Великая страница антифашистской борьбы. 80 лет назад, 25 июля 1935 года, в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, открылся VII конгресс Коммунистического Интернационала, представлявший 65 компартий

40К 80-летию VII конгресса Коммунистического Интернационала

80 лет назад, 25 июля 1935 года, в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, открылся VII конгресс Коммунистического Интернационала. Представлявший 65 компартий, большинство из которых действовали полулегально или нелегально (открыто боролись лишь 22 секции Коминтерна), конгресс работал почти месяц. Его выдающаяся заслуга в том, что он обосновал стратегию и тактику антифашистской борьбы, определил её ход. Делегатами конгресса были многие видные деятели международного коммунистического и рабочего движения: Ван Мин, К. Готвальд, Х. Диас, Г. Димитров, Д. Ибаррури, М. Кашен, В. Коларов, О. Куусинен, Д. Мануильский, С. Носака, В. Пик, Г. Поллит, В. Роше, И. Сталин, П. Тольятти, М. Торез, В. Ульбрихт, У. Фостер, Хо Ши Мин, Б. Шмераль и другие. Центральными пунктами повестки дня конгресса являлись доклад Г. Димитрова «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма» и доклад П. Тольятти «О задачах Коминтерна в связи с подготовкой империалистами новой мировой войны». Конгресс заслушал и обсудил также доклад Д.З. Мануильского об итогах социалистического строительства в СССР, подчеркнул возрастающее всемирно-историческое значение социалистического строительства в нашей стране.

Вызов фашизма и ответ коммунистов

Докладчики и делегаты конгресса опирались на серьёзную подготовительную работу, длившуюся более года, на многочисленные обсуждения с участием руководящих работников ВКП(б), компартий Франции, Германии, Италии, Испании, многих других стран. Решения конгресса в своей совокупности составили настоящую боевую программу сплочения народных сил против фашизма, превратившегося в мировую социальную опасность, и против угрозы войны. Это был настоящий поворот в политике Коминтерна. Ни одно политическое движение того времени, кроме коммунистов, не смогло выдвинуть такой ясной и действенной творческой платформы, многие положения которой актуальны и сегодня.

Основой решений конгресса стали выводы о качественных изменениях, которые произошли в мировой обстановке. Фашистское наступление в первой половине 1930-х годов поставило под угрозу, а в ряде стран и ликвидировало демократические свободы и социальные завоевания трудящихся, добытые за долгие десятилетия их борьбы.

Особую тревогу вызывал приход гитлеровцев к власти в Германии. Здесь фашисты установили жесточайшую диктатуру и открыто заявили, что начинают строить «тысячелетний германский рейх», который будет господствовать над миром. Гитлеровцы не скрывали, что в этих целях они не остановятся перед безжалостным истреблением целых народов. «Сейчас фашистская контрреволюция, — говорил на конгрессе Г. Димитров, — атакует буржуазную демократию, стремясь установить над трудящимися режим самой варварской эксплуатации и подавления их. Сейчас трудящимся массам в ряде капиталистических стран приходится выбирать конкретно на сегодняшний день не между пролетарской диктатурой и буржуазной демократией, а между буржуазной демократией и фашизмом». Таковы были новые абсолютно реалистические оценки.

Коммунисты понимали, что классовые противоречия между буржуазией и пролетариатом, определявшие основные черты переживаемой эпохи, никуда не исчезли. Но на первый план вышло и стало самым широким, захватывающим интересы большинства населения другое противоречие: между антифашистско-демократическим лагерем и силами империалистической реакции, фашизма. История как бы поставила человечество на распутье: или перспектива кровавого фашистского рабства, или разгром фашизма и освобождение дороги для общественного прогресса. Эта альтернатива и потребовала от коммунистов перехода к новому стратегическому курсу. Такой переход соответствовал и субъективному фактору: готовности широчайших масс защищать демократические свободы, противодействовать наступлению фашизма.

Конгресс попытался дать возможно более полную характеристику фашизма, оценить его классовую сущность, массовую базу, идейно-политическую платформу, методы борьбы. При этом подчёркивалось, что недопустима даже малейшая недооценка фашистской опасности. Между тем социал-реформисты, к примеру, считали фашизм диктатурой мелкой буржуазии и элементов бюрократии. Некоторые видели в нём бонапартистскую власть, лавирующую между классами. Даже среди левых бытовали мнения, что фашизм слаб, что он вскоре потеряет массовую базу или придёт к автоматическому краху. На конгрессе была вскрыта ошибочность таких позиций.

Сущность «коричневой чумы»

Георгий Димитров в своём докладе повторил ту характеристику классовой сущности фашизма, которую дал XIII пленум Исполкома Коминтерна в декабре 1933 года: фашистская диктатура есть «открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». Это определение, в котором далее указывалось и на массовую базу фашизма, состоявшую из мелкобуржуазных слоёв, разоряющегося крестьянства и деклассированных элементов городов, сформулировал И.В. Сталин. Подчёркивание, что фашизм является порождением монополистического капитала, служит его наиболее реакционным кругам, было чрезвычайно существенно.

Конгресс в то же время весьма детально рассмотрел вопрос о роли и значении мелкобуржуазно-националистической массовой базы фашизма, о её характерных чертах. Было проанализировано место нацистской партийно-государственной бюрократии и рассмотрены факторы, обеспечивавшие определённую самостоятельность фашистской власти. Внимательно рассматривалась на конгрессе та система действий, которую создали фашисты для завоевания масс, для обработки их сознания в националистическом духе.

Фашисты везде стремились представить себя наиболее решительными защитниками национальных требований, сторонниками восстановления прав «обиженной» нации, разжигали дух реванша, шовинизм. Эту постоянную националистическую кампанию они совмещали с безудержной социальной демагогией, с апелляцией к наболевшим нуждам и запросам масс. Фашисты ловко эксплуатировали ненависть масс к хищническому крупному капиталу, выступали с требованиями «честной и неподкупной власти», установления «социальной справедливости», ликвидации «ростовщического капитала» и т.д.

На конгрессе горячо обсуждались вопросы о том, как нужно противостоять фашистской националистической и социальной демагогии, особенно в рядах молодёжи. Подчёркивалась необходимость активного разоблачения идеологии фашизма, покоящейся на фундаменте антикоммунизма, шовинизма и расизма, антипарламентаризма, прославлении тоталитарного государства и принципа фюрерства.

Важным был вывод конгресса о том, что приход фашизма к власти — «это не обыкновенная замена одного буржуазного правительства другим, а смена одной государственной формы классового господства буржуазии — буржуазной демократии другой его формой — открытой террористической диктатурой». Это положение, как и многие другие характеристики фашизма, открывало путь к верному пониманию противоречий фашизма не только с коммунизмом, но и с другими политическими силами. Фашизм, как подчёркивалось на конгрессе, действует в интересах крайних групп империалистов, а выступает перед массами под обманной личиной защитника ущемляемых национальных чувств и поборника социальных требований.

Из оценки фашизма, из анализа причин его распространения следовал вывод: ориентация на возможность быстрого сокрушения этого злейшего врага только силами передовой части рабочего класса не реальна. Необходимо добиваться немедленного сплочения всех антифашистов. Эта задача приобретала особую актуальность и в связи с ростом угрозы войны, ибо главным носителем этой угрозы выступал тот же фашизм.

Антифашистский смысл борьбы за мир

В докладе Пальмиро Тольятти и в резолюции по этому докладу обосновывались новые подходы коммунистов к вопросам борьбы против империалистической войны и решительно подчёркивалось: «Центральным лозунгом коммунистических партий должен быть лозунг: борьба за мир». Противники коммунистов повсюду кричали, что Коминтерн и СССР выступают за войну, ибо видят в ней средство, расчищающее путь к революции. На VII конгрессе и докладчик, и выступавшие убедительно доказывали, что борьба за мир — это настоящая борьба за лучшие условия для победы сил мира, демократии и социализма над империалистической реакцией и фашизмом.

Конгресс осудил сектантские ошибки в антивоенной борьбе, выступил за вовлечение в борьбу за мир самых широких слоёв народа, в том числе всех добросовестных пацифистов. Он потребовал преодолеть фаталистические установки, будто воспрепятствовать войне невозможно. Новые перспективы борьбы за мир конгресс связывал с усилением роли Советского Союза на международной арене.

Говорилось не только об антисоветской направленности гитлеровской политики, но и указывалось на то, что возможна фашистская агрессия против других стран. В решениях конгресса было записано: агрессивные фашистские державы — Германия, Япония, Италия — угрожают захватом и порабощением целому ряду народов и государств и обстановка такова, что в Европе и в других регионах мира могут развернуться освободительные войны против захватчиков. При этом в военном конфликте может сложиться ситуация, когда некоторые страны выступят на стороне СССР.

С большой страстью прозвучали на конгрессе призывы к поддержке справедливой национально-освободительной борьбы китайского народа. Новаторские решения конгресса по вопросу борьбы против надвигающейся новой мировой войны отвечали интересам всех трудящихся, всех миролюбивых народов.

Охарактеризовав сложившуюся ситуацию и те угрозы, которые создал наступающий фашизм, VII конгресс сосредоточил всё внимание на самой главной для того времени задаче — сплочении всех сил против фашизма и войны. Он предложил фундаментально обоснованную программу политики единого рабочего и широкого антифашистского народного фронта. Это была переходная стратегия, ставившая на центральное место борьбу с фашизмом и удовлетворение ближайших требований трудящихся. Некоторые из коммунистов опасались, что такая стратегия приведёт к отказу от социалистических целей или отодвинет их на далёкое будущее. Но логика событий и весь последующий опыт борьбы развеяли подобного рода сомнения.

Курс — народный фронт

Как же определял конгресс конкретное содержание политики единого рабочего и широкого народного фронта? Считая единый рабочий фронт ведущей силой и центром объединения противников фашизма, конгресс разъяснял, что если раньше политика рабочего единства связывалась с задачей борьбы против буржуазии, то теперь её суть определялась несколько иначе. В решениях конгресса говорилось: «Защита непосредственных экономических и политических интересов рабочего класса, защита его против фашизма должна быть исходным пунктом и составлять главное содержание единого фронта рабочих во всех капиталистических странах».

Для успешного создания такого единого рабочего фронта необходимо было добиваться профсоюзного единства, а также единства действий коммунистов и социал-демократов. Конгресс осудил сектантство в отношении к социал-демократии и дал ряд серьёзных рекомендаций, направленных на обеспечение единства действий рабочих партий против фашизма. Он указал на возможные в будущем шаги к политическому единству этих партий.

В неразрывной взаимосвязи с политикой единого рабочего фронта конгресс разрабатывал политику народного фронта как самого широкого объединения масс для разгрома фашизма. Такой союз был возможен на антифашистско-демократической платформе, и в этом плане конгресс дал ряд новых идей о содержании борьбы за демократию в изменившихся условиях.

Народный фронт рассматривался на конгрессе в самых различных аспектах: как союз различных социальных сил, как коалиция общественно-политических организаций, а также как режим (или зародыш режима) новой антифашистской власти. По определению конгресса, антифашистский народный фронт призван объединить рабочий класс, трудящееся крестьянство, ремесленников, мелкую буржуазию города, служащих и интеллигенцию. Высказывалась мысль, что в ряде случаев к народному фронту могут примкнуть и антифашистски настроенные элементы буржуазии. Вскоре после конгресса она получила в коминтерновских установках подтверждение и разработку.

Борьба антифашистского народного фронта в случае успеха должна была привести к созданию правительств народного фронта, которые призваны были осуществить решительные мероприятия, ведущие к уничтожению корней фашизма. Конгресс считал, что в зависимости от конкретного соотношения социально-политических сил в разных странах правительства народного фронта будут играть неодинаковую роль. В ряде стран они могут стать переходной властью, но везде призваны возглавлять реальную, действенную борьбу масс против фашизма. В боевых платформах народного фронта содержались пункты об отмене реакционных законов, о разоружении и запрещении фашистских организаций и союзов, об удалении фашистских лидеров с государственных и военных постов и т.д.

Неотъемлемой частью этих платформ были конкретные требования о повышении жизненного уровня рабочих, крестьян, служащих, обеспечении их прав и свобод. Умелое соединение антифашистских и экономических пунктов придавало этим платформам большую ударную силу, мобилизующий эффект. Выработав антифашистскую стратегию народного фронта, конгресс тем самым определил задачи ставшего неизбежным исторического периода жесточайшей схватки с фашизмом. Это было творческое развитие ленинского учения о путях подхода (и перехода) к социалистическому этапу борьбы.

В этом общем контексте определялись и задачи антиимпериалистического фронта в колониальных и зависимых странах. И здесь, говоря о народных движениях, конгресс определил предстоящую борьбу как антиимпериалистическую национально-освободительную революцию, имеющую в социальном плане антифеодальный, буржуазно-демократический характер. Решение ряда общественно-политических задач в этом регионе рассматривалось тоже в связи с общемировой борьбой против фашизма. Немаловажными были установки конгресса, касающиеся укрепления компартий, способности их руководить массами, действовать как влиятельная национальная сила. Итак, конгресс выработал политику, которая подняла антифашистскую борьбу в мире на новую ступень, вселила в неё новый дух и энергию, ясную целеустремлённость.

Решения VII конгресса Коминтерна стали основой успешной борьбы за народный фронт во Франции, в Испании, позднее — в Чили. На многих участках фашизму был дан энергичный отпор. Вместе с тем трудящиеся смогли существенно поднять планку социальных завоеваний. На опыте развития событий в Испании и Франции Исполком Коминтерна сформулировал положения об антифашистско-демократическом режиме.

Г. Димитров говорил в сентябре 1936 года, что Испанская республика в случае победы над фашистскими мятежниками «будет особым государством с подлинно народной демократией. Это ещё не будет советское государство, но государство антифашистское, левое, с участием подлинно левой части буржуазии». Такое государство открывало самые благоприятные возможности для осуществления глубоких социально-политических реформ в пользу трудящихся.

Идея переходных режимов

Когда над рядом стран Европы в 1938—1939 годах нависла опасность гитлеровской агрессии, Коминтерн и коммунистические партии пришли к выводу, что политика народного фронта здесь должна быть превращена в политику национального фронта, который объединял бы все патриотические круги населения, независимо от их классовой принадлежности. Идеи национального фронта стали влиятельным фактором развития движения Сопротивления фашистским оккупантам в годы Второй мировой войны.

Стратегия переходных антифашистско-демократических режимов, опирающихся на самые широкие организации трудящихся, активная антифашистская борьба способствовали значительному укреплению связей компартий с массами. Если раньше большинство компартий считало своих сторонников тысячами или десятками тысяч, то в борьбе за народный фронт счёт уже шёл на сотни тысяч и миллионы. Знаменательный феномен!

Компартии достигали громадного влияния в массах, борясь не за свои собственные конечные цели, а за жгучие реальные требования общенародного характера. Можно сказать, что компартии выдержали испытание на верность общенародным целям. В сознании масс рушилось то предубеждение против коммунизма, которое настойчиво насаждала буржуазия. Компартия Франции за три года политики народного фронта (с 1934 по 1937 г.) выросла численно с 30 тысяч до 340 тысяч, то есть более чем в 11 раз. Такой же бурный рост переживала в эти годы Компартия Испании.

Компартия Китая в течение четверти века была организатором национально-освободительной борьбы и аграрной революции в стране. Решая эти задачи, она установила самые надёжные связи с миллионными массами трудящихся, завоевала их прочное доверие, и это стало залогом успеха последующих социалистических преобразований. В подобных фактах выражалась глубокая истина: коммунисты должны быть самыми решительными борцами за общенародные интересы, к тому же таким путём они подводят трудящихся и к социалистическим целям.

Стратегия VII конгресса Коминтерна несомненно являлась вкладом в победу над гитлеровским фашизмом в годы Великой Отечественной войны советского народа; она непосредственно содействовала тому, что СССР сыграл решающую роль в разгроме гитлеровской агрессии и всего мирового фашизма.

Актуальные уроки

Антифашистско-демократическая стратегия во многом жива и сегодня, когда мир проходит через полосу глубокого кризиса. Глубокое отступление социализма в СССР и разрушение Советского государства обеспечили на значительный срок преимущественные позиции мировому империализму. В нём главенствующее положение занимала и продолжает занимать финансовая олигархия США. Она использует процессы глобализации для эксплуатации народов мира.

Но эта политика старается не прибегать к открытой фашистской диктатуре, дискредитировавшей себя гнусными военными преступлениями и кровавыми зверствами гитлеровцев. Сегодня США реализуют свои претензии на исключительное доминирование в мире (на это же претендовали и гитлеровцы) более изощрёнными и гибкими методами: они насаждают единый мировой порядок, прикрываясь лозунгами установления демократических форм власти. Но на деле это выхолощенная демократия, прикрывающая империалистический обман.

В реальности США расширяют политику опоры на неофашистские силы. Пытаясь не замечать активизации фашистских организаций в ряде стран мира, лицемерно осуждая отдельные крайние проявления фашистского шабаша, США в целом поддерживают неофашизм. Он им нужен как для противодействия выступлениям трудящихся, так и для нескончаемых локальных войн, которые ведёт американский империализм.

Один из важных уроков антифашистской стратегии состоит в необходимости тщательного анализа обстановки в мире, осмысления тех угроз, с которыми встречаются трудящиеся. Анализируя процессы растущей реакционности империализма, заметного оживления неофашизма, мы сегодня должны видеть и другие существенные процессы. Империалистическая эксплуатация народов так называемого третьего мира породила не только здоровые протесты, но и ответные реакционные движения, приобретшие форму насильственных действий и зверств, напоминающих фашизм. Опыт антифашистской борьбы даёт нам способность видеть в этих движениях как их классовую сущность, так и проявление крайнего национализма бедных низов населения, одержимых к тому же идеями радикального исламского фундаментализма.

Создание «Исламского террористического государства» многие оценивают как начало «войны цивилизаций». Во всяком случае, перспективы развития современного мира далеки от радужных. В современных условиях единение рабочего класса с демократическими движениями, прогрессивными силами необходимо не меньше, чем 70—80 лет назад. Изучение исторического опыта антифашистской борьбы даёт немало опорных пунктов для действий рабочего и демократического движения в сложнейших мировых конфликтах.

На международной арене появилась ещё одна крупная сила — группа стран, в которую входят Китай, Индия, Россия и ряд других, стремящихся к мирному постепенному строительству равноправного многополярного мира. Но в разработке и осуществлении такого курса существует немало сложных проблем, а главное — этому противодействует американский империализм в форме глобализма.

Другой актуальный урок антифашистской борьбы состоит в понимании причин и истоков той широкой и сравнительно длительной поддержки фашизма массами населения, преимущественно мелкобуржуазного и люмпен-пролетарского. На VII конгрессе Коминтерна были даны подробные ответы на эти вопросы.

А в конце 30-х годов Коминтерн и Компартия Германии решали мучительную проблему: может ли фашизм превратить большинство немецкого народа в слепое орудие преступных захватнических планов Гитлера. Оказывалось, что дело шло именно к этому. В январе 1943 года, когда гитлеровские войска уже находились в катастрофическом положении под Сталинградом, Г. Димитров обсуждал эту тему по телефону со Сталиным. Он записал в своём дневнике сталинскую мысль: «Видимо, большинство немецких рабочих не против быть господствующей нацией. Меньшинство против, но оно подавлено».

«Быть господствующей нацией» — это главный лозунг отравителей народного сознания. Он и сегодня в ходу. Националистическое отравление масс фашизм сознательно культивирует и в наше время. Бандеровско-фашистское влияние, растёкшееся с Западной Украины на Киевщину и другие регионы, даёт яркий пример распространения такой заразы.

Следует учитывать также, что за последние 50—60 лет неимоверно выросли технические возможности средств массовой информации, появились новые методы манипулирования общественным сознанием. В этих условиях необходимы постоянные огромные усилия для освобождения людей от влияния фашистской идеологии. Конгресс требовал готовности вести такую, пусть даже весьма длительную, работу.

Антифашистская борьба дала нам ещё один большой урок: осознание её значения для следующих этапов общественно-политического развития. Разгром фашизма, этого самого большого социального зла в истории человечества, действительно обеспечил на многие послевоенные десятилетия широкие возможности прогрессивным силам. Но мы увидели также, что капиталистическая система способна реанимировать фашистских недобитков и порождает новые, близкие фашизму течения и формы империалистической реакции.

 

С разгромом фашизма общественно-политическая борьба в мире не заканчивается. В сражениях против фашизма и империалистической реакции готовятся многие предпосылки для изменений общественно-политической жизни к лучшему, а также вырастают, выковываются силы, которые продолжат борьбу за социалистическое будущее. VII конгресс Коминтерна именно так нацеливал все свои решения.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.