ДОЛОЙ КАПИТАЛИЗМ! Они приобретают свои богатства только за счёт других, так что они непременно уменьшают имущество кого-нибудь из своих граждан в такой же степени, в какой они увеличивают своё собственное имущество. ЭТОТ ГРОЗНЫЙ И ЯРОСТНЫЙ МИР

ДОЛОЙ КАПИТАЛИЗМ!

http://moskprf.ru/index.php/stati-menyu/15502-doloj-kapitalizm

Рафик Кулиев

Они приобретают свои богатства только за счёт других, так что они непременно уменьшают имущество кого-нибудь из своих граждан в такой же степени, в какой они увеличивают своё собственное имущество.

Давид Юм

"Надо честно сказать, система распределения доходов и расходов в России откровенно несправедлива, на одном и том же предприятии разрыв зарплат между топ-менеджерами и работниками может достигать 100 и более раз – эти цифры учитывают только заработную плату, оставляя в стороне доходы собственников в виде дивидендов и так далее", – заявил Шмаков, выступая на съезде независимых профсоюзов ФНПР. (РИА Новости, 7 февраля 2015 г.)

И что нового мы узнали? Вот если бы М. Шмаков объяснил бы нам: как же случается, что в современной капиталистической России можно вообще не работать и в то же время быть очень богатым человеком, тогда все его заявления имели бы какой-то смысл. А так все эти громкие фразы есть обыкновенная демагогия, одурачение рабочего класса.

И всё-таки, как же случается, что, не работая, можно быть очень богатым человеком? Более того, это обогащение вообще осуществляется в полном соответствии с действующей Конституцией РФ, а именно, в полном соответствие со статьёй 37, в которой говорится: «Принудительный труд запрещён». Иначе говоря, в современной России никого нельзя заставить работать.

А между тем тот, кто отказывается работать, не отказывается кушать; он просто погибнет от голода. Следовательно, этот человек просто обязан работать. Но если он не работает, но кушает, то, значит, кто-то другой работает за себя и за того, кто не работает. Здесь налицо присвоение результатов чужого труда, жизнь за чужой счёт. Уже здесь мы фактически имеем конституционное узаконивание тунеядства в современной России.

Но просто так, прямо, нельзя присвоить продукты, произведённые чужим трудом. Такое присвоение даже в рамках буржуазных правовых отношений не допускается, наоборот, признаётся кражей и преследуется в уголовном порядке. И, тем не менее, как мы видели, из 37 статьи конституции РФ вытекает, что такое присвоение всё-таки допускается. Следовательно, должны существовать возведённые в закон условия, которые допускали бы законное присвоение продуктов, произведённых чужим трудом, прямо, без всяких оговорок. И такие возведённые в закон условия действительно существует. Слушайте: «1. Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. 2. Владение, пользование и распоряжение землёй и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц». (Конституция РФ, ст. 36). Если теперь сюда добавить ещё статью 34 Конституции РФ, а именно: «Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности», – то мы получаем полный набор конституционно узаконенных условий капиталистического способа производства.

Но, в чём смысл нахождения земли в частной собственности? Только в том, чтобы земля приносила доход её собственнику? А это возможно только в том случае, если собственник земли требует плату за пользование его землёй, т.е. собственник земли фактически требует дани за право жить на земле. В свою очередь, крупные средства производства могут быть созданы и приведены в действие исключительно усилиями всего общества. Поэтому никто в отдельности не может сказать о них: «Это сделал я, это мои предприятия».

Короче говоря, узаконивание в Конституции РФ права частной собственности на землю и крупные средства производства, равно как и на банки, есть юридическая фикция, обыкновенное мошенничество.

Капиталистический способ производства, как и всякий другой способ производства, никогда не осуществляется как простой процесс производства в его чистом виде, без какой-либо формы собственности; этот способ производства всегда осуществляется на основе частной собственности. Между тем, из частной собственности вытекают своеобразные особенности капиталистического способа производства.

Во-первых: Поскольку средствами производства владеет капиталист, а рабочий лишен их, то постольку рабочий оказывается вынужденным продавать свою способность к труду – рабочую силу капиталисту, как обыкновенный товар. Следовательно, этот товар-рабочая сила оплачивается, как и обыкновенный товар, по его стоимости, которая, в свою очередь, сводится к стоимости того количества предметов потребления, которое необходимо требуется для поддержания жизни рабочего. Наконец, стоимость товара рабочей силы оплачивается не натуральными предметами потребления, а стоимостью этих последних, т.е. определённой суммой денег, именуемой зарплатой.

Во-вторых: Поскольку рабочий продал свою рабочую силу капиталисту, постольку он потерял право собственности на её использование. Право собственности на использование рабочей силы теперь принадлежит капиталисту. Следовательно, теперь капиталисту принадлежит не только труд рабочего, но и созданный трудом рабочего предмет потребления.

Итак, захватив крупные средства производства и купив рабочую силу, капиталист вступает в «трудовое отношение» с рабочим. Начинается капиталистический процесс производства, – процесс производства, целью которого является не сам предмет потребления как таковой, а его стоимость (и не только стоимость, но и прибавочная стоимость), т.е. овеществлённый в предмете потребления абстрактно человеческий труд, измеряемый рабочим временем, требуемое для его изготовления; короче говоря, деньги. (Недаром говорят: время – деньги).

Между тем, то обстоятельство, что для поддержания жизни рабочего в течение 24 часов достаточно, скажем, половины рабочего дня, нисколько не препятствует тому, чтобы рабочий работал целый рабочий день. Следовательно, стоимость рабочей силы, оплаченная в заработной плате, и стоимость, создаваемая в процессе её использования в течение целого рабочего дня, суть две различные величины. Капиталист, покупая рабочую силу, имеет в виду именно это различие стоимости. То, что капиталист даёт рабочему за его рабочую силу при её покупке и то, что он получает при использовании этой рабочей силы, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Здесь дело происходит совершенно так, как при использовании лошади в буквальном смысле: корм, необходимый для лошади, и то время, в течение которого она работает на хозяина, представляют собой совсем не одно и то же. Наконец, не требуется особого глубокомыслия, чтобы понять, что труд рабочего уплачивается из его же труда, а зарплата рабочего есть лишь часть его собственного продукта; ведь средства производства, которые капиталист называет своей собственностью, создаются и приводятся в действие опять-таки рабочими.

При таком положении дел с зарплатой, с перераспределением общественного богатства в интересах работников, наконец, с Конституцией РФ, трудящимся классам России ничего не остаётся, как, начертав на своих знамёнах: «Долой капитализм!», завоевать политическую власть и обратить землю и её недра, средства производства и банки в общественную собственность.

За рабочий класс!

 

ЭТОТ ГРОЗНЫЙ И ЯРОСТНЫЙ МИР

Александр ДРАБКИН

http://moskprf.ru/index.php/pilotnyjproekt/110-na-iii-j-mirovoj/15418-etot-groznyj-i-yarostnyj-mir

ЭТОТ ГРОЗНЫЙ И ЯРОСТНЫЙ МИРНарастает глобальный кризис мироустройства. Экономические катаклизмы, войны и революции приобретают общецивилизационное звучание. Человечество ищет новую точку опоры и, не находя её, обращается к гигантам прошлого.

Актуальный Маркс

В Европе снова популярен Карл Маркс. Его «Капитал», который был «Библией революционеров» больше ста лет, снова переиздаётся. Этот фундаментальный научный труд штудируют студенты, к нему всё чаще обращаются политики, его даже инсценируют на театральных подмостках. И происходит это в тех самых странах, где много лет назад люди отреклись от марксизма, где называли его «устаревшим», «архаичным», «принадлежащим прошлым векам».

Но марксизм — это не только лозунг, это наука. И как наука это учение бессмертно.

Самая горячая струя нынешней политической жизни — глобальный энергетический кризис. Аналитики до хрипоты спорят о его причинах и последствиях. И всё чаще в связи с этим обращаются к «Капиталу».

Один из немецких блогеров заинтересовался давней работой Т. Дж. Даннинга «Тред-юнионы и стачки», которую К. Маркс с симпатией цитировал в «Капитале»: «Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы...»

Далее блогер рассуждает: сейчас себестоимость нефти составляет в различных регионах мира от 2 до 15 долларов за баррель. А рыночная цена — около 50 долларов. Соотнесите это с отмеченной в «Капитале» цифрой 300 процентов (при которой «нет такого преступления», на которое капитал не рискнул бы) — и весь механизм рыночного ценообразования в нефтяной отрасли станет полностью очевидным. Цены здесь не имеют ничего общего с реальной экономикой. Они в решающей степени политизированы. Те, кого Ленин называл «тузами-нефтепромышленниками», а разнообразные созданные ими топливные кризисы «преступной стачкой тузов-нефтепромышленников», действуют, используя государственные возможности. Они покупают министров и законодателей, журналистов и генералов, учёных и политологов. Сверхдоходы позволяют им это делать.

Чтобы удержать в своих руках рынок, «тузы» готовы на любые преступления. Именно это мы видим сегодня в форме глобального энергетического кризиса.

Нередко можно услышать, что в мире есть только одна альтернатива: или снизить социальные стандарты в интересах получения большей эффективности производства, или, напротив, эти стандарты сохранить с тенденцией их роста. В первом случае миллионам придётся «затягивать пояса», во втором — те же миллионы окажутся на обочине мирового прогресса.

Думается, эта альтернатива ложная. Дело не в получении прибыли, необходимой для развития экономики. «Тузы» и так уже получают прибыль более 300 процентов, что для бизнеса, по Марксу, показатель рубежный. Дело в том, что расходуются эти гигантские средства в соответствии со вкусами и капризами «тузов», на содержание обслуживающей их разномастной челяди, на создание и упрочение власти монополистов. Народу же рассказывают страшные сказки о неизбежном погружении в бездну отчаяния, если сильные мира сего утратят возможность распоряжаться народным достоянием. Или им придётся хотя бы ограничить свои запросы.

Малоизвестный факт: одним из наиболее доходных бизнесов в истории человечества была работорговля. Минимум выгоды там колебался около 800 процентов. Работорговцы за столетия стали объектом проклятия гуманистов. Сейчас у некоторых владельцев нефтяных полей эта цифра существенно выше даже после «падения барреля». Хотя она и ощутимо меньше той, что была в «тучные» годы. Однако «тузы» не намерены ничего менять в приятном им порядке вещей — дескать, народ за всё заплатит: так было, так есть, так будет. Тезис убедительный. Но опасный: долготерпение народа — величина не бесконечная. Это убедительно показали выборы в Греции, волнения в Испании и напряжённая ситуация в ряде других, считавшихся традиционно спокойными государств.

Маленькая страна может разорить многих

Маленькая Греция задолжала богатым странам 320 миллиардов евро. Вырыли эту финансовую яму те самые «богатые и влиятельные», о которых писали и Карл Маркс, и его многочисленные последователи.

Пять лет греки послушно «затягивали пояса» — падали заработки и пенсии, росла безработица, Греция приобретала всё более отчётливый абрис финансовой колонии, — в стране, по некоторым оценкам, резервы снизились до 2 миллиардов евро.

Но — надоело! На всеобщих выборах победили силы, прокламирующие независимость.

Греческие избирательные урны предстали перед взорами состоятельных европейцев ящиками Пандоры. В них таились будущие массовые протесты, падение правительств, которые не услышали своих избирателей, развал зоны евро и Евросоюза. А там — и новый виток глобального экономического кризиса.

Пресса сообщала, что победившая коалиция левых радикалов СИРИЗА весьма неоднородна. Она включает в себя марксистов-ленинцев, сторонников демократического социализма, неомарксистов, антикапиталистов, социал-либералов, экосоциалистов, троцкистов и маоистов. Особенно заметны троцкисты — в коалиции пять троцкистских партий.

«Красным радикалам», как называют новую греческую власть, досталось тяжёлое наследство. Судя по её предвыборным лозунгам, СИРИЗА исповедует резко антибуржазную систему взглядов. «Покончим с олигархами и вернём народу достоинство» — этот тезис стал ключевым в идеологии коалиции. «Народный премьер», как левая пресса именует лидера СИРИЗА Александра Ципраса, конкретизирует: «Греция оставляет в прошлом разрушительный режим строгой экономии, страх и авторитаризм. Она оставляет в прошлом пятилетие унижений и боли».

В то же время западные СМИ утверждают, что «брюссельские бюрократы» и немецкие «банковские капитаны» уже несколько недель отправляют к Ципрасу эмиссаров для зондажа и возможных переговоров. Утверждается даже, что новый премьер «показал себя разумным человеком». В то же время Янис Милиос, который формирует экономическую политику поствыборного руководства Греции, заявил, что действие финансовой программы, согласованной с Еврогруппой, прекращается. Рассуждая в этом ключе, Ципрас пообещал пересмотреть отношения с тройкой кредиторов — Еврокомиссией, Европейским центральным банком, Международным валютным фондом — и добиться списания «большей части номинальной стоимости долга».

Ангела Меркель, отвечая греческим политикам, заявила, что Германия не видит оснований для изменения договорённостей о долге.

Из Афин ей ответили весьма резко.

В унисон с канцлерин немецкие политики начали категорично требовать от Греции «перестать оскорблять германского лидера». Пресса, ориентирующаяся на финансовые круги в разных странах Европы, затянула жалостную песню: мы столько сделали для греков, а они — неблагодарные... Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард весомо объявила, что победа оппозиционной коалиции не повод списывать долги.

Вся эта перебранка, по мнению многих аналитиков, может прекратиться 28 февраля, когда истечёт срок подачи Грецией заявления на новый кредит для обслуживания долговых обязательств. Если Афины подадут такое заявление и согласятся соблюдать все прежние договорённости, то «большая тройка» кредиторов может пойти на продление срока погашения или на снижение процентной ставки. Однако существенного уменьшения долга финансовые эксперты не ждут.

Такое развитие событий может означать отказ от всех вольнолюбивых лозунгов нового правительства и даже вызвать развал коалиции, а значит, будут новые выборы.

Если же Афины встанут в гордую позу и не попросят новых кредитов для оплаты долга (а выплачивать его Греции нечем), это будет означать дефолт. Возможен даже выход страны из еврозоны, и Центральному банку придётся печатать драхмы. Но долги-то нужно будет всё равно выплачивать в евро, что вызовет колоссальную инфляцию национальной валюты. И даже если кредиторы по собственной инициативе решат продолжать накачивать Грецию евровалютой, никакого облегчения для народа балканской страны не будет — всё, что придёт с Запада, туда же немедленно вернётся для погашения долга.

Но плохо будет не только грекам. Как отмечают эксперты, 80 процентов греческого госдолга принадлежит ЕЦБ и МВФ. Выход Афин из еврозоны неизбежно вызовет бегство капиталов из этой страны. Многие местные банки обанкротятся. Это будет сильнейший удар по держателям греческих долговых бумаг. Вспыхнет финансовая паника, и не только в Европе. Финансисты грустно шутят, что глобальный кризис в 1929 году начался с пустяка: кому-то понадобился один наличный доллар. Но его не нашлось — все деньги были вложены в банки, а банки трясла валютная лихорадка. Началась паника — все всем должны и не могут расплатиться. Пожалуйте в ад, господа!

Сегодня маленькая Греция может сыграть в гигантской мировой финансовой системе роль того самого одинокого наличного доллара, который на Уолл-стрит вызвал великую панику и спровоцировал гигантский кризис.

«Чёрные полковники» на марше

Говорят, Греция — колыбель древнейшей демократии. Но в её истории были персонажи, которые к демократии никакого отношения не имели и управляли этой страной весьма жёстко.

Во время Второй мировой войны Коммунистическая партия Греции (КПГ) возглавила борьбу греческого народа против немецко-фашистских оккупантов. В сентябре 1941 года греческие патриоты провозгласили «День «ОХИ!» — «День «НЕТ!» У истоков движения стояла православная церковь. В главном соборе в Салониках этот день до сих пор отмечают как праздник. Я был там — зрелище впечатляющее: глава государства, министры в чёрных торжественных фраках и цилиндрах подходят за благословением к патриарху, звучат величественные молитвы о павших и живых... В Греции свято чтут традиции.

В конце октября 1944 года вся территория континентальной части страны была освобождена от захватчиков. В одном ряду за свободу сражались люди разных политических взглядов, разных убеждений. Их сплотило коротенькое слово «Охи!»

Соединяли свои силы и поработители. Рассказывают, что на одном из островов немецкий гарнизон сдался англичанам без боя. Те заперли солдат и офицеров вермахта в казарме, где они терпеливо ждали своей судьбы. Когда на остров высадились отряды партизан-антифашистов, англичане растерялись и отступили с передовых позиций. А потом освободили пленных немцев, вооружили и бросили против греческих партизан. Солдаты и офицеры вермахта свою привычную работу выполнили — партизанам пришлось отступить.

В послевоенные годы КПГ была запрещена, в 1952-м Греция присоединилась к НАТО, а в 1953 году заключила с США договор о размещении американских военных баз на греческой территории.

Следующим логичным шагом был государственный переворот, который устроили военные при поддержке сил НАТО в 1967 году. К власти пришла хунта. В её рядах не было единства, но «чёрные полковники» жёстко управляли Элладой до 1974 года, когда во главе страны стало гражданское правительство.

Хунта осталась в памяти страны. «Конечно, — говорят некоторые греки, — они были кровавые палачи, но при них был порядок». Я беседовал с одним из таких «ревнителей порядка». Он держит маленькое кафе в Патрах, ему много лет, но пыл его не остыл: хоть сейчас в бой против «проходимцев-социалистов».

После нынешних выборов в Греции оказалось немало тех, кто хотел бы навести порядок по рецептам «чёрных полковников». Ведь даже левая из левых СИРИЗА набрала лишь относительное большинство голосов и не смогла самостоятельно сформировать правительство. Этим не преминут воспользоваться противники левых при любой ошибке новой власти.

 

Греция живёт в грозном и яростном мире, где бродят вполне материальные призраки «чёрных полковников». А величественное американское посольство в Афинах внимательно наблюдает за ситуацией, готовое в любой момент поддержать любые проамериканские силы. Великий президент США Франклин Делано Рузвельт однажды бросил в сердцах: «Я не собираюсь служить полицейским на Балканах». Современные его преемники, как показал печальный опыт Югославии, считают иначе.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.