Горбачев был обязан арестовать всех подписантов Беловежских соглашений. А брать пример сохранения советской Родины было с кого! Попытка военного переворота в 1937 году: новые факты

Д.Г. Новиков: Горбачев был обязан арестовать всех подписантов Беловежских соглашений

Альтернатива разрушению Советского Союза, безусловно, существовала.


Новиков Дмитрий Георгиевич
Заместитель Председателя ЦК КПРФ

Горбачев, как гарант Конституции, был обязан обеспечить сохранение союзного государства. Он ведь являлся не сторонним наблюдателем, не рядовым учителем в сельской школе, а главой государства. По решению тогдашних конституционных органов СССР Беловежские соглашения были признаны незаконными. В этой ситуации Горбачев был обязан арестовать всех трех подписантов и на этом поставить точку. Право, закон, Конституция – все позволяло ему действовать в защиту целостности Союза, если бы он действительно выступал за его сохранение.

Ничего не сделав для воспрепятствования заключению соглашений, Горбачев фактически поставил под ними четвертую подпись и благополучно ушел в отставку. Между тем, для борьбы за сохранение СССР в его распоряжении были не только Конституция, армия и правоохранительные органы, но и мнение практически всего советского народа. За считанные месяцы до Беловежских соглашений в стране прошел референдум, и подавляющее большинство его участников высказалось за необходимость сохранения советского государства. Горбачев же, по сути, попрал волю народа, и все его сегодняшние слова – это ложь, камуфляж, попытка выгородить себя и снизить свою ответственность за произошедшее. Именно он является главным виновником трагического для СССР исхода событий, поскольку своими действиями создал основу для его разрушения.

Вся информационная политика, которая велась с момента прихода Горбачева к власти, обеспечивала расшатывание основ советского государства. Дошло уже до того, что в даже органах ЦК КПСС позволялось критиковать Ленина, Сталина, всю советскую историю! Все, кто «разоблачал», а по факту чернил советскую историю, получали полную свободу высказываний, в то время как ее защитников, напротив, стремились лишать слова. В этом была основа яковлевской пропаганды.

Наконец, Горбачев не проявил ни малейшей воли, никаких действий, чтобы защитить Компартию, когда появились антиконституционные ельцинские указы о запрете деятельности на территории Российской Федерации КПСС и Компартии РСФСР.

В процессе разрушения Советского Союза Ельцин был своего рода «тараном», и Горбачеву было под силу его остановить, но он этого не сделал. А Беловежские соглашения – это всего лишь финал драмы, написанной под руководством Горбачева.

 

Попытка военного переворота в 1937 году: новые факты

Проблема ответственности элиты страны перед обществом и государством, её реальной готовности служить интересам нашей страны в постсоветский период стала одной из ключевых.

Михаил Чистый, аспирант исторического факультета МГУ 
http://kprf.ru/history/soviet/137245.html

В конце 1980–х – начале 1990-х годов некоторые партийные, государственные руководители, служившие советской власти, фактически предали национально–государственные интересы державы, переметнулись в стан временно победившей в 1991 году контрреволюции. Ряд бывших советских государственных деятелей приняли активное участие в развертывании сепаратистских движений в центре и на окраинах нашей страны, приведших к расчленению Советского Союза, в разгоне Советов осенью 1993 года. Последствия всего вышеперечисленного наша страна испытывает вплоть до сегодняшнего дня. В настоящее время актуальность темы эгоизма правящего класса, его  ложного патриотизма удвоилась. Бюрократия и олигархия, стремясь обезопасить свои состояния, накопленные криминальным путем, размещает их за рубежом. В виду того, что за границей периодически предпринимаются попытки заморозить банковские счета нашей элиты, правящие круги во имя сохранения своих состояний вынуждены идти на уступки странам Запада во внутренней и во внешней политике, наносящей ущерб интересам России.

Вышеупомянутые обстоятельства предопределяют актуальность рассмотрения деятельности некоторых представителей  прежних элит, которые в решающий момент для  страны были готовы пойти на измену государству. Наиболее ярким примером действия высокопоставленных деятелей, предававших национально-государственные интересы, является попытка верхушки Красной армии в лице Тухачевского, Якира, Уборевича и других совершить в 1937 году военный переворот при поддержке правящих кругов гитлеровской Германии.

Тема заговора военных в 1930-е годы является одной из наиболее дискуссионных среди политиков и историков. Так, на протяжении значительного периода в общественное сознание насаждалось мнение, согласно которому Тухачевский и его соратники не предпринимали никакой попытки государственного переворота, не были замешаны в шпионаже в пользу Германии. По мнению критиков сталинского периода, чистки, проведенные органами государственной безопасности в 1937–1938 гг., привели к потере наиболее опытных офицеров Вооруженных Сил, к ослаблению обороноспособности, в результате чего Советский Союз в первые месяцы ВОВ терпел сокрушительные неудачи. Данная точка зрения начала господствовать со времен XX съезда КПСС, прошедшего в 1956 году. На данном съезде Н.С. Хрущев в своем докладе «О культе личности и его последствиях» заявил следующее: «Весьма тяжкие последствия, особенно для начального периода войны, имело также то обстоятельство, что на протяжении 1937–1941 годов в результате подозрительности Сталина по клеветническим обвинениям истреблены были многочисленные кадры армейских командиров и политработников. На протяжении этих лет репрессировано было несколько слоев командных кадров, начиная буквально от роты и батальона и до высших армейских центров...». После начала «перестройки» в СССР данную мысль в своих исследованиях развивали многие антисоветски настроенные ученые, общественные деятели.

В настоящее время появилась несколько иная точка зрения, согласно которой заговор Тухачевского имел место, но заслуживает оправдания, поскольку он и его соратники якобы были более дальновидными, чем И.В. Сталин, видели, что он ведет страну в тупик, встали на путь борьбы с диктаторским режимом. Соответствующий пафос встречается в сериале «Тухачевский. Заговор маршала», показанном по Российскому телевидению 22 февраля 2010 года.

На сегодняшний день выявлено немалое количество фактов, подтверждающих намерение ряда высокопоставленных военнослужащих свергнуть И.В. Сталина, их сотрудничество с немецкими правящими кругами. Следует обратить внимание на то, что Тухачевский и его соратники не по своей инициативе намеревались совершить переворот.  Они представляли собой троцкистскую агентуру в рядах Красной армии. Заговорщическая деятельность троцкистско-бухаринских сил, использовавших тактику шпионажа в пользу иностранных государств, саботажа и вредительства на экономических объектах, готовивших свержение власти, была нами рассмотрена в предыдущей статье («Московские процессы 1936 – 1938 гг.: разгром инакомыслящих или пятой колонны?»).

Здесь в качестве подтверждения факта принадлежности рассматриваемых нами военачальников к правотроцкистскому блоку приведём следующие аргументы, базирующиеся на имеющихся источниках. Во–первых, писатель В.Карпов в книге «Генералиссимус» излагает содержание своей беседы с ближайшим соратником И.В. Сталина - В.М. Молотовым. В ходе разговора Молотов, отвечая на вопрос, не имелось ли сомнений насчет заговора видных деятелей РККА, сказал, что «знал их как ставленников Троцкого», которых тот «насаждал с далеко идущими целями, еще когда сам метил на пост главы государства». Во–вторых, материалы трех московских судебных процессов 1936–1938 гг. показывают, что Троцкий давал своим соратникам в СССР установку формирования оппозиции в рядах Красной армии. Так, в октябре 1933 года, в ходе встречи Троцкого с Н.Крестинским, прошедшей в отеле «Бавария» в Меране, первый заявил о необходимости «иметь... опору, организацию в Красной Армии, среди командиров, чтобы соединенными усилиями в нужный момент захватить важнейшие пункты и прийти к власти...».  Он же поручил Николаю Крестинскому установить контакты с заместителем Наркома обороны СССР М.Н. Тухачевским, которого Лев Давидович рассматривал как «человека бонапартистского типа, авантюриста, честолюбца, стремящегося играть не только военную, но и военно-политическую роль, который несомненно с нами пойдет».  Аналогичная задача была поставлена в письме Троцкого своему бывшему телохранителю Дрейцеру, написанном в октябре 1934 года.  В нем речь шла о необходимости «развернуть работу по организации ячеек в армии», «в случаи войны использовать всякие неудачи и замешательство для захвата руководства».  Впрочем, этого не скрывал сам Троцкий в своих публикациях. Так, в работе «Les defaitistes totalitaires» от 3 июля 1939 года он высоко оценивал деятельность Тухачевского и его соратников, утверждая, что они «гибли в борьбе против политики диктатуры, парившей над офицерами Красной Армии». По его словам, «мы видим тенденции сопротивляться бюрократии во всех ее проявлениях... В области технологии, экономики, образования, культуры, обороны люди с опытом, с научными знаниями и с авторитетом автоматически отвергают агентов сталинской диктатуры, которые для большинства являются грубыми и циничными, как Мехлис и Ежов». Таким образом, Троцкий косвенно признал факт наличия заговорщических тенденций в РККА, выступил в их поддержку. В–третьих, полковник Советской Армии, партийный секретарь Военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского в 1937–1948 гг. Г.А. Токаев, состоявший в подпольной заговорщической организации в РККА, в своей книге «Товарищ Х», написанной в эмиграции, рассказывает об их контактах с Н.Бухариным.

Таким образом, правотроцкистский блок рассчитывал захватить власть с помощью своей агентуры в рядах Красной армии. О том, что Тухачевский действительно готовил военный переворот, есть определенные доказательства. Так, троцкист Исаак Дойчер в своей книге «Stalin: A Political Biography» 1967 года  пишет, что военачальники планировали свергнуть И.В. Сталина. По его словам, «основная часть переворота была намечена как дворцовый переворот в Кремле, кульминацией которого должно было стать убийство Сталина». Основным вдохновителем заговора Дойчер называет Тухачевского, который, с его точки зрения, «во многих отношениях показал себя похожим на настоящего Бонапарта и смог бы играть роль русского первого консула». В качестве остальных заговорщиков автор называет начальника Политуправления РККА Гамарника, командующего Ленинградским военным округом Якира, командующего Западным военным округом Уборевича, начальника Военной академии им. М.В. Фрунзе Корка и других генералов. Дойчер полагает, что Тухачевский руководствовался благими соображениями, стремясь «спасти... страну от безумного террора чисток». 

В тоже время троцкисты имели своих представителей в РККА не только среди командного состава. На местах в Красной армии также формировались подпольные заговорщические ячейки, готовые  в решающий момент выступить против Советской власти. Так, вышеупомянутые мемуары армейского полковника Г.А. Токаева  раскрывают картину функционирования подпольной заговорщической организации в Военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского. По словам автора, к заговорщикам принадлежали такие офицеры Красной армии как капитан 2 ранга Военно-морского флота Риз, руководивший подпольной структурой на Черноморском флоте, помощник главы политической администрации Вооруженных сил генерал Осепян, начальник Военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского генерал–полковник Тодорский. Аналогичная ситуация наблюдалась в некоторых районах СССР, например, на Дальнем Востоке, о чем пишет офицер Красной армии А.Светланин в своих воспоминаниях «Дальневосточный заговор».

Заговорщические кадры в рядах Красной Армии готовы были прибегнуть к вооруженному выступлению против власти как в мирное время, так и в случае нападения внешнего врага, что вытекало из провозглашенного еще в 1927 году их вдохновителем Троцким лозунга повторения тактики Клемансо. Как справедливо подчеркивал В.М. Молотов, если бы «Тухачевские и Якиры с Рыковым и Зиновьевым во время войны начали оппозицию, пошла бы такая острая борьба, были бы колоссальные жертвы». Раскол внутри страны, особенно среди военных кадров во время нападения внешнего врага, чреват крайне тяжелыми последствиями, вплоть до поражения. 

Следует также принять во внимание, что Тухачевский и его соратники рассчитывали на поддержку правящих кругов гитлеровской Германии в осуществлении государственного переворота. Так, в 1936 году, будучи заместителем Наркома обороны СССР, он нанес визит в Париж, в ходе которого открыто высказался в поддержку гитлеровцев. Так, записи,  оставленные заведующим отделом печати румынского посольства в Париже Э. Шакананом-Эссезом, фиксируют разговор М.Н. Тухачевского с министром иностранных дел Румынии Николаем Титулеску во время официального обеда в советском посольстве. На данном мероприятии он сказал следующее: «Напрасно, господин министр, вы связываете свою карьеру и судьбу своей страны с судьбами таких старых, конченных государств, как Великобритания и Франция. Мы должны ориентироваться на новую Германию. Германии, по крайней мере в течение некоторого времени, будет принадлежать гегемония на европейском континенте. Я уверен, что Гитлер означает спасение для нас всех». О том же самом писала присутствовавшая на упомянутом приёме французская журналистка Женевьева Табуи в своей книге «Меня называют Кассандрой». Она отметила, что «на обеде в советском посольстве русский маршал много разговаривал с Политисом, Титулеску, Эррио и Бонкуром... Он только что побывал в Германии и рассыпался в пламенных похвалах нацистам». Вспоминает, как Тухачевский рассуждал о желательном союзе великих держав с Гитлером, подчеркивал их непобедимость. Один из участников официального обеда, крупный дипломат, в беседе с журналисткой во время выхода из посольства выразил надежду, что «не все русские думают так».

Материалы докладов французской разведки также свидетельствуют о контактах Тухачевского с нацистами. В соответствии с франко-советским договором о взаимопомощи в отражении агрессии, подписанным 2 мая 1935 года, 2-е Бюро Генштаба Франции составило меморандум, легший в основу доклада ГРУ «Коалиция против СССР». В нем речь шла о попытках формирования союза Германии, Японии, Финляндии и Польши против СССР. Там же отмечено, что Советский Союз потерпит поражение в войне, в результате чего произойдет государственный переворот. После победы заговорщиков в стране будет установлена военная диктатура и расчленение ее в пользу Германии и Японии. В докладе речь шла о тайных связях между военными кругами Советского Союза и гитлеровской Германии. Говорилось, что верхушка рейсвера осуществляет скрытые контакты с военными и политическими кругами в СССР, также «дергая за нужные из них в нужное же время, вызовет внутренний взрыв в стране, который сметет существующий в Советском Союзе режим, в результате чего к власти должны прийти политические и военные деятели, с которыми антисоветская коалиция, и в особенности Германия, смогут легко прийти к соглашению». 

О готовности заговорщиков пойти на территориальные уступки, расчленить СССР в случае своей победы не скрывает упоминавшийся раннее Г.А. Токаев в своих воспоминаниях. По его словам, конспиративная группа, к которой он принадлежал, выступала за замену сталинского «реакционного СССР» «свободным союзом свободных народов». Государство должно было быть поделено на десять регионов: Московская демократическая республика, Сибирская демократическая республика, Демократическая республика Украина, Союз государств Северного Кавказа.

После процесса над троцкистско-зиновьевским центром в августе 1936 года, ареста заговорщических кадров вроде Пятакова, Радека, Путны, Николай Крестинский в своей переписке с Львом Троцким пришли к выводу о необходимости форсирования военного переворота. Детальный план вооруженного выступления был разработан в ходе тайных совещаний Тухачевского с Гамарником, Крестинским и Розенгольцем весной 1937 года. Захват власти был назначен на 1 мая 1937 года, на момент проведения военного парада на Красной площади.  По словам немецкого историка Пауля Шмидта, «первомайские парады позволяли передвигать существенные контингенты войск в Москву, не вызывая подозрений». Однако М.Н. Тухачевский был отправлен в Лондон во главе советской делегации для участия в церемонии коронации короля Георга VI, проходившей 12 мая 1937 года, в связи с чем попытку свержения Сталина пришлось отложить. Так, 10 мая 1937 года Тухачевский приказал начальнику военной разведки А.Г. Орлову (соучастнику по заговору) прислать к нему ответственного работника, занимающегося немецким направлением. К заместителю Наркома обороны СССР был направлен сотрудник центрального аппарата Разведуправления РККА капитан Н.Г. Ляхтерев, от которого Тухачевский потребовал данные о состоянии вооруженных сил Германии. Как пишет историк А.Б. Мартиросян в своей книге «Сталин и репрессии 1920 – 1930-х годов», Тухачевский, являясь заместителем Наркома обороны СССР, рассчитывал включить в состав своей группы 16 танковых и моторизированных дивизий СС Германии. На 12 мая 1937 года им в срочном порядке были объявлены военные маневры, после чего М.Н. Тухачевский был снят с должности заместителя наркома обороны и назначен командующим Приволжским военным округом с приказом сразу прибыть на новое место службы. Однако заговорщики не думали сдаваться. Воспользовавшись семейными обстоятельствами И.В. Сталина, который должен был ехать в Тбилиси к матери, Тухачевский принял решение осуществить свой план под видом проведения танковых учений в Москве. В итоге 25 мая 1937 года сотрудники НКВД его арестовали.

Со времен хрущевской «оттепели» пытаются доказать, что в ходе чисток в рядах РККА якобы было уничтожено 40 тысяч командиров, в результате чего Вооруженные Силы оказались обезглавленными перед ВОВ. На самом деле в период 1937–1940 гг. 36898 человек было уволено из рядов Красной армии, что подтверждают данные Российского государственного военного архива. Что касается арестов, то по данным Главного Управления по командному и начальствующему составу РККА, к 1 мая 1940 года под стражу было взято 9576 человек. Разумеется, перегибы имели место, когда привлекали к уголовной ответственности без оснований, либо с незначительными основаниями. Но в тоже время на местах в рядах армии были  подпольные заговорщические ячейки, что было нами продемонстрировано на основе мемуаров ряда лиц, вовлеченных в процесс подготовки вооруженного антисоветского переворота. С приходом Л.П. Берии на пост главы НКВД ряд ошибок, допущенных в ходе чисток, был устранен. Так, в 1939 году 1457 арестованных были реабилитированы (а с момента нападения Германии на СССР ряд военачальников – например А.В. Горбатов, К.К. Рокоссовский были освобождены).  

Вышерассмотренные факты, изложенные в приведенных источниках, дают основания утверждать, что существовала реальная угроза Советской власти в рядах Красной армии. Чистки кадров в РККА в 1937–1940 гг. избавили армию от иностранной агентуры, готовой в момент нападения врага на СССР выступить против режима. Однако данное обстоятельство не принималось во внимание в постсоветский период. Ввиду того, что авторы «перестройки»  добивались разрушения нашего государства, им нужно было представить в черном свете всю советскую действительность, реабилитировать деятельность тех сил, которые боролись с нашей страной.

В настоящее время, учитывая исторический опыт, особо важно не допустить действий правящих кругов, направленных на измену интересам страны. В условиях нарастания международной напряженности особенно важно уделять внимание укреплению обороноспособности, которая должна базироваться на формировании мощнейшего кадрового потенциала в армии, готового служить интересам страны. 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.