Независимый экономист Владислав Жуковский: Иллюзия «социального бюджета» - возврат к принципам либерального геноцида населения 1990-х годов

 

Независимый экономист Владислав Жуковский для KPRF.RU

Отдельного внимания заслуживает широко разрекламированный миф о социальной направленности находящегося на рассмотрении в Госдуме проекта бюджета на 2013-2015гг., который, по мнению правящих властей, отражает намерение безусловного исполнения всех взятых на себя обязательств со стороны правительства. Именно об этом чуть ли не ежедневно на всех каналах рассказывают по очереди то президент Путин, то председатель недееспособного правительства Медведев, то рядовые министры.

Как уже отмечалось ранее, в течение ближайших 3 лет под разговоры о «модернизации», «инновациях» и «отраслевой диверсификации экономики», финансово-экономический блок правительства, оккупированный идейными последователями Гайдара и прочих носителей разрушительной ультралиберальной идеологии «рыночного фундаментализма», намерен своими собственными руками поставить крест на самой идее модернизации и уничтожить остатки наукоёмких производств.

Напомним, что даже с учётом официально заложенной в проект бюджета инфляции (5,5% в 2013г. и по 5% в 2014-2015гг.), которая как минимум в 2-2,5 раза ниже так называемого показателя «социальной инфляции» для 70% бедного населения с ежемесячными доходами менее 20 тыс. рублей, государственное финансирование ключевых направлений бюджетной росписи подлежит сокращению на 30-60%.

Столь масштабного урезания бюджетного финансирования базовых направлений социально-экономической политики не наблюдалось в России аж с середины 1990-х годов, когда либеральные фундаменталисты и компрадорская властно-олигархическая мафия по указке транснационального капитала и обслуживающих его интересы международных финансовых организаций (МВФ, ВБ и т.д.) целенаправленно уничтожали отечественную экономику и проводили политику геноцида коренного населения России. Наиболее подробно это описано в работах видных российских учёных

Да, действительно, как уже отмечалось ранее, из страха потерять доверие наиболее патерналистской и политически активной части общества (пенсионеров и бюджетников), чьи доходы и степень лояльности напрямую зависят от масштабов бюджетного финансирования, правящие власти расширяют государственные расходы по отдельно взятым направлениям социальной политики.

При этом, наращивая финансирование социальных затрат и увеличивая обязательства бюджета перед малообеспеченными гражданами России, правительство наотрез отказывается стимулировать развитие несырьевых секторов экономики, наукоёмкой промышленности и финансировать научно-технический потенциал России.

Расширяя зависимость бюджетной системы и благосостояния населения от независящей от властей внешнеэкономической конъюнктуры (прежде всего, цен на нефть) при одновременном отказе от модернизации и возрождения высокотехнологичных производств, нынешние власти подводят страну на грань пропасти. В условиях, когда в структуре федерального бюджета России свыше 55% всех поступлений приходится на платежи нефтегазового комплекса (НДПИ, экспортные пошлины, акцизы, лицензии и т.д.), это ставит все приоритеты в области экономической и социальной политики в критическую зависимость от непросчитываемых внешних факторов.

Более того, с учётом косвенных доходов, межотраслевых связей и инвестиционного мультипликатора на долю притекающих в страну нефтедолларов, просачивающихся в несырьевые секторы экономики и создающих налогооблагаемую базу в них (в виде НДС, НДФЛ, налога на прибыль и т.д.), реальная зависимость федерального бюджета от цен на минеральное сырьё достигает 70-75%.

Согласно проекту бюджета на 2013-2015гг. социальные расходы федерального бюджета вырастут на 15% (с 3962 до 4559 млрд. рублей), что в принципе согласуется с предвыборными обещаниями Путина относительно приоритетного повышения уровня жизни малообеспеченных слоёв населения. Однако с учётом официально заложенного в бюджет прогноза по инфляции государственные расходы на реализацию социальной политики в реальном выражении снизятся 1,26%.

При этом, если ещё в 2011г. доля расходов на социальную политику превышала 5,73% ВВП, то в 2013г. она должна увеличится до 5,95%, после чего сожмётся до 5,5% по итогам 2015г. Другими словами, вопреки всем предвыборным лозунгам на деле федеральные чиновники сокращают расходы на и без того хронически недофинансированную социальную сферу и снимают с себя социальные обязательства.

Это неудивительно: критически значимая часть российских чиновников смыслом своего существования считает паразитическое разворовывание бюджетных средств и коррупционные поборы. По этой причине они рассматривают социальные расходы как некий балласт, мешающий им заниматься разворовыванием бюджетных триллионов рублей на «олимпийских стройках», постоянно срывающихся военных заказах, обрушающихся мостах к саммиту АТЭС и создании внутреннего оффшора в Сколково.

Уже сегодня удельный вес расходов государства на социальное обеспечение населения в экономике России (также как и на науку, инфраструктуру, НИОКР, поддержку национальной экономики и т.д.) в среднем в 2-2,5 раза ниже среднемирового уровня и в 3-4 раза ниже, чем в экономически развитых и динамично развивающихся индустриальных странах.

Нет абсолютно ничего удивительного в том, что на словах правительство обещает повысить уровень жизни социально необеспеченных слоёв населения, оказавшихся лишними в рамках паразитической модели «экономики трубы», а на деле целенаправленно сокращает финансирование находящейся в бедственном положении социальной сферы. Как это и бывает в большинстве случаев, когда речь идёт о «подвигах» и благих намерениях российских чиновников, «социальная направленность бюджета» и «гарантированное исполнение правительством всех взятых на себя социальных обязательств» на деле оказываются всего лишь очередным мифом и элементом предвыборной пропагандой.

Широко разрекламированная в официальных СМИ «социальная ответственность» российских коррумпированных чиновников как была, так иостаётся всего лишь красивой фигурой речи и хорошо продаваемым предвыборным лозунгом, призванным стянуть под стяги правящего компрадорского феодально-олигархического режима наиболее зависимую от них в материальном плане часть населения. Эта логика поведения российских чиновников и система ценностей были навязаны России ещё  в период псевдо-рыночных «реформ» в 1990-х годах, вылившихся в либеральный погром промышленности, развал социальной сферы, уничтожение, деградацию экономики и масштабное хищение государственного имущества.

Наиболее наглядно масштабы расхождений между предвыборной пропагандой и реальными действиями правящих властей, именуемых даже среди её представителей «оффшорной аристократией», проявляются при анализе подготовленного Минфином проекта бюджета на ближайшие 3 года. При этом наибольший интерес с точки зрения понимания истинных намерений и приоритетов правящих властей в области социальных отношений представляет рассмотрение статьи «Социальная политика» и изучение динамики запланированных государством расходов по её компонентам.

Прежде всего, вопиющее недоумение вызывает сокращение бюджетного финансирования по направлению охраны семьи и детства на 3% в номинальном выражении – с 219,1 до 212,6 млрд. руб. Принимая во внимание тот факт, что даже согласно правительственному прогнозу накопленная инфляция за 3 года составит 16,3% (а реальная свыше 27-30%), то реальное сокращение расходов на программы охраны семьи и детства в лучшем случае составит 19%, а в худшем не менее 30-35%. И это при том, что в России до сих пор свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей по качеству и количестве потребляемых благ и услуг относятся к бедным и нищим слоям населения. Свыше 1,5 млн. детей являются беспризорными, численность наркоманов зашкаливает за 5,5-6 млн. человек, а по количеству суицидов среди подростков в возрасте до 18 лет Россия уже много лет занимает лидирующие позиции в мире.

Судя по всему, до сих пор стоящие у руля финансово-экономического блока правительства «гайдаровцы» и идейные последователи разрушительной политики «рыночного фундаментализма», рассматривающие государственную службу как источник безнаказанного личного обогащения и инструмент для обеспечения финансово-экономической колонизации страны со стороны транснационального капитала, возвращаются к принципам социальной политики 1990-х годов.

Аналогичная ситуация складывается с социальным обеспечением населения, расходы на которое в номинальном выражении в ближайшие 3 года согласно проекту бюджета подлежат увлечению на едва заметные 2,9% - с 903 до 929,7 млрд. рублей. С  учётом запланированного в Минфине падения покупательной способности российского рубля более чем на 16% это означает, что вместо роста расходов по итогам 3 ближайших лет будет зафиксировано сокращение финансирования социального обеспечения российских граждан минимум на 13,3% в реальном выражении. Также на 12,7% в реальном выражении подлежат урезанию и без непозволительно низкие расходы на прикладные научные исследования в области социальной политики.

Единственной статьёй в рамках социальных расходов предлагаемого Минфином бюджета (от которого уже поспешили откреститься руководители Министерства экономики), финансирование которой подлежит увеличению как в номинальном, так и в реальном выражении с учётом инфляции, является пенсионное обеспечение. В номинальном выражении расходы на этом направлении подлежат увеличению на 20,2% (с 2,82 до 3,39 трлн. рублей), а в реальном выражении приблизительно на 3,9%.

Однако и здесь не всё так однозначно – чиновники умудрились. В рамках сводной статьи «Пенсионное обеспечение» из 6 прописанных в проекте бюджета подстатей лишь по одной запланировано увеличение финансирования в реальном выражении, тогда как объём государственных расходов по 5 ключевым подстатьям пенсионного обеспечения подлежит сокращению на 5-45% с учётом инфляции.

Прежде всего, недоумения вызывает едва заметное увеличение размера пенсионных выплат за период 2013-2015гг. на 4,9% - с 507,3 до 532,2 млрд. рублей. С учётом официального прогноза по динамике инфляции (5,5% в 2013г. и 5% в 2014-1015гг.) это означает, чтореальный размер пенсионных выплат российским гражданам в пенсионном возрасте сократится минимум на 11,4%. С учётом постоянного роста численности пенсионеров, продолжающегося вымирания трудоспособных граждан,  хронического и постоянно расширяющегося дефицита Пенсионного фонда (свыше 1 трлн. рублей в 2012г.), а также социальной инфляции в 10-13% и безудержного удорожания ЖКХ, реальный размер бюджетной поддержки пенсионеров в течение ближайших 3 лет сократится на 17-25%.

По сути дела, этот бюджет означает продолжение принятой в ещё 1990-е годы политики социального геноцида пенсионеров и социально необеспеченных слоёв населения, а также их искусственное удержание в нищете.

Не намного лучше обстоят дела с бюджетными ассигнованиями на выплату пенсий военнослужащим, а также социальную помощь населению. В номинальном выражении финансирование обоих направлений вырастет на 5% и 9,9% соответственно. Однако с учётом даже официального прогноза по инфляции реальный размер бюджетного финансирования пенсионных выплат военнослужащим и социальной помощи гражданам России из федерального центра подлежит сокращению на 11,2% и 6,3% соответственно.

Не намного лучше обстоят дела с бюджетным финансированием пенсионных выплат по государственному пенсионному обеспечению, которое согласно проекту бюджета подлежит увеличению на 11,4% в номинальном выражении (с 315 до 351 млрд. рублей). В реальном выражении даже с учётом крайне политкорректной и заниженной в 2-2,5 раза инфляции, объём пенсионных выплат по государственному пенсионному обеспечению  подлежит сокращению на 4,8%.

Откровенный провал наблюдается с валоризацией пенсионного капитала, расходы на которую подлежит сокращению на 27% только в номинальном выражении (с 600,2 до 437,9 млрд. рублей). В реальном выражении сокращение выплат из бюджета на валоризацию бюджетного капитала достигнет 43,3%, а с учётом реальной инфляции, превышающей официальную в 2-2,5 раза достигнет 55-60%.Столь масштабное сокращение расходов государства на переоценку пенсионных прав российских граждан, работавших до начала запуска провальной пенсионной реформы в январе 2002г., означает не просто отказ правительства от повышения пенсионного обеспечения недавно вышедших на пенсию граждан.

По сути дела, сокращение бюджетных расходов на валоризацию пенсий свидетельствует о том, что в правительстве практически принято окончательное решение относительно признания провала пенсионной системы в её нынешнем виде.

Другими словами, уже сейчас можно смело говорить о провале пенсионной реформы, которая была направлена на втягивание пенсионных накоплений в финансовые спекуляции и их прокрутку через счета крупных государственных и частно-олигархических банков с последующим обесценением. Пенсионная реформа провалилась, что были вынуждены признать даже нынешние президент и премьер. И в настоящий момент правительство пытается судорожно заткнуть дыры в Пенсионном фонде, в том числе за счёт повсеместного урезания в реальном выражении расходов на социальную поддержку населения, валоризацию пенсионных накоплений, охрану семьи и детства, а также выплату пенсий  военнослужащим и ветеранам труда.

Единственной статьёй в рамках пенсионного раздела предлагаемого проекта бюджета, предполагающей хоть какое-нибудь увеличение финансирования в реальном выражении, по сути дела, является статья, связанная с межбюджетными трансфертами бюджету Пенсионного фонда. Согласно проекту бюджета размер трансферта за период 2013-2015гг. увеличится на 22,9% - с 1 до 1,22 трлн. рублей. Даже с учётом официального прогноза по инфляции (5-5,5%) размер межбюджетного трансферта продемонстрирует расширение на 6,6%.

Таким образом, правительство и Минфин косвенно дают понять, что

Совершенно очевидно, что, сворачивая социальную поддержку населения в целом, правительство боится потерять поддержку наиболее патерналистской и зависимой от него части общества (пенсионеров), с целью чего и расширяет размер пенсионных выплат. Именнонынешние пенсионеры являются, по сути дела,  единственной категорией российских граждан (не считая касту коррумпированных чиновников, монополистов и сырьевых олигархов), которая по инерции поддерживает российские власти. И действительно увидит хоть и едва заметное, но расширение государственной поддержки. Однако, как показал опыт 2000-2011гг. вся эта поддержка практически наверняка будет съедена произволом монополий, коррупционными поборами чиновников, безудержным удорожанием ЖКХ, транспорта и продовольствия.

Чудовищная некомпетентность руководства профильных ведомств и министерств

Не стоит удивляться крайне заявлению министра труда Максима Топилина, сделанному 26 июня текущего года в интервью «Российской газете», о том, что «проблема бедности среди пенсионеров окончательно решена». Иначе как проявлением вопиющего непрофессионализма и чудовищной некомпетентности это заявление охарактеризовать невозможно в принципе. Логику своих размышлений министр труда объяснил тем, что все пенсионеры, размер пенсий, социальных выплат и компенсаций которых ниже прожиточного минимума, получают дополнительные выплаты из федерального и регионального бюджетов.

Во-первых, дополнительные выплаты пенсионерам со стороны федеральных и региональных властей осуществляются только в том случае, если размер трудовой пенсии, социальных выплат и компенсаций оказывается ниже официально утверждённого правительством прожиточного минимума.

По состоянию на 2 квартал 2012г. прожиточный минимум для пенсионеров утверждён кабинетом министров в размере 5020 рублей, что иначе как издёвательством над собственным населением назвать не получается. Совершенно очевидно, что в условиях безудержно дорожающего продовольствия, растущих цен на услуги естественных монополий, произвола коммунальной мафии и коррупционного беспредела чиновников, выжить на 5 тыс. рублей в России просто невозможно. Тем более, когда от 55 до 70%  семейного бюджета пенсионеров уходит на оплату услуг ЖКХ, газа, электроэнергии и транспорта. Умудриться выжить на 2-2,5 тыс. рублей в месяц в России просто невозможно.

На протяжении многих лет лучшие российские учёные (академики С.Глазьев, Н.Петраков, О.Богомолов, Д.Львов, а также экономисты В.Катасонов, Ю.Болдырев, М.Делягин,  С.Батчиков, М.Хазин, М.Мусин, С.Губанов и другие) с цифрами в руках предельно доходчиво объясняют властям, что нынешний размер прожиточного минимума не способен обеспечить не только развитие человека и реализацию его потенциала, на даже элементарное биологическое выживание. Это прожиточный минимум геноцида и уничтожения остатков научно-технического и человеческого потенциала, к которому в целях экономии бюджетных средств власти привязывают размеры социальных выплат, пособий и компенсаций.

По своей калорийности и пищевой ценности входящий в расчёт прожиточного минимума минимальный набор продовольственных товаровуступает пайку немецкого военнопленного в период Великой Отечественной Войны. По рыбе разрыв достигает практически 3 раз (43 против 120 граммов в сутки), по хлебу и макаронным изделиям - 1,66 раз (366 против 610 граммов),  по овощам и картофелю - 27% (559 против 600 граммов), а по чаю и специям – 4,28 раз (13 против 55,6 граммов).

Превышение минимальной нормы по мясу в 2,5 раза (101 граммв 2011г. против 40 граммовв 1943-1945гг.) и по кондитерским изделиям в 3 раза (60 против 20 граммовсоответственно) также не вызывает особенного оптимизма в силу наплыва низкокачественной и вредной для здоровья иностранной мясной продукции и полуфабрикатов. А одними конфетами ни находящиеся в бедственном положении пенсионеры, ни миллионы прочих социально необеспеченные граждан России сыты не будут.  Одновременно с этим расходы на оплату услуг ЖКХ, транспорта, электроэнергии, непродовольственных товаров и одежды занижены приблизительно в 3-4 раза.

Если использовать методики определения прожиточного минимума экономически развитых стран и оценивать прожиточный минимум в 60% от величины среднего душевого дохода, то получится, что реальный прожиточный минимум должен составлять не менее 13,2 тыс. рублей и дифференцироваться в зависимости от региона и стоимости жизни.

Во-вторых, такое ощущение, что Максим Топилин, как и подавляющая часть остальных высокопоставленных чиновников, ответственных за разработку и реализацию основных направлений социально-экономической политики, в принципе не учился в университете и имеет крайне смутное представление об обсуждаемом вопросе.

Иначе сложно объяснить, по какой причине министр, ответственный за развитие трудовых отношений, реализацию предвыборных президентских обещаний по созданию 20 млн. высокотехнологичных рабочих мест и повышение оплаты труда, не отличает два принципиально разных термина – бедность и нищета. Прожиточный минимум, до величины которого правительство осуществляет дополнительные выплаты, является индикатором не бедности, а нищеты. При этом, как было показано выше, в условиях российской действительности это индикатор не просто нищеты, а нищеты кромешной, которая в принципе несовместима с элементарным биологическим выживанием человека.

Таким образом, можно говорить о том, что благодаря статистическим припискам и манипуляциям с хроническим занижением инфляции, структуры минимального набора продуктов питания и услуг и величины прожиточного минимума властям удалось впервые за 20 лет либерального погрома экономики и социальной сферы подтянуть пенсии до многократно заниженного прожиточного минимума. Другими словами, впервые за годы псевдо-рыночных преобразований власти прекратили открытый геноцид пенсионеров, наполнив экономическим содержанием гарантированное в Конституции России право человека пускай и не на достойную, но всё-таки жизнь. Другое дело, что Россия по-прежнему остаётся единственной крупной экономикой в мире, где размер МРОТ оказывается ниже прожиточного минимума и на практике применяется регрессивная шкала налогообложения доходов населения, при которой 70% бедных граждан России оплачивают безбедное существование 5% богатых.

Последствия отказа руководства страны от исполнения конституционных обязанностей и утверждения антисоциального бюджета

В такой ситуации не стоит удивляться тому, что уже более 20 лет население России вымирает темпами в 250-960 тыс. человек, 2 млн. подростков не ходят в школу, а численность беспризорных детей зашкаливает за 1,5-2 млн. человек. При том, что от суицидов (порядка 35-40 тыс. человек ежегодно) каждый года умирает больше, чем от всех видов несчастных случаев на транспорте (30 тыс.), ДТП (17,6 тыс.), случайных отравлений алкоголем (15 тыс.), прочих отравлений (12,4 тыс.), утоплений (9 тыс.) и убийств (19,2 тыс.).

С таким откровенно антисоциальным бюджетом Россия продолжит вымирать, её население деградировать и спиваться, расчищая дорогу иммигрантам из нищих и слабо развитых республик Средней Азии. Только по официальным и в разы заниженным оценкам Росстата, за период 2000-2011гг. на территорию России въехало свыше 1,8 млн. человек или 12% населения страны. По экспертным оценкам в одной только Москве численность незаконных мигрантов превышает 3-5 млн. человек, а все на территории России единовременно находится порядка 15-17 млн. граждан слаборазвитых республик Средней Азии.

Только в 2011г. по данным Банка России чистые переводы денежных средств по счёту оплаты труда иностранных граждан превысили 9,8 млрд. долл. Это эквивалентно 2,5% федерального бюджета России в 2011г. и превышает суммарные расходы федерального бюджета на сельское хозяйство (150,5 млрд. рублей), водное хозяйство (24,5 млрд.), лесное хозяйство (29,2 млрд.), ТЭК (24, 6 млрд.) и воспроизводство минерально-сырьевой базы (34,5 млрд.).

За период 2005-2011гг. по «причёсанным» данным всё того же Росстата российская экономика потеряла свыше 3,9 млн. рабочих мест, из которых 1,12 млн. пришлись на сельское хозяйство, а 2 млн. – на обрабатывающие производства. Всего же за 11 лет «вставания с колен» Россия потеряла свыше 8 млн. рабочих мест, а по экспертным оценкам не менее 12 млн. мест, которые активно замещались неквалифицированной рабочей силой.

Неконтролируемый и постоянно усиливающий наплыв иммигрантов из нищих республик Средней Азии размывает российский рынок труда, снижает оплату труда российских рабочих, провоцирует рост этнической преступности и социальной напряжённости, а также подрывает стимулы к модернизации. Коррумпированным чиновникам и бизнесменам гораздо проще эксплуатировать рабский и низко оплачиваемый труд иммигрантов, чем бороться с коррупцией и стимулировать техническое перевооружение производства.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.