Путинские "реформы" против детей! Наши дети в безопасности в школе? Дорожка, начинающаяся с ПМПК и таких вот тестов, может закончиться психиатрическим диагнозом. Наших детей объявили "демографическим материалом"

Наши дети в безопасности в школе?

 

Новость на Newsland: Наши дети в безопасности в школе?

Наши дети в безопасности? Дурацкий вопрос по сегодняшним временам. Следственный комитет дает внятный ответ на такие вопросы http://www.sledcom.ru/smi/542/ Тут, что называется, без комментариев.

Но, может быть, в школе дети в безопасности? Хотелось бы. Но что-то не дает успокоиться. Как в анекдоте про Штирлица, в котором ничего не выдавало советского разведчика на улицах Берлина, ни звезда Героя Советского Союза, ни автомат ППШ, и волочащийся следом парашют...

Так и тут, что-то все-таки тревожит. Может, история про сбор данных о месте проживания и месте регистрации детей http://www.echo.msk.ru/news/1021164-echo.html

Или вот еще очаровательная история. Детей в школе могут взять да и протестировать. Как в школе №17 подмосковного Королева в феврале. Сняв с урока русского языка и раздав милые бумажки с вопросами, от которых, прямо скажем, оторопь берет. У детей требуют дать ответ об их отношении к тому, чтобы «слышать заклятия», «видеть вещие сны», «слышать предсказания о космических катастрофах», «слышать, что какой-то человек «напускает порчу» на других», «общаться с человеком, похожим на мага, экстрасенса», к тому, что «кажется, что что-то непонятное, сверхъестественное может тебе помешать добиться желаемого», к мыслям «что тебя могут сглазить» и даже «о том, что неосторожным поступком можно навлечь на себя гнев потусторонних сил» (!!!). Это прекрасный тест, действительно восхищающий тем, что должно происходить в голове у его авторов. То, что тут не оказалось вопросов «напиться из лужи и превратиться в козленка», «влюбиться в школе в парня и узнать, что он- вампир», «понять, что ты Иной, выйти из сумрака», выглядит досадным недоразумением.

Отдельно хочется отметить обращение к детям в тесте на "ты" и в повелительном наклонении "прочти", "обведи", "помни". Требуя указать о себе массу данных, включая фио и класс, о себе авторы тесты скромно умалчивают. Кто это, откуда, для каких целей? Из теста этого вы не поймете. Зато детей сразу настраивают, что вопросы могут вызвать у них тревогу, беспокойство и даже страх (!). Прекрасно. То, что нужно детям в школе.

Но вряд ли стоит думать, что цели у подобных тестов такие уж безобидные. Это не просто собирание суеверий, которые могут владеть нашими детьми. Тест не обезличенный, там требуется указать свои персональные данные. Для чего, как вы думаете? Что делать с теми, кто по неосторожности обведет не в тех столбиках не те циферки? Ведь их тут- выявляют. А выявляют с тем, чтобы начать с ними что-то делать. И вот здесь начинаются тревожные, действительно тревожные вопросы, это тебе не общаться «с человеком, похожим на мага, экстрасенса». Тут у нас для начала появляется человек, похожий на школьного психолога, а следом и похожий на психиатра. Как адвокату мне довелось защищать мальчика и его маму, которых жестко прессовали в школе, чтобы переходили в другую, коррекционную. Ибо у ребенка серьезные проблемы. Что же за проблемы? Не ерунда, действительно. В начале учебного года к ним в класс пришла школьный психолог и попросила на листочке бумаги нарисовать человека. Мальчик, наивное создание, решил нарисовать голову на ножках, вот такое видение решил подать. Оказалось, что его рисунок имеет особо опасный статус «головоног» и тех, кто нарисует такое, надо корректировать. Вмешательство адвоката ситуацию разрядило, психологу порекомендовали повысить квалификацию, до кучи прилетело классному руководителю за страшную надпись в дневнике красными буквами «ПМПК» (психолого-медико-педагогическая комиссия, которая как раз и может выносить вердикт о нуждается в коррекции наших детей, и направление на которую действительно способно причинить родителям немалый моральный вред). Но мама того мальчика от греха подальше перевела в другую школу (обычную).

Что же мы, будем воплощать в жизнь американский идеал, чтобы каждому да по адвокату, причем со школы? Может, для занятости адвокатов и не так плохо, но для общества это катастрофа. Дорожка, начинающаяся с ПМПК и таких вот тестов, может закончиться психиатрическим диагнозом, и вообще в психбольнице, а это уже на всю жизнь, поскольку, чтоб вы знали, психические расстройства у нас считаются неизлечимыми. А один из наиболее популярных сейчас детских психиатрических диагнозов, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) и вовсе не требует боязни потусторонних сил. Достаточно, если ребенок не любит долго сидеть на месте, подвижен, экспрессивен... Этот диагноз уже имеют миллионы детей, пока в западных странах. Если ребенка в американской школе признают имеющим диагноз СДВГ, ему обычно прописывают тяжелые препараты. Настолько тяжелые, что у нас они полностью запрещены и находятся наряду с героином и кокаином в так называемом Списке №1 (то есть не могут быть в обороте вообще). И если американский родитель отказывается давать ребенку препарат типа кокаина, то у него ребенка нередко отбирают и пичкают такой вот наркотой силой. Это- пресловутая ювенальная юстиция в действии. Причем начинается этот кошмар тоже с тестов, типа программы TeenScreen. Как и у нас, детей обследуют в школах, и тоже без ведома родителей.

И это- искусственно созданная проблема, которой не было бы без этих вот тестов с «головоногами» и «потусторонними силами». Одна моя однокашница, к примеру, считала, что горничная в гостинице, где мы жили в турпоездке, похожа на ведьму и может ее сглазить. Сейчас, кстати, завуч в школе. Да и мало ли из нас в школьные годы не баловались историями про «гроб на колесиках», проявляющиеся на стенах надписи и прочее? Это проходит. Детство, юность периоды неустойчивые. Да еще если какую-нибудь войну экстрасенсов по ТВ покажут на полном серьезе.

В сухом остатке же у нас вполне простые вещи: сбор персональных данных о детях недопустим без согласия взрослых. Обследование детей незаконно без согласия родителей. Отводя детей в школу, мы вправе рассчитывать, что единственные тесты, которые будут им проводить, будут направлены на проверку успеваемости по предметам школьной программы. И все. Иначе, в наборе с ювенальной юстицией, мы будем недалеки от того, чтобы хлебнуть вот такого «американского образа жизни»: http://www.youtube.com/watch?v=eYDLQaVyYnc

Интересно, могло бы управление образования Королева прокомментировать эту историю? Кто этим занимался, школа ли по своей инициативе, или по инициативе органов управления образованием? Или это те самые "потусторонние" силы могут детей с русского языка снимать для того, чтобы задавать вопросы, могущие вызвать страх?

Наших детей объявили "демографическим материалом"

 

Новость на Newsland: Наших детей объявили "демографическим материалом"

Эти погромы могут затронуть любую эмигрантскую семью, независимо от достатка и образованности родителей, заявила газете ВЗГЛЯД координатор движения «Русские матери» Ирина Бергсет. Так она прокомментировала новость о том, что власти ФРГ отобрали сына у российской семьи с формулировкой «родители-ученые имеют странное мировоззрение».

Как отмечает координатор движения «Русские матери» Ирина Бергсет, страны западной Европы, особенно Германия, Норвегия, Финляндия, а также Израиль возглавляют топ-лист по изъятию детей у родителей-эмигрантов безо всяких серьезных оснований.

«Они действуют только по подозрению, что люди хотят покинуть страну и вывести детей как демографический материал. Они хватают детей у россиян днем и ночью», - указала Бергсет.

«Каждая страна практически ведет битву за демографический потенциал. По статистике, сейчас в Европе из 10 рожденных детей только 2 рождаются от коренного населения», - отметила правозащитник. Бергсет также отметила, что ювенальная немецкая служба Югендамт «преследует родителей, которые смеют раскрыть рот и сказать, что к ним были применены репрессии государственной машины».

По ее словам, в Германии, если мать, которая приехала, например из России, и родила ребенка, то это в документах это описано словами «она произвела ребенка для немецкой нации». «Нас рассматривают как свиноматок. К нам относятся как к поставщикам демографического прироста», - рассказала Бергсет, уточнив, что российское посольство в Берлине «получает тысячи заявлений от родителей с жалобой на немецкие власти, которые отбирают детей».

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в пятницу стало известно, что российские ученые Валерий Грицак-Гренер и Юлия Грицак требуют вернуть сына, которого немецкие органы опеки забрали с формулировкой «родители-ученые имеют странное мировоззрение, которое плохо влияет на ребенка».

Бергсет сообщила, что в прошлом году к движению «Русские матери» с просьбами вернуть детей обратились десятки семей (где кто-то из родителей русский или оба русские) из 28 стран. Она напомнила также, что в субботу 2 марта на марше в защиту детей движение «Русские матери» намерено заявить об этой проблеме.

«Эти повальные погромы могут затронуть любую эмигрантскую семью вне зависимости от достатка и уровня образования родителей. Родители могут быть идеальными, но эти страны приняли законы, что вправе изымать детей в чрезвычайном порядке. Каждая страна имеет государственный план по чрезвычайному изъятию детей у иммигрантов. В Израиле такой план, по сообщениям русской диаспоры, - на 4 тысячи детей. В Норвегии раньше был 3,5 тысячи, а сейчас тоже вырос до 4 тысяч. Если существует соревнование в районах Германии, кто больше отберет детей у россиян, то речь идет о явлении. И пора об этом говорить на государственном уровне и ставить вопрос о защите наших соотечественников и нашего демографического потенциала», - уверена Бергсет.

Напомним, движение «Русские матери» выступило организатором шествия в защиту детей, которое пройдет 2 марта в центре Москвы. Ожидается, что в нем примет участие не менее 5 тысяч человек. Организаторы акции намерены публично просить президента России о приостановлении любого иностранного усыновления.

Напомним, что на минувшей неделе достоянием гласности стал аналогичный случай русской матери, гражданки Латвии Елены Антоновой, проишедший в Нидерландах. В марте прошлого года власти страны лишили ее родительских прав и отобрали двух девятилетних детей лишь по подозрению, что она собирается уехать с ними из Нидерландов домой. Основанием для подозрений послужил лишь факт, что дома мать говорила с детьми по-русски. Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в конце февраля комитет Европарламента по петициям рассмотрел ее жалобу, но пока никакого решения не принял.

По материалам echo.msk.ru, newsland.com, vz.ru

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
11 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.