АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ. Результаты наблюдения за трудовыми протестами в России в первой половине 2012 г.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ

 

Составитель: Петр Бизюков,

ведущий специалист социально-экономических программ ЦСТП

 

Введение

 
В данном отчете будут представлены результаты наблюдения за трудовыми протестами в России в первой половине 2012 г. Мониторинг трудовых протестов разработан в ЦСТП в 2008 г. и ежемесячно ведется пятый год. Основной причиной создания мониторинга стало почти полное отсутствие, хотя бы в малейшей степени надежной, информации о количестве трудовых протестов. Государственная статистика на протяжении последних лет не дает практически никакой информации о числе забастовок. Поэтому мониторинг ЦСТП на сегодняшний день это единственный систематический открытый источник, где отражается информация о количестве трудовых протестов, на основании которых можно судить об уровне конфликтности в пространстве социально-трудовых отношений современной России.

В рамках мониторинга делается попытка не только отследить общее число протестов, но и их динамика, а также некоторые другие характеристики, позволяющие увидеть особенности современных протестов. Изучение трудовых протестов позволяет ответить на вопрос о том, каков уровень и каковы причины конфликтности в сфере социально-трудовых отношений. Разумеется, здесь надо соотнести понятия «трудовой конфликт» и «трудовой протест». Трудовые конфликты это более широкое понятие, чем трудовые протесты. Трудовой конфликт - этодействия участников социально-трудовых отношений (акторов), направленные на отстаивание своих интересов и социальных позиций. Такие действия весьма разнообразны, сложны и чаще всего видны только непосредственным участникам конфликта. Трудовые конфликты отражают важнейшую особенность трудовых отношений – способ их регулирования. Они показывают состав участников, особенности занимаемых ими позиций, способы их взаимодействия и, в конечном счете, перспективы развития трудовых отношений.

Важность трудовых конфликтов настолько велика, что их учетом занимаются государственные статистические органы. Однако в России на протяжении уже целого ряда лет такой учет просто отсутствует. В последние годы Госкомстат РФ публикует данные показывающие, что в стране либо вообще нет забастовок, либо они единичны. Мониторинг ЦСТП полностью опровергает данные Госкомстата – в стране происходят сотни трудовых протестов и десятки забастовок.

Почему Госкомстат не видит забастовок? На первый взгляд – все дело в методике учета. Статистики должны учитывать только законные забастовки, т.е. те которые происходят в соответствии с требованиями, изложенными в законе. Уже много раз говорилось о том, что требования к организации забастовок настолько сложны и запутанны, что их следует рассматривать как запретительные. Эти требования позволяют не сделать забастовку законной, а скорее позволяют не допустить возникновения законных забастовок. И, как показывают данные статистики, с этой задачей закон справляется. Сюда же надо добавить особенности порядка регистрации забастовок, который носит уведомительный характер, т.е. в соответствии с ним работодатель должен сообщить в региональную комиссию по трудовым спорам или в местный департамент труда о трудовом споре, который по многим причинам может не перерасти в забастовку. Но, как правило, работодатели этого не делают – зачем «выносить сор из избы»? И в целом ситуация выглядит нормальной – забастовок нет, властям можно не беспокоиться.

Между тем, конфликты, о которых должны сигнализировать забастовки, из-за отсутствия официальной статистики никуда не исчезли. Они существуют и некоторые из них перерастают не только в забастовки, но даже и в социальные волнения. Отсутствие возможности провести законную забастовку привело к тому, что конфликты трансформируются протесты, форма которых выбирается произвольно. И такие протесты, действительно, средствами статистики, тем более государственной, фиксировать невозможно. Широкая палитра протестных действий работников может описываться только методами социологического наблюдения, которое предполагает вариацию наблюдаемого явления, т.е. отсутствие жесткого заданного образца.

Учет количества протестов направлен на то, чтобы пролить свет на уровень конфликтности в сфере социально-трудовых отношений, своевременно увидеть нарастание конфликтов и, тем самым, предотвратить более сложные социальные возмущения, в которые могут трансформироваться трудовые протесты.

Мониторинг ЦСТП направлен именно на эту цель. Если государственная система не может (или не хочет) учитывать и публиковать данные о трудовых конфликтах и протестах, то это не значит, что никто не должен этого делать. Мониторинг ЦСТП не лишен недостатков, но, как показывает опыт нескольких лет наблюдений, получаемые данные неплохо увязываются с общей логикой развития социально-экономической жизни, а также позволяют характеризовать уровень конфликтности, ее причины и последствия.
 

Методика и информационная база исследования

 

Предметом данного исследования стали трудовые протесты. Под протестом здесь понимается открытая форма трудового конфликта, в рамках которого работники предприятия (организации, корпорации) или трудовая группа, имеющие определенного работодателя, предпринимают  действия, направленные на отстаивание своей социально-трудовой позиции путем воздействия на работодателя или других субъектов, способных определять позицию работодателя, с целью ее изменения.

В качестве информационной базы исследования, как и в предыдущие годы, стал мониторинг трудовых протестов ЦСТП, который ведется с января 2008 г.

Мониторинг ЦСТП по трудовым протестам осуществляется на основе анализа интернет-сообщений публикуемых на новостных сайтах, в интернет-газетах и на информационных порталах, посвященных социально-экономической тематике. Такие сообщения в последние годы весьма оперативны и появляются, как правило, в тот же день, когда возникает конфликт, а точнее, когда начинаются какие-то действия, по разрешению возникшего между работниками и работодателями конфликта. Разумеется, что журналисты, сообщая о трудовом конфликте, не всегда приводят всю информацию, которая нужна для полного и всестороннего анализа конфликтной ситуации.

Но, тем не менее, большинство конфликтов  описываются достаточно полно. На основе ежедневного мониторинга прессы выделяются сообщения о трудовых и близких к ним протестах и конфликтах. Значительная часть сообщений поступает со специализированных интернет-порталов, посвященных трудовой тематике, таких как сайт института «Коллективное действие» (http://www.ikd.ru/), LabourStart (http://www.labourstart.org/ru/), «Рабочая борьба» (http://www.rborba.ru/), «Профсоюзы сегодня» (http://www.unionstoday.ru/news/), профсоюзная газета «Солидарность» (http://www.solidarnost.org/)  центральные и региональные информационные агентства и др., всего более 80 сайтов.

В последние годы сообщения о трудовых протестах стали стандартной темой, которая появляется в весьма разнообразных источниках. О трудовых протестах пишут в местных, локальных, региональных источниках (газетах, радио- и телеканалах, интернет-порталах и форумах). Это, с одной стороны, усложняет процедуры поиска сообщений о протестах, но с другой дает более подробную и разнообразную информацию. Тем более, что в последние годы в области интернет-поиска произошел существенный прогресс.

После первичного отбора текст каждого отобранного сообщения анализируется с точки зрения того, попадает ли описанное событие под понятие трудового протеста. Для этого, прежде выявляется описание факта протестного действия, наличия хотя бы одного требования, связанного с трудовыми отношениями, указанием на принадлежность протестующих к числу работников конкретного предприятия или профессиональной группе. Эти требования являются минимальными, для того, чтобы сообщение было занесено в текстовую базу данных сообщений о трудовых протестах. После этого из текста выделяется еще ряд параметров, позволяющих получить дополнительную информацию о протестах. Как правило, при анализе текста удается получить стандартную информацию о

  • месте протеста (федеральный округ, регион, город, муниципальное образование);
  • дате начала и окончания (год, месяц, день)
  • отрасли, к которой принадлежит предприятие или работники;
  • причинах протеста;
  • формах протеста, в том числе об остановках работы;
  • и иногда о результатах, достигаемых участниками конфликтов.

 Есть еще ряд параметров, позволяющих получать очень важную информацию о трудовых конфликтах, которая содержится в сообщениях. Например, это информация о первичности конфликта, т.е. о том, первый раз он возник или это уже повторная акция, в рамках которой работники и работодатели выясняют свои отношения. Кроме того очень важно фиксировать, какое участие принимает в трудовых конфликтах принимают профсоюзы и другие представительные органы работников.

По каждому из выделенных параметров есть несколько значений, как альтернативных, так неальтернативных (многовариантных). Все параметры кодируются и заносятся в количественную базу данных (SPSS-файл) и в дальнейшем с ее помощью получаются количественные оценки трудовых протестов и проводится статистический анализ данных. 

За четыре года в базу данных была включена информация о 831 случае трудовых протестов.  

 

Количество трудовых протестов

 

В таблице 1 приведены данные мониторинга трудовых протестов ЦСТП за четыре с половиной года. В таблице приведены данные обо все протестных акциях, т.е. событиях, связанных с действиями работников по отстаиванию своих социально-трудовых интересов. Минимальной формой протеста является выдвижение сформулированных требований по изменению социально-экономической ситуации или трудовых отношений на предприятии (в организации). В качестве инициатора протеста рассматриваются работники (организованные или не организованные в профсоюз), предпринимающие, в том числе и вместе с представителями других групп и организаций, протестные действия. Особо выделяются протестные акции работников, приводящие к полной или частичной остановке деятельности предприятия или организации или к прекращению выполнения работниками своих функций в рабочее время (стоп-акции). Стоп-акции не всегда проходят в форме забастовок. Под стоп-акцией понимается и законная форма отказа от работы в связи с более чем двухнедельной задержкой заработной платы, и прекращение работы одним или несколькими работниками, но которое не приводит к остановке работы предприятия или подразделения, например, из-за использования штрейкбрехеров.

В рамках мониторинга ЦСТП не учитывается параметр законности – здесь учитываются все виды протестов, а не только законные забастовки.

На основании данных мониторинга можно охарактеризовать интенсивность трудовых протестов, которая характеризуется через среднемесячное число акций и напряженность трудовых протестов, определяемую долей стоп-акций в общем числе акций протеста. Данные о количестве трудовых протестов представлены в табл. 1.

 

Таблица 1

Общее и среднее количество трудовых протестов за 2008-2011 г.

 

 

 

Общее число акций (в т.ч. за 6 мес.)

Интенсивность протестов (среднемесячное число акций, в т.ч. за 6 мес.)

Общее число стоп-акций (в т.ч. за 6 мес.)

Среднемесячное число стоп-акций (в т.ч. за 6 мес.)

Напряженность протестов (доля стоп-акций,  в т.ч. за 6 мес.) (%)

2008

93 (36)

7,75 (6,0)

60 (23)

5,0 (3,8)

64,5 (63,9)

2009

272 (130)

22,7 (22,0)

106 (60)

8,8 (10,0)

38,9 (46,1)

2010

205 (102)

17,1 (17,0)

88 (44)

7,3 (7,3)

42,9 (43,1)

2011

262 (123)

21,8 (20,5)

91 (46)

7,6 (7,7)

34,7 (37,4)

2012*

146

24,3

53

8,8

36,3

 

*Примечание: данные за 6 месяцев

 

В первом полугодии 2012 г. зафиксировано 146 трудовых протеста. Это максимальное значение за первые шесть месяцев года, зафиксированное за пять лет наблюдения. Причем превышение над количеством предыдущего максимума (в 2009 г. – 130 протестов) составило 12 %. На протяжении 5-ти месяцев наблюдались рекордные значения месячных значений числа протестов. Только в июне, вопреки сложившейся ситуации месячное значение не было максимальным, хотя и здесь было зафиксировано 22 протеста. Подробнее месячную динамику можно увидеть на рис. 1. С 2010 наблюдается увеличение числа протестов, о котором можно судить по показателю интенсивности протестов за первые погода, который за эти три года увеличился с 17 до 24 акций, или на 43%. Причем, если в 2011 и 2010 гг. этот показатель не превышал значений кризисного 2009 г., то в нынешнем году он его уверенно превзошел. В среднем в текущем году акция протеста происходит каждый рабочий день, и даже немного чаще. Тенденция увеличения уровня протестности – очевидна (см. рис. 3).

 
При этом темпы роста в текущем году не самые высокие – меньше, чем предыдущие годы, когда наблюдались значительные скачки, например, двухкратное увеличение числа протестов. В 2012 г. динамика протестов такова: трехмесячный (январь-апрель) рост и двухмесячное (май-июнь) снижение. Это нетипичная картина, так как обычно в июне протесты достигали пиковых значений и превышали майский уровень. Провал пиковых значений наблюдался и в прошлом году, только не июне, а в июле. Зато потом этот провал был неожиданно компенсирован скачком числа протестов в сентябре. Возможно, что в нынешнем году будет наблюдаться нечто похожее – необычное отсутствие пика будет компенсировано всплеском в будущие месяцы.

Нельзя также, сбрасывать со счетов и следующее обстоятельство: в первой половине июня 2012 г. было радикально изменено законодательство о митингах и организаторам и участникам стали грозить просто гигантские штрафы – до нескольких сот тысяч индивидуальным лицам и нескольким миллионам для юридических. Учитывая, что значительная часть трудовых протестов проходит в виде митингов и пикетов, вполне резонно предположить, что часть работников и профсоюзов просто испугались такой угрозы и отложили свои акции протеста, либо вовсе от них отказались.

А вот количество стоп-акций за первые шесть месяцев рекордным не стало – зафиксировано 53 акции (максимум за полгода зафиксирован в 2009 г. – 60 стоп-акций). Однако этот показатель превышает уровень и прошлого, и позапрошлого года. Тем не менее, показатель напряженности протестов в первом полугодии имеет минимальное значение – чуть более трети всех акций проходит с остановкой работы. На рис. 2 отражена динамика показателя напряженности протестов.
 
Рис.2 Доля стоп-акций (% от общего числа акций)

 

 

Очевидно, что колебания этого параметра, связаны прежде всего с колебанием общего числа протестов, потому что изменение количества самих стоп-акций меньше. Хотя общая тенденция явно направлена на повышение (см. рис. 3), такие протесты увеличиваются не столь интенсивно, как протесты не связанные со стоп-акциями.

 

Из этого факта вытекает один очень важный вывод, характеризующий ситуацию с трудовыми протестами. Рост числа трудовых протестов происходит не за счет акций, которые традиционно называют «забастовкой». Это иные акции, немалая часть которых вообще проходит мимо работодателя и адресована каким-то внешним адресатам, прежде всего властям. Классическая форма трудового конфликта в виде забастовки, т.е. акции связанной с остановкой работы, нанесением экономического ущерба работодателю, оказывается нераспространенной. Вместе с тем, количество акций протеста нарастает, но проходят они в иных формах, которые будут рассмотрены ниже.
 
Территориальная распространенность трудовых протестов

 

Локализация трудовых протестов показывает, насколько широко и насколько интенсивно они распространены по территории страны. Данные о распределении трудовых протестов по федеральным округам приведены на рис 4.

 

 

Примечание: в 2012 г. приведены данные за 6 мес.

 

По сравнению с 2011 г. состав лидеров несколько изменился. Абсолютное лидерство за собой сохранил Центральный федеральный округ, на долю которого в 2012 г. пришлась пятая часть всех протестов. Это меньше, чем в 2011 г., столь безоговорочного лидерства, как в прошлом году уже нет. На второе место по уровню протестности вырвался Дальневосточный округ, который опередил и Северо-Западный, и Сибирский округ, которые в прошлом году занимали, соответственно, второе и третье места. На долю Северо-Западного, Уральского, Поволжского и Сибирского округов – приходится примерное равное количество протестов – от 11 до 13%. На три процентных пункта выросла доля Северо-Кавказского округа, однако, это не дает оснований говорить о том, что там происходит значимый рост уровня протестности.

В 2011 г. для характеристики региональной распространенности протестов пришлось ввести позицию, связанную с тем, что протесты стали возникать на предприятиях, которые контролируются российскими собственниками, но находятся за рубежом (Украина, Абхазия, морские суда). А в первой половине 2012 г. появилась необходимость ввести еще одну характеристику – межрегиональные акции протестов, которые одновременно проводятся не только в нескольких городах, но и в разных регионах. Самой яркой межрегиональной акцией 2012 г. стал протест адвокатов против низких расценок на госуслуги (март-май), который проводился в 25 регионах станы. Разумеется, что рассматривать такой протест, как 25 изолированных протестов было нельзя – поэтому была введена новая опция – «межрегиональная акция протеста». Кроме адвокатов к таким акциям прибегают водители дальнобойщики, некоторые профсоюзы.

Более детальное представление о распространенности трудовых протестов можно получить с помощью показателей территориальной распространенности  и средней протестной нагрузки в расчете на один регион [1]. Распространенность протестов, которая фактически является долей регионов, в которых зафиксированы протесты, т.е. по какой площади «размазаны» протесты в том или ином периоде. А показатель нагрузки говорит о том, какова «толщина» слоя протестов в каждый из периодов. Данные соответствующих показателей приведены в таблице 2.

 

Таблица 2

Данные о территориальной распространенности и средней протестной нагрузке на один регион за 2009-2011 гг. в целом и по федеральным округам

 

 

2009

(за 6 мес.)

2010

 (за 6 мес.)

2011

(за 6 мес.)

2012*

Распространенность трудовых протестов

0,67 (0,51)

0,72 (0,53)

0,72 (0,58)

0,6

Протестная нагрузка на один регион

4,9 (3,09)

3,4 (2,36)

4,3 (2,6)

2,92

 

* Примечание: данные за 6 месяцев

 

С точки зрения распространенности трудовых протестовв 2012 г. зафиксированы максимальные полугодовые значения, причем, тенденция к увеличению прослеживается вполне отчетливо. Правда, годовой показатель распространенности протестов последние два года не менялся. Полугодовой показатель напряженности трудовых протестов последние три года нарастает и почти приблизился к уровню 2009 г., что позволяет предположить, что и по итогам года этот показатель может превысить показатели предыдущих годов. Рост этих показателей свидетельствует о дальнейшем распространении протестов по стране. Медленно, но постепенно они охватывают страну. Причем речь идет не только о распространении протестов на новые территории, но об увеличении числа протестов на тех территориях, где они стали уже традиционными.

 

Отраслевая распространенность трудовых протестов

 

Распространенность трудовых протестов по отраслям представлена на рис. 5.

 

 

Примечание: в 2012 г. приведены данные за 6 мес.

 

Главным изменением отраслевой структуры, которое происходит на протяжении последних полутора лет, является снижение доли протестов промышленности и увеличение протестов транспортников. В первой половине 2012 г. доля протестов на промышленных предприятиях составила 38 % - это почти столько же, сколько и в 2011 г. (40 %), но меньше чем в 2010 г. (48 %) и 2009 г. (56 %). Если в текущем году эта доля сохранится, то можно будет говорить о том, что протесты перестают быть промышленными и перемещаются в другую сферу. Как и в прежние годы, среди промышленных отраслей лидером по числу протестов остается машиностроение – на долю которого приходится 12 % всех протестов, или почти треть всех протестов в промышленности. Второе место уверенно занимает пищевая промышленность – 6 % числа всех протестов, или шестая часть всех промышленных протестов.

Второе место, в период за 6 месяцев текущего года, по количеству протестов уверенно держит транспорт (27 %), и главным образом, городской. В прошлом году доля транспортников составляла 23 %, а в 2010 и 2009 гг. составляла 17 %. С 2011 г. протесты водителей городских маршрутов стали весьма распространенными. Во многом это связано с тем, что в настоящее время происходит очередная перестройка городского транспортного хозяйства. Если в промышленности конфликты весьма разнообразны по формам и причинам, то протесты городских транспортников практически всегда связаны с двумя причинами – низкие тарифы и передел рынков перевозок. Водители обычно прибегают к митингам и прекращению работы на маршрутах

В остальных отраслях доля протестов невелика и почти не меняется. Стабильной остается доля протестов в бюджетной сфере. В 2011 г. на долю бюджетников приходилось пятая часть всех протестов. В текущем году на долю бюджетников приходится не 16 %.

Также неизменной, на уровне 7 % остается доля протестов в ЖКХ.

В 2012 г. тенденция, наметившаяся ранее, и связанная с уменьшением доли промышленных протестов стала более очевидной. Однако, надо учитывать, что промышленность не становится менее конфликтной отраслью – абсолютное число промышленных протестов меняется незначительно. Например, в первом полугодии нынешнего года зафиксировано 55 акций на промышленных предприятиях, а в прошлом, за тот же период – 53. Но за счет того, что общее число протестов в 2012 г. больше, то доля промышленных протестов уменьшилась. Но это же в свою очередь означает, что увеличение числа протестов произошло за счет увеличения количества протестов транспортников. Таким образом, происходит не снижение уровня протестов в промышленности, а весьма ощутимое нарастание протестов в еще одной отрасли – на транспорте и, прежде всего, в сфере городских пассажирских перевозок.
 

Причины трудовых протестов

 

Данные о причинах трудовых протестов приведены на рис. 6.

 

Примечание: в 2012 г. приведены данные за 6 мес.

 

Единая причина трудовых протестов исчезла окончательно. С 2008 по 2010 гг. главной причиной трудовых протестов были невыплаты заработной платы. В прошлом году эта ситуация стала меняться – исчезла единственная главная причина, появилась тройка первостепенных причин. Это задержки зарплаты, низкая зарплата и политика руководства [2]. В первом полугодии 2012 г. эта ситуация стала очевидной, после того, как доля такой причины, как низкая зарплата повысилась с 26 до 34%.

Сохранение высокой доли протестов из-за задержек заработной платы (32 % в 2012 г.) позволяет говорить, что трудовые отношения, в какой-то своей части, до сих остаются за пределами экономического и правового поля. При этом надо учитывать, что протесты это всего лишь видимая часть конфликтов, своего рода «надводная часть айсберга». То, что доля таких конфликтов в последние полтора года уменьшилась, свидетельствует о некоторой нормализации ситуации, но степень этой нормализации весьма скромная.

Низкая заработная плата, как причина трудового конфликта и даже (34 % в 2012 г.) протеста, выглядит вполне нормально. Эту причину следует рассматривать, как проявление разных позиций участников трудовых отношений по поводу распределения производимого предприятием дохода. Какое-то количество возникающих здесь противоречий, безусловно, должно решаться через протесты. Это дает возможность выстраивать отношения не только непосредственным участникам конфликта, но и другим акторам (работникам, работодателям и даже властям других предприятий и регионов), которые наблюдают за происходящими конфликтами и протестами. Появление протестов из-за низкой заработной платы может служить хорошим индикатором для понимания того, где находится нижняя планка оплаты для отдельных регионов и отраслей, каков тот уровень, который вызывает напряжение.

Третья по счету, но не по значимости, причина, связана с политикой руководства предприятий (35% в 2012 г.). В экономике страны сейчас происходят бурные процессы, связанные с реорганизациями, целью которых является приспособление к той политико-экономической среде, которая сложилась, и с переделом собственности, который более или менее интенсивно постоянно идет. В ходе этих манипуляций собственники и управленцы перекраивают свои предприятия и организации так, как они могут, как им диктует конъюнктура, налоговая ситуация и т.п. В ходе этих реорганизаций, безусловно, меняются социально-трудовые отношения на этих предприятиях, и это затрагивает положение работников, их интересы. Но по сложившейся традиции, позиция работников не имеет для современных российских работодателей большого значения и они весьма редко учитывают их интересы, меняя структуру организации, экономическую политику и т.п.

Самым ярким примером последнего полугодия могут служить многочисленные конфликты на рынках городских пассажирских перевозок. Чиновники из мэрий многих городов пытаются перекраивать эти рынки, вытесняя оттуда независимых перевозчиков и внедряя туда «своих». Такие изменения часто сопровождаются тем, что меняются расценки, тарифы, системы оплаты, организационные структуры, причем, довольно часто в пользу новых структур. Водители и перевозчики выходят на митинги, останавливают маршруты, требуя если не отмены несправедливы, с их точки зрения новаций, то хотя бы их большей справедливости.

На основании данных можно выделить и группу второстепенных причин, служащих поводами для протестов, интенсивность которых, несколько ниже. Это такие, как увольнения и сокращения (16% в 2012 г), отказ администрации от переговоров (12% в 2012 г.) и ухудшение условий труда (11% в 2012 г.). Малозначимыми причинами протестов могут быть названы такие, как изменения режима труда (7% в 2012 г.), изменение систем оплаты труда (6% в 2012 г.), рост потребительских расходов (1 % в 2012 г.)

Примечательно, что каждый год, при изучении причин трудовых протестов приходится фиксировать новые причины, которые не укладываются в используемый перечень причин. В текущем году «другие» причины были зафиксированы в 18 % случаев от общего числа протестов. Чаще всего это требования нетрудового характера, которые выдвигаются работниками в рамках трудового протеста, особенно если они протестую вместе с общественными организациями и гражданскими объединениями. Например, акция протеста против закрытия детских садов и увольнения работников, которая проводится совместно с родителями и жителями, которые выдвигают требования сохранить дошкольное образование и т.п. В других случаях это могут быть причины, связанные с трудовыми отношениями, но редко встречающимися. Например, рабочие одного из автомобильных заводов, недовольные действиями своих мастеров потребовали в ходе переговоров по колдоговору ввести выборность мастеров. Значительная доля причин, которые попадают в категорию «другое» свидетельствует, как минимум о двух особенностях. Во-первых, работники все чаще ставят вопрос шире, рассматривая свои трудовые проблемы в более широком социальном контексте. Они не просто требуют остановить увольнения работников детских учреждений, а изменить политику в сфере дошкольного образования. Во-вторых, они начинают различать все более мелкие нюансы своей трудовой ситуации – выдвигают не одно общее требование, а несколько и, порой, весьма конкретных. Разумеется, детальные требования бывает трудно «рассортировать» по категориям.

Одной из причин протестов, которая стала чаще встречаться в последние месяцы и пока попадает в категорию «другое» является недовольство распространением заемного труда и аутсорсинга. Если интенсивность появления этой причины сохранится на нынешнем уровне, то по итогам 2012 г. можно будет ее формализовать и выделить как отдельную позицию в перечне причин.

 
Классификация протестов по видам выдвигаемых требований. Накопленный за четыре с половиной года массив данных позволяет проводить более сложные виды анализа, и в частности, классифицировать имеющиеся случаи. Протесты не всегда возникаю по одной единственной причине. Логика трудовых протестов в российской экономике такова, что это реакция на запущенную ситуацию, которую работники уже не могут терпеть. Поэтому к моменту, когда чаша терпения переполняется, у работников, как правило, имеется не один, а несколько поводов для протеста. Начиная акцию, работники и их представители могут назвать целый букет причин, заставляющий их организовывать протестные действия.  Причем, прослеживается устойчивая тенденция к увеличению числа причин протестов (см. табл. 3).

 

Таблица 3

 

Данные о количестве причин трудовых протестов 2008-2012 гг.

 

 

2008

2009

2010

2011

2012*

Доля протестов, где выдвигается только одна причина (%)

83

63

63

52

47

Среднее количество причин, приходящихся на один протест

1,21

1,49

1,53

1,66

1,72

 

*Примечание: данные за 6 месяцев

 

Протесты, с точки зрения причин, вызывающих их, становятся многопричинными. Доля протестов, вызванных только одним поводом, снизилась почти вдвое. Появились протесты, в ходе которых выдвигается до пяти требований сразу. Например, в феврале 2012 г. прошла акция протеста авиаторов (диспетчеров, пилотов, стюардесс) 18 аэропортов, входящих в состав авиакомпании «Аэропорты Севера» выдвинули требования, в которых протестовали против низких зарплат, несправедливой системы оплаты труда, угроз сокращения, тяжелых условий труда и отказа администрации от переговоров. Все это было перечислено в письме к властям, с которым работники обратились к властям, и в котором они угрожали крупномасштабной забастовкой

Однако набор причин, побуждающих работников к протесту, не формируется произвольно. Существуют устойчивые группы причин, которые вполне поддаются классификации, например, с помощью процедуры факторного анализа [3]. Полученные результаты (см. табл. 4) показывают, наличие четырех устойчивых групп.Первый фактор имеет высокие корреляции с такими причинами, как низкая зарплата и неприятие работниками действующей или внедряемой системы оплаты труда. Это, по сути дела две стороны одной медали. Ведь протесты против систем оплаты связаны с тем, что из-за них работники либо теряют зарплату, либо, если речь идет о внедрении, будут терять зарплату. Поэтому первый фактор указывает на существование протестов, связанных с низкой оплатой труда, т.е. можно с определенной долей уверенности говорить о существовании «зарплатных протестов».

Второй фактор связан с двумя другими, тоже взаимосвязанными между собой причинами протестов. Это «угроза увольнений» и «политика руководства». Выше уже говорилось, что под «политикой руководства» понимаются действия, связанные с реорганизацией, закрытием и т.п. действиями управленцев, которые часто приводят к увольнениям и сокращениям работников. Таким образом, выделяется группа протестов, в основе которых лежит борьба работников с увольнениями, т.е. протесты «за сохранение занятости».

 

Таблица 4

Матрица факторных нагрузок по причинам трудовых протестов

 

ПРИЧИНА ПРОТЕСТА

Фактор

1

2

3

4

невыплата зарплаты (полная или частичная)

-,585

-,536

-,264

-,216

низкая зарплата

,756

-,161

,231

,046

изменение системы оплаты труда

,633

,171

-,322

-,074

увольнение, сокращение

-,060

,755

-,114

-,257

изменение режима труда

-,128

,116

,006

,803

ухудшение условий труда

,346

-,128

-,049

,531

отказ администрации от переговоров

,032

,093

,600

,139

политика руководства, реорганизация, закрытие

,039

,654

,141

,203

рост потребительских расходов

,017

-,012

,729

-,207

 

Третий фактор коррелирует с такими причинами, как отказ руководства от переговоров с работниками и рост потребительских расходов. Число таких протестов невелико и возможность найти здесь однозначную связь труднее, чем по первым двум факторам. Обе этих причины отражают некоторую степень беспомощности работников, которые либо сталкиваются с тем, что их никто не слушает, либо видят процесс своего обнищания, снижения уровня своей жизни. Это своего рода «протесты отчаяния».

Наконец, четвертый фактор связан с двумя такими причинами, как «ухудшение условий труда» и «изменение (в худшую сторону) режима труда». Условия труда и режим труда – два важнейших параметра трудовых отношений, но они достаточно редко становятся причинами протестов. Тем не менее, их выделение вполне оправдано, так как протесты из-за зарплаты (первый тип), из-за занятости (второй тип), как правило, не сопровождаются требованиями, связанными с режимами и условиями. Возможно, что это особый тип протестов - «протесты из-за условий».

Классифицируя причины протестов нельзя не отметить одну важную особенность. Ни в один из факторов не попала такая распространенная причина, как «невыплата зарплаты». Между тем, на долю этой причины приходится большая часть всех протестов зафиксированных за все годы наблюдения. Отсутствие корреляций с выделенными факторами позволяет утверждать, что эта причина никак не связана с остальными, которые как-то группируются и сочетаются. Невыплата зарплаты это суперпричина, способная вызывать протест сама по себе, без дополнительных поводов. «Протесты из-за невыплат» вполне можно выделить как пятый фактор, состоящий из одной причины и поэтому не выделившийся в ходе статистического анализа.

Таким образом, с некоторой долей условности, на основании имеющихся данных, можно выделить пяти типов протестов, основанных на различных причинах:

- зарплатные протесты, т.е. протесты вызванные низкой зарплатой и условиями, способствующими понижению зарплаты;

- протесты против увольнений или за сохранение занятости, а также против причин, способствующих увольнениям;

- протесты «бессилия», когда работники оказываются без средств, позволяющих изменить возникшую у них социально-экономическую ситуацию, не имеющих партнера по переговорам, бессильные перед неблагоприятной рыночной ситуацией;

- протесты из-за условий труда, понимаемых в широком смысле;

- протесты из-за невыплат зарплаты.

Пока предложенная типология носит характер обоснованной гипотезы, которая, хотя и основана на расчетах, требует еще дополнительной проверки и уточнения.

 

Размеры и сроки невыплат зарплаты. Доля этой причины протестов, по сравнению с остальными, в последние полтора года снижается. В 2010 г. на долю этой причины приходилось 52 % от числа всех протестов, а в текущем только 32 %. Начиная с января 2012 г. в базе данных фиксируется не только факт задолженности, как причины протеста, но и ее размер и продолжительность. Такие индикаторы позволяют получить представление о том, какие задержки приводят к протестам, т.е. где проходит граница терпения работников, или, что, то же самое, до каких пор можно не платить зарплату.

Разумеется, что это весьма приблизительные данные, но они имеют весьма большое значение. В дальнейшем, по мере накопления информации, можно будет составить более подробное представление о границах неплатежей.

В 2012 г. зафиксировано 46 протестов из-за задержек зарплаты. В 26 случаях был зафиксирован размер задолженности от 170 тыс. руб. до 50 млн. руб. Средний размер зафиксированных задолженностей составляет 11 млн. 430 тыс. руб. В 31-м случае  удалось зафиксировать срок задержки зарплаты. Минимальный срок, ставший причиной протеста, составил 1 месяц, а максимальный – 36 (!) месяцев. Средний срок задержки составляет 4,2 месяца. Таким образом, чтобы работники взбунтовались нужно, чтобы им задержали сумму порядка 11,5 миллионов на срок около 4 месяцев [4].

 

Формы протестов

Данные о формах трудовых протестов приведены на рис.7.

 
 

Примечание: в 2012 г. приведены данные за 6 мес.

 

В отличие от причин в формах протеста значительных изменений не произошло. Наблюдается небольшое, по сравнению с последними двумя годами, уменьшение протестов в минимальной форме, т.е. в форме простого выдвижения требований с 52 до 47%. Выдвижение требований рассматривается как минимальная форма, выполняющая роль предупреждения, заявления о недовольстве и декларации о намерениях. В последние годы ее стали использовать весьма широко, и многие акции начинались с выдвижения требований и только потом работники переходили к более решительным шагам. Уменьшение числа минимальных акций протеста, если эта тенденция окрепнет, свидетельствует о радикализации протестного движения, когда протестующие считают, что тратить время на предупреждение, информирование бессмысленно и надо сразу начинать действовать. Хотя выдвижение требований по-прежнему остается самой распространенной формой протеста.

Среди распространенных форм протеста, как и в прежние годы, можно выделить три, примерно одинаковых по распространенности формы.

Во-первых, это полная или частичная остановка работ, т.е. классическая забастовка. Такая форма протеста используется в каждой четвертой акции (28%). Во-вторых, это митинги на предприятиях и за его пределами, которые используются в каждой третьей акции протеста (32%). В-третьих, в каждом пятом случае (19%) протестующие демонстративно оформляют обращение к властям и/или правоохранительным органам, где описывают нарушения и требуют поддержки (наказания виновных, восстановления справедливости и т.п.). 

Традиционно невелика доля легитимных форм протеста – остановки работы по заявления в случае задержки зарплаты и коллективных трудовых споров – 7%. Этот факт позволяет сделать обоснованное предположение, что принятые в ноябре 2011 г. поправки к законодательству о трудовых спорах, продекларированные как упрощение процедуры, никакого влияния на ситуацию не оказали. Законных форм трудовых протестов больше не стало. Правда, не стало больше и радикальных форм протеста, таких как голодовка, перекрытие магистралей, захват предприятий (8%).

Формы протеста в текущем году, остались практически такими, как и раньше. Чаще всего используется минимальная форма – выдвижение требований, а дальше протест развивается либо через митинги и обращения, ибо через остановку работ.

В связи с этим немалое значение имеет вопрос о том, сколько форм протеста используется в рамках одной протестной акции, т.е. насколько  протесты имеют комплексный характер. Данные о комплексности акций приведены на рис. 8.

 

 

Примечание: в 2012 г. приведены данные за 6 мес.

 

Скачок в комплексности протестных акций, зафиксированный в 2010 г. был связан с поиском эффективных форм протеста, которые позволяли бы работникам достигать результата. В ходе акций шел перебор форм, и из них отбирались наиболее эффективные. Нельзя сказать, что этот процесс прекратился. Наоборот, появились акции, где работники используют до пяти форм протеста. Но вместе с тем, постепенно увеличивается количество акций, где используется только одна форма протеста. Если в 2010 г. доля простых акций составляла 50 %, то в первом полугодии 2012 г. - 60 % от общего числа акций.

Таким образом, с 2011 г. набор форм протеста почти не изменился – предупреждения митинги, остановки работы, обращения к властям. Минимум форм, предусмотренных законом для разрешения трудовых конфликтов, и, одновременно, минимум радикальных акций – таков арсенал протестующих работников. Как уже говорилось выше, изменения в законодательстве, способствующие упрощению процедуры коллективного трудового спора, принятые осенью 2011 г. на ситуацию не повлияли. Как утверждали инициаторы этих изменений, процедура трудовых споров станет проще и трудовые конфликты будут чаще разрешаться в правовом поле, в соответствии с предписанными законом процедурами. Похоже, эти ожидания не оправдались. Чаще всего работники используют для выражения своих протестов привычные формы.

Зато обнаружилось влияние изменений в другом законодательном акте – речь идет об ужесточении ответственности за несанкционированные митинги и шествия. Падение числа протестов в июне ниже майского уровня, на фоне наблюдений за предыдущие четыре года, не может рассматриваться иначе, как аномалия. Возможно, что на необычный спад количества трудовых протестов в июне 2012 г. повлиял этот закон, в соответствии с которым организаторы несанкционированных акций могут подвергаться огромным штрафам. Ведь немалая часть трудовых протестов проходила именно в несанкицонированных формах.

 

Участники трудовых протестов

 
Данные об участниках трудовых протестов приведены на рис. 9.

 

 

Примечание: в 2012 г. приведены данные за 6 месяцев

 

В 2012 г. состав участников практически стабилизировался. Доля стихийных, т.е. организованных самими работниками, протестов последние годы практически не меняется, и составила в первом полугодии 40 %. Почти такое же количество протестов (43 % в первом полугодии 2012 г.) организуется с участием первичных профсоюзных организаций. А вышестоящие профсоюзы (территориальные и отраслевые организации) принимают участие в 26 % всех протестов. Причем, не всегда вышестоящие профсоюзы участвуют совместно с первичными. Например, в нескольких случаях, когда протестовали муниципальные транспортники (Екатеринбург, Уфа), организаторами были городские и даже региональные структуры, которые организовывали пикеты на предприятиях, где, судя по всему не было первичных профсоюзных организаций.

По-прежнему, иногда к протестам подключаются общественные и политические организации (10 % всех протестов в 2012 г), еще реже (3 %) протесты возглавляют рабочие или забастовочные комитеты, как правило, возникающие в ходе самого протеста.

Однако, изменений, как в составе участников, так и в доле их участия не происходит. Состав участников стабилен на протяжении последних лет. Наметившаяся тенденция к увеличению доли профсоюзов, как организаторов протестов, своего развития 2012 г. не получила. Правда, доля стихийных протестов, организованных самими работниками, тоже не выросла (40 % в 2012). Ожидавшийся сдвиг в сторону более организованных протестов, большей их институционализации не произошел.

 

Основные выводы
 

При обсуждении проблемы трудовых протестов неоднократно подчеркивалось, что трудовые протесты это форма открытого социального диалога, который работники начинают вести тогда, когда они считают ненормальной сложившуюся ситуацию на своем предприятии или в организации. Говорилось о том, что предписанные законом формы регулирования конфликтных ситуаций в области трудовых отношений не срабатывают, поэтому работники ищут те формы и способы выражения своей позиции, которые позволили бы им повлиять  на ситуацию. В частности, популярными стали публичные выражения недовольства, митинги и т.п. Классические забастовки используются нечасто и дело здесь не в том, что российские работники столь мирные и не желают бастовать – просто отсутствие публичной составляющей, обращения к властям и т.п. делало бессмысленной остановку работы. Работодатель или не обращал на нее внимания, либо через суд объявлял забастовку незаконной.

В последние годы ситуация в области протестов стабилизировалась. Использовались одни и те же формы протестов, протесты иногда возникали стихийно, иногда под контролем  даже по инициативе профсоюзов. Участие политических и других общественных организаций в протестах работников, было минимальным. Стабильной была даже сезонность протестов, которая нарастала к середине года и снижалась к его концу.

Но изменения, все-таки были и, прежде всего, в количестве протестов. Последние три годы оно неуклонно нарастало и в 2012 г. достигло уровня кризисного 2009 г. Другим изменением, которое удалось зафиксировать в рамках мониторинга, стало изменение набора причин для протеста. Если в предыдущие годы это были невыплаты зарплаты, то с 2011 г. это стала низкая зарплата и политика руководства. Доля протестов из-за неплатежей существенно снизилась.

Таким образом, при неизменности форм протестов и сохранении уровня стихийности (организованности) протестов одновременно происходило увеличение числа протестов и структурное изменение причин протестов. Надо еще заметить, что отраслевые и территориальные изменения трудовых протестов пока не названы значительными, но прослеживается тенденция к тому, что число регионов, где не бывает протестов, уменьшается, и в отраслях, где раньше не было конфликтов, они стали возникать (бюджетная сфера). Фактически речь идет о том, что при сохранении внешних форм, меняется внутреннее содержание трудовых протестов и нарастает их интенсивность. В этом случае, вполне оправданным, может служить предположение о предстоящих качественных изменениях трудовых протестов. Ведь результативность протестов по-прежнему остается на очень низком уровне. Как и в прошлом году, только в 24 % случаев удается добиться полного или частичного удовлетворения требований протестующих. При этом несколько снизилась доля протестов, в результате которых требования никак не удовлетворялись (с 25 % в 2011 г. до 19 % в 2012 г.), но увеличилась доля протестов, в результате которых возросло давление на членов и активистов профсоюза, организовывавших протест (с 9 % в 2011 г. до 15 % в 2012 г.). Можно даже говорить, что в 2012 г. работодатели начинают активно подавлять протестное движение

Так что сформировавшаяся в послекризисное время модель трудовых протестов, основанная на преобладании демонстративных акций, адресованных не столько работодателю, сколько властям, выработала свой потенциал. Изменения в законодательстве об акциях протеста усилит кризис этой модели и сделает ее еще менее эффективной. Поэтому вопрос о средствах диалога работника по поводу ненормальности сложившихся трудовых отношений встанет с новой силой.


[1] Территориальная распространенность трудовых конфликтов определяется как отношение числа субъектов федерации, в которых проходили трудовые протесты к общему числу субъектов федерации (83 субъекта), а средняя протестная нагрузка на один протестующий  регион определяется как отношение общего числа трудовых протестов за период к числу регионов, в которых возникали протесты. Аналогично рассчитываются эти показатели по федеральным округам
[2] Под понятием «политика руководства» понимается целый спектр причин, связанных с действиями работодателей, меняющих, прямо или косвенно, конфигурацию социально-трудового пространства на предприятии. Это может быть кадровая политика (давление на работников, преследование профсоюзов, появление мигрантов, увольнения и т.п.), организационная политика (изменение структуры организации, сокращение или появление новых подразделений и т.п.), экономическая (экономия на средствах охраны, внедрение штрафов и т.п.)
[3] Факторный анализ - это вид статистического анализа, основанный на предположении, что наблюдаемые значения могут зависеть от каких-то более общих, не наблюдаемых переменных. Вычисляемая близость наблюдаемых переменных сводит их в группы (факторы), которые могут быть опознаны и идентифицированы. Итогом расчетов служит матрица факторных нагрузок (т.е. коэффициентов), показывающих насколько данное значение близко к данному фактору. Чем выше значение, тем в большей степени данная переменная входит в состав этого фактора и наоборот.
[4] Информация о параметрах задержанной зарплаты могла бы быть более полной, если бы удалось рассчитать величину задержанной зарплаты, приходящейся на одного работника. Но, к сожалению, источники информации о протестах не дают такой возможности. Как правило, в сообщениях о протестах, есть информация о количестве тех, кто участвует в акции протеста, но это не всегда совпадает с числом тех, кто столкнулся с задержками зарплаты. Немногие могут бастовать и протестовать за многих, поэтому надежную информацию о количестве работников, которым не платят зарплату, получить не удается.
 rudprava.ru/index.php?id=2142

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
4 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.