"Войну поставили на паузу". Меморандум о прекращении огня, подписанный Киевом и Донбассом, может быть нарушен в любой момент. Столкновения сторонников единства и федерализации произошли в Харькове. Антифашисты из Испании вступают в армию Донбасса

Столкновения сторонников единства и федерализации произошли в Харькове

В воскресенье в Харькове состоялся "Марш мира", на который вышли более 500 человек с национальными флагами, а также флагами крымско-татарского народа и символикой "Правого сектора". Они провели пикет возле генконсульства России в Харькове.

 

Столкновения произошли в воскресенье в Харькове между сторонниками единой Украины и антимайдановцами (сторонниками федерализации Украины), передает украинское информагентство УНИАН.

Конфликт разгорелся около 18.45 (19.45 мск) возле входа в станцию метро "Университет" между десятком молодых людей в балаклавах с украинской символикой и сторонниками идеи федерализации страны, которые собрались возле выхода из метро.

"Произошло несколько драк. Правоохранители попытались разделить стороны, однако им это не удалось. По данным милиции, никого не задержали. Сейчас на площади Свободы остается около сотни молодых людей с национальной символикой и "Правого сектора". Сторонники Антимайдана отошли в сторону парка имени Тараса Шевченко", — передает украинское агентство.

 

"Войну поставили на паузу". Меморандум о прекращении огня, подписанный Киевом и ополченцами Донбасса, может быть нарушен в любой момент

В ночь на субботу, 20 сентября, Контактная группа по урегулированию ситуации на Украине приняла Меморандум о прекращении огня. Переговоры стали логическим продолжением процесса, запущенного в Минске 5 сентября, когда представители Киева и народных республик Донбасса при посредничестве России и ОБСЕ договорились прекратить огонь. Если тогда была принята скорее декларация намерений, то сейчас результатом встречи стал конкретный документ, состоящий из девяти пунктов

.Стороны снова задекларировали отказ от применения оружия и пообещали не вести наступательные действия. Все воинские формирования противников должны быть остановлены на линии их соприкосновения по состоянию на 19 сентября. Самым важным, пожалуй, можно назвать пункт об отводе в течение суток с момента принятия Меморандума «средств поражения калибром свыше 100 миллиметров от линии соприкосновения на расстояния не менее 15 километров с каждой стороны, в том числе из населенных пунктов, что дает возможность создать зону прекращения применения оружия шириной не менее 30 километров — зону безопасности».

Артиллерийские системы калибра свыше 100 мм отводятся на удаление максимальной дальности стрельбы. Образованная буферная зона должна гарантировать, что обстрелы населенных пунктов прекратятся, а подразделения не будут вступать в стычки друг с другом, что регулярно происходит сейчас.

Документ также запрещает размещать тяжелые вооружения и технику в районе, ограниченном некими населенными пунктами. Правда, какими именно, пока неизвестно – либо переговорщики предпочли не озвучивать, либо они сами пока не определили, как будет выглядеть окончательная расстановка сил. Стороны должны воздержаться от размещения новых минно-взрывных инженерных заграждений у границы зоны безопасности и демонтировать ранее установленные. Над зоной безопасности запрещаются полеты боевой авиации и иностранных летательных аппаратов, за исключением аппаратов ОБСЕ.

В зоне безопасности должна начать свою работу мониторинговая миссия ОБСЕ, а последний пункт документа предусматривает «вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины при мониторинге ОБСЕ».

Верховный совет Донецкой народной республики уже поддержал Меморандум о прекращении огня. Премьер-министр ДНР Александр Захарченко заявил, что пункт об отводе тяжелых вооружений был включен в документ именно под давлением представителей народных республик. По мнению Захарченко, это «позволит прекратить огонь более качественно». Глава Луганской народной республики Игорь Плотницкий отметил, что «на сегодня меморандум поставит точку» и «даст шанс для всех жителей чувствовать себя в полной безопасности».

Учитывая, как соблюдалось предыдущее соглашение о прекращении огня, уверенность Плотницкого трудно разделить. Несмотря на определенный прогресс в переговорном процессе, эксперты убеждены, что не все так однозначно, и подписанный Меморандум вызывает больше вопросов, чем ответов. Военный аналитик Анатолий Несмеян (Эль-Мюрид) считает, что даже технически условия документа чересчур сложны, не говоря уже о политических моментах.

- Совершенно непонятно, кто и как будет этот Меморандум выполнять. Возникает множество чисто технических вопросов. Например, там идет речь о буферной зоне в 30 км, то есть по 15 км в сторону украинских войск и ополчения. Но есть несколько «полумешков», в районе Дебальцево и между Горловкой и Донецком, в которых находятся украинские войска. Будут ли из этих мешков отводиться танки, артиллерия? Если да, то получится, что в мешках останутся только части украинской армии, вооруженные легким стрелковым оружием. Скорее всего, они на это не пойдут. Та же история и с артиллерией ополченцев. Если они будут отводить ее на 15 км в районе Донецка, им придется завести технику прямо в город.

Еще один технический вопрос касается вывода всех наемников. Во-первых, интересно, что Киев впервые признал, что на его стороне воюют наемники. А во-вторых, подпадают ли под это определение добровольцы из России? Наемник – это человек, который получает деньги за работу, а если он воюет бесплатно? Непонятно, кто и как все это будет трактовать.

Технических вопросов много, но самое главное, что фиксируется территория по линии фронта, которая существует на 19 сентября. Опять-таки, совершенно непонятно, кто промаркировал и определил эту линию. Получается, что стороны согласились на создание такого Приднестровья, причем вся разрушенная инфраструктура остается внутри республик, а более-менее нормально работающая промышленность – за их пределами. Это не просто Приднестровье, а разрушенное Приднестровье. Кто будет его содержать, какие у него будут отношения с Украиной и Россией? Как видите, вопросов очень много, и, скорее всего, все это очень предварительно, не зря документ назван Меморандумом, то есть это декларация о намерениях, ничего юридически значимого в нем нет.

«СП»: - Раньше представители народных республик говорили, что хотят занять территорию как минимум в административных границах Луганской и Донецкой областей. Получается, теперь они отказываются от этих планов?

- И это тоже пока непонятно. Я не уверен, что расстановка сил окончательна, потому что ни одна из сторон не может быть этим договором удовлетворена. Скорее всего, после выборов в Верховную Раду, которые пройдут 26 октября, все будет пересмотрено. Порошенко нужно провести выборы, причем желательно так, чтобы какая-то часть Донецкой и Луганской областей, которая находится под контролем Киева, формально проголосовала. Тогда у него будет повод говорить, что в парламенте есть и представители этих областей. А потом можно будет начинать новую операцию.

«СП»: - Чем руководствовались представители народных республик, когда подписывали Меморандум?

- В чем интерес ополчения совершенно непонятно. Скорее всего, им просто выкручивают руки из Москвы, и на этом дело закончится. Видимо, тот «слив», о котором давно говорили, происходит сейчас в некоем отложенном варианте. Пока этот Меморандум только в интересах Киева и больше никого.

«СП»: - После выборов Киев может пойти в новую наступательную операцию?

- В начале ноября будут дожди, а во время дождей воевать в этих районах практически невозможно – чернозем такой, что техника вне дорог не может идти. Скорее всего, будут обстрелы и расстрелы из артиллерии, как сейчас.

«СП»: - Даже в субботу, после новостей о подписании Меморандума, СМИ сообщали о ракетном обстреле Донецка…

- Скорее всего, на такие случаи будут закрывать глаза. Сегодня взорвали завод химических изделий, который производит промышленную взрывчатку. Передали, что там взорвались склады с гексогеном. Был ли это ракетный удар, трудно сказать. Во всяком случае, гексоген – это такое взрывчатое вещество, которое не может взорваться от окурка или даже удара, его нужно подрывать направленным ударом.

Политолог Ростислав Ищенко считает, что ни одна из сторон не может быть довольна Меморандумом, поэтому война может возобновиться в любой момент. Впрочем, с той же долей вероятности новый военный переворот может произойти и в Киеве.

- Это соглашение в принципе не выгодно ни для кого. В ходе перемирия никто не решил свои задачи. Если Киев ставил своей целью «зачистку» территории до границы, то ополченцы тоже декларировали желание установить свою власть до Киева. Кроме того, в ополчении воюют не только люди из Славянска, который по Меморандуму остается украинским, но и добровольцы из Харькова, Одессы. Естественно, у них возникнет вопрос, за что они воевали.

Как временная мера или пиар-ход этот шаг имеет какой-то смысл, но с общеполитической и военной точки зрения перспектив здесь нет. Мы в этом уже могли убедиться, ведь в Минске в очередной раз было подписано соглашение о прекращении огня, но война на самом деле продолжилась.

Есть ли гарантия, что на этот раз огонь прекратится? Нет. Да, есть определенное продвижение по части технического оформления предварительных договоренностей. Да, вроде бы должны прибыть наблюдатели из ОБСЕ. Да, есть соглашение об отводе тяжелой техники на 15 км. Но установки «Град» стреляют на 40 км, «Ураган» - на 80 км, «Точка У» бьет почти на 100 км. Не понятно, как будет отводиться техника на это расстояние, в ДНР есть такие места, где при этом придется углубляться на территорию России. Кроме того, указана только техника с определенной дальностью, а что с остальными вооружениями?

Учитывая, как выполнялось предыдущее соглашение, во время которого боевые действия продолжались, очень мало шансов, что будет выполнен этот Меморандум.

«СП»: - Несмотря на это, даже в украинских СМИ говорят о том, что режим прекращения огня, несмотря на нарушения, продолжает действовать. Значит, Порошенко сейчас все же нужен мир?

- Порошенко необходимо каким-то образом стабилизировать внутреннюю ситуацию, потому что в условиях катастрофических поражений он может быстро потерять власть. Президент Украитны лично заинтересован в том, чтобы подобие перемирия соблюдалось. И украинские СМИ, лояльные Порошенко, говорят сегодня примерно так: «Хорошо, мы не могли воевать против регулярной армии РФ, поэтому заключили перемирие. Но такое уже было в Хорватии, они три года усиливались, а потом в пух и прах разгромили Сербскую Краину. Мы поступим так же». То есть Порошенко подает свою слабость, как хитрость.

Но есть и оппоненты Порошенко, которые, наоборот, пытаются сыграть на дальнейшей радикализации настроений. И они говорят, что Порошенко предал страну, легализовал сепаратистов и принудил парламент принять позорный закон о «брестском мире». На Украине ситуация в политической среде очень неоднозначная. И у оппонентов Порошенко больше шансов на победу, так как бросить народу кость президент не может - у него нет для этого экономической возможности. Запад отказался его кредитовать, а 200 млн. от канадцев и 50 млн. от американцев – это Порошенко на один раз пообедать. Но и военных побед у Порошенко тоже нет, и ему нечем оправдывать перед обществом свои провалы в экономике. В условиях ухудшающейся ситуации, противники президента ставят на радикалов, и небезосновательно.

Решить эту проблему Порошенко пытается тем, что включает в списки лояльных к нему политических сил командиров добровольческих формирований. Его оппоненты, кстати, делают то же самое. Но проблема в том, что все эти подразделения, которые возникают во время гражданской войны, формируются по принципу обычной банды, которая верна атаману, пока он выполняет ее волю. А потом они могут его убить и выбрать нового. Командир батальона не может навязать своим бойцам волю Порошенко. Поэтому трудно сказать, кто из политиков сделал правильную ставку и будет поддержан реальной военной силой.

Единственное, что можно сказать точно, это то, что во время шаткого перемирия шанс очередного вооруженного переворота в Киеве резко повышается. Потому что если до этого военные были заняты на фронте, и любая попытка критики Порошенко подавалась, как измена Родине во время войны, то сейчас вроде бы мир. И Порошенко вполне может быть подвергнут нелицеприятной критике за все, что он сделал и не сделал. Поскольку дела в стране все хуже, сторонников у него остается все меньше.

«СП»: - Сколько может продержаться перемирие в таких непростых условиях?

- Дай Бог, чтобы месяц продержалось. Даже после первых договоренностей стороны говорили, что накопят силы и будут воевать дальше. И сейчас их позиции не изменились. Когда задачи войны не решены, любое перемирие носит краткосрочный характер. Тем более что у Киева тикают часы, и завтра либо переворот, либо голодная и холодная зима, а снова переворот. В таких условиях желание начать войну снова очень сильно. Думаю, все эти перемирия специально прописаны в таких расплывчатых формулировках, чтобы можно было в любой удобный момент начать войну.

«СП»: - Это может произойти даже до выборов?

- Может. Но и военный переворот в Киеве может произойти до выборов, если кто-то из политиков, та же Юлия Тимошенко, решит, что у нее достаточно поддержки и ресурсов для того, чтобы захватить власть.

«СП»: - С Порошенко все ясно, но чем руководствовались ополченцы, когда подписывали Меморандум? Им тоже нужна была пауза?

- Ополчению тоже нужна была перегруппировка и наращивание сил, потому что с 25-тысячной армией всю Украину не захватишь. Во-вторых, они уже стали не террористами и сепаратистами, а стороной переговоров. В общем-то, эта пауза не наступила бы, если бы в ней не были заинтересованы все. Киев не мог обороняться, ополчение не могло наступать, США нужно было уходить из Украины и заводить на свое место Евросоюз, ЕС вообще не мог выработать общую позицию по украинскому кризису и отношениям с Российской Федерацией, России нужно было налаживать отношения с ЕС и стараться перетянуть их на свою сторону.

Эта передышка нужна была всем, чтобы оценить ситуацию и начать следующий этап действий, не обязательно боевых. Но никто не отменял не только войны на Украине, но и глобального противостояния России и США. Поэтому пауза наступила, но когда кто-то из игроков, вплоть до любого командира ополчения или батальона нацгвардии решит, что ему выгодно воевать дальше, снова будет война.

«Коммунизм - это то, чем мы живем». Антифашисты из Испании вступают в ряды освободительной армии Донбасса

Корреспонденты "Комсомольской правды" встретились с испанскими добровольцами, вступившими в донецкое ополчение.

Мы встретились у штаба ополчения в Ясиноватой. Анхель из Картахены - черный как жук, худенький и невысокий; люди такого типа, как правило, хорошие бойцы. Раф из Мадрида - внешность заядлого столичного тусовщика, если бы не автомат на плече. Оба эмоциональные, темпераментные. Не интервью, а фламенко с элементами корриды.

«ПОСЛЕ ОДЕССЫ СПАТЬ НЕ МОГЛИ»

Первый вопрос парней не удивил. Его задают им все встречные и поперечные. Ответили без запинки:

- Почему мы здесь? Потому что увидели по телевизору, что творится в Донбассе, - говорит Анхель и тут же поправляется: - Ой, не по ТВ, а в интернете, конечно! Испанское телевидение не показывает правду. После того, как в одесском Доме профсоюзов живьем сожгли людей, я больше не мог спать спокойно. Вы мне скажите, как можно оставаться спокойным, когда фашизм поднимает голову?!

Мы уже собираемся вдумчиво ответить, но нас перебивает Раф:

- И еще мы видели, как украинская армия убивает гражданских! Мы решили помочь мирным людям!

Об испанских СМИ черноволосые мачо не могут говорить спокойно. То и дело срываются на ругательства.

- Ополченцев называют террористами, но мы-то видим, кто рядом с нами воюет, - кипятится Анхель. - Обычные рабочие, пролетариат. С утра до вечера испанцам вбивают в голову, что в Донбассе воюет Российская армия! Но мы видели здесь только добровольцев из России. Таких же, как мы!

- Вообще плохо, что Россия не участвует в этой войне, - вздыхает Раф. - Она бы ее быстро остановила.

«КОММУНИЗМ - ЭТО ТО, ЧЕМ МЫ ЖИВЕМ»

- Семья меня полностью поддержала, - заявляет Анхель. - Мыслями и переживаниями она вместе с людьми Донбасса. И гордится мной.

У нас были опасения, что испанцы - очередные авантюристы, «псы войны». Но псы не обсуждают свои авантюры с родней...

- Как вас здесь встретили? - интересуемся мы.

- Встретили очень гостеприимно. Но знаете, бытовые вопросы - это не важно! - рубит Анхель. - Меня потряс эмоциональный настрой местных. Таких людей нельзя победить.

- А меня поразила все-таки интенсивность бомбардировок, - признается Раф. - И то, что снаряды падают на мирные кварталы.

Раф смотрит вдоль улицы: все ближайшие кирпичные пятиэтажки - без единого исключения - побиты снарядами. Серия мин, сносивших фасады и крыши, чуть-чуть не дотянула до храма; часть стекол вынесена взрывной волной...

А добраться до Новороссии им было непросто. Хотя и не дорого - всего 500 евро. Ехали через Киев. Там сразу начались приключения.

- Авиакомпания потеряла наш багаж, - смеется Анхель. - И его искали пять дней. Нам пришлось менять билеты на поезд, снимать гостиницу, в Киеве никто не говорит ни по-английски, ни по-испански... Когда вещи нашлись, мы сели на поезд до Ясиноватой. В вагоне нас уже ждали украинские спецслужбы. Разделили, долго допрашивали порознь, перетряхнули весь багаж. Но у нас не было военной амуниции. Мы сказали, что мы обычные путешественники.

- Дома я никогда не держал в руках оружия, - уверяет Раф. - И, естественно, в страшном сне не смог бы представить, что когда-нибудь поеду сюда воевать. Ведь русские с украинцами всегда были ближайшими друзьями. Но оставаться безучастным выше моих сил.

- Вам платят за участие в боях?

- Мы приехали сюда не на заработки, а из солидарности. Я бы себя перестал уважать, если бы за это взял деньги.

- А европейцам на той стороне платят?

- Это наемники. У них нет идеи.

Вот уж чего не отнять у наших испанцев, так это идей!

- Наша идеология - марксизм-ленинизм, интернационализм, - говорит Анхель. - Пролетарии всех стран, соединяйтесь. Коммунизм - это то, чем мы живем. Я состою в PCPE - Народной коммунистической партии Испании. Раф - член PCE (Коммунистическая партия Испании).

- А в свободное от политики время чем занимаетесь?

- Я учился на программиста, но толку от этого мало, - сетует Анхель. - В Испании невозможно найти работу. Для молодежи ситуация просто патовая. Ты много учишься, но работать можешь пойти только в «Макдоналдс» или «Старбакс». Зачем? За это умирали наши деды?

«ФРАНКО СТАЛ ГЕРОЕМ»

Конечно, с испанцами мы не могли не поговорить и о дедах.

- Вам не кажется, что события на Украине чем-то напоминают гражданскую войну в Испании? В тридцатые годы?

- Очень похоже, - соглашаются парни. - Особенно в идеологии. Наши противники здесь - такие же фашисты, как Франко. Они убивают людей только за то, что те говорят по-русски. Но эта война развязана прежде всего ради экономических и геополитических интересов США. Им надо подойти как можно ближе к России, втянуть Украину в ЕС и НАТО.

Эти веселые коммунисты неплохо разбираются в геополитике. И очень хорошо понимают, почему Россия ведет себя на юго-востоке Украины так... как ведет. Очень аккуратно. Когда-то война в Испании стала прелюдией ко Второй мировой.

- Россию просто могут обвинить в развязывании третьей мировой войны, - убежден Анхель.

- А как тебе в школе подавали вашу гражданскую войну? Политику Франко?

- У меня были хорошие учителя, - вспоминает Анхель. - Они давали мне чистые факты, без навязывания. А я уже сам делал выводы. Сейчас система образования меняется. И детям уже говорят, что Франко был освободителем и героем. Маленький пример. В моих учебниках великий испанский поэт Гарсиа Лорка был убит франкистами, его книги были под запретом вплоть до смерти Франко. А в нынешних учебниках пишут просто: Лорка умер во время войны.

P.S. Пока мы разговаривали, вокруг нарезал круги немолодой ополченец с автоматом ППШ наперевес. Все силился понять, о чем мы говорим. Наконец вставил и свой вопрос.

- Испанцы не жалеют, что приехали?

- Нет, - честно ответили мы. - Говорят, что за правое дело сражаются.

- Во-во! - обрадовался ополченец. - Как к нам поехали из-за границы ребята, даже отлегло от сердца. Если уж ТАМ понимают, за что мы бьемся, значит, все правильно. Конечно, мы их бережем, но они не при штабе приехали сидеть…

Мы перевели парням. Они жизнерадостно улыбнулись ополченцам:

- Gracias!

По материалам http://kprf.ru

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.