зверей, лисы бегают прямо по улицам. В одной части района много мышей, а в другой – сов. Я говорю, может, нам их как-то перезнакомить между собой и таким образом мы решим эту проблему (смеётся).

Очень волнуют вопросы гуманитарного обеспечения, начисления пенсий. До войны у нас было порядка 35 тысяч пенсионеров в районе, сейчас их около 25 тысяч. С момента, когда мы начали выплачивать пенсии в апреле текущего года, количество пенсионеров возросло с 17, 5 до 25 тысяч человек.

- То есть люди возвращаются?

- Люди возвращаются. Это особенно заметно стало с августа, когда реально были прекращены боевые действия. За эти месяцы район начал оживать. Для меня это очень приятно. Как можно словами описать те чувства, когда ты видишь в районе пустые дома, практически брошенные, а через три километра, в центре города на набережной Кальмиуса люди играют в волейбол, теннис, купаются, загорают. Для меня центр города стал заграницей теперь.

- С чего начинается Ваш рабочий день в нынешних условиях, как он проходит?

- Работа начинается с объезда района – смотрим, что за ночь произошло. Диспетчер, как правило, в 7 утра мне уже отзванивается по ситуации в районе, по аварийным остановкам, по выездам МЧС, по данным скорой помощи. Докладывает были ли обстрелы, сколько раненых, погибших. Далее рабочее совещание с заместителями, постановка задач на день, планируем своей день в соответствии со складывающейся обстановкой. В первую очередь – восстановление жилого фонда и объектов социальной сферы. Четверг, пятница, суббота – в эти дни у нас сходы граждан, на которых обсуждаем все наболевшие вопросы. Проводим массовые мероприятия. На очень достойном уровне провели День учителя, молодёжный фестиваль «Я – патриот Донбасса». В День освобождения Донбасса провели концерт-митинг на территории посёлка «Точмаш». Это было знаково по той причине, что посёлок расположен максимально близко к линии соприкосновения. Там есть сквер памяти павших войнов с мемориальными досками, где начертаны фамилии погибших в Великой Отечественной Войне. Совместно с местными жителями мы провели там субботник накануне, навели порядок в этом сквере. Люди сказали «спасибо» - и это самое главное для меня. Людям нужно дать повод гордиться собой, своей землёй. Если нам это удастся, люди пойдут за нами.

- Валентин Викторович, Вы каждый день видите последствия войны, слышите о них из уст граждан, во время активных боевых действий Вам каждый день докладывали о раненых, убитых, о всё новых и новых разрушениях домов, объектов инфраструктуры. Вы всё это пропускаете через себя. Где Вы находите силы, чтобы пережить всё это?

- Я человек уже немолодой, у меня большой жизненный опыт. Первым мирным погибшим в Киевском районе был мужчина, по улице Неженской, 1. Начался обстрел. Улица находится в километре от здания нового терминала аэропорта. Мина прилетела прямо во двор. Это случилось в 5 часов вечера. В 12 часов следующего дня мы его похоронили. Тогда была настолько нестабильная ситуация, что даже проводить человека в последний путь было очень проблематично – никто не знал, куда и когда прилетит в следующий раз. Это был первый погибший и тогда моей первой мыслью было – немедленно помочь. И до сих пор я черпаю свои силы именно в этом – в том, что я помогаю людям, в осознании того, что я им нужен, нужна моя помощь.

На День города к нам приезжали россияне. Имел честь общаться с заместителем главы администрации Липецка, с вашими коллегами-журналистами из Ростовской области. Мы проехали на Путиловский мост, посетили уже упомянутый дом по Взлётной, 11а, Иверское кладбище.

Они спрашивали у меня: «Как вы здесь не спились ещё?». У меня это не получается. Не то, чтобы я пробовал (смеётся). Просто водка в стрессовой ситуации не помогает. Помогает донецкий характер и сила духа. И вера в то, что всё у нас будет хорошо.

- Каким Вы видите будущее Донецка?

- Я вижу его прекрасным. Донецк будет цвести. У нас будет миллион жителей и миллион роз. Без уверенности в этом, какой смысл мне давать это интервью? У нас хорошие, работящие, а главное – умные люди. Донецкие всегда отличались тем, что мы можем и думать, и работать, и зарабатывать. Дайте нам возможность работать. Всё остальное мы сделаем сами.

- Спасибо за беседу. Сил Вам и удачи!

Беседовала Марта Пирогова



Подробнее: http://antifashist.com/item/valentin-levchenko-v-donecke-snova-budet-million-zhitelej-i-million-roz.html#ixzz3sr6SP0A1

 

БУРЕВЕСТНИКИ РЕВОЛЮЦИИ. ИНТЕРДВИЖЕНИЮ ДОНБАССА 25 ЛЕТ

 

 
Буревестники революции. Интердвижению Донбасса 25 лет

23 ноября 2015 года в Донецке состоялось без преувеличения эпохальное событие. Прошло 25 лет с момента создания организации, без которой восстание народа Донбасса против фашистской хунты не просто не имело бы успеха, но и вряд ли вообще состоялось. Речь идет об Интердвижении Донбасса, у истоков которого в значительной степени стояли выпускники исторического факультета Донецкого Национального университета, где и прошло мероприятие.

Среди ведущих и гостей можно выделить лидеров Интердвижения Игоря Сычева и Сергея Чепика, а также депутатов Народного Совета ДНР Николая Рогозина, Мирослава Руденко, Бориса Литвинова. Кроме того поздравить борцов Интердвижения пришли экс-председатель Народного Совета ДНР Андрей Пургин, доктор философских наук, сопредседатель Изборского клуба Новороссии Дмитрий Муза, независимый журналист Павел Раста, Зинаида Корнилова (мать отцов-основателей движения Дмитрия и Владимира Корниловых) и др.

С помощью скайп-конференции на связь с Донецком вышел Владимир Корнилов:

«Юбилей знаковый. Интердвижение Донбасса, на мой взгляд, сыграло значительную роль в становлении общественной мысли в Донбассе и развитии тех идей, которые сейчас для многих кажутся не требующими доказательств».

Он отметил, что объявлено о создании Интердвижения было 12 октября 1989 года в ответ на мероприятия, проводимые Народным Рухом.

Игорь Сычев объяснил, какую опасность они видели уже тогда, в начале 90-х:

«Мы еще в 1991 году говорили, что здесь будет воспроизведение фашистских государств, т.е. вишистская Франция Пэтэна, Норвегия Квисслинга, государства Тисо и Павелича, но в более изощренном и искусном исполнении».

Сергей Чепик рассказал о целях движения и приоткрыл кое-какие тайны:

«Единственной организацией, которая в 1991 выступила против «незалежности» было Интердвижение Донбасса. Ныне покойный Вячеслав Черновол приехал в Донецк и, пройдя по городу уже победителем, увидел листовку Интердвижения, и у него случилась тихая истерика. У него в голове не укладывалось, что вообще на Украине кто-то может открыто высказывать, что он против. В Интердвижение приходили люди с разными политическими взглядами: верующие, беспартийные, коммунисты, либералы, демократы – здесь всем было место. Самое главное, что их всех объединяло одно – любовь к родному краю. Есть легенда, что Интердвижение было создано КПСС и КГБ в противовес Руху. Открою маленькую тайну. Действительно в 90-е гг. КПСС уже совсем разложилась и все партсекретари ждали команды из Москвы и Киева. Буквально единицы пытались что-то сделать. В частности секретарь Ленинского райкома помогла нам в организации учредительной конференции. Вот это и вся партийная поддержка».

Николай Рогозин поведал о том, почему на тот момент идеи Интердвижения были единственно спасительными для Украины:

«Государство существует на базе экономики. Этот экономический комплекс сформировался в советское время и мог держаться только сохраняя связи в рамках единого экономического пространства. Украина как государство состоялось в рамках СССР. Это государство не являлось результатом деятельности одного народа – украинского. Без русского народа это государство не состоялось бы. Поэтому с самого начала нужно было сказать, что это государство двух народов, соответственно двух языков».

Андрей Пургин поразмышлял о влиянии Интердвижения на современные события:

«Интердвижение Донбасса было тем движением, которое немного по-интеллигентски, немного по-детски село играть очень открыто за стол с шулером, играющим крапленой колодой. Но, тем не менее, на тот момент это были буревестники, люди, которые шли полностью против системы. Интердвижение стало тем стержнем, на который одевается вся сегодняшняя ситуация. Без этого стержня нам было бы очень тяжело».

Дмитрий Муза раскрыл смысл идей, за которые боролось Интердвижение:

«Советский Союз начинал рушиться, появились разные национализмы и как реакция на эти потенции возникло Интердвижение. Попытка вернуться в большое цивилизационное пространство с одной стороны, а с другой – решить проблему идентичности».

Минутой молчания почтили участники мероприятия память безвременно ушедшего Дмитрия Корнилова, без идей которого было бы невозможным не только создание Интердвижения Донбасса, но вероятно и существование самой Донецкой Народной Республики.



Подробнее: http://antifashist.com/item/burevestniki-revolyucii-interdvizheniyu-donbassa-25-let.html#ixzz3sr8jYU6j

 

В ОДЕССЕ СОЖГЛИ ВОЛОНТЕРСКИЙ ЦЕНТР: ПАТРИОТОВ ВЫКУРИВАЮТ?

 

 
В Одессе сожгли волонтерский центр: Патриотов выкуривают?

Правосеков начинают «выкуривать» из Одессы. Сегодня ночью в городе у моря сгорел трехэтажный волонтерский центр, куда патриоты сносили консервы, крупы, теплое белье для героев и деньги. В ночь с субботы на воскресенье в этом помещении, расположенном на ул. Ланжероновской, 3, произошел пожар.

Об этом на своей странице в Facebook написал лидер одесского отделения «Правого сектора» Сергей Стерненко. По его словам, в волонтерском центре сгорел третий этаж и часть второго. Огонь тушили с 1:30 ночи.

«Очень странный пожар. Такое ощущение, что нас, волонтеров, таким образом, начинают выживать из здания», – говорят представители центра.

Естественно: Пропало всё! Коробки консервов, навигационные приборы, дорогая оргтехника. Сейф с наличностью…Два сейфа.

Впрочем, есть и другая версия возгорания: финансовая. В ПС сейчас идет передел должностей и финансов, которое правосеки называют «небольшим недоразумением», но на самом деле после отхода Яроша, оставшиеся «бойцы» делят все, что не успел прихватить Ярош и его побратимы. Одессские правосеки уже намекнули, что в волонтерском центре были сейфы, где хранились собранные на нужды АТО пожертвования. Огонь все «унес» и местные головорезы, якобы, остались без средств к существованию.



Подробнее: http://antifashist.com/item/v-odesse-sozhgli-volonterskij-centr-patriotov-vykurivayut.html#ixzz3sr7aGtej

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.