Цена «открытости». Потери российской экономики: триллионы долларов за десять лет. На протяжении многих лет происходит процесс обескровливания российской экономики, который не прекращается ни на один день

Цена «открытости»

 

Потери российской экономики: триллионы долларов за десять лет

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=599365

 Наши власти не устают повторять хорошо заученные мантры экономического либерализма. Вот, например, первый вице-премьер Игорь Шувалов во время своего пребывания в Китае в сентябре прошлого года заявил: «И нам не нужно ни в коем случае замыкаться, закрываться. Ни в коем случае не мобилизационная экономика, не закрытая… Поэтому главный вывод на сегодня – это открытая экономика…» (http:// www.vesti.ru/doc.html?id=1967331). 

И наше правительство на деле проводит последовательно политику «открытости» нашей экономики по отношению к остальному миру. Прежде всего, это проявилось в том, что оно «продавило» решение о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Кроме того, в 2006 году были приняты поправки к Федеральному закону «О валютном регулировании и валютном контроле», которые сняли последние барьеры для трансграничного движения капитала. В проведении курса на полную валютную либерализацию нашему правительству активно помогает Банк России, который в прошлом году провозгласил курс на «свободное плавание» российского рубля (якобы в целях повышения «инвестиционной привлекательности» России и окончательного превращения нашей денежной единицы в «конвертируемую валюту»). Чем кончилась попытка отправить рубль в «свободное плавание», мы с вами увидели воочию в декабре прошлого года. Долгосрочные последствия этого эксперимента в полном объеме трудно оценить, но даже уже возникший ущерб в виде обесценившихся банковских депозитов, роста цен и банкротств российских предприятий исчисляется сотнями миллиардов долларов. Но события «черного понедельника» и «черного вторника» в декабре 2014 года – это так называемое «разовое событие». 
Вместе с тем на протяжении многих лет происходит процесс обескровливания российской экономики, который не прекращается ни на один день. Этот процесс мы порой перестаем замечать. Речь идет об оттоке капитала из страны. Предлагаю самые простые расчеты тех потерь, которые Российская Федерация понесла за последние десять лет (2005–2014 гг.). Благо исходная информация для расчетов имеется, ее можно найти в платежном балансе Российской Федерации, составляемом нашим Центробанком. 
 
 
В табл. 1 представлены данные о сальдо баланса международного движения капитала Российской Федерации. Сальдо – разница между экспортом и импортом частного капитала в разных его формах (прямые инвестиции, портфельные инвестиции, прочие инвестиции в виде займов и кредитов). Экспорт капитала измеряется показателями со знаком «минус», импорт капитала – со знаком «плюс». Сальдо со знаком «минус» означает чистый вывоз капитала, сальдо со знаком «плюс» – чистый ввоз капитала. 
Кроме движения частного капитала для России большое значение имеет такая форма трансграничного движения капитала, как размещение Банком России международных (золотовалютных) резервов. Прирост международных резервов означает экспорт капитала и обозначается знаком «минус». Их сокращение, наоборот, обозначается знаком «плюс». 
Анализ табл. 1 показывает, что у России на протяжении всех 10 лет имел место чистый суммарный отток капитала. Положительное сальдо по движению частного капитала было зафиксировано лишь дважды (в 2006 и 2007 гг.). По международным резервам – также дважды (в 2013 и 2014 гг.). Чистый суммарный отток капитала варьировал от минимального значения 38,9 млрд долл. в 2013 году до максимального значения 94,0 млрд долл. в 2011 году. А среднегодовое значение чистого суммарного оттока капитала из России за десятилетний период составило 67 млрд долларов. 
Но это еще не всё. Дело в том, что движение капитала порождает трансграничное движение инвестиционных доходов (в виде процентов, дивидендов и иных форм доходов). Доходы от экспорта капитала получают российские инвесторы (доходы к получению), доходы от импорта капитала получают иностранные инвесторы (доходы к выплате). Соотношение между доходами к получению и доходами к выплате представляет собой международный баланс инвестиционных доходов (табл. 2). 
 
 
Анализ табл. 2 позволяет сделать вывод о том, что на протяжении всех 10 лет сальдо международного движения капитала сводилось с минусом. При этом его значение варьировало от минимального значения 17,4 млрд долл. в 2005 году до максимального значения 67,2 млрд долл. в 2013 году. Среднегодовое значение за десятилетний период составило около 40 млрд долларов. Думаю, не надо объяснять, что при таком балансе инвестиционных доходов происходило (и происходит) устойчивое обескровливание российской экономики. Примечательно, что доходность иностранных инвестиций в российской экономике, рассчитанная как отношение инвестиционных доходов к выплате к активам иностранных инвесторов в России, в отдельные годы составляла 15 и даже 20%. Это крайне высокий показатель на фоне рентабельности российских предприятий. Впрочем, тема доходности (рентабельности) иностранных инвестиций выходит за рамки данного обзора. Можно лишь отметить, что высокая рентабельность иностранных инвестиций объясняется тем, что они в основном представлены краткосрочным спекулятивным капиталом. 
Теперь проведем расчет общего результата участия России в международном инвестиционном обмене (табл. 3). Этот результат представляет сумму сальдо движения частного капитала и международных резервов (данные табл. 1) и сальдо международного баланса инвестиционных доходов (данные табл. 2). 
 
 
Из табл. 3 видно, что минимальное значение общего результата инвестиционного обмена России с остальным миром было равно 79,2 млрд долл. (2005 г.), а максимальное – 145,0 млрд долл. (2011 г.). Среднегодовое значение за десятилетний период превысило 100 млрд долл. Конечно, реальные масштабы обескровливания российской экономики намного больше. Я сделал расчеты лишь на основе официальной статистики Банка России. Последний сам признает, что платежный баланс не отражает всего объема операций, связанных с транснациональным движением капитала. Часть капитала уходит из страны по «серым» каналам или вообще нелегально. Тема нелегального бегства капитала из России сложна, многогранна и выходит за рамки данной статьи. 
В заключение попробуем оценить относительный уровень потерь России от участия в международном инвестиционном обмене. Путем сравнения абсолютных величин потерь из табл. 3 с валовым внутренним продуктом (ВВП) России. Данные о ВВП в долларовом выра-
жении взяты из источника «CIA World Fact Book». Оценка ВВП за 2014 год сделана автором с учетом официальной прогнозной оценки Министерства экономического развития РФ. Оценки представлены втабл. 4.
 
 
Как видно из табл. 4, потери России от участия в инвестиционном обмене с остальным миром варьировали от минимального уровня в 4,8% ВВП (2014 г.) до максимального уровня в 10,4% (2005 г.). Среднегодовой уровень потерь за десятилетний период составил почти 7%. 
Чтобы читатель лучше представлял себе приведенные выше оценки, отмечу, что сверстанный в прошлом году бюджет Российской Федерации на 2015 год имел доходную часть, равную 19,4% ВВП, а расходная часть составила 20,0% ВВП. Примерно такие же относительные уровни доходов и расходов бюджета наблюдались и в предыдущие годы. Это было еще до декабрьского обвала рубля и резкого падения цен на нефть. Теперь Минфин России предлагает резкие урезания бюджетных расходов, заявляя, что иного решения проблем нет. Как видно из моих расчетов, потери России от «асимметричного» международного ин­вестиционного обмена эквивалентны примерно 1/3 всех бюджетных доходов (в среднем за десятилетний период). Это колоссальный ресурс, за счет которого можно реализовывать масштабную программу импортозамещения (фактически – второй индустриализации) без каких-либо сокращений социальных расходов и программ. 
Власть об этом мощном ресурсе молчит, боится даже заикаться. Для того чтобы этот ресурс из потенциального стал реальным, необходимо лишь одно решение. А именно введение ограничений на свободное трансграничное движение капитала. Благо, что это средство защиты национальной экономики используется сегодня достаточно многими странами мира. Но вот этого средства наша власть как раз применять не собирается. Периодически наши высокопоставленные чиновники произносят клятвы, что они вводить ог­ра­ничения на капитальные операции не будут. Последний раз такую клятву произнес на форуме «Давос-2015» наш первый вице-премьер Игорь Шувалов. Полная валютная либерализация в части трансграничного движения капитала означает сохранение и защиту «зеленого коридора» для финансовых мародеров – как иностранных, так и своих собственных, представляющих компрадорскую буржуазию. Политические и правовые оценки данного феномена нашей российской жизни я предлагаю сделать нашим политикам и юристам.
 
В.Ю. КАТАСОНОВ

 

Об авторе. В.Ю. КАТАСОНОВ - доктор экономических наук, председатель Российского экономического общества им. С. Шарапова

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.