Гетто для Донбасса. Киев хочет отрезать регион от финансирования, обнести стеной и лишить политических прав. "Украина партизанская". Активность «антимайданного» подполья нарастает. Провальная «сотня» Порошенко. Почему у него неудача на всех фронтах...

Гетто для Донбасса. Киев хочет отрезать регион от финансирования, обнести стеной и лишить политических прав

В последние дни на Юго-Востоке Украины наступило относительное затишье, и в украинском обществе все активней обсуждают «особый статус» Донбасса. Нужно сказать, что понимание этого термина у украинских «патриотов» весьма своеобразное, и больше напоминает планы по превращению региона в гигантское гетто или концлагерь.

Например, депутат Верховной Рады от партии «Батькивщина» Владимир Арьев пообещал сделать все, чтобы территории, которые останутся «под руководством террористических групп», не получили из центрального бюджета ни копейки. В его понимании, Киев не должен восстанавливать то, что сам разрушил, а где руководство Донбасса будет доставать деньги - это «их проблемы». При этом у Киева, по мнению Арьева, найдутся средства на то, чтобы обнести всю территорию Донбасса огромной стеной и прочими оборонительными сооружениями.

Еще радикальней высказываются украинские журналисты. Денис Бигус со львовского канала Zik предложил ограничить Донбасс не только экономически, но и политически. Экономические меры включают в себя прекращение дотирования добычи угля, отказ от выделения средств на восстановление региона.

Ну а в политической жизни выходцы из региона «не могут принимать участие даже посудомойщиками в буфете Рады». Зато всех провинившихся и некомпетентных чиновников нужно назначать в Луганск. То есть, этот «прекрасный» план предполагает, что Киев полностью поражает в правах жителей Донбасса, но сам может назначать там местную власть. Естественно, не обошлось и без строительства стены, чтобы «не пустить орков за пределы резервации, когда они поймут, что жрать нечего».

Еще один вариант Бигуса, который заключается в том, чтобы пригласить руководство ДНР и ЛНР на переговоры, а затем физически уничтожить, наверное, не стоит обсуждать серьезно, хотя судя по градусу ненависти в украинских СМИ, исключать нельзя ничего.

Не менее известный львовский журналист Остап Дроздов тоже порассуждал на тему особого статуса Донбасса и пришел к выводу, что восстанавливать там ничего не надо, ибо это бессмысленно – Украине уже не нужен «индустриальный совок», который исчерпал свои ресурсы, а жители всего равно не будут благодарны украинским «освободителям», которые их регулярно обстреливали.

Похоже, что в представлении Киева и Львова особый статус Донбасса должен заключаться в том, что регион продолжит добывать уголь и сталь для Украины, платить налоги, а взамен не получит ничего, кроме ограничения в правах и колючей проволоки вокруг своей территории.

Директор украинского филиала Института стран СНГ Денис Денисов считает, что при желании Донбасс мог бы существовать в составе Украины на правах субъекта федерации или конфедерации, проблема в том, что такого желания у большинства украинских политиков нет.

- Проблема в том, что целый ряд представителей так называемой политической и культурной элиты Украины - это люди, исповедующие откровенно нацистскую идеологию. Ради своих мнимых выгод они готовы обречь многомиллионный регион на существование в рамках гетто. Это не то, что нонсенс, такое даже представить себе нельзя в демократических странах, одной из которых, якобы, стремится стать Украина.

Эти заявления - ответ на то, может ли существовать унитарная Украина. Кончено, не может, потому что с такими людьми жить в одной стране невозможно. Федерализация или конфедерализация – это единственный выход, который может продлить существование Украины. Сейчас многие люди не воспринимают Донбасс, как часть своей страны, для них это регион вне, и они не настроены на конструктивный диалог.

Мы, кончено понимаем, что Украина расколота по целому ряду направлений – есть языковые, национальные, экономические, социальные вопросы, но чтобы их решать, нужно заниматься целенаправленной работой по преодолению этого раскола. А сейчас есть слишком много людей, которые вместо этого хотят заработать какие-то бонусы, особенно перед выборами, и делают все, что дальше раскалывает Украину.

«СП»: - Может ли Киев последовать «советам» и организовать такую экономическую блокаду региона?

- Это будет нонсенс в мировой истории и экономике, когда государство проводит экономическую блокаду своего собственного региона. Если это случится, Киев, тем самым, сделает замечательную вещь для Донбасса и подтолкнет его к тому, чтобы он действительно стал независимым государственным образованием.

Украина может прекратить пенсионные выплаты, дотации, но нужно понимать, что Донбасс - это регион, ориентированный на экспорт. Благодаря производству в Донбассе Украина получает значительную часть валютной выручки. Конечно, первые несколько месяцев будет очень сложно, особенно по социальным обязательствам, но впоследствии все может поменяться, и еще вопрос, кто в итоге будет жить лучше. Донбасс – индустриальный регион, там есть промышленность, которая приносит реальные деньги, а не только на бумаге. Он вполне может существовать самостоятельно без оглядки на Киев.

«СП»: - Но в украинском обществе очень активно продвигается мысль о том, что Донбасс – это дотационный регион, и без выплат из центрального бюджета он не сможет существовать, откуда такие выводы?

- Что ж, на основании этого представители Донбасса могут предлагать, что коли это такой дотационный регион, то без него Киеву будет лучше. Хотя реально он, конечно, не дотационный, за счет Донбасса живет почти половина страны.

Люди заявляют, что регион убыточный на основании того, что существуют госпрограммы, особенно это касается шахт, на которые традиционно выделяют многомиллиардные субсидии. Но дело в том, что на протяжении последних 20 лет эти программы были реальной схемой для вытаскивания денег из государственного бюджета для политической верхушки страны.

На Украине есть целый ряд госкомпаний – Украинская железная дорога, «Нафтогаз», угольные предприятия. Все эти структуры каждый год указывают в отчетах, что они убыточные. Но мы прекрасно понимаем, что на самом деле из них попросту воруют деньги, на которые и живет «элита» Украины. Вот откуда берется миф о дотационном регионе. На него выделяются миллиарды, которые разворовываются, а на самом деле Донбасс никогда не был и не будет дотационным.

«СП»: - Значит, Донбасс вполне может быть экономически независимым?

- Теоретически экономически независимым может быть любой регион земного шара. Другое дело, что Донбасс – промышленно развитый регион с мощной сырьевой базой. Он, конечно, может быть экономически успешным. Это даже не пример Южной Осетии или Абхазии, где не было такой инфраструктуры, но они, тем не менее, тоже независимы. У Донбасса очень большие возможности, думаю, с этим проблем не возникнет.

Украинский политический эксперт Виктор Пироженко тоже развеивает миф об «убыточном и нищем Донбассе», хотя признает, что украинская блокада может доставить региону ряд проблем.

- Если говорить об особой зоне, она должна касаться Донецкой и Луганской областей в их административных границах. Киев должен признать Новороссию в качестве субъекта политического диалога и договариваться по всем спорным моментам. При включенности Донбасса в украинский экономический комплекс, вполне можно согласовать взаимовыгодное сосуществование. Но как раз этого в Киеве и не хотят.

Они ведут речь о каком-то особом статусе территорий, которые усилиями того же Киева разрушены. И если говорить по справедливости, восстанавливать Донбасс должны те, кто его рушил, то есть Киев, ЕС и США. Если бы это было сделано, то и сама Украина могла бы получать дивиденды от экономического сотрудничества в Новороссией. Ведь Донецкая и Луганская область входили в те пять областей, которые наполняли казну украинского государства и были основными источниками валютных поступлений. Так что при желании все можно решить, вот только такого желания у Киева нет.

«СП»: - Но сейчас активно распространяется точка зрения, что Донбасс – это никому не нужный, экономический убыточный регион, который без Киева пропадет…

- Скажу по-простому: это бред. Это выдумки либо абсолютно неграмотных журналистов, либо сознательно искажающих картину пропагандистов. Если Донбасс убыточен, возникает вопрос: «А кто вообще содержал украинское государство»? Львовская или Тернопольская область с горами, лесами и плохой землей?

Когда говорят о дотационном Донбассе, обычно указывают на шахты. Но нюанс в том, что они дотировались за счет средств самого региона. Чтобы в этом разобраться, достаточно посмотреть, от продажи каких товаров казна наполнялась валютой – от экспорта металлургических, добывающих, оборонных и других предприятий Донбасса. Почему этого не видно по статистике, которую нам подсовывают? Да потому, что большинство предпринимательских структур зарегистрированы в Киеве и там же платят налоги.

Грубо говоря, Донбасс содержал сам себя, и дотации, которые поступали из казны - это деньги, заработанные самим Донбассом, осевшие в Киеве.

«СП»: - То есть, даже если Киев отрежет Донбасс от финансирования, он не пропадет?

- Конечно, но сейчас проблема в том, что очень многое разрушено войной, и непонятно, кто все это будет восстанавливать. Но если говорить о зависимости Донбасса, могу сказать, что он больше связан с промышленными зонами России, а не Украины, и его предприятия нацелены на индустриальные центры Российской Федерации. Несколько лет назад даже был опубликован доклад украинского Института стратегических исследований, в котором говорилось, что большую угрозу представляют слабые связи между индустриальными центрами и Украиной. Поэтому если Донбасс выйдет из состава Украины, хуже будет самой Украине.

«СП»: - Но что, если Украина организует транспортную блокаду и экспортные товары не смогут поставляться на Запад?

- Да, если Новороссия станет отдельным государством, встанет вопрос юридического оформления активов, которые есть на Донбассе, но принадлежат олигархам. Могут возникнуть проблемы с их деятельностью и тем, кому и куда они будут поставлять свою продукцию.

Горно-металлургические комбинаты Ахметова, Таруты и Фирташа во многом интегрированы в Европейский Союз. Правда, интегрированы они своеобразно – на территории Украины производят сырье и полуфабрикаты, а заключительные цепочки с высокой добавленной стоимостью находятся в европейских активах этих ОПГ. При самостоятельности Новороссии возникнет юридическая коллизия с этими предприятиями, но эти проблемы вполне можно решать по мере их поступления. И они вполне решаемы.

Сопредседатель Народного фронта Новороссии Константин Долгов считает, что слова Арьева и прочих «патриотов Украины» - не больше, чем пустые угрозы, и превратить Донбасс в многомиллионное гетто у Киева не получится.

- Гораздо реальнее всем тем, кто выступает с такими предложениями, получить высококвалифицированную медицинскую помощь соответствующих специалистов по психиатрии. Что касается человека с русским именем и фамилией Владимир Арьев, который почему-то считает себя украинским националистом, он не первый, кто выдвигает такие идеи. Уже предлагали расстреливать Донбасс из атомного оружия, как Юлия Тимошенко, обнести его колючей проволокой и так далее. Но все эти грозные заявления ни к чему не приведут, разве что к принудительному лечению таких комментаторов.

Скажу больше, мы внимательно следим за деятельностью Арьева, и юридическая служба уже готовит для него квалификацию в нашем проекте народного трибунала «Белая книга», в котором мы фиксируем все преступления против граждан Украины. Мы собираем материалы, чтобы ни один человек не остался безнаказанным.

«СП»: - Насколько реально введение экономической или политической блокады, если Донбасс получит особый статус в составе Украины?

- Думаю, что любые соглашения можно назвать таковыми тогда, когда они выполняются. Я знаю, что, несмотря на соглашение о прекращении огня, он продолжается. Украинская сторона задерживает обмен военнопленными, только вчера была обменяна первая партия пленных. В общем, украинская сторона не спешит выполнять взятые на себя обязательства.

Я сейчас выскажу свою личную позицию: мне кажется, что говорить о статусе Донбасса в составе Украины не только преждевременно, но и запоздало. Донбасс не будет в составе Украины. У нас был референдум от 11 мая, народное волеизъявление, на котором люди сделали свой выбор. И теперь мы имеем Донецкую народную республику и Луганскую народную республику, нравится это кому-то или нет. И их легитимность на порядок выше пришедшей на крови киевской власти.

«СП»: - И все же, сможет ли Донбасс выдержать экономическую блокаду?

- Такая экономическая блокада идет уже давно. А что касается помощи из киевского бюджета, я достоверно знаю, что сейчас ни копейки не вкладывается в восстановление инфраструктуры «освобожденных» Славянска и Краматорска. Естественно, они не собираются ничего вкладывать в Донбасс. Поэтому о каком взаимном существовании может идти речь?

«СП»: - Вы считаете, Донбасс может быть экономически независимым?

- Да, может. У Донбасса есть для этого ресурсы, это богатейший регион.

«СП»: - Но украинские журналисты все время пишут о том, что это дотационный регион, который без Украины пропадет…

- Если он такой дотационный, за что борьба? Убыточный дотационный регион хочет отделиться, все деньги и дотации, которые ему выделялись, останутся в Киеве. Им радоваться надо, а они вместо этого обстреливают этот «ненужный» регион градами и ракетами, чтобы только удержать его в составе Украины.

 

"Украина партизанская". Активность «антимайданного» подполья нарастает

Активное сопротивление киевскому режиму началось во многих областях Юго-Востока Украины. Помимо вооруженной борьбы народных республик Донецка и Луганска, начинает проявлять себя подполье.

Восстание против новой киевской власти зарождался как реакция на госпереворот, организованный при помощи Запада олигархами и радикальными националистическими силами. Изначально у протестных митингов почти не было координирующих центров и ярких лидеров. Естественно, сопротивление во многих городах было быстро задавлено. Этому способствовала и двойственная позиция некоторых политиков.

К примеру, вначале в авангарде протеста был Харьков. Но проведенный по инициативе Михаила Добкина съезд народных депутатов в этом городе кончился ничем. Стихийный же захват местной администрации возмущенными гражданами привел к аресту активистов. В Одессе народный протест на Куликовом поле вылился в трагедию в Доме профсоюзов. Только в Донецке и Луганске массовые митинги привели к успеху.

Тем не менее, трудно говорить о том, что на остальных территориях страны люди смирились с положением вещей и прекратили сопротивление. Одним из наиболее ярких его проявлений стали действия запорожских партизан. Когда ополчение ДНР продвигалось к Мариуполю с востока от Новоазовска, запорожские партизаны ударили с запада, что позволило окружить город.

При этом нельзя сказать, что бороться готовы только на Юго-Востоке. Ведь экономический коллапс и репрессии затронули все без исключения области. Наиболее активно из невосточных регионов сейчас Закарпатье. Там уже вовсю поднимают вопрос о проведении референдума наподобие того, что прошел на Луганщине и Донетчине.

Сопредседатель Народного фронта Новороссии Владимир Рогов рассказал «СП» о масштабах распространения сопротивления и его характере:

– Конечно, люди на Украине не смирились, и борьба идет. Но надо понимать, что вести ее крайне сложно. Понятие закона на территории страны отсутствует, особенно если речь идет о тех, кто имеет точку зрения, отличную от позиции киевских властей. В тюрьму кидают даже женщин, которые выходят на улицу с плакатами, призывающими остановить войну. Жестоко разгоняли людей, вышедших в Запорожье на молитву за мир. Граждане даже не требовали прекратить войну или остановить так называемую «антитеррористическую операцию», они просто вышли обратиться к Господу, чтобы на их земле был мир. Этих людей разогнали, избили, а потом отвезли в милицию. Жен и матерей мобилизованных, которые хотят возвращения домой своих родственников, сразу объявляют агентами ФСБ.

Власти официально распространяют «АТО», которую в народе называют «антиславянской террористической операцией», уже на Днепропетровскую и Запорожскую области. Это означает, что в этих регионах милиция может применять оружие без предупреждения. Абсолютно никто не защищен от произвола силовиков или от желания людей в форме пограбить. Мы видим, что сейчас в форме ходят тысячи преступников, которые ранее были судимы, а ныне стали самыми ярыми сторонниками киевской власти. Теперь на них форма «самообороны Майдана», или «Правого сектора», или различных частных спецбатальонов. Стоит учитывать, что эти люди более агрессивны, чем их коллеги на передовой. Там-то они получают отпор и понимают, что незаконные действия чреваты потерей здоровья и даже жизни.

В городах, где недавно тысячи и тысячи человек выходили на митинги против киевской власти, сильна «партия войны».

Сейчас протест выражается в таких акциях, как поджоги банкоматов «ПриватБанка». Этот банк Коломойского не только испытывает серьезные финансовые трудности, но и горит в прямом смысле слова. Для простых запорожцев, одесситов, харьковчан «ПриватБанк» стал олицетворением зла и гражданской войны.

Горят и военкоматы. Ведь если нет военкомата, то нет и личных дел, а значит, нет и насильственной мобилизации.

Прямого силового противостояния нет. Просто потому, что на так называемой «мирной» территории уже пропали тысячи человек. Они находятся в застенках, пропали без вести и объявлены врагами народа. Могу привести пример Алексея Лукьянова, программиста из Харькова, который в социальных сетях высказывал несогласие с политикой власти. Вначале он пропал, полтора месяца от него не было вестей, а потом он объявился уже как заключенный. Полтора месяца он содержался в подвале и подвергался пыткам. Можно привести пример священника Владимира Марецкого, которому вменяют с десяток статей Уголовного кодекса, продолжают его пытать, избивать и требовать признательных показаний. И таких случаев очень много.

Занимаются власти и дезинформацией. Периодически в СМИ появляются сообщения, что какие-то запорожские партизаны что-то взорвали. Местные жители знают, что это не так.

Одновременно СБУ выявляет людей, которые готовы к сопротивлению, которые понимают, что если бездействовать, то их города ожидает судьба Славянска или Семеновки. СБУ делает информационные вбросы, чтобы выявить неравнодушных и потом обвинить их во всех смертных грехах.

«СП»: – Могут ли отдельные действия подполья перерасти во что-то большое и привести к изменению настроений людей?

– У обывателей и так будет меняться настрой. Они живут по принципу «моя хата с краю», но их не может не затронуть рост безработицы, повышение цен, падение курса гривны. С течением времени симпатий к бойцам Новороссии будет больше.

В то же время мы понимаем, что остались считанные дни до того момента, когда украинская сторона нарушит перемирие. Но тогда армия Новороссии пойдет в наступление, и чем ближе будет фронт, тем меньше останется равнодушных.

К сожалению, координация подпольщиков очень слабая. Она намного хуже, чем в годы Великой Отечественной войны. Если бы была такая организующая сила, как тогда НКВД, эффективность подполья была бы выше. А так люди пытаются найти друг друга и часто попадают на провокации СБУ.

Но есть очень примечательный факт. Количество неисправной военной техники, выходящей с заводов, просто колоссальное. Эта техника с трудом успевает дойти до передовой и там же встает. Ополченцы перехватывают эту технику у армии, ремонтируют и используют для освобождения Новороссии. То есть, саботаж рабочих ярко виден. И не только на заводах Запорожья и Харькова, но и на предприятиях Киева и Львова. Сейчас власть проводит чистки и на верхнем уровне управления военно-промышленным комплексом, и среди генералов, ответственных за техническое оснащение армии.

Власть сделала для себя вывод, что только террором сможет удержать людей от силового противостояния. Яркий пример – недавно молодая девушка была брошена в застенки только за то, что на своей «стене» в соцсети написала «Новороссии быть». Она не призывала к вооруженной борьбе, но сейчас сидит в СБУ как опасная террористка. Если государство жестоко карает за инакомыслие, то этому государству осталось недолго.

«СП»: – В каких городах есть сопротивление?

– Оно есть по всей Украине. В Чернигове, Сумах, Житомире, Виннице, даже во Львове и Тернополе происходят точечные действия. Люди блокируют трассы, по которым движется военная техника. По опубликованной информации, в Закарпатье начинается даже вооружение людей. А мы знаем, что там осталось много оружия со времен Великой Отечественной войны, которое пролежало у местных жителей в смазке и готово к применению. То есть, люди не верят этому государству и готовы с ним бороться. Но подавляющее большинство людей будут бороться только тогда, когда увидят перспективу победы. Скажем, когда объединятся армия Новороссии и солдаты украинской армии, и вместе пойдут освобождать Киев и Львов.

Интересную акцию недавно провело подполье во Львове. Там день освобождения города от немецких фашистов отметили большим фейерверком и массовым граффити на улицах. После этого городской совет запретил все фейерверки.

Люди понимают, что надо бороться, но не знают, что можно делать. Но мы видим рост числа сожженных отделений «ПриватБанка», военкоматов и административных зданий.

«СП»: – Есть ли организующая сила у сопротивления?

– В подавляющем числе случаев это неорганизованное сопротивление. К сожалению, никакой организующей партии или силы нет. Конечно, все оппозиционные движения принимают участие в сопротивлении, но единого центра нет. Тем не менее, подполье набирает обороты.

Думаю, пик противостояния начнется с конца октября. Тогда, полагаю, начнутся более жесткие действия. Кстати, в сопротивление входит всё больше сотрудников милиции и других силовых структур. Они видят творящееся беззаконие и понимают, что завтра их ждет бесславный и страшный конец. Так что эти люди тоже пытаются сорганизоваться и начать действовать.

Власть начинает бояться своего народа. Губернаторы и олигархи сейчас окружены сотнями человек охраны. Они боятся не каких-то ополченцев или диверсантов, а обычных жителей.

Координатор Антифашистского штаба Олег Двуреченский говорит о том, что подполью постепенно удается выстроить четкую структуру:

– Сопротивление, конечно, идет, народ не смирился. Причем подполье охватывает не только территорию Новороссии. На мой взгляд, сам проект Новороссии появился в марте у пиарщиков. Сейчас проект приобретает другие очертания, связано это с переговорами. Появляется новый проект, который называется «Союз народных республик».

Подполье существует во многих областях. Проведен целый ряд спецопераций, о которых говорить публично не стоит. Вокруг нашего штаба «Красного сопротивления» сложилась целая система, она имеет свои представительства в Москве, в Донецке и в Луганске. Спецоперации были проведены в самых неожиданных местах. Фактически речь идет о партизанской борьбе, о подполье. И измеряется оно не отдельными единицами – это десятки центров.

Есть отдельные районы, где мы вынуждены констатировать полное зомбирование населения. Но даже там люди начинают просыпаться. Еще в апреле, мае, июне в центральных областях Украины наблюдалась националистическая истерия, сейчас наши товарищи докладывают о ее спаде.

Поэтому протест будет охватывать не только области Новороссии, но и другие регионы Украины. Достаточно сказать о русинах, о киевском подполье.

«СП»: – Как действует подполье?

– Это не раздача листовок, а активные действия. Есть крыло политическое, есть крыло информационно-пропагандистское, есть силовое крыло.

Конечно, действия силового крыла носят характер мелких уколов, а не боев. Но это пока, силы накапливаются. И не только поджигаются банкоматы. Был случай, когда благодаря диверсионной группе была остановлена колонна «Градов». Конечно, фиксируется перемещение войск, о чем докладывается ополчению.

При этом подполье ни в коем случае не проводит операций, в ходе которых могут пострадать обычные люди. Тактика террора ни в каком виде не приемлема. Цели устрашения общества у подполья нет.

«СП»: – Есть ли надежда, что подполье перерастет в большое народное движение?

– Надо понимать, что олигархи России и Украины с марта месяца пытаются ликвидировать народный протест. И сейчас им это удается. На мой взгляд, минское соглашение ни что иное, как предательство. И именно так оценивают его командиры крупнейших отрядов и батальоны ополчения. Такие как Мозговой, как Безлер, как Павел Дремов, как Шахтерская дивизия, как Совет ветеранов Донбасса. Всё это главные борцы с киевским режимом.

Олигархи, очевидно, попытаются остановить поток в Донбасс гуманитарной помощи. Тогда будет нанесен сильный удар по сопротивлению Донецка и Луганска.

Есть еще и фактор подразделений в Донбассе, которые занимаются бандитизмом и выражают интересы Ахметова и других олигархов. Сейчас мы видим в Донбассе репрессии против ярких борцов с киевской властью. Есть угрозы полевым командирам, которые отвечают за Горловку, Макеевку и другие населенные пункты. То есть, ситуация сейчас крайне тяжелая. И она тяжелая не потому, что не получается сражаться с украинскими войсками, а потому, что идет предательство на самом верху. Поэтому, прежде чем говорить о росте подполья, надо навести порядок в Донецке и Луганске. Надо освободиться от влияния тех или иных олигархов, на это народ отреагирует позитивно. Сложно говорить о развитии сопротивления, когда тот или иной батальон (не хочу его называть) занимается только «экспроприацией» у граждан автомобилей и «эвакуацией» людей в подвалы. Все знают, что такие провокации делаются на деньги Ахметова.

«СП»: – То есть, сопротивление может рассчитывать только на свои силы.

– Совершенно верно. Можно рассчитывать только на себя. Еще на помощь коммунистов и патриотов. Сбор средств, который проводит наш штаб, и Координационный центр «Красного сопротивления», который создан недавно, независимы от олигархов. И наш Координационный центр постепенно становится ключевым игроком, так как не ангажирован финансовыми структурами, пытающимися влиять на политику в Донбассе.

 

Провальная «сотня» Порошенко. Почему за время своего правления новый президент Украины потерпел неудачу на всех фронтах

14 сентября ровно сто дней с момента вступления в должность президента Украины Петра Порошенко. Срок небольшой, но вполне подходящий, чтобы подвести первые итоги детальности этого государственного лидера, пришедшего к власти в очень непростое для своей страны время.

Порошенко, напомним, победил на досрочных президентских выборах, состоявшихся 25 мая этого года, и 7 июня уже официально занял этот пост.

Причем не секрет, что отдавая свой голос (а новый лидер Украины победил с результатом 54,7%), люди, в большинстве своем, голосовали за стабильность, за завершение политического кризиса и прекращение противостояния на Востоке страны.

Но чего в итоге удалось добиться президенту Украины за эти три с небольшим месяца? Оценить промахи и успехи «стодневки» Порошенко «СП» попросила заместителя директора Центра украинистики и белорусистики МГУ Богдана Безпалько:

- На мой взгляд, говорить об успехах и неудачах политика все-таки уместно тогда, когда он принимает ответственность за свои решения и является фигурой самостоятельной. В отношении Порошенко об этом можно говорить с известной долей условности. Многие решения он принимал под давлением и, собственно говоря, свободы выбора у него, как таковой, не было, нет, и не будет, скорей всего.

О неудачах этого президента всем хорошо известно. Прежде всего, это неспособность навести порядок в своей стране. Это неспособность к компромиссу с теми политическими силами, которые выступают в оппозиции. По сути, из-за чего на Украине и была развязана гражданская война.

Но даже если говорить о Порошенко, как о националисте и стороннике единой Украины, который пытался силой навязать обществу унитарную модель, то и здесь можно сказать, что он потерпел неудачу.

Потому что при наличии армии, многократно превосходящей ополченцев в живой силе и в технике, ему не удалось завершить так называемую антитеррористическую операцию. Ему не удалось подавать сопротивление в Донбассе, несмотря на три волны мобилизации.

Не достиг Порошенко особых успехов и на дипломатической ниве. Ему не удалось создать единый антироссийский фронт – мощный, прочный, сколь-нибудь значимый и весомый.
Более того, ряд украинских политиков, с которым Порошенко, по идее, должен тесно координировать свои действия, не раз допускали высказывания, которые, в принципе, могут поставить крест на репутации Украины, как надежного транзитного государства.

Я имею в виду премьера Яценюка, который предложил прекратить транзит газа через Украину. После таких заявлений вряд ли доверие со стороны европейских партнеров будет как раньше.
Третья проблема Порошенко – это экономика. Страна испытывает жесточайший экономический кризис. Фактически она находится в состоянии дефолта, который в какой-то степени отсрочен благодаря допинговым мерам со стороны МВФ и со стороны ряда других международных финансовых организаций.

Но, по большому счету, Украина потеряла сейчас российские рынки, и продолжает интенсивно их терять. Она не смогла заполнить рынок Европейского Союза по самым привлекательным видам товаров: в рамках тех квот, которые ЕС выделил на льготных основаниях для Украины, она смогла заполнить их только на 15%.

Хотя в данной ситуации это не столько вина украинских производителей, сколько вина украинских политиков, которые почему-то рассчитывали на то, что товары украинского производства будут находить широкий спрос на рынке европейских стран.

Плюс Украине не удалось договориться с Россией о поставках газа, и ей не удалось договориться о реструктуризации долга за уже поставленный газ.

«СП»: - Она, вроде как, и не собирается договариваться. Просто не платит, и еще периодически выдвигает ультиматумы, что ей Россия якобы что-то должна…

- Но была-то определенная надежда на то, что европейские и американские политики совместно надавят на Россию, и вообще платить не придется. Что признают какой-нибудь иск Украины, и эти пять миллиардов будут там учтены.

Но этого не произошло.

Сейчас полностью разрушен украинский автопром, например. Директор Львовского автозавода откровенно признал, что политика Евросоюза направлена на разрушение всех индустриальных мощностей стран Восточной Европы, которые входят в состав ЕС. Я говорю о таких странах, как Болгария, Румыния и т.д.

И естественно на рынок Европы никто не будет выпускать высокотехнологичную украинскую продукцию. Уже закрылся Запорожский автозавод. Сейчас закрывается Львовский автозавод, который как раз как качестве основного своего партнера имел предприятия и бизнесменов из России.

Подводя краткий итог, можно сказать, что Петр Алексеевич потерпел неудачи на всех своих основных фронтах.

Ему не удалось, как политику, объединить общество, ему не удалось предотвратить или купировать гражданскую войну. Наоборот, он ее, по сути, еще больше разжёг.

«СП»: - По данным ООН, кстати, за время нахождения Порошенко у власти погибли более трех тысяч мирных граждан Украины…

- Наверняка, больше. Думаю, что количество жертв уже на уровне 30 тысяч, если учесть погибших военнослужащих и ополченцев, пропавших без вести и т.д.

Как главнокомандующий Порошенко тоже оказался плохим руководителем. Ему не удалось военный путем подавить сопротивление, которое ему оказывали на востоке его же граждане.

И с точки зрения дипломатии он остался фактически один на один со своими проблемами – внутренними и внешними.

И с точки зрения экономики он оказался абсолютно неспособным обеспечить свою страну какими-либо экономическими преференциями со стороны Европы, которые бы реально могли помочь повысить уровень благосостояния. Наоборот, сейчас у половины жителей Киева отсутствует горячая вода, идет речь о сокращении отопительного сезона, все предприятия переводятся на уголь, а некоторые сельскохозяйственные переводятся на солому, что раньше звучало, в принципе, исключительно как анекдот.

«СП»: - А куда упала гривна после Майдана?

- Гривна обесценилась практически в два раза.

А сейчас идет подорожание основных продуктов питания, топлива, медикаментов. Даже хлеб уже подорожал на 10%. Хотя хлеб всегда был продуктом датируемым и продуктом, который был стратегическим с социальной точки зрения. Подорожание хлеба - это всегда возможный социальный взрыв.

То есть, если взять и просмотреть все аспекты сегодняшней жизни украинского государства, то Порошенко, одни из самых неудачных президентов Украины, это точно.

Профессор Высшей школы экономики, политолог Олег Матвейчев также считает президентскую «стодневку» Порошенко провальной.

- От Порошенко ждали, что он станет президентом мира, что сразу после вступления в должность начнет какой-то переговорный процесс. И думаю, если бы он тогда это сделал, то уже в начале лета ситуация была более благоприятной для того, чтобы мирные переговоры завершились наилучшим для него исходом. То есть, чтобы речь не шла о разделении Украины.
Но время ушло, а проблема осталась.

Эти сто дней экономика Украины продолжает находиться в крутом пике. Налоги не собираются. ВВП падает, причем в реальности это падение составляет уже порядка 15%, а не пяти, о которых нам рассказывает официальная украинская статистика. Сельское хозяйство в глубоком кризисе – хорошо, если 30% от прошлого года будет убрано. Курс национальной валюты тоже почти в два раза упал.

То есть, мы видим, что скоро может случиться катастрофа. И ни одного успеха значимого предъявить, конечно, Порошенко, конечно, не может.

«СП»: - Ставка Порошенко на Запад, получается, не принесла пока дивидендов ни ему, ни стране?

- Точнее будет сказать: это не Порошенко ставил на Запад, а Запад – на Порошенко.

Он полностью является марионеткой Запада и действует не в интересах Украины, а в интересах Запада.

Естественно, что в этом огне войны, которую ведет Америка с Россией (и с Европой, кстати говоря, тоже), в огне этом Украина является просто «поленом», которое в результате сгорит. И Западу совершенно наплевать. Потому что это чужие славянские племена.

«СП»: - Как вы думаете, досидит Порошенко свой срок?

- Нет, конечно. Когда Украина входит в крутое пике (да и вообще страна входит), то начинается кадровая чехарда. Ющенко, если помните, еле-еле досидел свой срок. У него в конце рейтинг был чуть ли не три процента всего. Янукович не досидел…

Срок, который просидит Порошенко будет даже меньше, чем пробыл на своем месте Янукович.

«СП»: - Что станет «критической линией» - продолжение «АТО» или пике экономики?

- Все вместе. Но экономика, естественно, будет главной. Потому что «АТО» – это, скорее, палочка-выручалочка для Порошенко. Это способ списать экономические проблемы на ведущуюся войну.

Но война не может длиться вечно. Украина уже истощена, и экономика о себе даст знать в самое ближайшее время. Я думаю, осень-зима-весна – это та самая «критическая линия», которую Порошенко не переживет.

- Давать оценки здесь достаточно сложно. Потому что какие-то вещи, которые изначально могут казаться правильными, в непростой ситуации Украины лично для Порошенко могут оказаться, по сути дела, провальными, - признается глава аналитического центра «Alte et Certe» (Москва) Андрей Епифанцев. – Вообще, эти первые сто дней, они как бы считаются неким периодом вхождения в должность. Президент осваивается в должности, входит в дела и т.д.

У Порошенко этого периода не было. Ему сразу же пришлось брать бразды правления в свои руки и сразу же что-то делать.

И в этом отношении идея, с которой он шел на выборы, что «я миром буду решать проблемы на востоке», она, конечно, провалилась.

Мы знаем, что шла полномасштабная гражданская война – это не мирный план.

«СП»: - Но был ли он искренним, когда говорил о мире?

- Никто не хочет войны. Я не видел ни одного политика, который бы пришел и сказал: «Хочу войны».

И Порошенко тоже, конечно же, хочет мира. Но мира на своих условиях. А эти условия не устраивают лидеров ДНР и ЛНР?

То есть, если это не условия мира, то, значит, это война. Он готов идти на войну и убивать людей.

Договориться у него не получилось. Хотя было несколько обещаний. Сначала, что за две недели закончим. У Порошенко была фраза, что «антитеррористическая операция не может длиться два месяца, она должна длиться две недели».

Четвертый месяц пошел. И конца не видно…

Хотя какие-то шаги во внутренней политике, которые обещал, Порошенко делает.

Он обещал перевыборы в парламент, и он назначил выборы.

С другой стороны, неизвестно, как это обернется для него. Сначала он говорил о выборах, будучи уверенным, что он победит. И тогда для него все было бы хорошо. Естественно, он бы сколотил себе коалицию – иметь перед трудной зимой ручной парламент это всегда хорошо.

Но сейчас-то он не победитель. Неизвестно, как события пойдут на Востоке.

Поэтому, на самом деле, неизвестно, какой парламент выберет Украина. И будет ли этот парламент подконтролен Порошенко. У меня есть большие сомнения. Особенно, если к октябрю война зайдет в более глубокую, затяжную фазу.

Как тогда народ воспримет Порошенко, я не знаю.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.