«Это сумерки российского образования». О.Н. Смолин про новые законодательные инициативы "партии власти"

«Это сумерки российского образования». О.Н. Смолин про новые законодательные инициативы "партии власти"

21 мая Государственная дума обсуждала в первом чтении законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в части проведения государственной итоговой аттестации и Единого государственного экзамена».

По страницам газеты "Правда" 


Смолин Олег Николаевич
 

Сдача Единого государственного экзамена является достаточно сильным стрессом. Среди выпускников школ из-за получения неудовлетворительных результатов ЕГЭ известны даже случаи самоубийств. Настоящим законопроектом предлагается установить, что государственная итоговая аттестация по образовательным программам среднего общего образования проводится в форме Единого государственного экзамена по желанию обучающегося. В остальных случаях государственная итоговая аттестация проводится в форме выпускных экзаменов. При этом законопроектом устанавливается обязательность экзаменов не только по русскому языку и математике, но и по литературе, а также, если это установлено федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования, по иным предметам.

Законопроект представлял первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по образованию О.Н. Смолин (фракция КПРФ):

— Я хочу начать с того, что, выступая в Государственной думе прошлого созыва, позволил себе сказать моим коллегам-депутатам следующее: рано или поздно не этот законопроект, так другой, не мой, так правительственный, но законопроект, меняющий суть Единого государственного экзамена, вы обязательно примете. И вот то же самое я хочу повторить сегодня, хотя понимаю, какие ожидаются результаты голосования.

Парадокс заключается в том, что мы получили на наш законопроект отрицательное заключение правительства, но при этом по двум с половиной из четырёх ключевых идей этого законопроекта уже высказался министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Итак, по пунктам.

Позиция первая, по поводу которой пока не высказался министр образования и науки. C Единым государственным экзаменом в России сложилась особая, уникальная ситуация: восемь лет идёт эксперимент, пять лет ЕГЭ проводится в штатном режиме, а количество скандалов не уменьшается. По-хорошему-то надо было бы задуматься над известной формулой известного советского сантехника, который говорил: «Систему менять надо», а ему приписали политическое заявление.

Этот законопроект предполагает смену не всей системы, а её существенных элементов, это такой паллиативный законопроект.

Итак, идея заключается в том, чтобы сделать Единый государственный экзамен необязательным для тех, кто не собирается поступать в высшие учебные заведения. Он даёт таким выпускникам право выбора между Единым государственным экзаменом и традиционной формой сдачи экзаменов. Кстати, такое право сейчас имеют дети с ограниченными возможностями здоровья и некоторые другие категории. Почему-то в заключении Комитета Госдумы по образованию написано, что этим мы ограничиваем права человека. Но, на мой взгляд, мы их расширяем: зачем, если не собираешься в вуз, мучиться с этой системой дрессировки?

Вторая позиция. Мы предлагаем исключить из Единого государственного экзамена так называемую часть «А», то есть тесты с вариантами ответов, с необходимостью выбора ответов, если быть более точным: тестоподобные задания, предполагающие выбор ответов. Именно тестоподобные задания подвергались наибольшей критике со стороны творческих педагогов России. Именно они, по мнению творческих педагогов, наиболее отупляющим образом действуют на наших детей, именно они во многом превращают нормальных русских в задорновских американцев. О чём идёт речь, вы понимаете.

О заданиях такого типа, как «Кто придумал теорему Пифагора: а) Пифагор; б) Сократ; в) Гиппократ; г) Анаксагор?» Понятно, что подобного рода задания давались на начальном этапе существования ЕГЭ, когда спрашивали по преимуществу о том, как звали лошадь Вронского или какого цвета были глаза у Татьяны Лариной. В последнее время их усложнили, они стали лучше, но и в таком виде они продолжают оставаться крайне неэффективным способом оценки качества реальных знаний. Достаточно сказать, что вероятность угадывания там, как известно, составляет 25%. Кстати, хочу подчеркнуть, что эта идея поддержана и министром образования и науки. Он сказал, что в ближайшее время надо принять решение — конечно, не в этом году — о том, чтобы тесты, предполагающие выбор ответов, были устранены из содержания Единого госэкзамена.

Пользуясь случаем, хочу сказать, что, например, в математике, где этот тип заданий исключён и где задания ЕГЭ максимально приближены к традиционным математическим контрольным, меньше всего проблем. Образовательное математическое сообщество продолжает спорить: идеальны или не идеальны задания ЕГЭ, но жалоб почти нет, то есть приближение ЕГЭ к традиционной контрольной работе по математике дало свои положительные результаты. И точно так же надо поступить и с заданиями ЕГЭ по другим предметам.

Позиция третья, и она также поддержана министром образования и науки. Мы предлагаем по гуманитарным предметам ввести устные экзамены или элементы устного экзамена. Почему? Причины две. Первая заключается в том, что, как правило, учат так, как проверяют. Председатель Комитета Госдумы по образованию В.А. Никонов однажды заметил, что ЕГЭ не учит детей читать, писать и говорить, а я бы добавил, что ещё и не учит думать. Мы должны понимать, что система тестоподобных заданий действительно отучает детей говорить, выражать собственные мысли, отстаивать собственную точку зрения и так далее.

Первое, чего мы хотим: мы хотим, чтобы детей учили говорить, это очень важно не только для политиков, педагогов, но и вообще для человеческого общения. Вторая причина заключается в том, что при устном экзамене, проводящемся с участием независимых экспертов и, конечно, под запись на видеокамеру — вот здесь камера нужна безусловно, чтобы в случае чего можно было разобраться, кто прав в оценке, кто не прав, — сразу станет ясно: понимает или не понимает тот или иной материал выпускник. Списать в Интернете и сдать экзамен в данном случае будет невозможно, тут к месту вспомнить слова Петра Первого: дурь и ум каждого всем видны будут. Повторяю: эта идея поддержана министром образования и науки РФ.

И четвёртая позиция: мы предлагаем вернуть в школу обязательный экзамен по литературе. Здесь мы совпадаем во мнении не только с министром образования и науки, но и во многом — с президентом. Да, решение о том, что сочинение нужно вернуть в школу, уже принято. Мы предлагаем пойти дальше: дать право выбора нашим ребятам — сдавать литературу устно или писать сочинение.

Собственно, идеология этого законопроекта заключается в следующем. Вместо того чтобы на экзамене загонять ребят под глушилки, под особые металлоискатели, чуть ли не ограничивать время нахождения в туалете (не помню, сколькими минутами) и так далее, мы пытаемся превратить экзамен в своего рода конкурс: покажи лучшее из того, на что ты способен. И для этого мы расширяем возможности выбора.

Конечно, этот законопроект не решит всех проблем Единого государственного экзамена, но он существенно снимет общественную напряжённость и, без всякого сомнения, повысит качество образования.

Просим поддержать наш законопроект.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.