Судебная система РФ бросает вызов обществу. При этом российский судья — самый зависимый на свете человек. Судьи, выносящие заведомо неправосудные решения, плюют не только на адвокатов - они плюют на закон, они плюют в лицо всем нам

Судебная система РФ бросает вызов обществу

 

Cмoтpите: Фарберу дали 7 лет за якобы взятку в 432 тыс. руб. - а ущерб в 1 миллиард долларов суд у нас оценивает в 2,5 года колонии общего режима. Вы понимаете? За $1 млрд, утаенный от бюджета, ответил гендиректор компании - и получил всего 2,5 года колонии! А вот ещё недавно экс-депутат Мособлдумы вообще получил 6 лет условно за хищения на 15 млрд рублей. Это - самые свежие примеры, и прямо на их фоне Фарберу дали 7 лет строгача и 3 миллиона рублей штрафа!

Судебная система РФ бросает вызов обществу



И это мы ещё абстрагируемся от того "малозначительного" обстоятельства что Фарбер, насколько можно судить, вообще неви-нoвен, а дело против него шито белыми нитками.

А что там, кстати, с Сердюковым и Васильевой? Что там с игopным делом подмосковных прокуроров, где прокурор Игнатенко?!

Всё это как может быть?

Как это можно назвать - если не дерзким вызовом всему российскому обществу?

Я уже как-то писал, и повторяю: отличительной чертой российского судопроизводства является возможность говорить всё, что угодно в ходе судебного заседания и предъявлять какие угодно доказательства. Но на решение суда это никак не влияет, словно ничего и не было заявлено или предъявлено.

Более того, суд нагло напишет в решении вывод, прямо противоречащий фактическим обстоятельствам дела. И суд каждой последующей инстa-нции прилежно перепишет решение предыдущей - независимо от любых доказательств и аргументов, и независимо от того, насколько всем очевидна заведомая неправосудность решения. Пусть даже все всё видели в прямом эфире.

Даже если вы найдёте самых лучших в мире адвокатов, заплатите им миллион долларов, и они проведут лучший судебный процесс в мире – это ничего не изменит. Но судьи, выносящие заведомо неправосудные решения, плюют не только на адвокатов - они плюют на закон, они плюют в лицо всем нам.

Мы имеем дело с продуманной системой. Эта система самовоспроизводится уже много лет и пожирает более четырёх миллиардов долларов в год. При этом не только не имея никакого авторитета в обществе – а балансируя между всеобщим презрением и брезгливостью, граничащей с ненавистью. Какая уж тут, к чёрту, "ваша честь"...

Выход я вижу только один - сделать так, например, как это, согласно широко распространенной легенде (которая слишком хороша, чтобы не быть правдой), сделал президент Франции Шарль де Голль: в течение одной ночи уволил всех судей Франции, назначив на их места выпускников юридических факультетов.

ВУЗы России ежегодно выпускают 800 тыс. юристов – так что желающих занять освободившиеся тридцать тысяч судейских мест на зарплату более чем 100 тысяч рублей в месяц будет более, чем достаточно.

И, кстати, это даже нельзя будет назвать "зачисткой" судебной системы - ибо судебной системы у нас в стране, по большому счёту, просто нет. Фактически речь может идти о создании судебной системы в России. С нуля. С полного нуля.

И нарочито издевательские, демонстративно вызывающие приговоры, подобные тому, как мы видим в деле Фарбера, приближают момент, когда это случится.

ЖЖ naganoff

 

Российский судья — самый зависимый на свете человек

«Российский судья — самый зависимый на свете человек». Заместителем председателя Волгоградского областного суда Сергей Злобин работал 15 лет. Конец карьере пришел, когда судья попытался отстоять свою независимость — сразу последовала отставка. О неписаных правилах, по которым живут судьи, о том, как выглядит судебная система изнутри — расспрашивал The New Times

 

Как вы стали судьей?

Я работал в налоговой инспекции юристом. Председатель одного из районных судов Волгограда предложила мне стать судьей. Чтобы хоть немного понять уголовное судопроизводство, пошел в адвокаты, отработал девять месяцев, потом сдал экзамены на должность судьи. Когда пришел президентский указ о моем назначении, меня, можно сказать, охватил страх: быть судьей, судить людей, потом в мыслях и в душе тащить весь этот негатив домой… А еще ответственность — тоже страшно. Но я начал работать.

Неплохая карьера за 15 лет — председатель районного суда, зампредседателя областного. Сколько вы вынесли оправдательных приговоров? Оправдательный приговор у меня в практике был только один — по делу об уклонении от уплаты налогов. Выносить оправдательные приговоры для судьи бессмысленно: во-первых, тебя сразу начинают подозревать в коррупции, во-вторых, они почти наверняка не устоят в вышестоящей инстанции, в-третьих, по итогам года отмененные оправдательные вердикты будут расценены как брак в работе.

Последние годы, когда я работал в областном суде, дела почти не рассматривал. В основном занимался административной работой. Глава областного суда Сергей Потапенко меня туда и пригласил как «рабочую лошадку» — разгребать завалы. В судах Волгоградской области было более двух тысяч нерассмотренных дел. Люди ждали приговоров по несколько лет, потерпевшие ждали, когда их в двадцатый раз вызовут в суд. Мы с коллегами два года ездили по районным судам. Справились. Осталось всего девять нерассмотренных и не сданных в архив дел.

Заказные дела

Сталкивались ли вы с давлением по поводу того или иного уголовного дела?

Вот звонит мне прокурор или следователь из Следственного комитета и говорит: «Можно я к тебе подойду поговорить?» И не скажешь: «Нет, не приходи». Он приходит и начинает: «Знаешь, такая история… Есть информация, что тебе занесли мешок с деньгами, чтобы ты правильно решил».

Что это значит?

Положим, человека посадили по заказу прокуратуры или Следственного комитета. А вдруг судья возьмет и этого человека из-под стражи отпустит? Вот тогда судью и меня, как его начальника, предупреждают: на вас, мол, падет тень — дескать, отпустили за взятку.

И таким образом от вас требуют, чтобы вы судьям давали указания по конкретным делам?

В Камышинском районном суде рассматривалось дело о незаконной охоте. Обвиняемые — начальник налоговой службы Волгоградской области и еще двое чиновников. Якобы они убили косуль, когда охота на них еще не была открыта. Председатель областного суда Сергей Потапенко вызывает меня и говорит: ему звонил начальник местного ФСБ и очень интересовался этим делом. Мы пригласили к нему в кабинет судью, который должен был рассматривать это дело в Камышинском суде. Потапенко ему говорит: «Нет доказательств, выноси оправдательный приговор, есть доказательства, выноси обвинительный!»

И как это нужно понимать?

Когда мы вышли из кабинета, судья то же самое спросил: «Не понимаю: что он от меня хочет? Не можете подсказать?» Отвечаю: «Я разбираю этот эзопов язык не лучше, чем ты. Но давай подумаем: звонил начальник УФСБ. А он вряд ли заинтересован в оправдательном приговоре. Наверное, налоговик кому-то мешает».

Чем кончилось?

Там было серьезное нарушение процессуального права. Следственные действия — протокол осмотра места происшествия, изъятие убитых косуль — проводились до возбуждения уголовного дела. Это означает, что даже если преступление имело место, доказательства являются недопустимыми. Я сказал об этом председателю облсуда. И когда по делу был вынесен обвинительный приговор, а подсудимые обжаловали его у нас, в облсуде, Потапенко даже заменил меня в кассационной «тройке». Наверное, боялся, что кассационная инстанция с моим участием этот приговор отменит. И приговор остался в силе.

Вообще судьям, как правило, не дают конкретные указания, как решать то или другое дело. Опытный судья сам знает, какое решение принять, ему не надо подсказывать.

Такое впечатление, что судьи говорят на специальном языке?

Да, это такой «птичий» язык… Судьи никому не верят, даже друг другу. Даже если мы дружим… а вдруг у меня в кармане диктофон и я записываю разговор? Все друг друга подозревают?

Да, боятся, что один другого подсидит. Кроме того, профессия накладывает отпечаток, люди становятся черствыми, безразличными, циничными. Очень сложно человеку, если его постоянно унижают, если он знает, что не имеет права высказывать свое мнение, даже если оно у него есть. Когда судья рассматривает заказное дело, он прекрасно понимает, какой у него выбор: выполнить волю начальника или снять мантию. Из-за этого многие судьи крепко выпивают.

Неугодный

Почему у вас испортились отношения с председателем областного суда?

Среди дел, которыми я занимался, были и не самые простые. И представители местных элит были недовольны, что я копался в них. Последней каплей стало дело против начальника одного из ОВД и главы районной администрации. Их обвиняли во взятке и вымогательстве. Я считал, что они виновны, а председатель говорил, что им надо дать «условно». Когда их приговорили к реальным срокам, Потапенко сказал, что «мои акции упали ниже городской канализации». Потом в Верховном суде приговор по этому делу устоял. Но Потапенко все равно заявил, что я не справляюсь с работой, утратил контроль над судьями, и перевел с заместителя председателя по уголовным делам в коллегию по административным делам.

Это понижение?

Скажем так: совсем не интересная для меня работа. Я ушел в отпуск. Потапенко звонил мне и говорил, чтобы я возвращался из отпуска, дескать, есть решение председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева о моем увольнении. Он даже приходил ко мне в больницу, где я лечился. Я посылал Лебедеву телеграммы: меня вынуждают уйти в отставку, ссылаясь на вас. Все было очень драматично.

Почему вы все-таки ушли?

Меня бы все равно лишили полномочий или сфабриковали уголовное дело. Были даже угрозы. А у меня дочь во втором классе. Так что я подумал: стоит ли ради работы подвергать опасности семью?

Не сдаваться

Выйдя в отставку, вы не успокоились, а стали выступать в СМИ, рассказывать о судебной системе. Зачем?

Я написал 86 обращений в правозащитные организации, президенту, премьеру, в Верховный суд. Просил обратить внимание на регион, говорил о том, что судебная власть развалена и деморализована. Говорил, что в регионе создана устойчивая коррупционная система, состоящая из представителей правоохранительных органов и судебной власти. Называл фамилии.

Каким был ответ на эти обращения?

Меня пригласили в администрацию президента России, встреча там должна состояться в ближайшие дни. А Совет судей области направил в Совет судей РФ и в Высшую квалификационную коллегию судей обращение: они хотят лишить меня статуса судьи за нарушение судейской этики.

Если вас лишат статуса судьи, вы будете пытаться восстановиться в Верховном суде?

Я бы хотел работать в суде и сделать его независимым. Ведь на бумаге, в УПК и ГПК**Уголовный и Гражданский процессуальные кодексы. все написано правильно. Нужно просто исполнять законы. Но главное — отменить телефонное право. Я, бывало, на совещаниях шутил: у нас самый независимый судья — это судья мирового суда, потому что рассматривает незначительные дела.

Судья зависит от всех: от сотрудника ФСБ, потому что, когда судью переназначают на должность, требуется справка из ФСБ. А если ты кому-то в этой структуре не угодил, у тебя в личном деле может оказаться справка-донесение какого-то агента «Б», например, что ты взял взятку. С другой стороны, на судью своим обвинительным уклоном давит прокуратура. С третьей, давит председатель суда — ему тоже судьи хотят угодить. Вот вам и судейская «независимость».

Сергей Злобин

_______________________________________________________

Федеральный судья в отставке. Родился 20 октября 1963 г. в Волгограде. В 1997–2007 гг. — судья Красноармейского районного суда г. Волгограда, в 2007–2009 гг. — председатель Красноармейского райсуда, в 2009 г. назначен заместителем председателя Волгоградского областного суда, председателем судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда. В 2011 г. постановлением Президиума Совета судей РФ награжден Почетной грамотой «за большой вклад в совершенствование правосудия в РФ, заслуги в защите прав и законных интересов граждан, добросовестный труд». 31 декабря 2011 г. отправлен в отставку по собственному желанию.

По страницам journalufa.comkprf.ru

Комментарии

"Принципиальным" не надо казаться, когда "можно" стало, им надо БЫТЬ! Быть всегда, даже если кому - то это не нравится. В противном случае, подобное легко можно было бы охарактеризовать просто "судейской проституцией": "сегодня мне не выгодно и я молчу, завтра мне уже выгодно и я всем правду матку раскрою".
А теперь любой здравомыслящий мужчина (Мужчина, а не пойми какая мужская особь без душка, чести и принципов) мог бы спросить этого бывшего судью: "Дорогой и глубокоуважаемый! А где ты был со своими принципами (в каком месте были эти "принципы"), когда на протяжении 15-ти лет (!) молчал "в тряпочку" и выносил заведомо неправосудные приговоры!? Скольких невиновных людей ты обрек на многолетние страдания и необходимость хождения годами от одного "мантиеносца" к другому "мундироносцу", заставляя этих невиновных ходить по инстанциям и доказывать что они "не верблюды"!?
И после этого, я должен вот таких вот "опоссумов" уважать или понимать или поддерживать!?
Да плевал я на этого гражданина бывшего судью! И, тем более, считать его Мужчиной не могу!
В моих глазах он больше походит на "..... в проруби"! Во всяком случае, говорят, еще мой покойный дед Абдул-Газиз Паша йпа так характеризовал подобных "личностей" (к сожалению, я деда не застал, родился после его смерти).

Страницы

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
7 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.