Калашников Максим: Проворованная война. Как коррупция уничтожила Россию в Первой мировой и как мы сейчас вернулись в «новый 1915-й»

Проворованная война

Калашников Максим 

 http://forum-msk.org/material/power/10657823.html
 

Как коррупция уничтожила Россию в Первой мировой и как мы сейчас вернулись в «новый 1915-й» 

Можно считать, что коррупция и безудержное воровство привели к краху Российской империи. Сердюковщина – явление далеко не новое. В «России-которую-мы-потеряли» правящая верхушка даже в ходе войны вела себя как коллективная свинья, фактически убив страну. Ох, как это напоминает нынешнюю РФ, тоже ввязавшуюся в тяжелое противостояние с Западом, имея клептократическую «илитку».

Так что же творилось тогда в России, еще не «изуродованной» коммунистами, еще тонущей в звоне колоколов многочисленных храмов, еще управляемой «благородным» дворянством?

 

«ГОЛУБЫЕ» ВОРЫ ПОД ЭГИДОЙ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ

В дневнике штабс-капитана Михаила Лемке, служившего в Ставке царя-главнокомандующего, за 21 апреля 1916 года читаем горькую и злую запись. Об итогах расследования о злоупотреблениях в артиллерийском ведомстве (вотчине великого князя Сергея Михайловича):

«Доклад, в 54 писчих листа на машинке, был представлен, и царь написал на нем, что такое мерзкое дело надо вести до конца. Теперь оно опять пошло. Сергей Михайлович пока в стороне, ничего компрометирующего еще нет, но пользование его именем, влияние не него имеется.

На что же нужны были деньги всем этим мерзавцам? Отчасти на удовлетворение самых низменных и извращенных страстей. Оказывается, господа воры образовали кружок педерастов, нечто вроде какой-то организации, каждый член которой имел у себя эмблему, найденную при обысках, - золотой мужской член с крылышками.

Из их переписки установлено, что между членами кружка были такие отношения на почве влюбленности, писались такие ревнивые письма, что не всякий здоровый человек способен так ревновать к любимой женщине. Да, мы идем под гору, мы катимся с нее с быстротой европейского поезда… Совершенно эпоха падения римской империи…»

В чем было дело? В том, что шла бесстыдная нажива на заказах государства на пушки и снаряды. Лемке приводит факт: если казенный завод делал обычную трехдюймовку за 7 тысяч рублей (естественно, не в убыток себе), то частные подрядчики брали за нее 12 тысяч. Их «навар» составлял 71%. При этом (запись Лемке от 25 ноября 1915 г.) воровство было коллективным: такие цены выкатывали так называемые военно-промышленные комитеты, состоящие из представителей патриотической русской буржуазии.

То же самое было и со снарядами. Знаю это из воспоминаний генерала Маниковского. если на казенном заводе 122-мм гаубичная шрапнель обходилась бюджету в 15 рублей за один снаряд, то частный завод драл за нее уже 35 целковых. 76-миллиметровые снаряды обходились государству в 10 рублей на госпредприятиях и в 15 – на частных. Разница в цене 152-мм фугаса – 42 и 70 рублей.

То, что пишет Лемке, полностью подтверждает это. Сему источнику верю: дневник был издан в 1920 году, книга сейчас лежит передо мною.

 

СНАРЯДНЫЙ ГОЛОД

При этом снарядов русской армии катастрофически не хватало вплоть до лета 1916 года. Немцы и австрийцы просто истребляли наши войска ураганным огнем, а нашим отвечать было нечем.

Генерал Деникин вспоминал страшные дни отступления 1915 года:

«Весна 1915 г. останется у меня навсегда в памяти. Великая трагедия русской армии — отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость — физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть... Помню сражение под Перемышлем в середине мая. Одиннадцать дней жестокого боя 4-ой стрелковой дивизии... Одиннадцать дней страшного гула немецкой тяжелой артиллерии, буквально срывавшей целые ряды окопов вместе с защитниками их. Мы почти не отвечали — нечем. Полки, измотанные до последней степени, отбивали одну атаку за другой — штыками или стрельбой в упор; лилась кровь, ряды редели, росли могильные холмы... Два полка почти уничтожены — одним огнем...

Господа французы и англичане! Вы, достигшие невероятных высот техники, вам небезынтересно будет услышать такой нелепый факт из русской действительности: Когда, после трехдневного молчания нашей единственной шестидюймовой батареи, ей подвезли пятьдесят снарядов, об этом сообщено было по телефону немедленно всем полкам, всем ротам, и все стрелки вздохнули с радостью и облегчением...»

Лемке 21 марта 1916 года делает запись насчет провала декабрьской попытки русского наступления: «Щербачев считал достаточным при нашем декабрьском наступлении 1 тяжелый снаряд на 3 погонных метра немецкой позиции, потом прибавил и давал 1 снаряд на одну сажень, а немцы тратили на 1 сажень 43 снаряда. Почти так было и в мартовскую операцию…»

Потом специалисты подсчитают, что царская и «февральская» Россия, воевавшая до осени 1917 года, выпустит по врагу всего около 50 (пятидесяти) миллионов снарядов калибра от трех дюймов и более. Сравним это с расходом снарядов других воюющих стран.

Франция – 191 млн.

Германия – 271,5 млн.

Англия – 170,38 млн.

Австро-Венгрия – 70 млн.

Если допустить, что Россия воевала бы наравне со всеми еще на год больше, то снарядов она тратила примерно наравне со слаборазвитой Дунайской монархией. При том, что австрияки воевали в основном с русскими, не обладающими огневой мощью французов и англичан.

Вывод: царская власть гнала миллионы вчерашних крестьян и рабочих буквально на убой, под ураган немецких снарядов. Превращая сотни тысяч здоровых русских мужчин в кровавые куски мяса, перемешанные с землей. Реализовать свое численное преимущество Россия не могла: не хватало для этого ни орудий, ни боеприпасов. (Слава богу, тогда не надо было строить еще и танков, и бомбардировщиков – иначе вообще обделались бы!) Немудрено, что Русская армия в Первой мировой так быстро разлагалась, а потом и вовсе взбунтовалась. Кто же выдержит такое? Никакие иконы, молебны и патриотические завывания не могли компенсировать нехватку снарядов. Потому войска и поддержали революцию.

А кто повинен в нехватке боеприпасов? Нет, не только инспектор артиллерии, великий князь Сергей Михайлович. Вообще вся система царской России. На производстве снарядов возник прибыльный бизнес. Крутила его клика, близкая великому князю. Сам он, конечно, откатов не брал. Для этого у него Кшесинская имелась. (Это вам не напоминает Сердюкова и Васильеву?) Кроме того, великие князья, как члены дома Романовых, были никому не подконтрольны и неподсудны обычным судам. Оттого во всяком случае, когда какой-нибудь великий князь брался что-то там делать или курировать, вокруг него, как правило, создавался гнойник из коррупции и темных махинаций. Артиллерийское ведомство исключения не составило. В итоге кучка мерзавцев (еще и педиков) нагрела руки – а сотни тысяч русских солдат расплатились жизнями. За неспособность царского режима уничтожить воровство и мобилизовать экономику страны.

Запись Лемке от 5 мая 1916 г. (ст. стиля)

«Якоби продолжает следствие. Царь сказал, чтобы при подозрениях на больших лиц его немедленно ставили в известность. Работа совершенно изолирована от военного ведомства. Якоби знает только министра юстиции…»

Петр Якоби – прокурор Рижского окружного суда. Ему поручили в 1915-м расследовать «артиллерийское дело». Жандармов Джунковского к сему не привлекали.

Вам это не напоминает ли нынешние дни?

 

КАК ПРОВОРОВЫВАЛИ РОССИЮ ВЕК НАЗАД

Но не только на снарядах грели руки целые рати воров. В записях за 14-15 октября 1915-го Михаил Лемке отмечает: несмотря на то, что министерство торговли и промышленности приказало нефтепромышленникам не поднимать цены на нефть, дельцы нашли выход из положения. Они, заморозив цены пуда бакинской нефти на планке в 42 копейки, на 400-500% подняли тарифы на ее перевозку по Волге. Лемке называет эти компании: товарищества «Нобель», «Мазут» и Черноморо-Каспийское.

То же самое стали делать и поставщики дров в Петроград: они, заморозив цены на дрова, вздули расценки на ломовой извоз. При этом уже в 1915 г. наблюдается «металлический голод». Земства озабочены тем, как бы создать к лету 1916 г. запас полевых кос. Но в Центральной России не хватает чугуна: его выработка на Урале резко упала. Это при том, заметим, что у немцев не было бомбардировщиков, способных налетать на уральские заводы. А в стране настал «железный голод».

«Благодаря этому возможны такие факты, что, например, пуд подковочных гвоздей стоит теперь 40 рублей, а еще недавно цена его не превышала 3 руб. 50 коп.

…Недавно нашумевшая история с лопатами, прославившая имя г.Сироткина, получает еще более пикантный характер, если знать, что один из заводов Нижегородской губернии предлагал изготовить лопаты по 45 коп., вместо 75, не скрывая большой еще выгоды и при такой цене, но … получил отказ».

В тылу процветали махинации. Бюджет «пилили» и разворовывали так, что дым шел. Читаем дневник Лемке за 4 декабря 1915 г.

«В кабинете одного из истинных Мининых, фабриканта, честно предоставившего свой завод на нужды родины и так организовавшего дело, что контроль каждого зарабатываемого им рубля производится без всяких затруднений избранной комиссией, является господин Б.

- Что вам угодно?

- Инженер Б.

- Пожалуйста, садитесь. Чем могу служить?

- Служить буду я: в этом мой долг, а вам предстоит лишь получить барыши.

- Не совсем вас понимаю…

- Изволите знать К., комиссионера по поставке литья?

- Встречался с ним как-то в конторе у М.

- Он предлагает вам принять заказ на партию литья в 1,5 миллиона пудов.

- На какой срок и каковы технические условия?

- Это не имеет значения. То и другое – по вашему предложению будет принято без возражений.

- Цена?

- Не ниже удвоенной цены вашего соседа.

- Почему удвоенной? Его заработок мне известен, и я мог бы сбросить с него 20%.

- В этом нет никакой надобности. Гарантия заказа полная и экономия не представляется желательной… Угодно ли вам принять заказ?

- Нет, на таких условиях не могу, это что-то, близко граничащее…

- Как вам будет угодно. Считаю лишь долгом заявить от имени г. А., что в течение 1916 года вам не будет сдан ни один заказ.

- Но я их уже имею.

- Они будут оплачены неустойкой и взяты назад. Имею честь кланятся…

Комиссионер вышел и послал с человеком свою карточку, на которой были означены его номер в гостинице и час отъезда из города. Возмущенно бросил ее директор в корзину, стукнул кулаком по столу, сказал: «Мерзавцы!» и в раздумье зашагал по кабинету. Через две недели он убедился, что комиссионер не прибавил ни одного слова, не оправданного последующими событиями: завод потерял все заказы, получил незначительную неустойку и теперь ищет работы…

Мало того, - сосед получил все его заказы, переписал все условия на удвоенную цену, отблагодарил Б. 75000 рублей и преуспевает…

Понятно, почему сказочные обороты делают ювелиры, меховщики, дамские портные, словом, все, кто может внешне облагородить негодяев, достойных виселицы…»

Чтобы вы представляли размеры «благодарности» при распиле тогдашних бюджетных средств. «Инженер Б.» получает 75 тысяч рублей «благодарности» всего за одну махинацию. Жалованье генерала Алексеева, главы царской Ставки – 40 тысяч рублей в год. Это и есть «Россия, которую мы потеряли». Мне нравятся современные «белогвардейцы», которые продолжают нести бред о том, что нынешняя коррупция – последствие 70 лет власти коммунистов, разрушивших честь, нравственность и прочее, якобы царивших в России до 1917 года. Об этом недавно и заместитель Стрелкова говорил, в отношении к Донбассу. (Впрочем, они эти и про нынешнюю РФ твердят: ах, вот если бы не были уничтожены боьшевиками самые лучшие!) Ну вот вам те честность и благородство, что правили бал в «неиспорченной коммунизмом России». Кстати, пик продажи архидорогих «яиц Фаберже» как раз и приходится на 1915-1916 годы. Воры гуляли. Картинки их кутежей и роскоши преподносятся нам как доказательства обильной и красивой жизни при царе. Словно жуки-древоточцы, источающие борта корабля, мириады чиновников и дельцов Российской империи вгрызались в воюющую страну. И – все-таки потопили ее. Вместе с собою.

Воровали в ту войну самыми разнообразными способами. 12 февраля 1916 года в Государственную Думу депутаты Крупенский, Шингарев, граф Бобринский, Годнев внесли запрос о злоупотреблениях с закупками кож для армии. Интенданство нескольких армий дало исключительное право закупки кож двум субъектам из Витебской губернии: члену губернского совета Я.Офросимову и председателю витебской земской управы М.Карташеву. Те могли закупать кожу по баснословно низкой цене – 4 рубля за пуд. Из них витебская земская организация должны была шить сапоги и иную амуницию для армии. Но из скупленных 220 тысяч пудов кожи Офросимов и Карташев пустили на армию лишь 12 тысяч пудов. А остальное – перепродали на рынке, нанеся казне ущербу до одного миллиона рублей.

Наказали этих ворюг? Нет. Ограничились прекращением сотрудничества с ними и формальным расследованием.

1 апреля 1916 года новый военный министр, генерал Шуваев, принимая дела, приходит в ужас: 300-400% наживы с военных заказов являются обычным делом. Иной же раз прибыли догоняется до 1000-1200%.

 

ВОРОВСТВО СВЕРХУ ДОНИЗУ

Запись Лемке от 27 января 1916 г. Разговор с одним из земцев. Тому в августе-ноябре 1914-го поручили поставить киевскому интендантству полмиллиона пудов хлеба (св. 8 тысяч тонн – М.К.). Однако сами интенданты стали и срывать поставки, не присылая мешков. А потом предложили подрядчику самому купить мешки у (цитирую) «рекомендованного ими жида», получив комиссионные в 3 тысячи рублей. Когда земец прикинулся непонимающим, интендант пояснил: «Мешков для вашего земства нужно 35.000 штук; за каждый мешок земство будет платить деньгами интендантства по 45 коп. жиду, у которого будут куплены мешки, а жид согласен возвратить комиссионных интендантам по 10 коп. с мешка. Полученная таким путем комиссия – по карманам».

Земец устроил скандал, на воровство не пошел. Потому интендантство затянуло поставку мешков и прислало их лишь тогда, когда цена на пуд хлеба подскочила и вместо пятисот вагонов хлеба удалось поставить лишь 60. «Так делается и с полушубками, и с бушлатами, и с сапогами, и с салом, и с лошадиными подковами. Вот главная причина того, что нас бьют немцы», - заключил земец.

Узнаете нынешнюю РФ, читатель?

Сам Лемке отмечает: воровство идет совершенно безнаказанное. Причем тотальное. «К нему протянули свои цепкие руки и строевые чины, и штабные, и медицинский персонал, и многочисленные представители общественных организаций…» Воровали даже санитары. Они просто брали пример с начальства.

Из приказа по II армии от 12 марта 1915 г.

«До меня дошли сведения о возмутительных преступных действиях некоторых санитаров, обворовывающих не только убитых, но даже и раненых и вымогающих деньги за оказание раненым помощи. Такому преступлению, не допустимому со стороны даже зверя-врага, не нахожу подходящего названия…

Всю ответственность за подобные преступления возлагаю на ближайших начальников и предписываю выбирать в санитары с большой осмотрительностью… Уличенных же санитаров предавать полевому суду и смертной казни…»

17 января 1915 г. Приказ Верховного главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича.

«В силу 29 ст. Пол. о полевом управлении, на всем театре военных действий, вместо указанных в законе наказаний, при суждении виновных в обобрании убитых и раненых на поле сражения определять смертную казнь через повешение…»

Лемке сообщает и о другом «низовом» воровстве (запись за 27 января 1916 г.): торговле, как бы мы сейчас сказали, гуманитарной помощью. То есть, подарками, идущими на фронт из тыла. Унтер-офицеры и писари тотчас стали брать за кисеты или пары теплого белья с солдат по 20 копеек, а то и по полтора рубля.

Воруя, верхи разлагали и низы.

При этом Ставка то и дело получает сообщения: армии недополучают продовольствие, амуницию, винтовки! Наблюдается дезорганизация работы железнодорожного транспорта, армии и городам не хватает еды…

 

ОНА УМЕРЛА ЕЩЕ ДО 1917 ГОДА

Довольно примеров по сей линии. Уже понятно, что старая, православная и самодержавная Россия умерла задолго до 1917-го. Ее разграбила и разложила тогдашняя «элита».

Почему? Первый ответ лежит на поверхности. Российская империя тех лет, как и РФ наших дней – это пирамидальная бюрократическая страна во главе с несменяемым монархом. (В РФ он выбирается). Монархи не отвечают перед гражданами, их чиновничьи аппараты – тоже, и потому воруют самозабвенно, вплоть до гибели страны. Пирамидальные структуры во главе с несменяемыми правителями стремительно загнивают. Нет механизмов контроля со стороны оппозиции (политической конкуренции), а потому верховная власть ничего не делает для борьбы с воровством. Ее правоохранительные органы и суды служат не закону, а начальству. В ходе войны такая система приводит страну к крушению. Так было в 1914-1917 гг., так, судя по всему, будет и с нынешней РФ, втянувшейся с 2014 г. в тяжелое и долгое противостояние с Западом. То, что события 2014-го следуют ровно через век после рокового 1914-го – совпадение отнюдь не случайное. Мы видим одну и ту же матрицу краха. Николай Второй ничего не мог поделать с катастрофическим воровством – и Путин так же бессилен совладать с собственной «элитой». Никакие «духовные скрепы» и моления в храмах не помогли тогда – не помогут и ныне.

Да, в Первую мировую страны с относительно либеральной системой (Франция, Англия) справились с делом снабжения своих армий намного лучше. Хотя реалии воровства и коррупции в Российской империи в 1914-1917 гг. очень сильно напоминают клептократию во времена режима Наполеона Третьего во Франции 1851-1870 гг. Просто французы к началу Первой мировой смогли сделать выводы и усовершенствовать систему управления страной, создали республику.

Но вот что крайне неприятно для русских: в Германии того же самого времени существовала очень сильная монархия. В Германии с либерализмом было туго. Власть кайзера тоже опиралась на бюрократическую пирамиду. Но почему-то немецкие чиновники и капиталисты, себя не забывая, при этом оказались намного честнее и дисциплинированнее русских аналогов. Вот тут и вспоминаются донесения французского военного атташе, полковника Стоффеля, накануне предшествовавшей войны – франко-прусской, 1870 года. Он доносил о важнейшем источнике силы немецкой армии: соблюдении законов (о «чувстве законности»). «Замечательным доказательством уважения к закону служит личный состав служащих по всем различным отраслям государственной администрации: скромно оплачиваемые и большей частью обремененные семейством, эти люди с неутомимым рвением и без сетований на судьбу работают целый день…» («Военный сборник», 1871 г., № 3, стр. 131).

Теперь понятно, почему немцы с презрением смотрели на русских, как на недочеловеков: их в этом убедило сравнение работы элит Германии и России в Первую мировую. Понятно, почему они были так уверены в своей легкой победе в 1941-м: они помнили позор России, проворованной собственными верхами, четвертью веком ранее. И теперь понятно, почему Сталину пришлось идти на такие жестокие меры по поддержанию порядка внутри страны.

Российская империя пала, проворованная и преданная собственной «благородной и православной» «элитой».

«Вся система прогнила насквозь; атмосфера коррупции, в которой жила Вторая империя, подействовала, наконец, и на главную опору этой империи – армию; и в час испытаний эта армия не могла противопоставить неприятелю ничего, кроме славных традиций и врожденной храбрости солдат, а одного этого недостаточно, чтобы армия оставалась первоклассной…»

Это написал Фридрих Энгельс. Да, по поводу Франции 1851-1870-х годов. Но эти строки полностью описывают то, что стряслось с Россией в 1914-1917 годах. А по отношению к РФ это – вообще пророчество.

«Вот к чему привели Россию Романовы! Что они погибнут в ней, и при этом очень скоро – это ясно; что страна, наголову разбитая и опозоренная, встряхнется в лице своей серой демократической массы – это тоже ясно. Но еще яснее, что она перенесет при этом годы тяжелой болезни своего перерождения. Россия должна быстро дойти до окончательного падения, вызвав к себе презрение во всей Европе, не говоря уж об Америке, когда демократия поймет всю гнилость организма до самого низа, не исключая и части ее самой. Только тогда она, менее зависимая от традиций, пересоздаст эту страну. Но сколько времени нужно на такой процесс? Надо мужественно вступать в борьбу за спасение страны от самой себя и нести крест ради молодого поколения».

Это – запись из дневника штабс-капитана Михаила Лемке от 27 января 1916 года. Она лежит передо мною на желтой, ломкой от времени бумаги.

 

ВИТОК ЗАВЕРШЕН: КАК БУДТО И ВЕКА НЕ БЫЛО…

 

 

Виток спирали завершен. Мы оказались в том же самом положении, что и век назад. Так, как будто и не было всего страшного и горького опыта минувшего столетия.

Я знаю, что либерализм не может дать выхода из тупика: он ничему не научился и сделает с нынешней РФ то же самое, что и либералы 1917 года, февралисты: окунет страну в пучину хаоса. Либералы – ослы законченные, они попытаются учинить либеральную «демократию» среди общества с неимоверным социальным расслоением и полным раздроблением социума. Они и добьются, как их предтечи, лишь катастрофы и того, что электорат сам проголосует за «железную руку».

Я знаю, что и голая диктатура бессильна: она породит безответственный госаппарат. Мы можем взять от Сталина лишь часть его практики. И уж тем более не поможет разделение РФ на ряд «демократических государств». При нынешнем имущественном расслоении и градусе взаимной ненависти в обществе эти «государства» выйдут криминально-чиновными «мини-путинлендами».

Нужен третий путь. Национальный футуризм. Но позволь, читатель, не излагать его здесь и скороговоркой. Скоро выйдет одноименная моя книга. Там все куда подробней прочитаете.

Ну, а мы еще вернемся к изучению Российской империи и Первой мировой.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.