Человеческий труд в России ни во что не ставится, ибо уничтожаются ежечасно плоды труда миллионов! Гниющее изобилие. По задворкам супер-пупер-маркетов. Без противогаза лучше не заходить! Дороги в никуда. Правительство тратит деньги ради самого процесса

Дороги в никуда

Правительство тратит деньги ради самого процесса

Россия стала жертвой ресурсного проклятия. Наша экономика не сможет расти еще долгие годы из-за того, что был упущен момент для реконструкции старых и создания инновационных инфраструктурных сетей. Таковы выводы, которые сделали эксперты Всемирного банка в исследовании государств, возникших на месте Советского Союза, переставшего существовать 22 года назад. Сегодня все эти государства являются сырьевыми, на добывающий сектор приходится не менее 10-25% их ВВП.

Сильнее всего зависимость от собственных энергоресурсов выражена в Азербайджане и России - от углеводородов зависят соответственно 64% и 25% их бюджетов.

Доходы от ресурсов не создали на евразийских просторах физический, человеческий и институциональный капитал, как это произошло в США, Австралии и Канаде, отмечают эксперты ВБ. Правительство попросту распыляет легко доставшиеся нефтедоллары.

Между тем, запрос экономики и населения на развитую и современную инфраструктуру стремительно растет. Наиболее ярко это видно на примере роста числа личных автомобилей и усиливающимися с каждым годом дорожными пробками - от Калининграда до Краснодара и Владивостока. Так что советский задел уже явно недостаточен.

Современная инновационная инфраструктура, будь то железная дорога или сети водоснабжения, помогают не только осуществлять основную функцию, но и значительно экономить ресурсы. Но они на постсоветских просторах создается крайне слабо. Вместо решения стратегических задач по развитию экономик, избавления от нефтезависимости, страны СНГ во главе с Россией погрязли в мелочных торговых войнах, пишут исследователи.

- В экономической теории нет такой неизбежной закономерности, чтобы страны, располагающие большим количеством природных богатств обязательно испытывали ресурсное проклятие. Примеров тому довольно много: Норвегия, Австралия, та же Бразилия, некоторые страны Ближнего Востока – их экономики не стали жертвой какого-то мифического проклятия, - говорит председатель Экспертного совета «Опоры России», доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. – Упрек в том, что с инфраструктурой есть большие проблемы, как во многих странах СНГ, так и в России, справедлив. Только не будем забывать, что и в самих США эти проблемы ничуть не меньше. Доказательство тому - многочисленные работы американскихэкономистов, в которых этот факт открыто признается.

Надо всегда иметь в виду, что Всемирный банк – организация с сильным влиянием США – очень часто закладывает в свои исследования, в том числе, экономические, некие политические соображения. Для Вашингтона выгодно оттенить имеющуюся информацию таким образом, чтобы показать, что мы, Америка, - хорошие, а вот у них, кто живет без нашей демократии, - все плохо. Поэтому на самом деле Всемирный банк вещает не о конкретных негативных вещах в экономике, а подводит базу под объявление факта, что политические режимы в том или ином регионе не нравятся Америке. Это в полной мере относится к большинству республик бывшего Советского Союза.

Впрочем, сути дела это не меняет. Несмотря на все козни США, отсталость нашей экономики, прочно подсевшей на нефтегазовую иглу, очевидна. Да что говорить, если в стране, которая снабжает газом пол-Европы, негазифицированными остаются тысячи деревень и поселков. В этом обвинять американцев точно нельзя. Как нельзя обвинять «мировую закулису» в том, что огромные российские территории обезлюдели, а наша гордость – космонавтика – давно сошла с орбиты.

- Идея о ресурсном проклятии российской экономики, действительно, не новая. Об этом говорили все 2000-е годы. Однако сегодня эта проблема обострилась в связи с тем, что экономика не может больше развиваться за счет использования природных ископаемых – экспорт больше не растет в физических объемах, а цены на энергоносители стоят на одном уровне. Вместе с тем, в рамках сегодняшней экономической модели России любой рост экономики возможен лишь за счет роста нефтяных цен. Хуже всего, что руководство страны от этой ресурсной модели уходить не хочет, хотя постоянно декларирует необходимость некоей модернизации, - отмечаетисполнительный директор Института «Центр развития» ГУ-ВШЭ Наталья Акиндинова.

«СП»: - А как некоторым странам, например, Норвегии, удалось избежать ресурсного проклятия?

- Объективно наличие большого количества полезных ископаемых, их превалирование в экспорте провоцирует голландскую болезнь, с которой экономика Нидерландов столкнулась в 1960-е годы. Она имеет последствия в виде утраты конкурентоспособности обрабатывающими отраслями и опережающего роста сферы услуг, включая финансовые услуги и торговлю.

Второй блок последствий связан с появлением рентоориентированного поведения у руководства страны, когда доминирующим методом управления становится распределение ресурсов, а не создание предприятий или отраслей, выпускающих современные товары. Таким образом, иправительство, и предприниматели переходят к финансированию процесса, а не результата. Кроме того, для этого типа управления характерен короткий горизонт планирования, и отсутствие стратегического видения. Если государство, в какой-то мере, еще сохраняет признаки глобального прожектерства, то бизнес полностью утопает в рамках краткосрочных проектов.

Насколько эта болезнь разовьется, зависит от иммунитета страны, который обеспечивается ее институциональной средой. Ресурсное проклятие стало бичом государств со слабой системой гарантирования верховенства права, неокрепшей судебной системой. В Норвегии на момент нефтяного бума эти институты уже сложились и хорошо работали. Там смогли направить природную ренту на создание фонда будущих поколений. И мы знаем, что и у нас были такие попытки в виде организации Фонда национального благосостояния, но их нельзя назвать состоявшимися, потому что решено эти деньги все-таки направить на проекты, которые нельзя назвать инвестиционными ни по качеству планирования, ни по направлению инвестирования.

«СП»: - Но речь шла о том, что деньги Фонда национального благосостояния будут направлены на строительство высокоскоростной железной дороги Москва-Казань, то есть ну ту самую современную инфраструктуру.

- Озвученные в последние месяцы планы инфраструктурных проектов созданы исключительно в рамках ресурсного мышления. Нам предлагают два-три крупнейших проекта на всю страну. Но это делается без оценки реальных затрат по проектам – это раз. По этим проектам нет никакого расчета экономических эффектов в связи с их запуском – это два. Таким образом, речь идет о финансировании некого процесса строительства, а не нужного экономике результата в виде таких-то объектов.

Кроме того, это во времена индустриализации при Сталине можно было запустить два кита индустрии в плавание – «ДнепроГЭС» и Магнитку – и лицо всей национальной экономики после этого менялось. Сегодня такой подход не дает системных подвижек. А что нужно в инфраструктуре, чтобы существенно изменить условия для работы экономических агентов? Внутри региональная инфраструктура, в виде тех же дорожных сетей, это капиллярные дороги – внутри районов, между соседними районами – вот это может резко повысить экономическую активность большого числа малого и среднего размера предприятий. А именно планов по организации и финансированию подобных проектов и нет!

А ведь стране не нужно создавать новый «Газпром». Суперкрупные проекты государства сегодня имеют одну логику: у нас есть столько-то денег, столько ресурсов, их надо куда-то направить – давайте потратим на это. А что это даст? Вот сколько говорят о высокоскоростных железнодорожных магистралях, минимум 5 лет «вот-вот запустим!», сколько эти проекты лоббировали, везде представляли! И вот, деньги казна готова выделить – и что? Оказывается, никто до сих пор даже не подсчитал из лоббистов, а сколько денег вообще надо, и как скоро эти вложения окупятся.

 

Гниющее изобилие

 
05.09.2013

Ах, как смеялись, как издевались «демократы» над Лениным, утверждавшим, что капитализм загнивает! Эх, нам бы так загнивать! Посмотрите, как живут люди в загнивающем капитализме! В магазинах изобилие, огромный выбор, покупай что душе угодно. И – никаких очередей, никаких дефицитов!

И не понимали, глупенькие, что Ленин был гениальным мыслителем, а потому и гениальным провидцем. Он, по словам великого поэта, видел то, что временем закрыто. Видел он и ту поганую, гнилую яму, в которую нынче погружается наша страна. Да, изобилие налицо. По крайней мере, в Москве, где я и живу. Но именно в Москве особенно наглядно и проявляются признаки гниющего капитализма. Ну, вот, дождались, теперь и мы загниваем не хуже Запада, даже лучше: в ускоренном темпе, с музыкой. 

Вот маленькая картинка. Идем как-то с приятельницей по Измайловскому торговому комплексу. Первый этаж – продукты. На втором этаже промтовары: одежда, бельё, обувь. Всего полным-полно, на любой вкус и на любой размер, глаза разбегаются от изобилия. Ну, что, спрашивает приятельница, разве тебя не радует это изобилие? Или ты забыла, как в советское время бегала по магазинам, чтобы купить нужную тебе вещь? А тут - огромный выбор, на любой вкус. Что хошь, то и покупай. 

Нет, говорю, не только не радует, а приводит в ужас. Конечно, если думать только о своих сиюминутных потребностях, то вроде бы и неплохо: покупай что хошь, были бы деньги. Ну, а если на минутку оторваться от своего корыта и чуть-чуть напрячь свои мозги, то становится страшно. Не за себя лично, а за страну. Впрочем, за страну – это тоже ведь за себя. Разве положение дел в стране не отражается на жизни каждого конкретного человека? Я родилась в этой стране, живу в ней и буду жить в ней до самой смерти. Поэтому мне не может быть безразлична судьба этой, нет, моей страны. 

А судьба страны видится мне печальной, да что там, просто гибельной. И то изобилие, которое тебя так радует, на самом деле означает начало конца. Наши либерал-реформаторы творили контрреволюцию под девизом «возвращения в лоно мировой цивилизации». А мировая цивилизация живет, в основном, в режиме капитализма. Причем, в последней стадии капитализма, в загнивающей его стадии. Вот в это гниющее болото либерал-реформаторы и втащили нашу великую страну. Да, Запад загнивает пока не спеша, вполне по законам марксизма. Причем, Запад цепляется за любую возможность продлить свою агонию. 

И уж каким подарком стала для Запада российская контрреволюция! Именно гибель СССР продлила Западу срок загнивания. Теперь можно не суетиться. Ну, подумаешь, какие-то там рабочие бастуют, чего-то требуют, заткнем им глотку: нате вам кусочек пирога и не рыпайтесь. Вон, смотрите, к чему привел социализм советских людей, вы тоже так хотите? Не хотите, так и помалкивайте насчет всяких там социальных программ, скажите еще спасибо, что пока хоть с голоду не подыхаете. Ну, а мы, хозяева жизни, будем и дальше богатеть и обжираться. Да уж, Западу пока можно не нервничать, не спешить: российских ресурсов, разбазариваемых российской властью, западным богачам хватит не на одно поколение. Так что Запад будет загнивать медленно, со вкусом. Зато вот мы, прицепившись к последнему вагону исторического развития, загниваем быстро и эффектно. Ведь последний вагон – это помойка, мусорная яма, куда Запад сбрасывает свои проблемы. 

Итак, мы с приятельницей идем по торговому комплексу и продолжаем дискуссию. Посмотри, говорю я, какое великолепие! Помнишь, как для этого комплекса возводили второй этаж? Сколько рабочих, техники, стройматериалов, - это ж какие деньги! Построили. Сотни секций, прекрасное освещение, качественные полы, стены и – непрерывно движущиеся вверх эскалаторы. Да на одно содержание такого великолепия сколько надо денег! Далее. Более сотни секций, и в каждой продавец. Да еще тьма охранников, уборщицы, и все эти люди получают зарплату. 

Постой-постой, перебила меня приятельница. Всё, что ты перечислила, это же прекрасно! И огромный выбор для нас с тобой, и чистота, и даже эскалаторы, чтоб наши ножки не напрягались, поднимаясь по крутой лестнице. Чего же тебе не хватает? 

Чего не хватает, спрашиваешь? А не хватает самой малости – покупателей.

Посмотри: на сотню продавцов три-четыре покупателя. Да и те, вроде нас с тобой, купят какие-нибудь штаны за 150 рублей или тапки рублей за 100. А ведь кругом дорогие шубы, шикарные и модные платья, блузки, туфли и прочие красивые и дорогие вещи. Но их никто не покупает! Я как-то из любопытства походила по этому торговому залу полчаса, так ни одной вещи продано не было. Вот теперь и подумай: откуда же возьмется прибыль у частного хозяина сего заведения? Он что, альтруист какой-нибудь, торгующий ради любви к этому увлекательному занятию? Кстати, вот и он, хозяин. Идет по залу, гордо выпятив живот, и с таким довольным лицом, что ясно: всё у него в порядке, жизнь удалась, дела идут хорошо. 

Да ведь так оно и есть: дела у него и в самом деле идут хорошо. Только вот вопрос: какие дела? Ясно же, что с такой «прибыли» не разбогатеешь. Значит что? А то, что главные дела идут за кулисами. Знаешь, где мы с тобой находимся сейчас? В бандитском логове! И это вовсе не магазин, это - прачечная по отмыванию криминальных денег. Наворованных, награбленных, нажитых на торговле наркотиками. Спрашиваешь, как это делается? О, тут разные есть способы. Например, такой. Собираются в конце рабочего дня в потайной комнате несколько особо доверенных и особо оплачиваемых продавцов и пробивают в своих кассах чеков на любую сумму. Скажем, наторговала она за весь день на пару тысяч, а чеков пробивает на пару миллионов. А по всему магазину и получается – выручка за день перевалила за 50 миллионов. Хозяин берет из своего кармана 50 миллионов криминальных денег, кладет их в банк и – всё! Денежки теперь чистые, легальные, заработанные честным трудом на торговом фронте. Поняла? 

Есть и другие предназначения свободных от покупателей магазинов. За красивыми витринами нередко скрывается казино или бордель, которые и приносят хозяину магазина бешеные деньги. Например, в районе, где я живу, есть магазин «Мир света». О, на витринах шикарные люстры, в магазине полный выбор дорогущих светильников. Не хватает только одного: покупателей. Сколько бы раз и ни проходила мимо, в магазине пусто. Район наш бедноватый, зайдет в магазин кто-то, купит лампочку и - всё. Спрашиваю у охранника: какая же у магазина выручка? Жмется, что-то бормочет. Я недоумевала: мол, зачем нужен этот магазин? Недоумение разрешилось скоро. Однажды я вышла перед сном прогуляться и вижу: магазин уже три часа как закрыт, но вот задняя дверь открылась, и оттуда вышла развеселая компания: подвипившие джентльмены и леди - явно не жены джентльменов. А возле магазина припаркованы дорогущие иномарки. Ну, вот, всё встало на свои места. Магазин с шикарными витринами – это для прикрытия. А во второй половине здания самый банальный бордель. 

Вот теперь и подумай: может ли долго продолжаться эта мистификация, эта квазиторговля? Ведь рано или поздно всем этим жуликам – владельцам объектов по отмыванию криминальных денег, придет конец. Уж там власти их арестуют, или сами они разорятся, или какой-то конкурент пристрелит. А куда, спросишь ты, денутся вещи, которые ведь не мифические, а настоящие? А туда же, куда делись все шмотки с закрытого Черкизона: разворуют, растащат. 

Ах, да-да-да, я же назвала статью «Гниющее изобилие», но ведь вещи не гниют, а лежат себе на полках и витринах. И никакого гнилостного запаха не издают. Между прочим, когда классики говорили о загнивании капитализма, они тоже ведь говорили не о банальной вони. Они имели в виду загнивание в смысле регресса, в смысле того, что капитализм, в конце концов, исчерпал свои возможности для развития и медленно умирает. Вот это и есть гниение.

Ладно уж, это всё теория. А теперь поговорим и о практике, то бишь, о гниении в самом прямом смысле этого слова, в смысле той самой вони, которая ощущается нашим носом. 

А пройдемся-ка мы по московским продуктовым магазинам. 

Что и говорить: и здесь изобилие впечатляющее. Подходим к ящикам с фруктами и овощами. Тут стоят покупатели и придирчиво рассматривают каждый фрукт или овощ со всех сторон. Если есть пятнышко, - отбрасываем, а в пакетик кладем лишь самое отборное. А куда деваются те экземпляры, которые с пятнышком? В советское время, при никудышней-то плановой экономике, было понятие «нестандарт». Вот такие фрукты и овощи с пятнышками объявлялись нестандартом и продавались по заниженным ценам. Ну а если и нестандарт не раскупался, отвозили на какую-нибудь свиноферму. В последние годы даже в домах были поставлены вёдра для сбора пищевых отходов. И это добро тоже не пропадало, а отправлялось на свинофермы. 

Вот, говорят, в советское время не было хозяина: мол, всё вокруг моё – это только в песнях. А в жизни-то всё было ничьё. Хозяин-то был какой-то абстрактный, то есть, государство. Вот у нас на Форуме один из комментаторов, клеймя советскую плановую экономику, припомнил случай, как в Краснодарском крае тракторами запахали в землю несколько гектаров урожая спелых помидоров. Да, такой случай был. Но это был именно случай. Я отлично помню, как об этом случае писали газеты, возмущаясь эдаким головотяпством. Кстати, в результате расследования того головотяпства многие начальники лишились партбилетов и, соответственно, должностей. 

А теперь посмотрим, что проделывает с теми же помидорами нынешняя, современная и жутко прогрессивная, рыночная экономика. Вот теперь и пройдемся не по торговым залам магазинов, а по задворкам всех этих супер-пупер-маркетов. Вот туда без противогаза лучше не заходить. Из контейнеров для пищевых отходов несет такой вонью, что поневоле вспоминается наш славный борец с микробами. Ау, Онищенко, где вы? Посмотрите: тут же микробов триллионы, хоть лопатой их выгребай.

 

Ну что в самом деле за фантазия предлагать главсанитарному врачу такую черную работу! Он что, какой-нибудь задрипанный гастарбайтер, чтобы лопатой грести? Что вы, Онищенко не таков. Смокинг, кружевная манишка, галстук-бабочка, белые перчатки, - вот что такое Онищенко. Он с микроскопом в руках будет неделями охотиться за одним-единственным микробом, который, конечно же, прячется от него в украинских конфетах. А как же: Путин с Януковичем что-то там не поделили, так главному санитару приказано наказать несговорчивого украинца. Вот Онищенко дни и ночи напролет ищет в темной комнате кошку, которой там нет. Ищет в украинских конфетах, которые, кстати, очень вкусные, микроба. И ведь находит! Однако, всего через недельку микроб куда-то исчез. Что случилось? Поймал-таки микроба и казнил его? Нет, всё гораздо проще: Янукович сдался и что-то там подписал. И вообще: трудная работа у Онищенко. Вчера искал микробов в украинских конфетах, сегодня его перебросили на поимку микробов в белорусском молоке. Вот уже и белорусскую свинину объявил опасной для здоровья. А что завтра? Ведь это ужас что произойдет, если Путин вдруг разругается, например, с китайским руководством! У нас ведь большая часть промтоваров китайского производства. Попробуйте-ка отыскать микробов и всяких прочих вирусов в китайском ширпотребе, в китайской электронике, в китайской бытовой технике. Одно обнадеживает: Онищенко у нас опытный в деле поимки микробов, надет их где угодно.

 

Однако, вернемся к той неприглядной картине, что на задворках продуктовых универсамов. Если нет противогаза, то хотя бы заткнем нос и все же заглянем в эти самые задворки. Вот открывается дверь из магазинного склада продуктов, и рабочие один за другим выносят ящики с яблоками, мандаринами, помидорами, бананами. В каждом ящике обнаружено несколько подпорченных фруктов, остальные хорошие. Но перебирать некому да и не очень-то хочется, легче выбросить весь ящик. Всё это добро бросается в мусорный контейнер, затем сверху накладываются пустые ящики, и рабочие магазина ногами всё это добро утрамбовывают. Счастье для бомжей, если в результате такой операции некоторые фрукты и овощи не будут до конца уничтожены. Как только задняя дверь из магазина закрывается, к контейнеру подходят бомжи, отбрасывают ящики и выбирают из этой кучи что-то еще годное для пищи. А еще рядом стоит контейнер, куда сбрасываются пакеты с просроченным мясом, мясным фаршем, колбасой, молоком, кефиром. Многие пакеты разорваны, всё воняет так, что от одного запаха может вытошнить.

 

Всё это «добро» гниет до вечера, а вечером подходит фургон для перевозки отходов, вываливает всё вонючее содержимое в свою фуру, а то, что осталось на дне и на стенках контейнера, продолжает гнить и дальше. И никто эти контейнеры не дезинфицирует, не моет. Вот оттуда и разит гнилостным ароматом.

 

Мне скажут: ну, зачем копаться на этом дне жизни, неужели нет объектов для внимания более эстетичных? А я вам вот что на это отвечу. Максим Горький тоже любил изучать дно жизни, ибо именно на дне проблемы всего общества наиболее выпуклы. Если еще не забыли, то пьеса Горького «На дне» вот уже более столетия не сходит с театральных сцен, ибо это – классика. Вот так! Я, само собой, не претендую на горьковские лавры, к тому же я пишу не художественное произведение. И я уверена, что из этой теневой стороны жизни можно куда лучше понять преступную сущность нынешнего российского режима, нежели из всяких статистических выкладок, дескать, ВВП опять снизился, девальвация растет и т.д. И всё это с цифрами, с процентами, с таблицами всякими. Читать скучно и неинтересно, а такие вот жизненные картинки куда убедительнее всех статистических выкладок показывают «капитализма естество и плоть». Что уж там вспоминать про тот случай с запаханными помидорами? Да, это было головотяпство, журналисты возмущались: мол, сколько же труда вложено в выращивание овощей, и всё насмарку. А нынче-то человеческий труд и вообще ни во что не ставится, ибо уничтожаются ежедневно и ежечасно плоды труда сотен тысяч людей.

 

Кстати, и продуктовые магазины тоже нередко служат для отмывания криминальных денег. Как же так: ведь желание покушать еще ни у кого не пропало, сегодня купили, съели, завтра снова идем в магазин. Да, конечно, но покупательная активность людей зависит ведь не только от обилия предложенных продуктов, но и от кошельков самих покупателей. Да и просто от вместительности желудка: ну, не может человек целый день есть-есть-есть. Надо же и еще чем-то заняться, ну, хотя бы на работу ходить, чтобы было на что покупать.

 

Ну, так вот. В нашем районе стоит девятиэтажный дом. На первом этаже два продуктовых магазина. Покупателей в них маловато: по большей части жители дома ходят за продуктами в ближайшую «Пятерочку». Так нет, открыли третий продуктовый магазин, в этом же доме, с этой же стороны. Так в этом новом магазине и вообще покупателей не наблюдается, хотя на прилавках всё тот же набор овощей, фруктов, мясных и молочных продуктов. Спрашиваю у скучающего продавца: а куда деваются нераскупленные, просроченные, гнилые продукты? Молчит, смущенно пожимая плечами.

 

А теперь – внимание! Вы будете смеяться, но в этом же доме, с этой же стороны открыли еще один продуктовый – четвертый! - магазин. Да какой: огромный торговый зал, продуктов – завались. Огромная растяжка с подсветами «Мы открылись!». Надо ли добавлять, что покупателей и здесь нет как нет? Захожу. Четыре кассовых аппарата. Три пустуют, за четвертым сидит кассирша и старательно полирует свои ногти. Три охранника. Один сидит на стуле и дремлет, два других треплются по мобильникам. Подхожу и спрашиваю: мол, ребята, а зачем открыли этот магазин, в котором никто ничего не покупает? Ну, эти не стали смущенно пожимать плечами, а культурненько так объяснили: «Пошла вон, бабка!». И ведь все три охранника – здоровенные молодые мужики, им бы дороги мостить да на стройках вкалывать. Нет, будут целый день стоять как истуканы и ничего не делать. Но, видно, за это ничегонеделанье им неплохо платят. А вкалывают пусть гастарбайтеры.

 

Напоследок я им сказала: стыдно, ребята, таким здоровенным детинам так «работать». Впрочем, вы-то отлично знаете, чем на самом деле является ваш так называемый магазин. И вы отлично понимаете, что являетесь соучастниками бандитского, воровского логова. Но тут они уже всерьез разозлились, и пошли на меня с кулаками, так что я быстренько ретировалась и – бежать.

 

Можно заглянуть и в колбасные отделы даже самых посещаемых универсамов. Я с ужасом смотрю на молодых покупателей, которые что-то покупают в этих отделах. Они, молодые, не жили в советской Москве, когда у покупателей не было необходимости смотреть на дату выпуска продуктов, принюхиваться и приглядываться: всё было свежайшее. Утром привезли, к вечеру раскуплено. Наутро снова привозили свежее. А нынче смотрю вот: на колбасном прилавке лежит оковалок докторской колбасы. Тот же самый, что лежал на этом же месте и неделю назад.

 

А в соседнем подъезде живет как раз продавщица их этого самого колбасного отдела. Разговорились. Спрашиваю: а куда же денете этот, лежащий вот уже больше недели, колбасный оковалок? Ну, она и рассказала. А мы, говорит, обветренный краешек аккуратненько срежем ножичком, затем побрызгаем ароматизатором и – колбаса как новенькая. Ну, ладно, говорю я, а через месяц, когда уже никакие ароматизаторы не спасут, выбросите на помойку? Нет, что ты, зачем добру пропадать! Мы его отправляем обратно на мясокомбинат. Там всё это смешают со свежим фаршем, снова прокрутят через мясорубку и сделают опять колбасу, которую к нам же и привезут.

 

После таких откровений я зареклась что-либо покупать в колбасных отделах. И хотя аромат вроде бы настоящей колбасы и притягивает к прилавку, я-то теперь знаю, что это аромат химический. А прежде-то я колбаску любила. Зайдешь, бывало, в магазин, купишь грамм триста докторской или любительской и – пару дней об ужине думать не надо. Слышу, слышу, как мне уже напоминают о «колбасных» электричках. Да, было такое дело. Я бывала у своих друзей в Курске и Белгороде, из которых как раз в Москву и ходили «колбасные» электрички. Хотя, конечно, ни о каком недоедании в этих городах и речи не было. В магазинах всегда были свежие молоко, кефир, творог, сметана, яички, сыр. Ну, а насчет колбасы – да были проблемы.

 

Но это был не порок плановой экономики, как уверяли нас демократы. Это было головотяпство плановиков. А на них давили политики: мол, Москва является лицом страны, и в ней всегда всё должно быть. И везли из того же Курска в Москву колбасу, чтобы потом куряне вывозили эту же колбасу из Москвы в Курск. Люди посмеивались, но, ничего, приспособились. Таков уж наш человек: всегда найдет выход из любой ситуации.

 

Кстати, пару слов о плановой экономике. Во всех недочетах советской торговли была виновата вовсе не плановая экономика, а как раз наоборот: несовершенство этой самой плановой системы. Да ведь это и понятно: социализм строился впервые, никакого опыта в мире не было, никаких схем и чертежей никто не приготовил. К тому же, тогда еще не было компьютеров. И не только у нас, но и во всем мире. Но в капиталистических странах рынок царствовал давно, и там худо-бедно люди к рыночной экономике как-то приспособились. А у нас была экономика социалистическая, плановая. И если бы нашу, хоть и несовершенную, экономику не взорвали, то компьютеризация стала бы мощным фактором совершенствования именно социалистической, плановой экономики. Ведь техника развивалась, так что со временем появились бы и компьютеры и компьютерщики. Вот над этим и надо было работать ученым, экономистам, плановикам. Ведь откуда брался дефицит? Вовсе не от нехватки тех или иных продуктов: всё производилось в достаточных количествах. А от трудности точно рассчитать баланс между спросом и предложением. Именно компьютеризация и помогла бы справиться с этой проблемой.

 

Но эти, вполне естественно возникающие, болевые точки советской экономики решили лечить по принципу: если у вас болит голова, надо эту голову отрубить. Ну, отрубили. Советскую плановую, только-только становящуюся на ноги, экономику похерили, и всё отдали на откуп рынку: мол, вот ужо всемогущий рынок всё расставит по своим местам. Он и расставил. Одним богатство, другим, а их большинство, - беспросветную нужду. И не надо при этом кивать на якобы процветающую Москву. Столица, как и прежде, является лицом страны. Здесь и возможностей для заработка больше, и от обилия товаров полки магазинов ломятся, и даже пенсии намного больше, чем во всей остальной России. А чуть отъехать от столицы, там все прелести рыночной экономики налицо: заводы и фабрики закрыты, людям негде работать, коммунальные платежи перевешивают доходы всей семьи. Приходится куда-то ездить на заработки, а об остальном, в том числе и о каком-то отдыхе или культурном досуге, и думать забыли.

 

Я вот сказала, что мы загниваем с музыкой. И это ведь отнюдь не метафора. Шумные праздники, на которых никто толком не знает, что именно празднуется. А включите телевизор, так там сплошное веселье, сплошная музыка. Все поют, пляшут, шутят, хохочут. Если бы наше телевидение увидели какие-нибудь инопланетяне, то подумали бы: вот какая счастливая планета! Я сейчас не стану напоминать о том, что у нас пением называется козлиное блеяние, что у нас музыкой называется черт-те какое бренчание и оглушительный барабанный стук. Культурным людям это и так понятно, ну, а обывателям нравится: ведь эти вопли и завывания все же не дают мозгам работать. А, значит, и ограждают людей от тяжелых мыслей.

 

Вот так мы и живем. Возим в импортных колясках прекрасных малышей, одетых в импортные шмотки и даже сосущих импортные соски. Покупаем своим детишкам импортные игрушки, самокаты, велосипеды, курим импортные сигареты, грызем импортные орешки, носим импортные платья, шорты и туфли на высоких шпильках, треплемся по импортным мобильникам…Правда, целуемся пока по-настоящему, и все прочие интимные отношения тоже пока натуральные, так что и детишек пока рожаем сами, а не привозим из-за рубежа. Но это, пожалуй, и всё, что у нас осталось своего, отечественного. Остальное – сплошь привозное. А теперь представим себе, что в мире, который живет ох как неспокойно, начались серьезные смуты, революции и войны? А ведь к этому всё и идет. И что тогда? А то, что нам нечего будет есть, не во что будет одеваться-обуваться. Или кто-то надеется, что так называемый «цивилизованный» Запад будет нас кормить, как кормит нынче Испанию и Грецию? Не надейтесь. Взгляните на карту: что такое малюсенькая Греция и большущая Россия. Да и не для того Запад активно участвовал в разрушении СССР, чтобы теперь кормить разоренную и обнищавшую Россию. Всё. Финита. Допрыгались. Уничтожили великую страну, и ради чего? Чтобы наиболее глупые, тупые и алчные особи набивали свои карманы деньгами? Что и говорить, сменили якобы утопичную коммунистическую идеологию на полное отсутствие всякой идеологии. Если, конечно, не считать то самое набивание карманов тоже «идеологией».

 

Короче, все мы, даже внешне благополучные москвичи, живем на краю пропасти. Летом 1917 года Ленин написал статью «Грозящая катастрофа и как с ней бороться». Тогда Россия тоже стояла на краю пропасти, и только большевики во главе с Лениным сумели оттащить гибнущую страну от края пропасти, дать стране новое дыхание, дать импульс для развития. Кто же нынче спасет гибнущую страну? Пока таких сил не видно. А если они и есть где-то в подполье, то скажу им: надо спешить, иначе скоро будет поздно.

 

И, заметьте, я сейчас не затрагиваю моральной стороны рукотворного уничтожения продуктов, да и всех несъедобных вещей тоже. Хотя и здесь есть о чем поговорить: ведь это же, в конце концов, подлость – уничтожать плоды труда миллионов людей, уничтожать тонны продуктов, когда на Земле многие люди не только недоедают, но и мрут от голода.

 

Но, сами понимаете, обращаться к богатым упырям с моральными призывами – это пустое. Я же сегодня говорю лишь об экономической стороне капиталистического гниения. Ведь сожрут, сожрут эти упыри нашу, пока единственную, Планету! Нефть безжалостно сжигают, а ведь это невозобновляемый ресурс. Нефть- это ценнейшее сырьё для химической промышленности, и если бы ее расходовали бережно, то хватило бы на многие годы, пока ученые не изобретут альтернативный способ добывания энергии. Плодородные почвы уничтожаются под строительство всяких коттеджей, дворцов и разных увеселительных заведений. Так что скоро негде будет выращивать овощи-фрукты и пасти коров.

 

Короче, капитализм в своём загнивании интенсивно уничтожает условия жизни на Земле. И наши российские богачи идут в первых рядах погубителей не только своей страны, но и всего живого на Земле. Они думают, что, уничтожая тоннами продукты в своей стране, они на «заработанные» преступным путем денежки смогут потом всласть пить-есть в дорогих западных ресторанах. Но ведь и там скоро есть будет нечего, и там - капитализм, черт его подери. И там загнивают. Только более культурно, не похваляясь своим загниванием, не выпячивая свои преступно приобретенные богатства. Но суть-то та же самая: гниение, приближение общепланетной катастрофы.

 

Вот почему я настаиваю на своем призыве: надо спешить скинуть капитализм. Не выбирать на так называемых выборах одного из нескольких погубителей Планеты, а смести весь капитализм с лица Земли.

 

Наталья Морозова

forum-msk.orgsvpressa.ru/

Комментарии

Но положа руку на сердце ответьте себе сами, а откуда взялись все эти воры во власти и есть там хоть один беспартийный. Все они из номенклатуры КПСС. Это же не враг пришел из-за границы, а все выкормыши привилегий, как были, так и остались.
Другое обидно, в Новочеркасске два года народ поставил мэра из КПРФ в протестном голосовании. И оказалось, что дали порулить человеку, а он только идею народного служения погубил, окружив себя не лучшими людьми или специалистами по конкурсу, а такими же проходимцами. И ведь старшие товарищи по партии вместо того, чтобы на его примере, профессора и интеллигента, показать преимущества ответственного управления, укомплектовали его команду нужными и хорошими партийцами от парткомов. Теперь никто за них голосовать не будет.

Что-ж прячете факты. Жизнь похоже ничему не научила. И после этого хотите чтобы кто-то голосовал за фарисеев?

Страницы

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.