Миролюбие поневоле. Порошенко быстрей потеряет Киев, чем возьмёт Донбасс. Петр Порошенко в интервью французской газете Le Figaro признал, что Донбасс военным путём вернуть в состав Украины не удастся. Бывшая Украина: клубок глобальных инициатив

Миролюбие поневоле

Порошенко быстрей потеряет Киев, чем возьмёт Донбасс

Президент Украины Петр Порошенко в интервью французской газете Le Figaro признал, что Донбасс военным путём вернуть в состав Украины не удастся. «Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что никогда нам не удастся вернуть эти регионы путем военных действий», — цитирует отрывок из интервью ИТАР-ТАСС. Украинский президент, добавил также, что надо «вести там борьбу за умы и сердца людей». По его словам, в Киеве готовы к децентрализации власти на Украине, при этом власти страны «готовы немедленно начать восстановление инфраструктур восточных регионов и осуществлять инвестиции в промышленность», используя для этого деньги, выделенные Евросоюзом и США. «Однако ничего из этого невозможно осуществить в условиях, когда нам навязывают состояние войны», — посетовал человек, собиравшийся в начале июня смести с лица земли всех «сепаратистов» за несколько дней.

Порошенко также назвал ошибкой решение Верховной Рады, лишившей русский язык статуса регионального, и посетовал на то, что «состояние войны» навязывают украинским властям.

На этом фоне очень симптоматично выглядят сообщения о том, что на границе между Харьковской областью и Новороссией устанавливаются новые блокпосты, мосты перекрыты, охрана усилена новыми бронемашинами.

Похоже, что киевская власть начала всерьёз опасаться, что ополченцы не только не сдадутся, но и перейдут в наступление.

Так какими же мерами собираются склонять Донбасс к «миру и согласию»?

- У Порошенко было время убедиться, что военным путём взять Донбасс невозможно, говорит президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. - Он уже неоднократно пытался усилить так называемую антитеррористическую операцию. Обещал расправиться с «сепаратистами» за 72 часа. Но вот уже скоро 2 месяца, как идёт АТО, а заметных успехов пока не видно. Даже наоборот. Всё очевиднее, что украинская армия на грани поражения.

Кроме того, «мягкость», которую проявляет Порошенко в последнее, время имеет ещё некоторые причины. Совершенно ясно, что на него оказали давление лидеры Евросоюза. Они уже неоднократно высказывались в том духе, что необходимо прекратить боевые действия и начать реальные переговоры.

Во-вторых, Порошенко надо что-то делать со сторонниками Юлии Тимошенко, в частности, соспикером Верховной рады Александром Турчиновым, который заявил недавно, что на Востоке Украины необходимо ввести военное положение. А это противоречит намерениям Порошенко провести перевыборы парламента. Как известно, во время официально признанной войны выборы не проводятся.

Таким образом, у Порошенко есть сейчас внутренняя и внешняя мотивация, чтобы попытаться каким-то образом избежать очередной эскалации военных действий с ополченцами.

Если опять начнутся полномасштабные бои, у Порошенко больше шансов потерять Киев, чем взять Донбасс. С другой стороны, у президента Украины связаны руки. Его внутренняя опора – неонацистские боевики.

Они не собираются вести переговоры с ополченцами, наоборот, настроены на усиление жестокости по отношению к жителям Донбасса. Они, скорей, сменят Порошенко на президента, который будет их устраивать больше, чем согласятся на конструктивные переговоры с Новороссией.

Также на Порошенко давят США, которые, собственно, и назначили его президентом. Они совсем не заинтересованы в том, чтобы на Украине наступил мир, да ещё с учётом условий ополченцев. Их задача – дальнейшее разжигание гражданской войны в стране. Поэтому сейчас трудно сказать, сможет ли Порошенко, даже если захочет, выйти за предначертанные ему Западом рамки «твёрдой руки, карающей сепаратистов». Он, наверно, понимает, что Украина и так почти уже испарилась. Поэтому, если он хочет остаться президентом чего-то, гражданскую войну надо немедленно прекращать.

«СП»: - Кроме прочего, Порошенко пообещал журналистам Le Figaro, что будет вести «вести там борьбу за умы и сердца людей». До этого он высказывался гораздо менее поэтично. Например, что некто «промыл мозги» жителям Донбасса, которые с его слов чуть ли не зомбированы «сепаратистами», и не хотят слушать киевскую власть. Есть ли у нынешнего президента Украины шанс «переформатировать» умы жителей Донбасса?

- Начать с того, что до сих пор Порошенко не выполнил два ключевых условия, которые могли бы привести к началу мирных переговоров. Первое – не отвёл войска. Понятно, что пока войска находится в непосредственном соприкосновении с ополченцами, боевые действия будут продолжаться. И второе – не признал Донбасс равноправной стороной переговоров. Он всё время говорит о том, что ополченцы должны капитулировать, а уж потом всем будет хорошо.

Не только Порошенко, но и другие киевские чиновники достаточно неуклюже пытаются подкупить население Донбасса обещаниями светлого будущего. Дескать, всё восстановим, дадим деньги на развитие промышленности и т.д. Однако в Новороссии прекрасно знают, что у Киева нет денег даже на сам Киев и милую сердцу киевских чиновников Западную Украину. Что уж говорить про «второсортный» Юго-Восток.

Кроме того, за неполные два месяца карательной операции в Новороссии было столько варварства со стороны украинских силовиков, что ополченцы предпочитают теперь воевать и побеждать, а не прислушиваться к высказываниям Порошенко.

Что касается «зомбированности» жителей Донбасса, так и на всём Юго-Востоке Украины говорят о том, что в Киеве и на Западной Украине народ зомбирован. Правда, жители Новороссии пока не собираются вести борьбу за сердца и умы «западенцев», так как считают это бессмысленным. На исчезающей Украине столкнулись две диаметрально противоположные идеологии. С одной стороны – антифашисты Востока. С другой – неонацисты Запада. Вряд ли им возможно переубедить друг друга.

«СП»: - Можно ли сказать, что последние высказывания Порошенко показали, что он готов идти на попятный в отношении Донбасса?

- Пока об этом трудно судить. Вполне возможно, что эти высказывания – обычный пиар-ход. Таким образом, Порошенко может предстать в глазах того же Евросоюза, как миролюбивый президент, готовый на переговоры.

«СП»: - Насколько красноречив факт, что украинские силовики начали укреплять блокпосты в Харьковской области?

- Это вполне объяснимо. За последние недели ополчение усилилось. У него уже есть десятки единиц бронетехники. Число ополченцев с оружием в руках перевалило за 10 тысяч. Вполне логично, что через какое-то время ополченцы могут попытаться разгромить украинскую группировку и занять Харьковскую область, население которой в большинстве своём сочувствует Новороссии.

«СП»: - Между тем, ещё недавно мы читали и слушали послания командующего войсками ДНР Игоря Стрелкова, где он говорил о многократном превосходстве противника и плачевном положении ополченцев…

- Если человек успешно командует такой крупной группировкой ополченцев и при этом почти каждый день рассказывает СМИ о своих проблемах, слабости своих войск, нехватке боеприпасов и т.д., то это значит, что либо перед нами не тот офицер, который реально командует, либо он выдаёт не информацию, а дезинформацию. Ни один офицер, даже на уровне командира роты не будет информировать СМИ о своих трудностях и перспективах. Надо понимать, что всё, что высказывается вслух в условиях военных действий, не может быть правдой на 100 процентов.

http://svpressa.ru/

Михаил Делягин:  Бывшая Украина: клубок глобальных инициатив

Украинская катастрофа знаменует начало новой Мировой войны (холодной или «горячей» - это уж как повезет) не потому, что, в отличие от прошлых разжигаемых США конфликтов, касается нас непосредственно и потому производит глубокое и страшное впечатление.

Конечно, «гвоздь в моем сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете», - но в данном случае речь не о традиционной интеллигентской мании величия.

Мировая война началась потому, что на Украине столкнулись практически все существующие сейчас глобальные интересы, за исключением разве что политического ислама.

Организаторы катастрофы, безусловно, США – и потому заслуживают описания их разнообразных (и частично противоречивых) интересов в первую очередь. Американская элита как целое, объединяющее глобальные капиталы и национально ориентированную бюрократию, взрывает Украину, чтобы отсечь Евросоюз от Китая.

В условиях нехватки спроса, нарастающей по мере приближения к срыву в глобальную депрессию, доступ на рынки становится абсолютной и при этом всевозрастающей ценностью. Для захвата европейского рынка США выдвинули концепцию создания трансатлантической зоны свободной торговли, которой евробюрократия, подмявшая сохранившие адекватность старые национальные европейские элиты, в силу своей рабской (и не только интеллектуальной) зависимости от них не в силах противостоять.

Одновременно с ними на европейский рынок нацелился Китай, для которого в силу неизлечимо экспортной ориентации его экономики завоевание новых рынков становится вопросом выживания.

Морские транспортные пути подконтрольны американскому флоту. Несмотря на спуск на воду в следующем году двух авианосцев (что делает Китай второй океанской державой мира), США могут внезапно парализовать любые морские перевозки. Поэтому стратегически морские пути, как бы дешевы они ни были, на те рынки, где Китай будет конкурировать с США, могут быть для него лишь вспомогательными.

Понимание этого породило концепцию «нового Шелкового пути» (в точном переводе «пояса») из Китая на рынки Европы (которая будет все более восприимчива к китайским товарам по мере разрушения своей экономики американской конкуренцией в рамках евроатлантической зоны свободной торговли) по континенту, вне досягаемости для США.

Страны Восточной Европы, европейские лишь экономически, а политически контролируемые США, также не являются приемлемой для Китая транзитной зоной.

Именно поэтому Китай добился от Януковича согласия на создание транспортного узла в Крыму (при нелепости этого проекта с сугубо транспортной точки зрения). В свою очередь, США и их бездумные европейские сателлиты «зажгли» Украину так спешно, именно чтобы сломать этот проект. Кстати, их истерическая реакция на воссоединение Крыма с Россией была вызвана в том числе и возможностью возрождения этого проекта (вероятно, теперь они потребуют от стран Черного моря транспортной блокады Крыма).

Роль бывшей Украины в стратегии Китая очевидна из изложенного; с учетом того, что Крым без Новороссии – «чемодан без ручки», Китай объективно заинтересован в выделении как минимум Юга из охваченной гражданской войной территории в относительно стабильное и благополучное образование. Ведь без него глобальные транспортные коммуникации через Крым будут требовать чрезмерных усилий по своему поддержанию и в целом находиться в постоянной опасности.

Однако интересы США на бывшей Украине этим не исчерпываются. Помимо отсечения Евросоюза от китайских товаров, зажженная территория Украины прекрасно может отсечь ее и от российского газа, вынудив приобретать дорогой американский сланцевый газ, экспорт которого начнется с 2016 года.

Разумеется, этот экспорт не будет масштабным: в силу технологических особенностей наращивать добычу сланцевого газа можно лишь до определенного уровня, а приоритетом США является укрепление своей конкурентоспособности за счет поддержания дешевизны энергии на их внутреннем рынке. Кроме того, главной целью американского экспорта станет рынок Японии, где газ существенно дороже, чем в Европе.

Однако эти соображения не учитывают бюрократической разобщенности американского госаппарата, различные фрагменты которого способны проявлять колоссальное рвение и выдающуюся эффективность для достижения частичных, локальных целей, даже совершенно ненужных с точки общей американской стратегии.

Поэтому бывшую Украину могут уничтожать и просто «на всякий случай», чтобы при возникновении потребности пресечь российский газовый экспорт в Европу, какой бы низкой ни была вероятность ее возникновения, это можно было сделать в один день.

Значительно более важным (но ведущим к тем же последствиям) фактором является то, что создание зоны свободной торговли с ней существенно укрепит экономику Евросоюза, который является не только политическим сателлитом, но и экономическим конкурентом США. Это заинтересовывает последних в том, чтобы к моменту получения европейцами свободного доступа на украинский рынок тот прекратил существование, а страна превратилась в руины.

Разумеется, американский бизнес – от «Вестингауза» (замена которым российского топлива на украинских АЭС в случае успеха принесет 1 млрд. долл. дохода в год; только эта операция, даже без организации в районе Чернобыля общеевропейского хранилища отработанного ядерного топлива, с лихвой окупит все затраты США на организацию нацистского переворота), до вошедшего в капитал частных военных компаний гиганта по производству генно-модифицированной продукции «Монсанто», - заинтересован в захвате украинской экономики. Родственники руководителей США уже вошли в руководство компаний, нацелившихся на украинские нефть и газ; объектом американских интересов является также газотранспортная система.

В этом интересы американского бизнеса соответствуют интересам бизнеса европейского, в первую очередь немецкого, нацелившегося на черноземы, электроэнергетику (кроме атомной), речные и морские порты (принадлежащие на Украине государству), химическую промышленность и угольный бизнес (особенно важный в условиях «угольного ренессанса» европейской энергетики).

Однако контроль над ресурсами, в отличие от контроля над рынками, не заинтересовывает в сохранении нормальной жизни осваиваемой страны; примеры же бесперебойного функционирования экспортной инфраструктуры в условиях жесточайших внутренних конфликтов дает вся новейшая история Африки.

Кроме того, реальный сектор всегда (по крайней мере, до срыва мира в глобальную депрессию с выжиганием наиболее спекулятивных рынков) качественно слабее финансового. Поэтому та часть реального сектора, которая заинтересована в сохранении нормальной жизни на территории бывшей Украины (так как электроэнергию и газ кто-то должен потреблять, а порты должны быть загружены не только экспортными грузами), будет проигрывать глобальному (в первую очередь американскому) финансовому сообществу, которому нужен на этой территории самоподдерживающийся хаос, желательно, распространяющийся на Россию.

Способ этого распространения прост и блистательно выражен Псаки (которую на фонеКиссинджера считают дурой и которая на самом деле – на фоне Керри и Обамы – является мыслителем): «Я ничего не знаю, но виновата Россия».

Причина столь разрушительной мотивации проста и действенна: именно благодаря ей мир, балансируя на грани глобальной депрессии с 2001 года, все еще не сорвался в нее.

Фундамент глобальной финансовой системы – государственные облигации США. Чтобы наращивать американский долг, надо поддерживать спрос на них. Государства не могут скупать их по разным причинам: у Евросоюза нет денег, Китай хочет гарантий от обесценения доллара (в котором заключается весь смысл системы), а возможностей Японии, даже после преодоления последствий Фукусимы, недостаточно для нужд американской экономики.

Значит, в американские ценные бумаги надо загнать глобальный спекулятивный капитал – благо его масштабы растут (в том числе потому, что крупные экономики, противодействуя угрозе депрессии, замещают сжимающийся коммерческий спрос растущим государственным, и эта «накачка», неминуемо не полностью контролируемая, питает глобальный бизнес).

Для этого его надо смертельно испугать, наращивая масштабы хаоса, погружая в него все новые территории и создав США как организатору этого хаоса репутацию единственной «тихой гавани» мира.

Вся политика США, начиная с уничтожения Югославии, была подчинена этой цели.

К настоящему времени она выработала свой ресурс: от наращивания долга требуется переходить к его списанию, от расширения зоны хаоса – к полномасштабной катастрофе. Если вслед за Украиной удастся «зажечь» и Россию, эта задача будет решена за наш счет; однако, поскольку это пока не получается, наиболее вероятным путем следует считать мобилизацию политического суннитского ислама (еще в Каирском университете провозглашенного Обамой, по сути, инструментом американской политики) на уничтожение Израиля и последующее его натравливание на Иран.

Слабейшим звеном отжившей, государственной организации исламского мира является Саудовская Аравия: смерть (формально от старости) ее нынешних руководителей позволит при помощи драматических терактов (например, во время хаджа) уже этой осенью превратить ее в ядро качественно нового социума, способного при структурирующей роли саудовских военных стать «новыми кочевниками» и решать серьезные региональные задачи.

Таким образом, глобальный бизнес и США как государство заинтересованы в хаотизации Украины. Часть европейского (в основном немецкого) бизнеса, желающего захватить производительные активы, ориентированные в том числе на ее внутренние нужды, и потому нуждающиеся в стабилизации, слаба и не способна серьезно скорректировать даже внутреннюю политику своих стран.

Китай не имеет ни возможностей, ни желания реализовывать свои интересы на бывшей Украине, полагая, что России придется реализовать обязательства Януковича по созданию крымского транспортного узла и взять на себя всю полноту обязательств по обеспечению его безопасности.

В этой ситуации единственным реальным источником нормализации жизни на Украине может быть Россия, – но ее государство не только не имеет своих глобальных целей и не сознает своих потенциальных возможностей, но и не является чем-то целостным. Огромную роль продолжают играть «пятая колонна» либерального клана, ориентированного на обслуживание интересов глобального бизнеса против интересов России, и «офшорная аристократия», готовая, подобно Януковичу, на любые уступки ради сохранения своих европейских и американских активов.

Строго говоря, после воссоединения с Крымом российское государство не демонстрировало внятных признаков служения интересам России и ее народа.

Робкие патриотические предположения о разложении украинской армии не оправдываются: вооруженные силы сколачиваются ударным финансированием, террором и интеграцией в них идейных нацистов. Только численность боевиков «Правого сектора» выросла по завершении нацистского переворота уже на порядок. Разрушение экономики сделает службы карателям единственным способом прокормиться, что дополнительно укрепит военную компоненту нацистского режима.

Ожидающие весеннего восстания Новороссии по социально-экономическим причинам не учитывают парализующего воздействия террора и пропагандистского зомбирования. Кроме того, ключевые регионы Новороссии входят в каганат Коломойского, а в раннефеодальном обществе не действуют привычные для современных аналитиков закономерности.

Россия продолжает на Украине политику невмешательства, являющуюся по сути попустительством агрессору, терпя даже обстрелы своей территории и налеты на нее. Реальная помощь ополченцам Востока, насколько можно судить, носит частный и преимущественно гуманитарный характер; она позволяет лишь надеяться на их выживание, но не дает возможности планировать необходимый для стабилизации Украины и запирания нацистской чумы в «великой Украине от Львова до Тернополя» освободительный поход на Киев.

А это значит, что вынесенный в заголовок статьи термин «бывшая Украина» с каждым днем все в большей степени становится реальностью.

http://delyagin.ru/

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
18 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.