Год двадцать четвертый. Январь. О чем поведал старый снимок, на котором памятник В.И. Ленину в г. Черкесске

Памятник

 

Посмотрите на этот снимок, — говорит Валентина Павловна Невская, протягивая мне фотографию. — Не удивляйтесь, что он уже слегка пожелтел, этому снимку более сорока лет. — Валентина Павловна — док­тор исторических наук. Она руководит сектором истории Карачаево-Черкесского научно-исследовательского ин­ститута истории, языка, литературы и экономики. Не­утомимый исследователь, человек беззаветно влюблен­ный в науку — такой я знаю Невскую. Неудивительно поэтому, что у нее всегда бывают интересные находки. Вот и сейчас...

— Этот старый снимок, — продолжает Валентина Павлова, — может о многом рассказать...

Год двадцать четвертый. Январь. Такой суровой зимы, какая была тогда в Черкесске, не помнили и ста­рики. Улицы завалило сугробами снега, порывистый ве­тер, не стихая ни днем ни ночью, насквозь продувал узкие, кривые улочки, встречал прохожих сухой, колю­чей порошей. Воздух стынет от мороза. Лед сковал да­же стремительную, непокорную Кубань. Потрескивали от мороза деревья, а ночью яркие круги опоясывали луну на выстуженном зимой небе. Притих город. Большая беда пришла в его дома, заполнила улицы. И не смыть ее быстрой, горной Кубани, и не выдуть ее крепкому ветру. Тяжкая весть прилетела из Москвы. Не ста­ло Ильича.

В этот день у секретаря обкома партии Даута Гутякулова посетителей было столько, что не счесть. Каж­дый приходил поделиться горем, таким большим, како­го не знал еще в жизни.

И вот тогда решили коммунисты увековечить па­мять вождя. Пришли за советом.

                

Хорошее предложение, — сказал Гутякулов, — но где мы найдем такого человека, который бы выпол­нил нашу задумку?

                

Есть такой человек, — сказали ему товарищи. — Живет он в Черкесске, зовут его Аферий Логвинович, фамилия его Серенко.

Это было в 1924 году. Нынче я отыскал семью Арефия Логвиновича в г. Черкесске, по улице Советской № 86. К сожалению, Серенко уже не застал в живых.

В феврале 1968 года он умер. Жена его Анастасия Ива­новна охотно рассказывает о жизни мужа, показывает фотографии. Арефий Логвинович был способным скульптором и оставил людям хорошую память о себе. Жители Черкесска любуются его скульптурными рабо­тами, установленными в центре города и на Зеленом острове, особенно скульптурой «Каменный цветок», сде­ланной по мотивам знаменитой сказки мудрого ураль­ского старика Бажова.

Вот тогда, в 1924 году, и доверили коммунисты мо­лодому Серенко свою задумку. И принялся он за дело. Легко сказать — принялся. Мороз свирепеет, сковал землю, снег метет, ветер пронизывает насквозь. Но надо. Это не просто просьба или наказ людей, то голос их сердца...

                

Хорошо помню то время, — рассказывает Пту Бекмурзович Хутов, персональный пенсионер респуб­ликанского значения, член партии с 1939 года, — я тог­да воспитывался в старшей группе детского дома № 2 в Черкесске. Находился наш детский дом в том районе, где сейчас областная библиотека. Было мне 12 лет. Нас четырех человек из старшей группы, моих одногодков, вызвала к себе заведующая и сказала, что есть очень важное задание и мы должны помочь его выполнить. Нас одели потеплее и отвели к строителям.

                

Помощники? — спросил один из них. Мы сму­щенно потупили головы.

                

Помощники, — сказала заведующая.

                

Вот и хорошо, — подошел, взял за плечи. — Идемте.

Вскоре мы вовсю помогали строителям в работе. Таскали доски, подносили раствор извести, а когда раствор замерзал, мчались к костру розогревать, чистили от земли котлован.

— В тот год я учился в областной совпартшколе, — вспоминает Ильяс Чатович Махов. — Когда наши комсомольцы узнали о решении коммунистов, все, как один, пришли помогать. Холода стояли страшные, трескучий мороз, злющий ветер. Земля была настолько скована стужей, что ломы и кирки крошились. А ведь надо бы­ло рыть котлован. И рыли. Мы жгли костры, земля нем­ного оттаивала, удавалось снять небольшой слой, потом опять жгли костры, и снова брались за кирки и лопаты...

Так много долгих часов на морозе и ветру. Но не отсту­пили.

О событиях тех дней хорошо помнит Константин Фе­дорович Котов. С 1919 года связал он свою судьбу с партией Ленина, участвовал в знаменитых рейдах кон­ницы Буденного, а в 1921 году его послали работать в ЧК в г. Черкесск, да так здесь и остался Константин Федорович. Неторопливо подбирая слова, он рассказы­вает:

— Не будет преувеличением, если скажу, что весь город строил. Да и то сказать, днем и ночью глаз не смыкали, а уж в январе в центре Черкесска стоял па­мятник Ленину. Считай, в трескучий мороз и ледяной ветер поставили его люди. А что могло их остановить? Мороз? Ветер? Да они и не замечали их. А знаете, кто руководил строителями? Старый балахоновец Николай Николаевич Лапин. Где он сейчас? Как где? В Чер­кесске, где же ему быть...

Константин Федорович задумывается. Я нетороплю его с рассказом. Мне невольно представляется: и морозный, снежный, окутанный зимней ночью Черкесск, и костры на снегу, и холодный порывистый ветер, и лю­ди... Много людей, которые не замечают ни мороза, ни ветра. Ими владеет одно — они должны поставить па­мятник Ильичу.

— Так вот, — продолжает Котов, — в январе па­мятник был готов.

На высоком деревянном постаменте установили многометровый обелиск, который венчала пятиконечная звезда. У основания обелиска надпись: «Ильичу». — Выше — серп и молот. Сюда, от местной электростан­ции подали ток. И ночью, далеко окрест было видно яр­кий огонь и пятиконечной звезды, и серпа, и молота. Кстати, электростанцией тогда командовал и руководил этими работами Карл Иванович Леппе. Он живет сей­час в Черкесске. На митинг, посвященный открытию па­мятника, пришли и стар и млад. Тут же — Гутякулов и другие руководители области. В четком строю замерли бойцы 55 отдельного кавалерийского дивизиона. При­ближается торжественная минута. В почетный караул становятся Гутякулов, другие коммунисты, кавалеристы дивизиона. Медленно сползает покрывало, что было на­тянуто на памятнике ниже подписи «Ильичу». Взорам открывается портрет вождя, портрет самого человечного человека...

... Вот о чем мне поведал старый снимок, на котором памятник В.И. Ленину в г. Черкесске. Пролетели годы. Были и будут поставлены вождю новые памятники, лучше, кра­сивее. Бронза, мрамор, гранит... Но этот, воздвигнутый в январе 1924 года, всегда будет жить в сердцах людей, как песня верности людской, всегда будет передаваться рассказ о нем из поколения в поколение, как передаются легенды, о которых Максим Горький говорил, что их создает сам народ.

 

В.К. Филиппенко, из книги «Алая гвоздика», 1969 г.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
7 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.