Политическая социология: О сталинских репрессиях

 

Сектор политического мониторинга Отдела по информационно-аналитической работе и проведению выборных кампаний ЦК КПРФ

Тема сталинских репрессий, с разной степенью интенсивности муссируемая медийными официозами на протяжении последней четверти века, всегда составляла концептуальный каркас антикоммунизма в различных его версиях. Нынешнему восприятию этих событий нашей отечественной истории посвящено исследование «Левада-Центра» (http://www.levada.ru/28-08-2012/o-stalinskikh-repressiyakh,  опрос 10-13 августа2012 г. по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1601 человека в возрасте 18 лет и старше в  130 населенных пунктах 45 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%).

Многое, причем в деталях, знание о репрессиях 1937-1938 гг. (времени их кульминации, как утверждает официальное историописание) – это удел немногих (13%). Осведомленность на данный счет (табл. 1) почти половины респондентов (47%), по их признанию, имеет место только в общих чертах. А для трети опрошенных (37%) характерно полное или почти полное неведение относительно этой страницы нашей отечественной истории. Иными словами, общественный интерес к событиям межвоенного времени в течение последних пяти лет удерживается на достаточно невысоком уровне, о чем свидетельствует гораздо меньшее, чем в 80-90-е и даже нулевые годы, присутствие этих сюжетов в медийном пространстве. По всей видимости, то время, когда без особого труда можно было эксплуатировать тему репрессий, бесконечно на ней спекулируя, призывать к «разоблачению» и «покаянию», и все это во имя достижения более справедливого общественного уклада, такое время скорее всего миновало.

Хотя это социальное зло, определяемое как «сталинские репрессии», подлинное или мнимое (этот вопрос все еще остается открытым), во многом утратило свою остроту по сравнению со временами перестройки или «постперестройки», несколько волн «десталинизации», пережитых страной в новейшее время, не прошли бесследно. Сквозь их призму по большей части воспринимается весь межвоенный период в истории страны. Так, две трети опрошенных (67%) высказывают недвусмысленно негативное мнение по поводу репрессий, соглашаясь с формулировкой предложенного им вопроса, согласно которой то было политическое преступление и ему не может быть оправдания. Только каждый десятый (13%) взялся утверждать, что подобные меры были вызваны политической необходимостью и оттого заслуживают исторического оправдания (табл. 2). Вопрос, казалось бы, многократно проясненный за последние десятилетия, на деле не так и прост, вызывая затруднения с ответом у каждого пятого респондента (21%).

Репрессии представляются значительными по своим масштабам (табл. 3), направленными, как утверждает официальная историописательская традиция, против самых широких слоев общества – «наиболее способных и авторитетных людей» (25%), «всех без разбора, по произволу власти, по доносу завистников» (45%). В меньшинстве оказались полагающие, что объектом преследований стали противники советской власти (10%) или, наоборот, ее наиболее преданные сторонники (8%). В количественных оценках жертв гонений респонденты чаще всего исходят из величин, составляющих сотни тысяч или несколько миллионов (по 21%).

Побудительные мотивы организаторов и исполнителей репрессий также трактуются в традиционном ключе (табл. 4). Спектр их достаточно велик и разнообразен, включая в себя чувства страха самим попасть под репрессии (47%), чувства долга и необходимости выполнения приказов (22%), идейные соображения (21%), отсутствие особых побуждений и равнодушие (20%), корыстные побуждения (18%) и садизм (9%).

Особый интерес представляют данные опроса, свидетельствующие об отклонении от хорошо известного «десталинизаторского» видения истории межвоенного периода нашей страны. Так, две трети опрошенных (64%) отрицают смысл поиска виновных за репрессии. Иначе думает, отстаивая целесообразность этого поиска, только каждый пятый (21%). В вопросе о покаянии за репрессии – популистском лозунге времен перестройки, исполненном немалой демагогии, – самой многочисленной группой (28%) оказались отрицающие необходимость какого-либо покаяния. Правда, известная дань «десталинизаторским» принципам все же отдается: по этой логике, покаяться обязаны дожившие до наших дней авторы «расстрельных» приказов (23%), их исполнители, работавшие в правоохранительных органах (21%). Гораздо меньшее число сторонников собрали заведомо нелепые мнения, всерьез ожидающие покаянных самобичеваний от всего народа (11%), от нынешних политических руководителей страны (8%), от нынешних же руководителей силовых ведомств и лидеров КПРФ (по 7%).

Около половины респондентов (49%) видят смысл в активном обсуждении событий тех прошедших лет ради поддержания исторической памяти, однако немало и тому противящихся (37%), предпочитающих не ворошить прошлое, следуя линии на ненапоминание о нем. Сохранение исторической памяти обычно мотивируется тем, что она является гарантией от повторения чего-либо подобного репрессиям «эпохи Сталина». Определенную вероятность такого хода событий предвидят 3% респондентов, вероятность с оговорками («скорее да») допускает 21% (в2007 г. – 14%), а свыше половины (51%) так или иначе отрицают возможность повторения прошлого.

Таким образом, потенциал «десталинизаторства» - политической технологии, заключающей в себе антикоммунистическую направленность, – хотя и демонстрирует живучесть составляющих его стереотипов, все же во многом исчерпал свои былые возможности.

 

«Единая Россия» и Народный фронт

 

Исследование «Левада-Центра» зондирует мнения относительно «Единой России» и Народного фронта – одной из самых резонансных политических инициатив партии власти в последнее время (http://www.levada.ru/28-08-2012/edinaya-rossiya-i-narodnyi-front, опрос 17-21 августа2012 г. по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1601 человека в возрасте 18 лет и старше в  130 населенных пунктах 45 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%).

Ставшее уже крылатым выражение, согласно которому «Единая Россия» – это «партия жуликов и воров», набирает все большее число сторонников: еще совсем недавно эту уничижительную оценку разделял каждый пятый, в последнее же время с ней скорее согласна почти треть респондентов (30%). В общей сложности осудительные позиции по отношению к партии власти занимают 45% опрошенных. Впрочем, почти столько же (42%) не склонны принимать столь радикальной точки зрения. Мнения на данный счет разделились, таким образом, практически поровну.

Как бы то ни было, потенциал негативных мнений по поводу партии власти представляется достаточно высоким, отражаясь, по всей видимости, на степени доверия к ней (табл. 5). Действительно 40% опрошенных в этом доверии ей отказывают, однако почти половина респондентов (48%) продолжает ей доверять. Судьба Народного фронта по части выражаемого ему доверия складывается менее удачным образом (табл. 6): этот политический проект, в свое время широко разрекламированный, практически исчез из медийного обращения. Соответственно сильно поубавилось число его твердых сторонников, за последние полгода оно сократилось с 22% до 4%. Каждый пятый (21%) предпочитает выражать доверие по более осмотрительной формуле «скорее да». В общей сложности среди доверяющих Народному фронту ныне числится каждый четвертый (25%).

Ряды скептиков, исповедующих недоверие к этой инициативе партии власти, несколько поредели: если раньше они составляли более половины респондентов (52%), то теперь их количество зафиксировано на уровне 43%, причем наибольшая убыль наблюдается среди сторонников категорично негативной точки зрения на Народный фронт (с 34% до 21%). Эти данные, по всей вероятности, свидетельствуют о том, что изначально эта идея, предполагавшая создание широких межпартийных союзов во главе с «Единой Россией» или, на худой конец, приобретение ею когорты разношерстных «сателлитов», имела сугубо конъюнктурный характер, будучи продиктована нуждами и соображениями предвыборной кампании.

 

Отношение к первым лицам государства

 

Все службы общественного мнения в привычно традиционном ключе выстраивают высокие рейтинги доверия первым лицам государства – президенту и премьеру. Так, например, согласно данным исследования службы «Башкирова и партнеры» (http://bashkirova-partners.ru/news/realize/1580/,  июль-август2012 г. по всероссийской репрезентативной выборке взрослого населения (18+), личные интервью по месту жительства, опрошено 1500 респондентов, в 8-ми федеральных округах, 46-ти субъектах РФ, 100 населенных пунктах, 168 точек опроса, ошибка выборки составляет 2,5%), более половины респондентов довольны работой лидеров государства. Но при этом тем, как проявил себя Владимир Путин, респонденты довольны чуть больше, чем тем, как проявил себя Дмитрий Медведев: 66% участников исследования одобряют деятельность Владимира Путина и 58% - деятельность Дмитрия Медведева.

Респонденты старшего возраста положительно оценивают деятельность премьер-министра чаще, чем их более молодые соотечественники. Доля респондентов, абсолютно довольных деятельностью Дмитрия Медведева, среди лиц старше 65-ти составляет 22% при среднем по выборке – 13%. Деятельность Владимира Путина представители различных поколений оценивают примерно одинаково: доля абсолютно довольных колеблется от 18% до 25% при среднем по выборке – 22%.

Заметная разница в оценках наблюдается между жителями города и села. Так, в той или иной степени довольны деятельностью Дмитрия Медведева 55% городских и 68% сельских жителей. Для Владимира Путина эти доли составляют 64% и 71% соответственно.

Самые явные различия в отношении к деятельности лидеров наблюдаются по региональному признаку. Доля довольных и скорее довольных деятельностью Дмитрия Медведева колеблется от 49% в Уральском федеральном округе до 86% в Дальневосточном федеральном округе. Для Владимира Путина самый низкий показатель в Сибирском федеральном округе – 56%, самый высокий - в Дальневосточном (93%).

В том же русле располагаются данные Фонда «Общественное мнение» (http://bd.fom.ru/pdf/d34ind12.pdf, опрос «ФОМнибус», 25–26 августа, 204 населенных пункта, 64 субъекта РФ, 3000 респондентов, статистическая погрешность – 2,3%), оценивающие балансовый индекс доверия В. Путину в 52,6, а Д. Медведева – в 49,2.

Из этой совокупной гармоничной картины одобрения и доверия заметно выбиваются некоторые данные «Левада-Центра»   (http://www.levada.ru/24-08-2012/polovina-rossiyan-khochet-videt-novogo-cheloveka-v-prezidentskom-kresle-posle-2018-goda, опрос 17-21 августа2012 г. по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1601 человека в возрасте 18 лет и старше в  130 населенных пунктах 45 регионов страны, статистическая погрешность не превышает 3,4%).

В частности, половина опрошенных (49%) ратует за появление на посту главы государства по итогам выборов2018 г. другого человека (табл. 7). Эти ожидания существенно контрастируют с самой философией властных кругов страны, фактически исповедующих принципы и отстаивающих политическую формулу «преемственности власти», разработанную кремлевскими политтехнологами еще на излете «эпохи Ельцина». И хотя сама формула в ее изначальной редакции имела короткий век, быстро вышла из обращения и была «заархивирована», ее суть продолжала свое существование, воплощаясь, к примеру, в хорошо известном властном «тандеме». И вот эта старая и достаточно обветшавшая формула власти, какими бы видоизменениями она ни сопровождалась, отвергается доброй половиной наших соотечественников. В лучшем случае только каждый пятый (22%) готов смириться с сохранением после2018 г. президентского поста за В. Путиным. Еще менее популярна другая идея – замещение, по законам «тандемного» маятника, на посту главы государства В. Путина Д. Медведевым (7%).

Соображения, которыми продиктована столь негативная позиция, сводятся к уверенности в том, что правящая элита движима стремлением любой ценой удержать власть и защитить достигнутое ею положение (35%). Правда, вера в альтруистические мотивации власти, в ее высокие помыслы далеко еще себя не исчерпала. Каждый четвертый (25%) всерьез верит в стремление власть предержащих превратить Россию в современную, экономически развитую, социально благополучную страну. Еще столько же усматривают в этом благое стремление вернуть стране статус великой державы, восстановить прежний геополитический баланс сил.

 Зондаж по иной шкале мнений (табл. 8) также выявляет треть скептически настроенных по отношению к нынешней власти (37%), полагающих, что в стране идет становление авторитарного режима (14%), что наблюдается нарастание беспорядка и хаоса (23%). Эти же явления общественной жизни на противоположном полюсе получают совсем иное толкование. В них, наоборот, усматривается наведение порядка (36%) либо, но в значительно меньшей степени – становление демократии (10%). 

Таким образом, в обществе существует ареал оппозиционных настроений, оцениваемый примерно в одну треть мнений, до поры до времени уравновешиваемый, а по некоторым позициям перевешиваемый сторонниками власти, для которых он тем не менее создает фактор, затрудняющий реализацию власти в ее прежнем виде и в соответствии с ее старыми и изживающими себя формулами.

 

Таблица 1

Знаете ли Вы о репрессиях 1938-1939 годов?

 

См. таблицу 1 в иллюстрациях к материлу

 

Таблица 2

С каким из следующих мнений по поводу этих репрессий Вы бы скорее согласились?

 

См. таблицу 2 в иллюстрациях к материлу

 

 

Таблица 3

Кто, на Ваш взгляд, в основном подвергался репрессиям в 1937-1938 годах?

 

См. таблицу 3 в иллюстрациях к материлу

 

 

Таблица 4

Как Вы думаете, исходя из каких побуждений действовали организаторы и исполнители этих репрессий?

 

См. таблицу 4 в иллюстрациях к материлу

 

 

Таблица 5

Доверяете ли Вы партии «Единая Россия»?

 

См. таблицу 5 в иллюстрациях к материлу

 

 

Таблица 6

Доверяете ли Вы Общероссийскому Народному фронту?

 

См. таблицу 6 в иллюстрациях к материлу

 

 

Таблица 7

Вы бы хотели, чтобы через 6 лет Путин был избран на пост президента России еще на один срок или чтобы через 6 лет его на этом посту сменил Медведев или другой человек?

 

См. таблицу 7 в иллюстрациях к материлу

 

 

Таблица 8

Что сейчас происходит в стране?

 

См. таблицу 8 в иллюстрациях к материлу

 

 

Сектор политического мониторинга

Отдела по информационно-аналитической работе

и проведению выборных кампаний ЦК КПРФ

 

 

 

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
10 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.