В хвост и в гривну. Украинцы сметают продовольствие с прилавков, а НБУ отчаянно пытается удержать рухнувшую валюту. Прозрение от переворота. Через год после Евромайдана. Девять месяцев Порошенко. Он так и не выполнил ни одного предвыборного обещания

Битва за Мариуполь. Запад ожидает наступления ополченцев на портовый город, который ДНР считает своей территорией

26 февраля авторитетное деловое издание Bloomberg со ссылкой на собственные источники сообщило, что Международный валютный фонд может отказать Украине в предоставлении кредита в размере 17,5 млрд. долл. Программа, рассчитанная на четыре года, была согласована, но еще ожидает одобрения исполнительного совета Фонда. Директоров, по сведениям издания, очень беспокоит возможность новой эскалации конфликта на востоке Украины. В частности, они опасаются наступления ополченцев на Мариуполь.

 

Можно заметить, что в последние дни тема Мариуполя все чаще возникает в риторике западных лидеров. 23 февраля премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что «если сепаратисты Донбасса предпримут наступление на Мариуполь и расширят территорию своего контроля», то Запад введет новые санкции против России. 25 февраля его слова практически повторил министр иностранных дел Лоран Фабиус. По его мнению, «сегодня проблема заключается в ситуации вокруг Мариуполя». «Мы четко дали понять, что если сепаратисты будут атаковать в этом направлении, ситуация в отношении санкций резко изменится в худшую сторону», - сказал он.

Такое внимание Запада к важному городу восточного региона выглядит не случайным. 26 февраля постпред ДНР на минских переговорах Денис Пушилин заявил, что Донецкая народная республика считает Мариуполь, как и всю территорию в административных границах Донецкой области, своим. Сейчас ДНР надеется решить этот вопрос «политическим путем». Но «как это будет по факту — покажет время», - добавил Пушилин.

Сложно представить, что Киев, чей главный лозунг в том, что «ни пяди украинской земли не достанется врагу», добровольно согласится расстаться Мариуполем. С другой стороны, станет ли ополчение нарушать хрупкое перемирие ради расширения своей территории? Ведь после любых попыток продвижения в этом направлении конфликт наверняка разгорится с новой силой, а реакция Запада последует незамедлительно.

- Запад действительно опасается наступления в направлении Мариуполя, - говорит заместитель директора Центра политической информации Алексей Панин. - В Дебальцево удалось разрешить проблему в кратчайшие сроки, но в случае с Мариуполем ситуация неоднозначная. Если вооруженный конфликт на этой территории перейдет в острую фазу, это будет прямым нарушением минских соглашений, причем нарушением необратимым. Это станет первым конфликтом, который начался уже после подписания документов о перемирии. Опасения западных политиков понятны, и они совершенно обоснованы. Правда, я не стал бы проводить параллель между заявлениями европейских лидеров и МВФ, так как они лежат в разных плоскостях.

«СП»: - Почему?

- МВФ очень жестко выстраивает свои отношения с Киевом и делает это совершенно правильно. Нынешнее руководство Украины уже не раз нарушало достигнутые договоренности и не выполняло взятые на себя обязательства. Нет никаких гарантий, что в случае с кредитом МВФ не будет того же самого. Фонд всячески давит на Украину в вопросах проведения необходимых реформ и обеспечения мира на всей территории страны. В этом случае вопрос Мариуполя чисто тактический и касается финансовых договоренностей МВФ и Киева. Это не предмет давления на Россию или санкционная риторика.

«СП»: - Возвращаясь к Мариуполю, насколько обоснованы опасения Запада?

- В реальности ситуация меняется очень быстро, и то, что мы скажем сегодня, может не соответствовать действительности завтра. Давайте исходить из того, что минский протокол предусматривает перевод всех конфликтных ситуаций в политическое русло, а не в военное. Поэтому если есть определенные территориальные претензии, они должны решаться за столом переговоров в контексте предоставления особых полномочий отдельным территориям Донецкой и Луганской областей. В противном случае последует необратимое нарушение подписанных документов и возвращение конфликта в острую военную фазу с перспективой разрастания.

«СП»: - Но зачем ополчению наступать на Мариуполь сейчас?

- С военной точки зрения время для наступления довольно удачное. Украинская армия деморализована ситуацией в Дебальцево и пока не получила никакой технологической поддержки и поставок вооружений из США. В военном отношении более удачного времени для атаки у ополченцев, возможно, не будет. С другой стороны, если даже победа в Мариуполе будет достигнута, она может оказаться Пирровой. Руководство непризнанных республик после этого потеряет всякую договороспособность не только в глазах Запада, но и, вероятно, России.

«СП»: - Если гипотетически наступление начнется, и Москва вместе с Западом его осудит, Россию все равно ждут новые санкции?

- Разумеется. У Европы и США на самом деле очень мало рычагов воздействия на ситуацию на Украине, что бы они не думали по этому поводу. Модерировать военный конфликт со стороны очень сложно. Это непросто даже на местах военных действий. Вашингтон и Брюссель в качестве оправдания для себя «козлом отпущения» выбрали Россию. Давлением на Москву они хотят показать, что причастны к происходящему и как-то влияют на ситуацию. Но в реальности санкционные атаки на России очень мало способствуют урегулированию ситуации на Украине.

Директор Института национальной стратегии Михаил Ремизов не думает, что ополчение пойдет на штурм Мариуполя, а вот окружение считает возможным.

- Ожидание витка борьбы за Мариуполь логично. То, что было достигнуто в Минске, это в лучшем случае перемирие, но никак не мир. А перемирие часто бывает лишь подготовкой к новому этапу вооруженного противоборства, даже в том случае, если оно соблюдается. Учитывая, что сейчас конфликт консервируется, и политический статус самопровозглашенных образований не урегулирован, критически важным становится вопрос о жизнеспособности этих республик в пределах территорий, которые они занимают. Эта жизнеспособность без получения контроля над транспортными коммуникациями и предприятиями Мариуполя вызывает большие вопросы.

«СП»: - Денис Пушилин сказал, что ДНР надеется решить этот вопрос «политическим путем». Возможно ли это?

- Мариуполь может отойти к ДНР политическим путем, только если Украина сама распадется на части. Но мне кажется, что оснований для этого нет. У них будет много финансовых, экономически, политических и социальных трудностей, но до полного коллапса и схлопывания центральной власти дело не дойдет. Рассчитывать на то, что этот вопрос решится сам собой, не приходится.

Очевидно, штурм Мариуполя, чреватый большими человеческими и военными потерями, для ополчения не приемлем. Более ожидаемым шагом было бы отрезание, то есть окружение Мариуполя, и затем в какой-то перспективе обеспечение контроля над ним в рамках переговорного процесса. Очевидно, это имеется в виду под политическим путем.

«СП»: - Выделение транша МВФ действительно связано с ситуацией вокруг Мариуполя или это только отговорки?

- В той или иной форме Украина будет получать деньги от Запада, но по какой линии – это вопрос. Вообще-то, кредитование со стороны МВФ – одно из самых обременительных политически, они выдвигают много требований. По линии Фонда могут возникнуть сложности с кредитованием по самым разным причинам, начиная от экономики и заканчивая войной. Не исключено, что США пойдут на то, чтобы компенсировать отсутствие кредитов МВФ американскими гарантиями, как они уже делали.

Президент Центра анализа и системного прогнозирования Ростислав Ищенко убежден, что вопрос Мариуполя рано или поздно будет решен военным путем.

- Думаю, что МВФ не даст денег, вне зависимости от того возьмет ли ополчение Мариуполь. То же самое касается и новых санкций. Тем не менее, почему бы не поговорить о Мариуполе, если воевать все равно собираются. Может быть, не завтра, а через месяц-два, но понятно, что рано или поздно ополчение возьмет этот город. Надо готовиться. Думаю, ополчение имеет все шансы взять и Львов, а уж Мариуполь - тем более.

«СП»: - Разве новая эскалация конфликта в интересах Запада?

- Запад – понятие не однородное. В России 145 миллионов граждан, и у всех свое мнение. А собирательный Запад – это и США, и Европейский союз, где три десятка стран, и у каждой своя позиция. Евросоюз в целом хочет как-то утрясти ситуацию и вытащить, наконец, хвост из Украины. Соединенные Штаты, напротив, хотят и дальше поджигать конфликт. Единой позиции у Запада нет.

Но украинскую власть и Украину в целом контролируют США, которые заинтересованы в войне. Эскалация нужна и Киеву, потому что у власти есть только два варианта – война или тюрьма. Воевать они будут до самой тюрьмы, поэтом война неизбежна.

«СП»: - Если введение новых санкций не зависит от судьбы Мариуполя, что может стать их поводом?

- Просто в очередной раз европейские лидеры соберутся на каком-то мероприятии. Поляки и литовцы начнут кричать о том, что Россия обижает бедную Украины и не выполняет своих обязательств по минским соглашениям (хотя у России по этому документу вообще нет никаких обязательств). Придумают очередной пакет санкций, например, запретят Кобзону въезд еще куда-нибудь. Не думаю, что это будет что-то серьезное. Европейский союз научен горьким опытом – все, что они вводят против России, возвращается к ним бумерангом. Но что-то придумывать будут. До тех пор, пока не сделан окончательный выбор с кем они, они будут колебаться, вести переговоры, вводить санкции, желательно ни на что не влияющие, но создающие впечатление, что они что-то делают.

«СП»: - А что с кредитом МВФ?

- Если Европа посчитает, что у нее пока что недостаточно газа, чтобы пройти весенний период до окончательного потепления, может, что-то дадут, чтобы Киев погасил часть долга перед «Газпромом» и транзит не перекрывали. Если газа достаточно, они вряд ли будут выделять средства. Зачем выбрасывать деньги в помойку? Все равно это не спасет украинское правительство и не улучшит ситуацию. Это бесполезные расходы. Так что если у ЕС не будет личной заинтересованности, Киев не получит ни цента, если будет – один небольшой транш может поступить, но не для Украины, а для оплаты долгов.

 

ПОЛИТОЛОГ: ВОЙНА ПРОДОЛЖИТСЯ, ИБО У СТОРОН НЕТ ПРОСТРАНСТВА ДЛЯ КОМПРОМИССА

Политолог: Война продолжится, ибо у сторон нет пространства для компромисса

Киевский режим, установившийся после госпереворота в феврале 2014 года, никогда не согласится на какие-либо уступки Донбассу, тем более, в таком вопросе как автономия или федерализация. Такой шаг усечет возможности Киева для произвола и послужит для него тем, что он творит с народом на Донбассе – могилизацией.

В этом убежден известный политолог, глава Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.
«Нынешний режим может существовать только в условиях жесткой централизованной вертикали. Как только возникает любое федеративное образование на территории Украины, это означает, что властью придется делиться. Это означает, что они уже не могут обеспечить вооруженный террор по всей стране, который позволил бы им выигрывать выборы, сохранять формально власть, вести оголтелую пропаганду в СМИ, закрывать доступ к другой позиции, к другому мнению. Появится, например, федеративная область в Одессе, чье руководство подключит российские каналы. И Киеву придется с этим смириться. У людей появится возможность свободно выражать свое мнение на выборах. Тогда нынешняя киевская власть уйдет. Но она не может уйти, потому что прекрасно осознает, что шаг к федерализации - это шаг к ее гибели. Поэтому нынешнее киевское руководство будет противостоять идее федерализации всеми силами», - отмечает политолог.

Учитывая, что Киев, не совершая акта самоубийства, не может пойти на уступки Донбассу, конфликт неизбежно продолжится, полагает Ищенко. При отсутствии пространства для компромиссов, урегулировать противоречия способны только внешние силы, посредством оккупационного корпуса. Но и эти меры способны быть мерами лишь временного порядка, уверен политолог.
«Безусловно (конфликт на Востоке продолжится – ред.). Он не может быть остановлен, потому что интересы Киева и Донецка диаметрально противоположны. Здесь нет пространства для компромисса. Этот конфликт могут остановить только внешние силы и то временно. Мерами принуждения этот конфликт можно погасить. Но тогда на Украине надо будет держать крупный оккупационный корпус, который будет военно-полицейскими методами принуждать все стороны конфликта к миру. Потому что все равно противоречия между одной и другой стороной останутся. И если не сели в тюрьму те, кто обстреливал Донецк, то их все равно те, кто сегодня руководит Донецком, будут стремиться посадить в тюрьму.
Киев не может пойти на какие-то уступки Донецку потому, что любая киевская власть, которая согласится хоть с независимостью Донбасса, хоть с федерализацией Украины, рухнет.
Но если на Украине появится Львовская народная республика, Ивано-Франковская народная республика, Житомирская народная республика, то и Донецкая с Луганской тогда спокойно смогут существовать. И это уже будет проблема мирового сообщества, каким образом оформить эту новую политическую реальность. Но до тех пор, пока в Киеве у власти остаются люди, не желающие ничего слышать о каких-либо компромиссах и конституционном переустройстве Украины, война неизбежно будет продолжаться», - подчеркнул аналитик.



Подробнее: http://antifashist.com/item/politolog-vojna-prodolzhitsya-ibo-u-storon-net-prostranstva-dlya-kompromissa.html#ixzz3SpDBErYa

 

Режим гробовой тишины. Силовики «АТО» срывают отвод техники, устраивая провокации с обстрелом ополченцев

Украинские власти, пользуясь политической и дипломатической поддержкой своих западных кураторов, продолжают саботировать реализацию минских соглашений.Несмотря на то, что ДНР отвела около 400 единиц тяжелой техники от линии соприкосновения, украинская сторона, ссылаясь на ОБСЕ, отказывается признать этот факт. МИД России был вынужден отправить миссии ОБСЕ ноту протеста в связи с уклонением последней от выполнения своих обязательств. «Вызывает сожаление, что специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине, ссылаясь на отсутствие неких инструкций, не проявляет должного стремления к исполнению возложенных на нее функций и уклоняется от мониторинга выполнения сторонами конфликта обязательств по отводу тяжелого вооружения», - говорится в комментарии ведомства, обнародованном в среду.

 

В свою очередь, глава нашего внешнеполитического ведомства Сергей Лавров назвал нереальными условия, выдвигаемые Киевом для начала отвода тяжелых вооружений в Донбассе. «Выдвигаются смехотворные по большому счету требования, которые полностью поддерживают точку зрения киевских властей, а они, как вы знаете, заявили, что начнут отвод тяжелых вооружений, только если сутки или двое продержится тишина без единого выстрела, - отметил российский дипломат.

Дело в том, что созданием «шумовых эффектов», препятствующих реализации второго пункта минских соглашений, занимаются именно ВСУ, которые сами регулярно продуцируют поводы для того чтобы не выводить боевую технику. В качестве свежих примеров такого рода – бои в районе Бахмутки (близ населённого пункта Новотошковское и в районе 29-го блокпоста), а также в районе населенного пункта Попасное. Также ВСУ обстреляли позиции ополченцев в районе аэропорта города Донецка с огневых позиций, расположенных в районе н.п. Опытное и Авдеевка. При этом использовалось то самое тяжелое оружие (ствольная артиллерия и танковые орудия), которое должно быть отведено от столицы ДНР на безопасное расстояние. Ополченцы, в свою очередь, не отвечали на провокации и ответный огонь не открывали.

В селе Широкино (недалеко от Мариуполя) накануне и вовсе состоялся танковый бой, в котором участвали по три-четыре танка со стороны ополчения и украинского батальона «Азов».

«Ожидаем, что специальная мониторинговая миссия ОБСЕ незамедлительно приступит к выполнению возложенных на нее функций мониторинга и верификации отвода тяжелого вооружения всеми сторонами конфликта», - отмечают в МИД РФ.

Следует отметить, что апелляция МИД РФ к миссии ОБСЕ на Украине, которая банально игнорировала свои обязанности, возымела некоторое действие. Во всяком случае 26 февраля наметились первые позитивные сдвиги в сторону реализации соглашений. Свой мирный настрой подтвердили ополченцы, которые в течение четверга отвели 30 самоходных артиллерийских установок (САУ) от линии соприкосновения в Донбассе в присутствии наблюдателей ОБСЕ.

В свою очередь, украинский Генштаб сообщил, что армия страны начинает отвод тяжелых вооружений с линии соприкосновения в Донбассе. Отдельно указывается, что орудия будут выводиться исключительно при мониторинге и верификации ОБСЕ. Насколько эта обещающая декларация будет соответствовать действительности, покажут ближайшие дни. Хотя уже сейчас можно предположить, что режим Порошенко не будет торопиться произнести сакраментальное «прощай, оружие!». О чем свидетельствуют многочисленные оговорки. Вроде того, что отвод вооружений и тяжелой техники в случае попыток противника перейти в наступление не состоится.

Сегодняшние украинские власти не готовы к установлению прочного перемирия, а занимаются дешевыми провокациями, считает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов.

– Мотивация очевидна – нежелание выполнять минские договоренности. При этом Порошенко и генералы из его силового блока пытаются переложить ответственность на другую сторону.

Трудно не согласиться с Лавровым, который называет условия, выдвигаемые украинской стороной, смехотворными. Что значит, «двое суток без единого выстрела», если их совершают сами украинские военные? По сути, это изначально невыполнимое требование. Точнее, его выполнение зависит не от ополченцев или России, а от самих ВСУ.

«СП»: – Киевские власти все время пытаются совершить шулерскую подмену, когда участником конфликта назначается Москва. А Киев, получается, не несет никакой ответственности за происходящее.

– Украина ведет себя так, как будто, не она выступает основным участником гражданской войны, а Россия. Наверное, Порошенко мнит себя в статусе наблюдателя, гаранта перемирия или посредника.

«СП»: – Вы согласны с оценкой главы ДНР Александра Захарченко, что ВСУ сейчас перегруппируются и переоснащаются, чтобы перейти в наступление в течение ближайших месяцев?

– Это похоже на правду. Во-первых, мы уже неоднократно были свидетелями, как Украина нарушает взятые на себя обязательства. Во-вторых, не вызывает сомнений, что украинское руководство абсолютно несамостоятельно в своих действиях. В том числе в части достигнутых договоренностей. Понятно, что эти люди управляются извне. Грубо говоря, те кукловоды, которые дергают за ниточки своих марионеток из-за океана, заинтересованы в большой войне в Европе.

«СП»: – Европе «неожиданно» расхотелось воевать, если речь идет о переговорах в формате «нормандской четверки»?

– Пожалуй, впервые европейские лидеры выступили консолидировано против «генеральной линии» Вашингтона. И то, что в реализации минских соглашений активную посредническую роль играет ОБСЕ, тоже не вполне вписывается в планы американских кукловодов. Устами Порошенко они озвучили свои претензии на этот счет – им бы хотелось привлечь миротворцев в более размытом ооновском формате.

Мы помним югославскую историю, когда Брюссель организовал полицейскую миссию в Косово. После чего сербам пришлось бежать из края. Главными «модераторами» войны на Украине выступают американские «политики-ястребы», которые почему-то считают, то что большая заварушка в Европе позволит им выйти из экономического пике.

«СП»: – Радикалы из таких организаций как «Правый сектор» или УНА–УНСО (Верховный суд России решением от 17.11.2014 признал экстремистской деятельность организаций «Правый сектор» и «Украинская национальная ассамблея - Украинская народная самооборона». Их деятельность на территории России запрещена.- прим. ред.) - это «приводные ремни» влияния упомянутых «ястребов» на украинский политикум?

– Это созданные американцами инструменты для оказания влияния на внутреннюю повестку на Украине. Ярош уже заявил о том, что не собирается выполнять решение о прекращении огня. Порошенко оказался в непростой ситуации – если он будет скрупулезно выполнять минские соглашения, ему в спину упрутся штыки радикалов. А там и до третьего Майдана недалеко.

Если бы Порошенко был государственником, минские соглашения выполнялись бы. А так американцы поставили во главе Украины политика-олигарха, который думает только о своем кармане, бизнесе и сохранении своих активов за рубежом. В такой ситуации ничего хорошего Украину не ждет.

«СП»: – Глава МИД Франции уже заявил, что новые санкции последуют, если ополченцы начнут наступление на Мариуполь. А госсекретарь США Джон Керри пообещал Москве очередную порцию «санкционной кары», даже не уточнив, за что именно.

– Насколько я знаю, под Мариуполем в селе Широкино произошел танковый бой. Показательно, что с украинской стороны, в нем приняли участие бойцы батальона «Азов», который финансирует Коломойский. Не факт, что это подразделение вообще подчиняется Верховному Главнокомандующему. Понятно, что перемирие это полумера и не окончательное решение вопроса.

Единственный способ остановить этот молох войны, на мой взгляд, это проведение подмандатной миротворческой операции. В данном случае под эгидой ОБСЕ.

«СП»: – Вы имеете в виду миротворческий формат с участием РФ, против которого выступают сразу Киев и Вашингтон?

– Да, но эта практика себя хорошо зарекомендовала. Возьмите, например, Приднестровье, где уже почти 23 года продолжается миротворческая операция. Причем, помимо российских миротворцев, там есть украинские миротворцы, а также представители Молдавии и ПМР. Этот смешанный контингент весьма эффективно обеспечивает режим разведения сторон и наличие демилитаризованной зоны. А дипломаты уже занимаются тем, что принуждают конфликтующие стороны к переговорам.

Второй пример – под мандатом ОБСЕ проходила миротворческая операция в Южной Осетии. Там точно так же были организованы Смешанные силы по поддержанию мира. В состав которых входили по 500 человек от Грузии, России и Северной Осетии. В мандате ОБСЕ написано, что нападение на миротворцев неприемлемо ни с одной из сторон. А в Южной Осетии вооруженной агрессии подверглись миротворческие части РФ. Да, в агрессии обвинили Россию. Мировые СМИ ведь существуют в параллельной реальности. Это не имеет никакого отношения к объективному освещению событий. Это даже не пропаганда, а Голливуд. Тем не менее, через пару месяцев правоту России был вынужден признать весь мир.

«СП»: – Думаете, такое возможно, что ополченцы с солдатами ВСУ будут разделять… друг друга? Тем более, что сценарий ПМР или Южной Осетии для киевского руководства едва ли подходит.

– Еще раз повторю, под мандатом ОБСЕ создается Смешанная Контрольная комиссия, в которую будут входить не только ополченцы и делегаты Киева. Этот орган занимается разбирательством каждого инцидента. Это все методологически не просто прописано, но и отработано.

«СП»: – Опять же, насколько это реалистично, если Киев начисто отрицает возможность присутствия представителей РФ в числе миротворцев как «государства-агрессора»?

– Это и есть предмет для переговоров. В качестве компромисса можно предложить белорусов или казахстанцев. Никто же не возражал против проведения переговоров в Минске, как на альтернативной и удобной для всех площадке. Было бы желание установить мир. Если хотя бы одна из договаривающихся сторон держит «фигу в кармане» (говорит про перемирие, а сама думает, где бы еще найти оружие и солдат, которые не хотят идти служить), то война неизбежна.

Насколько мне известно, польские инструкторы признались, что занимаются подготовкой украинских военнослужащих. Значит, Киев готовится к войне. Для того, чтобы установить мир, ничего лучшего, чем миротворческая операция пока не придумано. Дураков нет – не бывает такого, чтобы «два дня не стреляли», когда отсутствует единая линия фронта. Тем более, что оружия в регионе столько, что постреливать оно будет еще долго.

Последнее развитие событий свидетельствует о том, что минские соглашения станут короткой передышкой перед новой эскалацией конфликта, утверждает заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин.

– Киев все еще надеется с помощью американского оружия и западных инструкторов дожать Новороссию. В свою очередь, ДНР, кажется, тоже не прочь попробовать овладеть Мариуполем. Поскольку это стратегически важный порт на Азовском море. Есть два пути – либо эскалация, либо замороженный конфликт. Однако последний всегда рискует превратиться горячий. В условиях, если на разграничительную линию не будет введен серьезный миротворческий контингент из нейтральных стран.

Это то, что мы видим на территории Нагорного Карабаха, где несколько раз в сезон возникают серьезные перестрелки.

«СП»: – Раз американцы заявляют о новом пакете санкций, значит, у них готов и «повод к войне»?

– От санкционной политики США, наверняка, не откажутся.

«СП»: – Европа, по идее, не заинтересована в разжигании страстей. Тем не менее, представители ОБСЕ отрицают факт отвода тяжелых вооружений ополченцами.

– В тактическом плане Европе невыгодно ссориться с Россией. Не только Виктору Орбану, но и Ангеле Меркель, и французам, и всем другим. Как прагматичных людей, их интересует, в первую очередь, безопасность. Но стратегически они четко следуют атлантическим ценностям. Не случайно на днях было принято решение о создании Энергетического союза ЕС. Я бы сказал против России. Если Европе действительно удастся освободиться от нефтегазовой зависимости, нам придется очень непросто. Примерно к 2030 году Россия должна перейти на высокотехнологичное импортозамещение. Если 80% экспорта будет по-прежнему связано с сырьем, то нас, если бы не ядерное оружие (арсенал которого также надо поддерживать в боеспособном состоянии), можно будет взять «голыми руками».

Обратите внимание на недавний визит Путина в Венгрию. Строительство АЭС это важный, но долгосрочный проект. А так, снова говорили про поставки газа. Американцы будут делать все, чтобы Европа уходила от России и переходила на сжиженный сланец.

«СП»: – Есть информация, что в обход минских договоренностей ВСУ приступили к расконсервированию и принятию на вооружение советских 85-мм противотанковых пушек Д-48.

– То, что мы видели до сих пор, это не маневренная война. Пробивная мощь бронетанковых частей относительно невелика, учитывая те средства противотанковой борьбы, которые есть. С одной стороны, упомянутый факт свидетельствует о том, что Киеву не хватает вооружений. С другой стороны, в городских условиях (в тактических боях) и такое оружие может принести пользу. Сейчас танковые части ВСУ, в основном, пополняются отремонтированной (харьковские Т-64), а не новой техникой. Новых БМП и БТР явно недостаточно. Не случайно, когда говорили об американских поставках, в основном упоминали американский переносной противотанковый ракетный комплекс Javelin. Потому что именно средства противотанковой борьбы и ПЗРК могут склонить чашу весов на поле боя. Соответственно, это два типа оружия, которое будет каким-то образом поставляться.

В свете сказанного вероятность активизации военных действий очень высока. В этом случае Россию ожидают еще более жесткие экономические санкции.

«СП»: – Какие, например?

– Придумать можно много чего. Например, начать арест зарубежного имущества РФ (хотя бы по делу ЮКОСа). В качестве ответной реакции, мы можем отказаться платить по долгам. Что Западу не очень выгодно, особенно европейцам. Те, в свою очередь, могут арестовывать и проверять счета лиц, которые находятся в тех или иных отношениях с российскими властями. Еще один вариант, который давно обсуждается, это отключение России от платежной системы SWIFT. Хотя это не станет катастрофой для нас – есть ведь национальная система, плюс китайский аналог.

«СП»: – В свою очередь, в заложниках США находятся средства нашего Резервного фонда.

– Так можно договориться до многого – Вашингтону не выгодно создавать прецедент и отказываться от своих обязательств. В таком случае доверие к американским казначейским бумагам и доллару будет подорвано. С другой стороны, российские власти уже давно упоминали о возможности запрета транссибирских перелетов для мировых авиакомпаний. Но это уже означает полноценную экономическую войну.

«СП»: – Напрашивается самый популярный и тревожный в последнее время вопрос, не перерастет ли она в горячую?

– Владимир Путин сказал, что это «апокалипсический сценарий», и я склонен разделять такую оценку. Но ведь это сценарий, а, значит, нечто, что может произойти. В столкновении России с Украиной преимущество будет на нашей стороне. До тех пор, пока США не начнут перебрасывать свои войска в Европу. Пока Штаты ограниваются переброской штурмовиков A-10 Thunderbolt. За этим могут последовать сухопутные вооружения и соединения ВВС. Польша и Прибалтика будут использоваться как главные базы, как наиболее близкие и агрессивно настроенные по отношению к России государства.

 

В хвост и в гривну. Украинцы сметают продовольствие с прилавков, а НБУ отчаянно пытается удержать рухнувшую валюту

Национальный банк Украины 25 февраля ввел запрет на покупку валюты банками по поручению клиентов. Ограничение действует до 27 февраля, но так как это пятница, валютные торги фактически возобновятся только 1 марта. Такая мера стала отчаянным шагом, призванным хоть как-то остановить стремительное падение гривны. 24 февраля украинская валюта на межбанке обвалилась до 33,5 гривны за доллар, а на черном рынке этот показатель доходил и до 40 гривен. До начала майдана курс составлял всего 8 гривен за доллар, потом упал до 12, а в последние месяцы удерживался на показателе в 16 грн.

Обвал курса и заметный невооруженным глазом рост цен породили настоящую панику среди населения Украины. Если в России после резкого падения рубля люди бросились скупать бытовую технику и электронику, чтобы сберечь свои активы, то в «незалежной» население стало сметать с полок в магазинах продукты. Первые сообщения о продуктовой панике поступили из Закарпатья. С понедельника с прилавков исчезли крупы, мука, масло, соль и другие товары. «При власти сегодня много чиновников, у которых профиль — сельское хозяйство, они были в числе первых, кто прекратил отпускать важную продукцию», - написал в своем «Фейсбуке» депутат Верховной Рады олигарх Виктор Балога и призвал не создавать «искусственный дефицит».

Вскоре паника началась и в столице, причем торговые сети быстро на нее отреагировали, введя ограничения на продажу социально значимых товаров в одни руки. Один киевлянин теперь может купить не более двух бутылок подсолнечного масла, двух пакетов гречки, 3-5 кг муки и сахара. Визуально нехватка продуктов заметна не была, возможно, так ритейлеры решили подстраховаться или создать дополнительный ажиотаж.

До Одессы паника докатилась во вторник-среду. Магазины не стали вводить ограничения, поэтому люди набирали подсолнечное масло ящиками, а сахар мешками. Нужно отметить, что украинцы закупают продукты, опасаясь не столько дефицита, сколько повышения цен. По данным украинского Госстата, только в январе 2015 года яйца подорожали на 77,2%, рыба – на 46,8%, растительное масло – на 34,8%, фрукты - на 72,8%, хлеб – на 41,4%, мясо – на 29%.

Премьер-министр Арсений Яценюк может сколько угодно объяснять скачок цен ажиотажем, но росли они и до того, как граждане бросились скупать крупу и спички. Ну а после начала паники этот процесс еще больше ускорился. Например, стоимость сахара с 23 на 24 февраля подскочила в розничной продаже на 3-4 грн. В одной оптовой сети дошло до того, что люди взяли с полки 50-килограммовые мешки с сахаром по цене в 690 гривен, но пока докатили тележку до кассы, администрация решила поднять ее до 800 грн., то есть с 1500 рублей до 1770 рублей. А на следующий день цена подскочила до 960 грн. или 2100 рублей.

Минимальная зарплата на Украине составляет 1218 гривен (2700 рублей), минимальная пенсия – 949 гривен (2100 рублей). При этом с 1 марта тарифы на электроэнергию вырастут еще на 40%. Тарифы на природный газ и тепло для населения будут повышаться до «рыночного уровня» поэтапно в течение двух лет, первое увеличение уже в апреле. Эксперты утверждают, что более двух третей населения Украины платить по новым тарифам не в состоянии. Без льгот за 60-метровую квартиру уже сейчас приходится отдавать примерно 1200 грн. Нетрудно заметить, что это больше минимальной пенсии. А средняя зарплата в «незалежной» составляет» около 4000 грн.

Арсений Яценюк 25 февраля призвал депутатов Верховной рады срочно собраться на внеочередное заседание в связи с резким падением курса украинской гривны. Премьер заявил, что решение НБУ о запрете на покупку валюты было несогласованным. Глава Нацбанка Виктория Гонтарева, в свою очередь, уверила, что все меры согласованы с МВФ, на деньги которого у Киева единственная надежда. После введения ограничения курс гривны на межбанке действительно пошел вниз и составил «всего» 21-22 гривны за доллар. Даже на черном рынке курс упал до 28-30 грн. Но что будет, когда торги возобновятся, неизвестно никому. Экономисты опускают руки и отказываются делать какие-либо прогнозы. Похоже, что менее всего это известно украинским властям. Экономика страны, которая до сих пор как-то удерживалась на плаву, все стремительней идет ко дну.

Год назад граждане «незалежной» протестовали против режима Януковича, потому что «не могли так жить дальше». Сейчас, когда это выражение для многих станет буквальным, выйдут ли бывшие активисты на третий майдан?

- Забавно, что этот вопрос задается именно сегодня, - говорит одесский журналист Александр Шатух. - Мало кто обратил внимание, а ведь именно сегодня истекли бы президентские полномочия Виктора Януковича. Если бы не было государственного переворота год назад, то Янукович был бы президентом до сего дня. Крым принадлежал бы Украине, Донбасс продолжал бы давать стране уголь, затраты на вооружение на фоне остального бюджета смахивали бы на математическую погрешность, и продукты в магазинах не пришлось бы метить словосочетанием «социальные продукты».

В Одессе, в отличие от Киева, ограничений на продажу товаров нет – просто в целом ряде магазинов эти самые товары куда-то испарились. В «самоволку» вслед за крупами отправились консервы из тех,что подешевле, и чай соответствующей доступности. Разумеется, это не повсеместное явление. Разумеется, ни о каком голоде речи нет. Важно другое. «Самой большой страной Европы», в которой главным средством массовой информации последние лет двадцать являются слухи, овладевает продуктовая лихорадка.

А ведь продукты питания - это всего лишь фрагмент мозаики. Тут вам и инфляция, процентов до 60% в месяц. И рост цен на топливо – в то время, как нефть дешевеет. И коллекция долговых обязательств, причем не только перед Россией, но и еще перед половиной Земного шара. И гарантированный срыв посевной (как вы сеять прикажете, при таких-то ценах на топливо?). Казалось бы, все условия, для неминуемого социального взрыва. Но, нет, это именно что «казалось бы». По крайней мере, на данный момент.

«СП»: - Но почему?

- Целый год гражданам Украины из каждого утюга внушают простенькую мысль: «кошка бросила котят – это Путин виноват». И сейчас, когда буквально за пару дней гривна обесценилась на 30%, в украинских сегментах социальных сетей все так же бушует русофобия, ну, может быть, самую малость снизив накал. И то потому, что части пользователей стало сложнее за интернет платить. В целом же, основные денежные, точнее, валютные ресурсы Украины как были, так и остаются в руках горстки людей – тех, кто сейчас у власти. Кто сами – власть. Им денег хватит и на банды головорезов, защищающих их собственность, и на шакалов пера, микрофона и клавиатуры, которые еще более рьяно будут защищать режим, не дающий им слиться с презираемой «биомассой». Ну и добровольные помощники, хиви, в этих двух важнейших сферах, конечно, найдутся (хиви - так называемые «добровольные помощники» гитлеровцев, набиравшиеся из местного населения на оккупированных территориях СССР и советских военнопленных, - прим. ред.)

Так что я бы не стал ожидать крушения режима прямо сейчас. До тех пор, пока на Украине функционируют «добровольческие батальоны», «корпуса» и т.п., режиму ничего, по большому счету, не угрожает. Конкретным людям на конкретных должностях – да, угроза есть. Но посудите сами, что изменится для Украины, Новороссии, России, если на месте Порошенко окажется, скажем, Парубий? Или Яценюк? Турчинов? Да хоть Ляшко с Ярошем. Ничего не изменится. Винтовка рождает власть, писал Мао Цзэдун несколько десятилетий назад. Украина год назад это доказала, и за этот год ситуация не изменилась ни на йоту.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко считает, что решение НБУ вместо стабилизации может нанести удар еще и по товарному рынку Украины.

- Самый большой риск в том, что на Украине могут пропасть бензин и лекарства. По той простой причине, что импортеры, не имея возможности купить валюту, будут вынуждены прекратить закупки. Мера Нацбанка вряд ли спасет валютный рынок или улучшит ситуацию, зато может нанести удар по рынку товарному. Большая часть лекарств – это импорт. Бензин и солярка также почти полностью импортные. Да и значительная часть продуктов питания, например, рыба и фрукты закупается за рубежом.

«СП»: - Что будет с курсом после того, как ограничение на продажу снимут?

- Ввести ограничения легко, а вот отменить сложнее. Есть риск, что запрет на продажу валюты может быть продлен на неопределенный срок. После этого придется принимать радикальные решения для спасения товарного рынка Украины, который начнет сыпаться. Это реальная опасность. Сейчас в экономике царит хаос. В таких условиях сложно что-то прогнозировать. Нельзя понять ни логики, ни действий правительства и НБУ.

«СП»: - Поможет ли спасти положение кредит МВФ?

- Транш МВФ ничего не решит. Вообще, невозможно делать выводы, если ты не понимаешь логику происходящего. Мы можем сейчас говорить одно, а в этот момент правительство примет очередные нереальные решения, которые отразятся на ситуации. Нужно менять руководство нацбанка, кабмин, но это маловероятно, так как этот вопрос слишком завязан с политикой.

Экономист, биржевой эксперт Владислав Жуковский рисует для Украины самые безрадостные перспективы.

- Вводить ограничения на продажу валюты - все равно, что пытаться лечить раковую опухоль наложением горчичников. Может быть, это успокоит рынок и граждан и создаст впечатление, что государство что-то делает, но кардинально ничего не решит. На Украине происходит разрушение базиса и надстройки, то есть и экономической, и политической системы. Страна реально находится в состоянии дефолта уже больше полутора лет. Если сейчас убрать все подачки Брюсселя, Вашингтона и МВФ, он неизбежно произойдет. То, что сегодня экономика агонизирует, финансовая система парализована, а на валютном рынке паника – это обычное состояние пациента, который испытывает предсмертные судороги. Да, он может потеть и громко кричать, но это не меняет того факта, что он умирает.

Есть разные финансовые инструменты, но пока экономика не работает, в стране хаос, из нее бежит бизнес, производство останавливается, а инвестиции сворачиваются, спасти положение с их помощью невозможно. Валютное регулирование, только гораздо более мягкое и продуманное, надо было вводить еще в 2012-2013 году, тогда это имело бы смысл. Сегодня есть огромное количество серых схем, благодаря которым валютный курс становится инструментом обогащения правящего олигархического режима на Украине, по сравнению с которым Янукович выглядит очень неплохо.

«СП»: - Что же ждет Украину дальше?

- По официальным данным, в четвертом квартале 2014 экономика страны упала на 15%. Хуже было только в разгар 2009, когда экономика падала на 20%. Промышленное производство снизилось на 25%, и это не предел. Трудней всего придется наукоемким сферам – двигателестроению, электронной промышленности, машиностроению. Продуктовая инфляция уже превысила 20%. Золотовалютные резервы тают на глазах – их хватит не больше, чем на полтора месяца обслуживания долгов. Если не будет поддержки со стороны Запада, через полтора месяца финансовую систему Украины можно будет списывать в утиль. Инвестиции в экономику упали на треть, а по некоторым областям уже и вдвое. Уровень жизни граждан в среднем снизился на 65%. Происходит обнуление содержимого карманов украинцев, это начало экономической катастрофы.

К огромному сожалению, Украина сегодня превращается в типичную африканскую колонию южнее Сахары. Само собой, нынешний режим обвиняет во всем то Сталина, то Путина, то Януковича, забывая, что большинство нынешних деятелей были в его правительстве. Но тогда проводилась более вменяемая политика, а сейчас всем руководят университетские двоечники и троечники.

«СП»: - Скажется ли кризис на Украине на России?

- Не нужно переоценивать Украину. Это всего 6,5% нашего внешнеторгового оборота. Китай, к примеру, занимает 12%, а Европейский союз – более 50%. Украинский кризис ударит по отдельным предприятиям, не более. Но не сомневаюсь, что наши чиновники будут пытаться списать свои провалы и последствия разрушительных псевдолиберальных реформ именно на события на Украине и санкции Запада.

На самом деле, мы идем тем же путем, что и Украина. Нас спасает то, что у нас есть адекватный верхний эшелон политической власти и цена на энергоносители. Но в области внутренней экономической, социальной и финансовой политики мы повторяем все ошибки Украины. Если власти не одумаются и не поймут, что нужно менять политику и отстаивать интересы не олигархата и коррупционеров, а национального большинства и национального промышленного капитала, мы можем закончить так же, как Украина. Мы сами виноваты в наших проблемах, и сами должны с ними справиться.

 

Прозрение от переворота. Через год после Евромайдана

Помню, когда только началась «перестройка», очень модно стало издеваться над всеми жизненными установками старшего, консервативного, здравого поколения. Издевались над тем, что наши люди готовы отказаться от иных благ и удобств в пользу укрепления обороноспособности государства. «Лишь бы не было войны!..» 

Дмитрий Аграновский 
http://kprf.ru/party-live/opinion/139729.html

Аграновский Дмитрий Владимирович
 

И вот война пришла. Собственно, с началом «перестройки» она никуда и не уходила – от вспыхнувших вдруг межнациональных конфликтов – до Чечни, от передела собственности – до тотального наступления НАТО на Россию. Но война, казалось, где-то в отдалении. И вот только сейчас она так близко подобралась к нам. Ровным счетом нет никакой разницы между расстреливаемым Донбассом и почти любым районом России – такие же дома, улицы, такие же наши, свои, родные люди – только в подвалах под бомбами. И вдруг стало ясно: «лишь бы не было войны» – это совсем немало. А возможно, это вообще самое важное. И ради этого можно многим пожертвовать. И вдруг стало ясно, что, если кто-то не готов огнем и мечом защищать свою Родину, тогда ему надо готовиться к тому, что огнем и мечом ее будут разрушать.

Всего лишь год назад в Киеве произошел государственный переворот, а как изменилась Украина, Россия, все мы, да и весь мир! Сепаратизм, проросший на Украине в «перестройку», оторвавший ее от Большой России в 1991 году, махровым цветом расцветший на американских удобрениях за два с лишним десятилетия, привел к логичному итогу – к войне. Как юрист, я не могу признавать Украину государством – для этого надо будет признать абсолютно незаконные Беловежские соглашения, не лезущие ни в какие ворота международного права, подписанные помним кем, под чьим давлением и в каком состоянии. И если в 1991 году Украину без всяких церемоний оторвали от России, то почему после государственного переворота в Киеве Юго-Восток не имеет права отгородиться от пришедшей на крови хунты?

К годовщине государственного переворота почти на всех основных каналах нашего телевидения появились уже изрядно подзабытые президент Украины Виктор Янукович и бывший премьер-министр Николай Азаров – еще до переворота Янукович пожертвовал этим явно пророссийским политиком в пользу выдвиженцев Майдана.

Вот, например, в программе «Центральное телевидение» по НТВ 21 февраля 2015 года дали довольно короткое, но показательное интервью с Виктором Януковичем. Привожу по памяти, но близко к тексту несколько цитат: 

– Я думаю, что США ошиблись в оценке моей власти. Уверен, что ни США, ни Европа не планировали то, что произошло потом…

– Меня подталкивали к силовому решению ситуации. Но мне власть ценой крови была не нужна… 

– Для меня полной неожиданностью стали действия оппозиции. Я хотел сделать все, чтобы не допустить кровопролития…

– Я никогда не думал, что они откроют войну против собственного народа и в этом найдут поддержку Европы и Америки.  

«Не думал… Не планировал… Мы не ожидали…». В конце интервью Янукович призвал остановить войну. Как будто войны останавливают призывами. Много было еще чего сказано и по другим каналам, в том числе и о желании вернуться на Украину. В интервью Первому каналу он заявил: «У меня не выходили из головы мысли о том, чтобы вернуться и возглавить сначала протестное движение, но все приходили к однозначному мнению о том, что если я вернусь, то враги сделают все, чтобы меня уничтожить… Как только у меня появится возможность, я вернусь и сделаю все, чтобы облегчить жизнь жителям Украины… Мне кажется, никакая власть не стоит тех потерь, которые получила Украина после тех событий 21–22 февраля 2014 года. Страна разрушена, территориальные потери и людские жертвы. Беззаконие, несправедливость, которая царит по отношению к людям, – это результат, который получила власть после событий на Украине».

Противоположная сторона отреагировала моментально, без церемоний. «Пусть возглавит протестное движение. В лучшем случае – в тюрьме», – сказал Петр Порошенко. 

Разумеется, сейчас никто всерьез не рассматривает возвращение Януковича в качестве лидера, хотя бы в качестве лидера протестного движения – это было бы все равно что возвращение Горбачёва.

Теперь Януковича не ругает разве что ленивый, и есть за что. Я его ругать не буду, более того, скажу несколько слов в его защиту. Поставьте себя на его место – с одной стороны у вас бушующая ярость Майдана, подогреваемая байденами, маккейнами и прочими западными поджигателями войны, которые давят на вас без всякого стеснения, а с другой стороны… А с другой стороны… выражаясь вежливо, с другой стороны ничего, что бы могло вас прикрыть в случае жестких решений.

Но для меня Виктор Янукович интересен как тип руководителя. Я бы назвал этот тип позднесоветским. Я вспоминаю руководителей СССР, тех, кто был не согласен с действиями Горбачёва и его подручных, а ведь таких было немало. Вершиной этого несогласия стал ГКЧП. Некоторые считают, что ГКЧП был заведомой провокацией, но я буду исходить из того, что это все-таки была попытка спасти страну.

Что чувствовали эти люди, обладая властью над огромной, действительно, как мы теперь понимаем, очень сильной страной, без каких-либо серьезных проблем, без малейших признаков серьезного упадка – если не считать период «перестройки», когда совершенно спокойную, стабильную страну начали раскачивать, как чернобыльский реактор, готовя к взрыву? Неужели положение в СССР в 1991 году было хуже послереволюционного, когда большевики, не сдаваясь даже в самом тяжелом положении, сохранили власть? И уж точно у ГКЧП не было такого серьезного, страшного соперника, как у Асада в Сирии. Тем не менее Асад и сирийский народ проявили твердость, и обстановка там стабилизируется. 

Почему эти люди, имея в руках все рычаги власти, отказывались от борьбы? Почему сдавались сами, отдавали страну на разграбление, бросали на растерзание своих сторонников? И почему с противоположной стороны мы не видим ни малейшей рефлексии, а наоборот, немедленную готовность пойти на любые, самые страшные, кровавые методы, чтобы достигнуть своих целей?

Почему мы часто медлим? Почему наше руководство три дня выжидало в 1956 году, прежде чем ввести войска в Будапешт, охваченный кровавым фашистским путчем? Почему мы три дня наблюдали, как наших братьев, друзей, товарищей и просто хороших и честных людей вешали на улицах вместе с семьями, сжигали живьем в духе кадров про «ИГИЛ» – фотографии тех страшных дней найти в интернете совсем нетрудно. Чего мы ждали так долго в Афганистане, прежде чем ввести войска? А ведь страна оказалась на грани кровавого хаоса в целой цепи государственных переворотов и буквально в шаге – теперь это не секрет – от ввода туда американских войск.

Мы почти 30 лет слышим: «Горбачёва обманули… Ельцина обманули… Януковича обманули…» Прикрываться «обманом» – это верх наивности для политика. Граждане вправе ждать от первых лиц государства, на которых работает целая армия аналитиков и спецслужб, адекватного подхода к окружающей действительности и точных решений. Янукович подписал соглашение с людьми, с которыми приличный человек и за один стол-то не сядет, при которых все карманы надо держать зашитыми – и открыл ворота в ад. 

Власть – вещь жесткая, подчас жестокая. Страшно подумать, во что превратился бы миллиардный Китай, если бы руководство страны не проявило твердость в событиях на площади Тяньаньмэнь и не спасло страну. 

Год назад в Киеве Янукович не проявил твердость, не смог выполнить возложенные на него законом и Конституцией обязанности по защите государства и народа. Результат – невиданная со времен Великой Отечественной по своему масштабу война, тысячи и тысячи погибших, превращение Украины в дикое поле, внушающее ужас и отвращение всему миру. И еще что важно – да, лидер ушел. Теперь он живет в безопасности. А преданные ему люди? А патриоты? Это про них говорили древние римляне: «Горе побежденным!» 

Тем не менее, так или иначе, Янукович был и остается единственным законным президентом Украины, этот ресурс дорогого стоит и вполне может быть использован на благо Украины.

И тут я перехожу к человеку, на мой взгляд, более интересному – к профессионалу-управленцу – к последнему пророссийскому премьер-министру Украины Николаю Азарову, разумно оценивавшему украинскую экономику.

Я не идеализирую Азарова. Все главные украинские политики того времени были подавлены «евроинтеграторами». Но он был человеком зависимым и не принимал главных решений. Азаров сын фронтовика, уроженец Калуги. Сейчас он заочно арестован Киевским судом по таким обвинениям, по которым все наши претензии последних лет к российскому правосудию кажутся смехотворными. Из Киева Азарову пришлось выбираться в самом прямом смысле под пулями – в его машину выпустили целый автоматный рожок, и он остался жив только потому, что ехал в следующей.

Довольно интересно было смотреть и слушать Азарова на контрасте с Януковичем, благо на том же НТВ передача с ним под названием «Майдан. Как заказать Украину» шла сразу за «Центральным телевидением».

– Яценюк каждый день ходил в американское посольство советоваться…

– Без сакральных жертв не разжечь энергию толпы. Это была как калька с того, что происходило в Сирии или Ливии… Байден звонил Януковичу и категорично говорил, что нельзя применять силу и нужно урегулировать мирно.

– Они («Беркут». – Д.А.могли бы одними дубинками разогнать всю эту толпу, но приказа не было. Это были очень мужественные люди.

– Было свое (у майдановцев) гестапо в подвале мэрии… Где это возможно, чтобы обливали горючей смесью полицейского? В Германии, в США? Во Франции?

 Сценарий был написан в посольстве Соединенных Штатов, и кукловоды были не на Майдане.   

У нас до последнего времени было модно говорить: «А вот в Германии живут… А вот во Франции такого нет…» Правда, за последний год эту присказку как ветром сдуло. В Донецке и Луганске мы воочию увидели, что такое настоящий «европейский выбор». И Германия сразу другая вспомнилась – конца первой половины прошлого века. Конечно, Азаров тоже повторял, что они не ожидали, не могли предположить, не думали. И в том же духе. Хотя любой знакомый с историей человек знает, что нет более вероломных, коварных и жестоких людей, чем европейцы и их клон – американцы. Но надеюсь, прошедший страшный, кровавый военный год здорово отрезвил и вернул к реальности большинство людей.

Думаю, к Януковичу и Азарову российские СМИ вернулись не только из-за даты. Сейчас уже очевидно, что программа по «евроинтеграции» (читай – оккупации) Украины пошла, мягко говоря, не так, как планировали в США и ЕС. Да, во многом и нам следовало действовать решительнее и, возможно, достичь более серьезных успехов. Но ведь могло не быть и вообще никакого сопротивления! Разве мало мы видели сдачи наших интересов начиная с Горбачёва?

Последнее время наши политики активно обсуждают тему украинского правительства в изгнании. Думаю, это перспективная идея, для реализации которой есть много необходимых компонентов – недовольство хунтой на Украине будет только расти и, несмотря на террор, принимать все более открытые формы. Очевидно, что во время скакания на майдане сторонники «евроинтеграции» просто хотели получить бесплатно и сразу все европейские блага, а не заоблачный рост цен и кровавую войну. Донецк и Луганск нанесли нынешним властям Украины не только серьезное военное поражение, но и огромный удар по престижу. Сознание тоталитарной секты, которое свойственно сторонникам Майдана, не выдерживает поражений, так как они опровергают истинность их веры. Да и европейцы, напуганные перспективой большой войны и огромных расходов, уверен, хоть и не оставили цели наказать Россию, уже не будут действовать так тупо.

Легитимное президентство Януковича и опыт весьма симпатичного технократа Азарова могут дать отличную «точку сборки» для всех, кто недоволен нынешней киевской хунтой. Причем, уверен, первая роль достанется именно технократу Азарову, не запятнавшему себя поражением. Мне Азаров чем-то напомнил стиль и подходы правительства Примакова с Маслюковым. Видимо, не только мне – потому и американцы так засуетились. Кстати, и Примакова с Маслюковым убрали стремительно, как только стало понятно, что Россия может восстановиться как промышленная держава. 

Думаю, что и идея большой Новороссии в таком формате снова станет востребована.  

 

Девять месяцев Порошенко. Президент Украины так и не выполнил ни одного предвыборного обещания

Девять месяцев назад вместо низвергнутого майданом Виктора Януковича народ Украины выбрал себе нового президента – миллиардера Петра Порошенко. За него, по официальным данным (хотя, значительная часть жителей Донбасса к урнам так и не пришла), отдали свои голоса 54,7% избирателей. Голосовали, понятно, за лучшую жизнь, за стабильность, за европейский выбор и прекращение силовой операции на Востоке страны, которая на тот момент называлось почему-то «АТО».

Никто не будет спорить, что Порошенко пришел к власти в очень непростое для своей страны время. Но девяти месяцев, как известно, вполне достаточно, чтобы сформировалась даже новая жизнь, и родился человек.

А что, условно говоря, «родил» президент Украины за этот срок? Что он сделал для своего народа, чтобы тот не разочаровался в своем выборе?

- За эти девять месяцев Порошенко породил массу проблем. При этом не решил ни одну, - считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. – Кстати, напомню, его президентство, стало прямым следствием государственного переворота. Соответственно, и обещания были тем людям, для которых майдан стал символом определенных задач и целей.

Что он, действительно, сделал, так это заменил на посту президента господина Януковича. Хотя, я не уверен, что большинство жителей страны хотели именно этого. Мечтали об ассоциации с ЕС. Об открытых границах. «Украина цэ Европа!» - не случайно это был один из главных лозунгов майдана.

Но что мы имеем сегодня? Сегодня, после девяти месяцев правления Порошенко, Украина как никогда далека от Европы. Она пугает европейцев своей непредсказуемостью и радикализмом. Всего лишь восемь стран из двадцати восьми ратифицировали с Киевом соглашение о зоне свободной торговли с ЕС. Безвизовый режим Украине тоже, скорей всего, предоставлен в ближайшем времени не будет.

«СП»: - В борьбу с коррупцией, видимо, тоже никто уже не верит?

- Требование улицы было - «Долой олигархов у власти!» Но одни олигархи сменили других. И Порошенко не выполнил своего обещания – не перестал быть олигархом. Это не может не раздражать тех, кто его выбирал.

«СП»: - За время нахождения Порошенко у власти погибли почти шесть тысяч мирных граждан Украины. Это, по данным ООН. По другим, жертв войны в Донбассе на порядок больше…

- И это тоже итог правления Порошенко. На фоне радикалов, таких как Турчинов и Яценюк, казалось, что Порошенко сможет достичь согласия в стране. Что не станет «президентом войны». Но он как раз «президентом войны» и оказался. Именно при нем военные действия приняли исключительно ожесточенный характер. Именно при нем Киев стал применять тяжелую артиллерию и авиацию против гражданского населения. О каких президентских успехах после всего этого может идти речь?

«СП»: - То есть, успехов никаких…

- Страна (в том числе и благодаря Порошенко) доведена до фантастически тяжелого состояния. Полгода назад Украина обогнала Молдавию в списке самых бедных стран Европы. И казалось, что больше никаких рекордов поставить невозможно… Но сейчас поставлен еще один рекорд. Это самая бедная страна СНГ по средней заработной плате, выраженной в твердой валюте. Ниже, чем в Таджикистане.

«СП»: - Почему тогда уровень поддержки Порошенко все еще высок? Согласно данным опроса, проведенного украинской социологической компанией Research and Branding group, он снизился на 12% с августа. Но тоже значительный – 45%.

- Активная пропаганда украинских СМИ при полной ликвидации альтернативных мнений заставляет значительную часть населения верить в то, что проблема Украины не в плохом правлении, а в противостоянии с Россией. Что надо объединиться, сплотиться вокруг президента в этом противостоянии. Это удалось сделать, к сожалению.

«СП»: - Получается, ненависть к России, которую так активно культивируют сейчас в украинском народе, способствует удержанию рейтинга Порошенко?

- Конечно. Потому что для них он тот, который противостоит агрессии. А то, что Порошенко развязал гражданскую войну в стране и довел экономику до края, на это пока не обращают внимания.

Но в этом-то и проблема Порошенко. Как только худо-бедно мир восстановится, тогда народ начнет спрашивать: а что это у нас происходит в стране? Где европейские пенсии и зарплаты?

«СП»: - И что?..

- Это будет глухое недовольство. С моей точки зрения, вероятность третьего майдана невелика. Когда люди оказываются в такой катастрофической экономической ситуации, они, скорее, все-таки борются за выживание, а не устраивают революции.

Хотя есть эксперты, которые как раз уверены в неизбежности третьего украинского майдана.

- Если кто-то сможет назвать хотя бы один позитивный момент правления Порошенко, то я буду очень удивлен, - признается директор Центра евразийских исследований, украинский политолог Владимир Корнилов. - Он привел страну к полному развалу и обнищанию. Углубил социально-экономический кризис. Лишился практически субъектности во внешней политике. Еще более усугубил кровавый конфликт в Донбассе.

Можно сказать, что это политик, который изначально прекрасно знал, что не будет выполнять ни одного своего предвыборного обещания. Порошенко человек не глупый. Но он декларировал избирателям, что курс гривны будет не больше десяти за доллар. Что объективно невозможно.

И смею вас заверить: когда он говорил, что станет платить в день каждому солдату тысячу гривен, а на фронт отправят только добровольцев, он прекрасно знал, что никогда этого не будет. Поэтому нет смысла оценивать его обещания. Этот человек может обещать все, что угодно - ради карьеры и обогащения.

«СП»: - Тем не менее, как показал последний соцопрос на Украине, кредит доверия у него все еще высок – 45%. Почему?

- Социология на Украине умерла, к большому сожалению. Все опросы делаются только в усеченной части Украины - скажем, в Донбассе никто опросы не проводит. При этом называют его частью Украины.

Президентские выборы проходили без участия целого ряда украинских регионов. И сейчас опросы проходят таким же образом. В условиях, когда в стране война, когда рядом ходят каратели с автоматами, как, вы думаете, будут отвечать жители Украины на опросник какого-нибудь молодого человека? Какая тут социология может быть? Какие демократические выборы?

Рейтингов Порошенко мы не знаем. И не узнаем, к сожалению, пока эта вся террористическая кампания Киева не закончится. И люди перестанут бояться за свою жизнь, отвечая на тот или иной вопрос.

«СП»: - Если украинцы окончательно разочаруются в своем президенте, то кого будут поддерживать тогда на выборах? Есть ли такие силы?

- Сейчас идет война. На войне, особенно гражданской, возносятся порой личности совершенно неожиданные, о которых вчера еще никто не знал. Правда, чаще всего они тут же низвергаются вниз. Но сейчас предсказывать, кто может на Украине победить, если вдруг через месяц-два будут объявлены выборы, нет никакого смысла.

Во-первых, на Украине нельзя проводить выборы, пока не наступит мир.

Во-вторых, там под запретом находятся все оппозиционные силы - партии, организации, политики. И мы сейчас не знаем, как завтра сложится ситуация, когда оппозиция выйдет из подполья. А сопротивление, зреющее и в народе, и среди олигархов, отодвинутых сегодня на задний план, и преследуемых политиков, может, как пружина распрямиться и все резко изменить.

«СП»: - В чем, по-вашему, главная ошибка Порошенко?

- Само собой, в бессмысленной кровавой бойне в Донбассе. Вместо того чтобы ее прекратить, как он обещал во время своей кампании, Порошенко только усугубил ситуацию.

Пока эта ошибка не будет исправлена (любым способов, любым путем) Украина обречена на то, чтобы дальше скатываться в пучину. То есть, надо остановить войну. Тот, кто сможет это сделать, тот даст надежду людям, что со всеми другими проблемами можно справиться.

Порошенко пока очень от этого далек. По его кадровым назначениям, по тому, каких «ястребов» он привел в высшие органы власти, мы видим, что он и не собирается прекращать эту войну.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.