Чиновники: Внедрение ювенальных технологий в России НЕИЗБЕЖНО и обсуждать это с общественностью НЕТ никакой необходимости. «Правосудие» выродков. Ироды нового мирового порядка

Чиновники: Внедрение ювенальных технологий в России неизбежно

 

Чиновники: Внедрение ювенальных технологий в России неизбежно

 


Использование ювенальных технологий - единственный вектор развития семейной политики в России, и обсуждать это с общественностью нет никакой необходимости. Такова позиция представителей власти, озвученная в Челябинске еще летом.

Позицию противников изменений семейной политики государства представили председатель регионального совета общественной организации "Российское родительское сопротивление" Екатерина Забачева, координатор регионального отделения движения "Суть времени" Александр Забачев и юрист по семейным спорам Светлана Пястолова. Оппонировать им вызвались заместитель начальника отдела организации работы по опеке и попечительству министерства социального развития Челябинской области Татьяна Матвеева и директор челябинского Областного центра диагностики и консультирования Жанна Кулькова.

При этом именно госпожа Кулькова, не будучи формально чиновницей, сфокусировалась на защите ювенальных технологий, заявив в самом начале конференции, что выражает официальную точку зрения. "Это мировая гуманистическая тенденция. Говорить о том, что она кому-то угрожает, просто нелепо", - ответила Кулькова на краткий экскурс в историю вопроса, озвученный Александром Забачевым, отметившим чужеродность и опасность для российской семьи внедрения ювенальных технологий. На реплику же последнего, что один из последних примеров этой гуманистической тенденции - принятие в Бельгии закона о детской эвтаназии, Жанна Кулькова и вовсе заявила, что данная проблема - вопрос философский, и у каждого человека может быть к ней свое отношение.

По сути, дискуссии так и не получилось. Общественники и чиновники, судя по всему, и не планировали искать общий язык. Правда, стоит признать, что единственная формальная чиновница - представитель минсоца Татьяна Матвеева в обсуждении ювенальных технологий постаралась не участвовать. Она ограничилась ответом на вопрос и о возможности закрытия детских домов. Закрывать учреждения не планируется, заверила чиновница, кадровый состав сохранится. Только теперь действовать они будут в форме центров поддержки семьи и детства (работа по созданию таких в Пласте и Чебаркуле уже идет) и подобных им служб сопровождения. Кроме того, чиновница рассказала о реализации программы по устройству в семьи детей-сирот.

"С причиной появления сирот власть не борется, - парировал Александр Забачев. - Как будто важно только банк данных о сиротах сократить. Суть всей сегодняшней политики - перевести отношения полностью в коммерческую плоскость. Человеческие отношения из этой области просто уходят".

Оппоненты ювенальных технологий недаром завели речь о явлении "платного родительства", когда сироту берут в семью лишь из-за финансовой поддержки, оказываемой государством: с внедрением ювенальных технологий эта сфера может существенно расширится. Ведь одной из основных причин признания семьи неблагополучной, что автоматически поставит родителей под угрозу изъятия детей и возбуждения вопроса о лишении их родительских прав, является именно недостаточное финансовое обеспечение. В таком случае бедные семьи будут просто вынуждены усыновлять сирот. Ведь иначе их собственных детей признают социальными сиротами.

Но это не главная угроза ювенальной системы, считают ее противники. Фактически в семейной политике формируется презумпция виновности родителей: не совершив никаких правонарушений, они все равно оказываются в сфере внимания по сути карательных чиновничьих структур, вольных решать, можно оставлять в семье ребенка или нет. При этом, по признанию самих чиновников, та же методика определения неблагополучия семьи вряд ли станет предметом обсуждения общественности. И даже заверения Жанны Кульковой, что такие методики разрабатываются с участием приглашенных экспертов, работающих обычно на общественных началах, не снимают остроту вопроса. "У нас давно уже действуют некоммерческие организации, финансируемые иностранными фондами, - напомнил Александр Забачев. - И в Челябинской области в том числе. Они вполне могут вознаграждать бесплатное сотрудничество своих единомышленников с государственными структурами".

Однако никакие аргументы общественников не могли переубедить директора госучреждения, взявшуюся защищать неизбежность ювенальных технологий в России. Ни пример изъятия из семьи ребенка в одном из муниципалитетов региона и нахождения его в приемнике-распределителе на протяжении нескольких месяцев, пока мать в суде доказывала возможность восстановления своих родительских прав. Ни факты злоупотребления полномочиями представителей органов опеки: повторные проверки, формальные придирки (обо всем этом со ссылкой на свою практику рассказала Светлана Пястолова). Ни даже напоминание о крене государственной политики в сторону восстановления традиционных ценностей и охлаждении отношения руководства страны к введению западных стандартов и институтов. Ничто не могло поколебать уверенность в безальтернативности ювенальных подходов. У всех несогласных, убеждена Жанна Кулькова, есть только один путь - обращаться в суд. Тем более, что при возникновении "ювенальных разбирательств" судье может быть представлено заключение психологов и специалистов областного центра, которым она руководит. Впрочем, по словам Светланы Пястоловой, пока обращение за такими заключениями - дело отнюдь не обязательное, и суды не склонны напоминать родителям о такой возможности.

Источник: Родительское Всероссийское собрание

 

«Правосудие» выродков. Ироды нового мирового порядка

 
«Правосудие» выродков. Ироды нового мирового порядкаТермин "ювенальная юстиция" (переводимый с английского языка как "правосудие для несовершеннолетних") уходит корнями в древние оргиастические культы, практиковавшие жертвоприношения. В Древнем Риме Ювеналиями именовали легализованные Нероном ритуальные действа в честь божеств юности (к ним император относил не только богиню Ювенту, но и самого себя), отличавшиеся крайней распущенностью и тем, что во время них "отменялись половые ограничения".

В оккультно-мистическом плане ювенальная юстиция - это современная реинкарнация фашистской евгеники, направленная против пятой заповеди Божией ("чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли") с целью разрушения семьи. Это один из потаённых смыслов глобализма, поддерживаемый структурами вроде Всемирного банка. У истоков стоят оккультно-сатанистские организации, тождественные тем, что в свое время привели к власти в Германии нацистов, вроде "Треста Люцифера" (Lucis Trust), а также идеологи нового мирового порядка, задавшиеся целью уничтожения "лишней" части человечества и выступившие как агрессивная антихристианская сила. Вот несколько имен: швейцарский психиатр, один из гитлеровских идеологов, офицер СС и архитектор нацистской программы расовой гигиены, соавтор законов о стерилизации и директор Германского института евгенических исследований (German eugenics research institute) Эрнст Рудин (Ernst Rudin); основательница современного движения контроля над рождаемостью и Международной федерации планирования семьи, одна из первых "секс-просветительниц", автор законопроекта призванного "остановить перепроизводство детей", считавшая славян низшей расой, недостойной размножения, Маргарет Зангер (Margaret Sanger); бывший глава Всемирного банка, идеолог войны во Вьетнаме, сжигавший в бытность министром обороны США напалмом вьетнамские деревни с мирным населением, сатанист Роберт Макнамара (Robert McNamara); ещё один бывший глава Всемирного банка, проповедующий в своих книгах превращение человека в товар, ликвидацию семьи и современные формы каннибализма, Жак Аттали (Jacques Attali)...

В "прикладном" плане ювенальная юстиция - это безжалостный механизм изменения базовых принципов взаимодействия государства и семьи посредством тоталитарного подавления свободы личности, разрушения автономности отношений детей и родителей. Во многих западных странах продвижением ювенальной юстиции занимаются те же лица и структуры, что ратуют за сокращение рождаемости, свободу абортов, распространение контрацептивов и шприцев, легализацию наркотиков и розничную торговлю ими, "сексуальное просвещение" и пропаганду ранних сексуальных отношений, защиту интересов педерастов и лесбиянок, легализацию "усыновления" ими детей, недопущение ужесточения наказаний за детскую порнографию, педофилию и пропаганду сексуальных извращений...


Результат мы видим. Сегодня в странах Запада десятки миллионов родителей не находят ничего страшного в том, что педагогами их детей могут быть педерасты. Что их детям не мешают забивать косячки с марихуаной в школьных туалетах, одновременно заставляя создавать "кружки поддержки сексменьшинств" даже в детских садах и играть противоестественные роли, одевшись в одежду противоположного пола. Что соответствующие государственные органы, вместо того чтобы бороться с наркоманией и преступностью, создают изощренные механизмы преследования семей за наличие детей. Причем нацелены они, прежде всего, на преследование и разрушение как раз нормальных семей.

Ювенальная юстиция на Западе - это не только специальный суд и огромная бюрократическая армия с широкими полномочиями, чиновниками которой комплектуются многочисленные комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Это и система мер внесудебного и чрезмерного вторжения во внутрисемейные дела - вплоть до изъятия ребенка из семьи - под любым, зачастую неназываемым или надуманным предлогом. Внедрение ювенальной юстиции в перспективе ставит под "внешнее управление" практически каждую семью, имеющую детей.

Любое действие либо бездействие родителей по отношению к их ребенку может трактоваться ювенальным органом как угодно. По сути, это инструмент сдерживания рождаемости и снижения демографического потенциала посредством превентивного вторжения в семью под предлогом защиты детей от родителей. Работает это следующим образом.

С одной стороны, родителям и педагогам запрещают использовать запретительные средства в воспитании детей. За этим зорко следят т.н. омбудсмены, или спецуполномоченные по правам ребенка, собирающие в школах Америки и Европы доносы детей на своих родителей, учителей и руководство учебных заведений. Помимо них в ряде школ США дежурят специальные СТОП-команды полицейских (STOP - State Police Special Tactical Operations team). Они нужны для наведения порядка в классе - чтобы "расшалившиеся" ученики ненароком не покалечили своего преподавателя. Сам учитель, даже если "шалуны" перешли от оскорблений к избиению, никаких мер применить не имеет права. Единственный разрешенный способ наведения порядка - вызов в класс команды полицейских.

С другой стороны, детям фактически навязывают раннюю сексуальную жизнь, употребление наркотиков и бессмысленное времяпровождение. Сексуализация - неотъемлемая часть ювенальных технологий (в Швеции они внедряются с детского сада). В конечном счете она сводится к проповеди "свободы сексуальной ориентации", пропаганде контрацепции и бездетности. Наркотизация может осуществляться с помощью бесплатных раздач шприцев и обучения детей технике их "гигиенического использования". Все помнят молодежный бунт в августе 2011 года в Лондоне, повлекший человеческие жертвы. Согласно докладу независимой комиссии, проводившей расследование по распоряжению правительства, погромы, ключевую роль в которых сыграла молодежь, стали следствием недостатков социальной политики властей, что привело к плохому воспитанию подростков и низкому уровню образования в государственных школах, где, согласно авторам доклада, около 20% школьников к 11 годам едва умеют писать и читать.

Фактически сегодня на Западе идет процесс обобществления детей в обмен на высокий уровень комфортного существования их родителей. Критерием эффективности работы органов ювенальной юстиции является количество детей, "полностью защищенных" от родителей, то есть - отнятых у них. Чем больше детей отнял чиновник, тем больше он зарабатывает и тем быстрее идет вверх его карьера. Детей забирают не только из неполных и неблагополучных семей, но и у нормальных, любящих их и работающих родителей. Причиной становится что угодно. Например, любое недовольство ребенка, слово или даже упрек в адрес родителей, посещающих богослужения, современные инквизиторы могут расценить как "ущемление законных прав и свобод". В Великобритании в последние годы резко выросло число изъятия детей по заявлениям соцработников, мотивирующих свои действия "эмоциональным насилием" (emotional abuse) и "риском эмоционального вреда" (risk of emotional harm), хотя смысл этих словосочетаний неизвестен.


Протесты против принудительной сексуализации могут интерпретировать как ущемления права на получение информации. Недавний пример - скандал в Баварии, где не желавшую расставаться с родителями девочку отобрали у родителей, запрещавших дочери посещать уроки сексуального "просвещения". История стала достоянием гласности лишь потому, что малышка, убедившись, что мольбы вернуть ее маме и папе бесполезны, предприняла попытку самоубийства.

Отказ от сомнительных прививок или способов лечения может быть интерпретирован как отсутствие заботы о здоровье ребенка. Пример - судьба 12-летней уроженки Техаса Katie Wernecke, отобранной у родителей за отказ от облучения больного раком ребенка радиацией. В арсенале западных ювенальщиков имеется множество поводов, в сравнении с которыми даже нежелание давать ребенку антибиотики для лечения ОРЗ или долги за квартплату (предлог, с помощью которого ежегодно отбирают сотни тысяч детей) являются "аргументом".

Согласно заявлению главы детского отдела социальных служб Нью-Йорка (Head of children's department of social services New York) Тревора Гранта (Trevor Grant), "семьи разрушаются по совершенно ничтожным причинам. Если сломана мебель или в доме грязно, сотрудники соцслужб забирают ребенка...". Родителей подводят под статью "действие в ущерб интересам ребенка" за то, что отпустили его гулять без сопровождения взрослого, за отсутствие фруктов в холодильнике или недостаток денег на карманные расходы, за то, что игрушек у него меньше, чем у соседских детей, за покупку "вредного для здоровья" малыша школьного ранца и даже просто потому, что чиновникам что-то показалось.

Мнения самих детей никто не спрашивает. Зачастую это и невозможно сделать. Как в случае с маленькой Sabrina, дочерью Christopher Slater и Nancy Haigh из Арлингтона, украденной соцработниками из дома родителей без какого-либо разбирательства в 3-х недельном (!) возрасте, на основании того, что... новорожденная якобы весила на триста грамм меньше, чем нужно. Несчастные родители уже несколько лет безрезультатно пытаются вернуть свое дитя.

Количество отнятых у родителей детей в странах Запада, где введена ювенальная юстиция, ошеломляет. Десятки и даже сотни тысяч! Ежегодно! В основе - базы данных, при которых достаточно телефонного звонка обиженного ребенка и по определившемуся номеру выезжают соцработники, пускающие затем отобранных детей по рукам приемных семей и приютам. Например, в Германии только в 2009 году у родителей было отобрано более 70 тысяч детей. Во Франции годом ранее эта цифра превысила планку в 110 тысяч девочек и мальчиков, проживающих в настоящее время при живых мамах и папах в детдомах и приемных семьях. При этом никого не смущает, что, по данным британских и американских исследований, дети из приемных семей (согласно оценкам детских врачей) в 7-8 раз чаще подвергаются насилию, а дети на государственном обеспечении - в 6 раз чаще, чем их ровесники в среднем по населению (Hobbs G., Hobbs C., Wynne J. Abuse of children in foster and residential care // Child Abuse Negl. 23.12.1999. pp. 39-52).

В 2000 году французскому правительству был представлен обширный и шокирующий доклад генерального инспектора по социальным делам Пьера Навеса и генерального инспектора юридического отдела Бруно Катала о положении дел в судах по делам несовершеннолетних и социальных службах. В докладе говорится: "Колоссальное количество детей отнято у родителей и помещено в приюты и приемные семьи. Судьи и сотрудники социальных служб постоянно нарушают закон. Между законом и практикой его применения огромная разница. В одном и том же суде практика одного судьи отличается от практики другого. Нет качественного контроля системы защиты детей и семьи. Никакого уважения к семье, никакой заботы о ней ювенальная юстиция не проявляет. Прокуратура не может вести наблюдение за всеми делами, так как их слишком много. Социальные работники и судьи имеют полную, безграничную власть над судьбой ребенка. Сотрудники социальных служб часто отнимали детей по анонимным телефонным звонкам... семья в опасности".

Согласно статистике, по состоянию на начало 2000 года из семей 60-миллионной Франции уже было изъято более 2 миллионов детей. Спустя семь лет было заявлено, что 50% этих детей были отняты незаконно. Характерный пример - судьба эмигрировавшей в свое время во Францию актрисы Натальи Захаровой. В 1990-е ювенальный суд новой родины лишил ее материнских прав. Предлог - "мадам Захарова удушает дочь своей материнской любовью" и хочет "сохранить с ней слишком тесную связь"! С тех пор Машу Захарову перебрасывают из одной приемной семьи в другую. Ее мать прошла все судебные инстанции, обращалась за помощью к очень влиятельным людям, включая президентов и глав церквей. Только с президентом Н.Саркози у Захаровой было 18 личных встреч на тему возвращения дочери. До этого вопрос о возвращении девочки поднимался в беседах Ж.Ширака и В.Путина. С просьбой о воссоединении семьи к кардиналу Франции обращался патриарх Алексий II. И тем не менее проблема не решена до сих пор...

Ювенальная юстиция на Западе - это действующее по своим законам, никому не подвластное государство в государстве. Позиция властей в этом вопросе кажется странной лишь на первый взгляд. Древние римляне в подобных случаях говорили: "Ищи кому выгодно". Вопрос: зачем вместо того, чтобы улучшать жизни семей, у них отбирают детей? Ответ: это очень выгодно. Детей ведь отбирают не только у малоимущих пьяниц и садистов.

В Европе жертвами становятся представители всех без исключения социальных слоев. Даже миллионеры, вроде итальянской четы, у которой по доносу решившей подзаработать таким способом старшей 20-летней дочери от первого брака матери, отобрали младшую 7-летнюю. Девочку, кричавшую, что любит родителей и хочет к маме, никто не слушал. Ее просто посадили в приют, а оклеветанных родителей в тюрьму.

В Америке, согласно информации Национальной комиссии США по детям, дети зачастую изымаются из семей "преждевременно или без необходимости", поскольку механизм федерального финансирования дает штатам "серьезный финансовый мотив" отбирать детей, а не оказывать семьям помощь, позволяющую продолжать совместную жизнь (National Commission on Children, Beyond Rhetoric: A New American Agenda for Children and Families. Washington, DC: may, 1991. p. 290).

Ежемесячно изымаемые тысячи детей попадают не только в детдома и приюты. В Интернете имеется множество документальных фильмов и видеороликов на тему того, как ювенальная юстиция в Германии или США вверяет детей садистам, педофилам и наркоманам, доводит и детей, и их матерей, и отцов до самоубийства.

Несколько примеров.

В конце января 2012 года в Берлине погибла 3-летняя девочка. Семью, в которой она находилась, наблюдала служба опеки. Наблюдала - и ничего не предпринимала. В отчетах чиновники признавали семью "перегруженной" заботами о ребенке. Так было до тех пор, пока однажды утром девочку не нашли мертвой, с синяками по всему телу, захлебнувшуюся рвотой. В 2008 году в западногерманском городке Wuppertal 5-летнюю девочку Талею отняли у мамы, порой выпивавшей, но очень любившей дочку и поместили в тщательно подобранную приемную семью. В новой семье не пили, но и не любили. Талею стали избивать. Однако служба опеки игнорировала сообщения из детского сада, что девочка приходит с синяками, следами укусов (собаки) и вырванными клоками волос. Через некоторое время приемная мать утопила Талею в ванне с ледяной водой. После затянувшегося суда приемную мать признали виновной в гибели девочки. Двоих сотрудников службы опеки, отправивших девочку на смерть, полностью оправдали.


Судьба 11-летней Шанталь из Гамбурга, находившейся под патронажем службы опеки, известна сегодня каждому немцу. Она погибла в начале 2012 года от отравления метадоном, таблетки которого нашла в спальне приемных родителей. Пятью годами ранее служба опеки сочла родную семью Шанталь опасной для ребенка: папа принимал наркотики, мама пила. Девочку изъяли из семьи и поместили к приемным родителям - тоже наркоманам, но находившимся в программе замещения героина метадоном. В новой семье, которая должна была обеспечить Шанталь безопасное и комфортное существование, девочка жила так: 6 человек и 3 собаки в одной квартире. У нее не было даже своей кровати - зато был доступ к наркотикам.

Многое о преступлениях ювенальщиков мы ещё не знаем. Одна из страшных тем - дети, попадающие к наркоторговцам (вроде колумбийцев, недавно усыновивших русских детей) и черным трансплантологам, торгующим человеческими органами. В США официально зарегистрировано свыше 200 тысяч больных годами ждущих донорских органов детей и готовых платить от 200 тысяч долларов за каждого "разобранного на части" ребенка. В Италии, согласно сделанному в 2011 году официальному признанию министра МВД Роберто Марони, исчезли 1260 "приемных" малышей только из России. Министр высказал предположение, что эти дети попали в частные клиники по пересадке органов.

На Западе ювенальная юстиция внедряется в школы и семьи под предлогом защиты от садистов и педофилов. При этом лоббисты, манипулирующие статистикой убитых и искалеченных выродками детей, упорно замалчивают, что до 70% подобных преступлений совершается представителями сексменьшинств, права которых отстаивают ювенальщики. В США гомосексуалисты совершают более 33% всех злоупотреблений детьми. Характерный пример - судьба двух русских малышей, несколько лет назад отобранных у матери-эмигрантки норвежским соцпатронатом, переданных тамошним дегенератам на "воспитание". Всё закончилось изнасилованием 4-летнего ребенка.

Американские исследования, учитывающие только официально зарегистрированные случаи, показывают: случаи доказанного сексуального насилия над детьми в приемных семьях происходят в 4 раза чаще, чем в среднем по населению. Свидетельствует исполнительный директор организации "Children’s Rights" Марсия Лоури (сторонница приемных семей): "Я долгое время занималась этой работой и представляла интересы тысяч и тысяч приемных детей... и я практически не встречала ни мальчиков, ни девочек, которые бы находились какое-то время в приемных семьях и не перенесли какую-либо из форм сексуального насилия - со стороны других детей или кого-то еще" (Dana DiFilipoo Avalanche of Anguish // Philadelphia Daily News, 21.01.2010).

В детских домах в США уровень физического насилия над детьми превышает средний уровень по населению в 10 раз, сексуального - в 28 раз (в основном за счет насилия друг над другом). (Benedict M., Zuravin S. Factors Associated With Child Maltreatment by Family Foster Care Providers // Baltimore: Johns Hopkins University School of Hygiene and Public Health, 30.06.1992, charts, pp.28,30; Spencer J., Kundsen D. Out of Home Maltreatment: An Analysis of Risk in Various Settings for Children // Children And Youth Services Review Vol. 14, 1992, pp. 485-492).

Сегодня ювенальная юстиция внедрена в большинстве стран Запада, но это ведёт не к оздоровлению человеческих отношений, а к размножению общественного зла. Так, в одной из самых "продвинутых" по части ювенальной юстиции стран - Германии - сегодня самая низкая в Европе рождаемость и около половины всех преступлений совершается молодежью, не достигшей совершеннолетия. Ненамного отстают и другие "развитые" страны - там бесследно тысячами пропадают дети из России, ежегодно сокращается рождаемость, зато растут преступность среди малолетних, количество изымаемых из семей детей и поголовье сексуальных извращенцев.

Николай МАЛИШЕВСКИЙ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
6 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.