Мутные законы от единороссов. Детские тайны следствия. Родителям, присяжным и журналистам запретят отстаивать права несовершеннолетних потерпевших. Но почему единороссы равнодушны к насилию, захлестнувшему телеэфир?

Детские тайны следствия

Родителям, присяжным и журналистам запретят отстаивать права несовершеннолетних потерпевших

До конца этого месяца Государственная Дума рассмотрит законопроект о дополнительных мерах по защите детей, ставших жертвами преступников. Если он будет принят, суды присяжных лишатся возможности рассматривать дела о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних, в судах перестанут опрашивать детей (ограничатся допросом на предварительном следствии), родителей смогут отстранить от представления интересов отпрысков. СМИ утратят возможность сообщать о преступлениях против ребятишек (журналистам будет грозить до шести лет лишения свободы за распространение сведений о несовершеннолетних потерпевших). «Загремят» на нары и те, кто осмелится сообщить об этом в Сети.

Решение о срочном рассмотрении документа парламентарии приняли сегодня.

Глава комитета по безопасности Госдумы Ирина Яровая, узнав о шокирующей истории семьиКалсыновых из Калмыкии, где мать убила двух собственных детей после оправдания судом присяжных мужа, возмутилась тем, что депутаты с осени прошлого года не удосужились рассмотреть ее законопроект.

— Мы полагаем, что ситуация вокруг ситуации с Калсыновыми заставит депутатов и ответственных чиновников быстрее рассмотреть и одобрить эти поправки, — пояснил помощник главы комитета Олег Жданов.

В ноябре прошлого года Ирина Яровая сообщила, что проект получил одобрение Дмитрия Медведева во время партийной встречи.

- Сегодня есть статистика, которая свидетельствует о том, что суды присяжных принимают решения оправдательного характера в отношении преступников, совершающих насильственные преступления в отношении детей, - сказала тогда депутат. - Лица, причастные к подобного рода преступлениям, обладают особым психотипом и фактически разыгрывают целый драматический спектакль в суде — эмоциональный фон создает неверность правовой оценки… А присяжные не обладают специальными знаниями и не разбираются возрастной психологии.

Также она заявила, что необходимость запрета сообщений в СМИ о преступлениях против детей связана с тем, что «…иногда создаются невыносимые условия для дальнейшего проживания ребенка в конкретном населенном пункте».

Отнять у родителей возможность представлять интересы ребятишек нужно, по мнению г-жи Яровой оттого, что ей известны примеры когда «близкие родственники могут иметь прямую заинтересованность даже в наступлении смерти и передаче им прав потерпевшего, особенно ребенка».

Известный адвокат Игорь Трунов убежден, что в случае принятия закон не защитит, а, напротив, оставит абсолютно беззащитными огромное количество ребятишек: «Власть, вместо решения серьезнейших проблем, желает надежно скрыть их от общества. Например, множество фактов насилия над воспитанниками детдомов и избиения в школах.

Правители хотят заткнуть рты СМИ, чтобы те не сообщали о шокирующих историях, не раскрывали схемы, по которым чиновники разворовывают средства, предназначенные для воспитания, кормления и обучения детей. «Откатных» технологий изобретено превеликое количество. Посмотрите на большинство руководителей детских домов – холеные избыточного веса женщины с плутоватыми глазами.

Попытка завуалировать проблему ограбления обездоленных детей – чудовищна.

Сегодня ко мне пришли заплаканные сироты, выпускники одного из детских домов. Пожаловались на то, что не предоставляют положенное законом жилье, не дают субсидии.

Брошенные государством экс-детдомовцы объединяются в преступные группировки, поскольку не имеют возможности устроить свою жизнь самостоятельно. Дальнейшая их участь печальна: с распростертыми объятиями сирот принимают в свои ряды наркодельцы и личности, готовящие наемных убийц».

«СП»: - А как вы относитесь к идее отмены суда присяжных по делам против половой неприкосновенности детей? К примеру, в апреле прошлого года только коллегия присяжных смогла в Мосгорсуде защитить преподавателя Центральной детской музыкальной школы при Московской консерватории Анатолия Рябова, которого необоснованно заподозрили в сексуальном домогательстве к ученицам…

- Суды присяжных в нашей стране – оазис, в котором можно рассчитывать на справедливое решение. Правда, этим институтом уже научились управлять – подбирают нужных заседателей.

Стать присяжным - право, а не обязанность гражданина. Подавляющее большинство работающих, либо занимающихся иными важными делами граждан, использовать это право не желают. Используют, в основном, социально неустроенные люди, пенсионеры. Представление о справедливости у них своеобразное.

Однако, несмотря на это, в судах присяжных, в отличие от судов общей юрисдикции, можно добиться правды.

Любое сокращение подсудности судов присяжных – удар по объективному правосудию.

Предлагаемое Яровой, как я уже сказал, - механизм по сокрытию проблемы, касающейся пострадавших детей, воспитанников детдомов, школьников, страдающих от насилия в учебных заведениях.

Необходимо говорить об опасностях ювенальной юстиции, об усилении профилактической работы, о кардинальном изменении программ по работе с трудными подростками, малолетними преступниками, беспризорниками. Вместо этого доблестные депутаты хотят бросить детей на произвол судьбы и запретить сообщать о бедах с ними.

Яровая обязана осознавать: уровень преступности несовершеннолетних у нас самый высокий в мире, поэтому требуются законопроекты совершенно иного содержания!

А ее мотивировка о том, что присяжные не обладают специальными знаниями и не разбираются в возрастной психологии, выглядит смехотворно. Институт присяжных – это судьи из народа. Они, действительно, некомпетентны в юридически вопросах. Но они и не решают их, данные вопросы поднимаются в рамках состязательности между прокурором и стороной защиты.

Институт присяжных в России – единственный судебный орган, не находящийся в ручном режиме. Влиять в полном объеме на заседателей чиновникам не удается. Поэтому высказываются такие «смешные» аргументы для уменьшения полномочий единственного относительно справедливого института судопроизводства.

«СП»: - Допустимо ли отстранять родителей от представления интересов детей?

- Если не родители, то кто?! Органы опеки и попечительства? Отрасль, мягко говоря, не всегда защищающая интересы детей.

Наши законодатели порой представляют настолько оригинальные в своей непродуманности предложения, что дара речи лишаешься. Данное предложение – из этой оперы.

Детский писатель Валентин Постников (сын популярного советского сказочника Юрия Постникова (Дружкова) – автора известных детских книг о приключениях Карандаша и Самоделкина, изданных многомиллионными тиражами на 18 языках мира) поражен намерениями парламентариев: «О фактах насилия над детьми нужно сообщать больше и громче! Привлекать внимание к ужасным ситуациям, которые необходимо предотвращать и тщательно расследовать. Если молчать – проблемы как бы не станет.

Часто выступаю в детских учреждениях, в том числе детдомах. Во многих – нечастные, полуголодные, полуодетые дети. А депутаты хотят, чтобы об этом не говорили!»

 

Ребятам о зверятах. Год 2013

Почему единороссы, возбудившиеся на «МК» и прессу, равнодушны к насилию, захлестнувшему телеэфир

Государственная дума на примере газеты «Московский комсомолец» в срочном порядке озаботилась состоянием морали и нравственности. Правда, реализована была сия благородная задача по-базарному, на уровне ругательства «Сам ты проститутка!», - характер и тональность озвученных претензий к изданию и лично к её главному редактору высветили невероятную склочность и узколобую обидчивость сегодняшнего думского большинства. Но беда даже не в этом. Плохо то, что думцы встали в позу коллективного Тартюфа, не поскупившись на лицемерные фразы в официальном заявлении по совершенно частному случаю на фоне собственной слепоты на аморализм, куда более изощрённый и всепроникающий.

В один из тех дней, когда в думе происходил очередной эпизод разбирательства «злоупотребления свободой слова» (господа Железняк и Исаев, запантетуйте за собой этот новый замечательный термин, он вам ещё пригодится в вашей борьбе! – авт.), «Первый канал» руками и устами своего непотопляемого ведущего Малахова устроил в очередной раз, скажем так, нечто.

А было 20 марта вот что – на экране главного телеканала страны вечером, в самое что ни на есть детское и семейное время битых полчаса крутилась запись крупным планом с хулиганского мобильника. На которой трое подростков совершают неприкрытую уголовщину, методично издеваясь над своим сверстником – скручивают ему шею, бьют по согнутому позвоночнику, таскают за волосы, стараясь засунуть его голову в туалетное очко. Натуралистичность съёмки конкретизировалась осведомлённостью подростками русским устным (ну как без этого?); спасибо монтажёрам, что ради приличия хоть «запипикали» лексические россыпи. Каждая порция видеозаписи расправы получала развитие в студийной «полемике». Точнее, сопровождалась гвалтом разъярённых мамаш этих юнцов.

Отыскать хоть малейшие ростки истины в исходе данного спора было невозможно по определению, ибо выбранный раз и навсегда в формат передачи напрочь исключает саму такую установку. Цель другая - увеличивать до вселенских масштабов замочную скважину, за которой происходит жизнь реальных людей, ради зрелища стравливать как петухов на площадке потенциальных оппонентов.

В итоге все стали свидетелями нового прочтения давней советской передачи «Ребятам о зверятах», наполнившейся чересчур буквальным, зловещим смыслом.

Но никто из видных единороссов и единороссок после просмотра не сел за ноутбук, не прогневался в твиттере, а наутро не настрочил жалобу в Генпрокуратуру или другие грозные органы. Ни одну депутатскую голову не озарила мысль проверить законность нахождения дирекции Первого канала в телевизионном комплексе в Москве на улице Королёва. Всё нормально, всё о кей: выше рейтинг канала – крепче к нам доверие (и гаранта Конституции, надо полагать; и избирателей).

НТВ в борьбе за рейтинг идёт дальше «Первого» – в январе в «ЧП за неделю» оно вывело пацанью кровожадность на концептуальную высоту. У 13-летнего подростка, отвёрткой и молотком убившего свою мать, а затем ранившего свою двадцатилетнюю сестру и набросившегося с тем же орудием на грудного ребёнка, журналистка… берёт интервью. Пацан намекает, что, возможно, в тот день принимал наркотики. И, задумавшись, сообщает, что «действовал, как во сне…» (НТВ, 26.01., суббота, время – 18.45.).

Но признания и вещественные доказательства - та тонкая материя, которая при запуске в публичное пространство тысячу раз требует отсыла к древнему постулату «не навреди». Должен ли всякий добытый «вещдок» автоматически становиться неотъемлемым элементом репортажа или расследования, - этот вопрос не для одних телевизионщиков. Тех же, кого сильно покоробила недавняя оговорка Владимира Познера по поводу «Госдуры», беспокоит не сам «вещдок», а то, откуда у него «растут ноги». Когда медиа-холдинг Ашота Габрелянова выкладывал в Интернете личные телефонные разговоры Бориса Немцова или тот же Первый и «Россия-1» демонстрировали Геннадия Гудкова и Владимира Рыжкова за беседой в одном из московских кафе, то г-жа Яровая почему-то не возмущалась вторжением в частную жизнь. Зато дорогие квартиры законодателя в центре Москвы, в её понимании, - некое табу. Сама эта тема – плотная шторка, за которой начинается интимная жизнь народного избранника.

…Но вернёмся к нашим юным гестаповцам около туалетного очка и к их взрослым фактическим пропагандистам. Если существует визуально подтверждённая строчка новостей, фиксирующая, к примеру, как жертве, предположим, отрубают руку, то это вовсе не значит, что телевидение, задрав штаны, должно гнаться впереди адского паровоза, становясь окном в средневековье, когда правители успешно играли на инстинктах толпы, потрафляя ей публичными казнями. Гласность и свобода слова не для того объявлялись в нашей стране четверть века назад, чтобы ставшие почти все коммерческими телеканалы изо дня в день затягивали свою доверчивую зрительскую паству (они же периодичные избиратели) в трясину убойного смотрива.

Беспредельной жестокости на экранах позавидует ныне самый свирепый маньяк. Если в одно прекрасное утро новым программным директором любого федерального канала, кроме «Культуры» и «Россия-24», станет воскресший Чикатило, никто и не заметит прихода новичка, - настолько жестокость и садизм стали нормой повседневного контента ТВ.

Не все разделили идеи принятого той же Госдумой в конце прошлого года «Закона о защите детей от вредной информации». В ходе совсем недолгого обсуждения находились неискренние остряки, на полном серьёзе говорившие, что отныне наши родные «Ну, погоди» или «Война и мир» начнут запрещать к показу на домашнем экране по причине того, что в этих фильмах можно откопать сцены насилия. Напрасны были опасения. Как не было в телеящике доступной для разных возрастных категорий отечественной киноклассики, так она в нём и не появилась. Более того, глашатаи в «Пусть говорят» со всем остальным программным кроваво-желтушным конвейером ловко стали использовать в своих своекорыстных целях…сам же этот Закон. И делается это просто и беспрепятственно - клеймится спорный или сомнительный товар марками «16+», и - вперёд.

Где же вы, поборники нравственности и морали? Где ваши печали о «злоупотреблении свободой слова»? Или «злоупотребления» бывают только конкретно в ваш адрес, а все остальное – так, баловство?

http://svpressa.ru

Мутные законы от Алины Кабаевой

 
Мутные законы от Алины Кабаевой

Депутаты Алина Кабаева, Валентина Терешкова и Марина Мукабенова добились быстрого принятия вроде бы полезного закона о защите жертв педофилов от разглашения информации о них. И, казалось бы, это очень правильный закон. Но блогеры почему-то опять возмущаются...

Новым законом депутаты наложили запрет на публикацию любой информации о детях, пострадавших от сексуального насилия. Теперь в СМИ не должно появляться ни их имен, ни фамилий. Кроме того запрещается показывать фото и видео и разглашать информацию о родителях. В эфир или на газетную полосу что-то может просочиться лишь в случае, если надо поймать преступника.

По мнению авторов закона из «Единой России», такую норму давно надо было ввести. Ведь раньше о трагедии ребенка можно было говорить, что угодно. Вплоть до того, что жертв педофилов приглашали на ток-шоу, где все это обсуждалось в деталях. «Мне не раз на ТВ попадались программы о детях и подростках, подвергшихся насилию, - пишет Кабаева на своем сайте. - При этом назывались имена детей, место их проживания, а лица детей, если и прикрывались, то только узкой черной полоской... Я понимаю, что для СМИ сенсации и трагедии - это рабочий материал, приносящий рейтинги и деньги. Но я не считаю это нормальным. Преступление против детей и подростков - трагедия на всю жизнь и для ребенка, и для его близких. А публичное обсуждение – на телевидении и в прессе – это умножение этой трагедии. Поэтому я буду делать все, что смогу, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Именно поэтому я инициировала законопроект, который сейчас в процессе подготовки к первому чтению в Государственной Думе».

Штраф за нарушение своего «морально-нравственного» закона Алина Кабаева предусмотрела немаленький. Распространение информации о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей с конфискацией предмета административного правонарушения. Соответствующие поправки сделаны в КоАП, пишет newsru.com. Так что громкие сюжеты о несовершеннолетних скоро исчезнут с телевидения.

Между тем общественность восприняла закон неоднозначно. Эксперты говорят о том, что нововведение от трех женщин-депутатов во главе с гимнасткой фактически запрещает журналистам говорить о несовершеннолетних жертвах любых преступлений, поскольку уточнение про половую неприкосновенность и педофилию внесено лишь в одной поправке. То есть даже если у ребенка вытащили кошелек, его нельзя будет называть по имени. В противном случае — штраф.

Но и это не самое главное. Эксперты всерьез опасаются, что данный закон может стать мощным оружием цензуры. «Самым важным здесь остается даже не вопрос об эффективности подобного закона, которым убирается проблема с поверхности, никак не повышая раскрываемость уголовных дел, связанных с педофилией, - пишет адвокат Саркис Дарбинян. - Самые большие опасения вызывает поэтапное расширение оснований для блокировки контента в сети Интернет. И если до настоящего времени, сайты и страницы могли быть заблокированы в связи с содержанием на них информации о суицидах, наркотиках и детском порно, то с принятием нового закона список № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации» дополняется еще одним основанием, по которому может быть заблокирован сайт».

«Цензурка без суда и следствия в нашей стране обосновалась прочно, а теперь расширяется, - пишет Леонид Каганов. - Список тематик, которые Роскомнадзор закрывает без суда и следствия, сейчас насчитывает три: «детская порнография», «способы суицида», «информация о наркотиках». Теперь к ним добавляется еще один совсем уже мутный пункт: «информация о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий». Типа нельзя распространять имя, фото, дату рождения «пострадавшего ребенка», имена родителей и прочую информацию «позволяющую установить его личность». Я не понимаю из этой формулировки, теперь историю про Диму Яковлева изымут из интернета вместе с «законом Димы Яковлева»? Ведь имя же пострадавшего ребенка... Как думаете, какая следующая категория будет добавлена Роскомнадзором для закрытия без суда? Полагаю, «имя, фамилия, должность, информация о деяниях, зарубежной недвижимости и краденых диссертациях чиновников, способствующая возбуждению зависти и ненависти»? А может, «пропаганда высказываний и мнений, противоречащих вековым устоям Православия»? Или «фотографии, нарушающие Великий Пост и оскорбляющие чувства голодных верующих»?».

http://www.dal.by

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
13 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.