Кто в России беднеет, а кто становится богаче. Средний класс в стране, где оптимизм излучают только чиновники, уверенно пошел на убыль. Виталий Третьяков: «Надеюсь, что у Владимира Путина есть пока ещё секретный план». 7 самых главных проблем Кремля

Кто в России беднеет, а кто становится богаче

На фото: президент России Владимир Путин (на первом плане)

 

 

Кто в России беднеет, а кто становится богаче

Средний класс в стране, где оптимизм излучают только чиновники, уверенно пошел на убыль

https://svpressa.ru/economy/article/224428/

В Минэкономразвития уверяют, что снижение реальных располагаемых доходов граждан на 0,2% в 2018 году произошло за счет более обеспеченных слоев населения. У менее обеспеченных доходы в реальном выражении, напротив, выросли. Такие выводы содержатся в традиционном мониторинге МЭР «Картина экономики», опубликованном во вторник, 12 февраля.

«Особенностью изменения уровня доходов населения в прошлом году стала серьезная дифференциация в зависимости от уровня доходов. Негативные факторы (падение доходов от банковских депозитов, увеличение налогов на недвижимость, рост платежей по ипотечным кредитам) сказались, в первую очередь, на доходах более обеспеченных групп населения. В то же время повышение МРОТ, увеличение выплат семьям с детьми, повышение зарплат в бюджетной сфере серьезно поддержали доходы менее обеспеченных групп населения», — пояснили в министерстве.

Согласно данным Росстата за январь-сентябрь 2018 года, наименьший рост доходов пришелся на последние четыре децильные группы населения, то есть на группы населения с наибольшим среднедушевым доходом, в то время как увеличение доходов у первых двух групп составило 7,0% г/г и 5,2% г/г (прирост на 3,9% г/г и 2,2% г/г в реальном выражении).

«В итоге совокупная негативная динамика показателя по итогам года была сформирована группами населения с доходами выше среднего уровня», — пришли к выводу в Министерстве.

В децильной системе все домохозяйства делятся на группы по 10% в зависимости от среднедушевого дохода. Соответственно, первая децильная группа — это группа с наименьшими доходами, а десятая — с наибольшими. Получается, что больше всего доходы вросли у самых бедных 20% населения, у которых была самая низкая база.

Напомним, что реальные доходы населения в 2018-м году снижались пятый год подряд. В 2016 году они сократились на 5,8%, в 2015 году — на 3,2%, в 2014 году — на 0,7%. В 2017 реальные доходы упали на 1,7%, несмотря на то, что в Минэкономразвития обещали рост на 1,2%. В 2018-м, как уже было сказано, этот показать сократился на 0,2%, хотя все тот же МЭР прогнозировал его увеличение на ни много, ни мало на 3,4−3,9%.

Теперь, если верить ведомству, оказывается, что падение произошло за счет самых богатых, которые стали получать меньше доходов от дивидендов и платить больше налогов, бедные же, напротив, стали жить лучше. Если это так, получается, что социальное неравенство в нашей стране должно было уменьшиться. Однако экономисты наоборот говорят о том, что Россия уже прошла самый низкий уровень социальной дифференциации в 2017 году, и теперь этот показатель снова будет расти.

Так, в исследовании Института «Центра развития» НИУ ВШЭ говорится, что по данным Росстата в 2017 году уровень социального неравенства в России оказался самым низким за 12 лет. Но за 9 месяцев 2018-го этот показатель снова начал повышаться - коэффициент Джини увеличился с 0,400 до 0,402. «0» здесь означает равенство, а «1» — полное неравенство, соответственно, чем больше индекс, тем больше неравенство.

«Увеличение неравенства было связано с тем, что доходы 20% наиболее обеспеченного населения росли быстрее по сравнению с доходами 40% наименее обеспеченного населения (4,84 и 3,08% соответственно), что привело к снижению удельного веса доходов», — пояснили эксперты.

 

Инфляция в 5% и снижение роста зарплат, уже обещанные всеми экономическими ведомствами (по оценкам главы Минтруда Максима Топилина, рост реальной зарплаты в 2019-м составит 1,4%), приведут к дальнейшему увеличению социальной дифференциации, прогнозируют авторы доклада.

По подсчетам Росстата, число бедных в нашей стране составляет примерно 14% или более 20 миллионов. Как говорят эксперты, этот показатель можно смело увеличивать еще в полтора-два раза, поскольку параметры определения бедности у нас очень занижены — бедным считается только тот, чей доход ниже прожиточного минимума (немногим больше 11 тысяч в среднем по стране).

Президент «Союза предпринимателей и арендаторов России», кандидат экономических наук Андрей Бунич убежден, что падение доходов приходится не на самых «богатых россиян», у которых все хорошо, а на средний класс. Точнее, тех людей, которых принято называть средним классом в России, — до мировых стандартов в этом определении они в большинстве своем не дотягивают. Что касается бедных, вряд ли им удастся сократить разрыв от обеспеченных в ближайшие годы.

— Для начала нужно определиться, за счет каких именно обеспеченных граждан произошло это падение. Если за счет 1% самого богатого населения, то их это вообще не касается. Они живут в своем отдельном мире, и на них нисколько не влияет ни мировая конъюнктура, ни фазы кризиса. Они живут — не тужат даже в самые пиковые моменты падения экономики. Судить об этом можно хотя бы по их тратам, по покупкам товаров категории «лакшери», которые не падают.

«СП»: — У кого же тогда падали доходы среди «обеспеченных»?

— Люди среднеобеспеченные, так называемый средний класс и чуть ниже, действительно стали жить хуже. Прежде всего, это те, у кого есть кредиты и ипотека. На процентные выплаты у них уходит все больше средств и эти люди беднеют. Также у них падают проценты по банковским вкладам.

Кроме того, именно на эту категорию граждан больше всего влияет увеличение налогов на недвижимость и других сборов, рост расходов, связанных с автомобилем, цен на бензин и так далее. Получается, что эта средняя категория населения все больше перемещается в низшую. Не бедные приближаются к состоятельным, а наоборот. Если раньше у них оставались лишние деньги, то теперь они все будут уходить на покупку товаров, погашение ипотеки и банковских кредитов. Поэтому снижение доходов больше всего бьет по тем, кто пытается чего-то добиться и жить подобающим образом.

Не нужно забывать, что в реальные доходы входят и доходы от предпринимательской деятельности, а они у нас стремительно снижаются. Люди уходят их малого из среднего бизнеса, и эти доходы тоже выпадают из общей статистики.

«СП»: — Но, может, бедные действительно стали жить лучше и сокращают разрыв от богатых?

— Бедных граждан у нас большинство. Можно сказать, что из них 20% нищих и 50% бедных. Я бы не сказал, что их жизнь так кардинально улучшилась. Просто если у более состоятельных граждан идет снижение доходов, то у этих и снижаться-то нечему. Все и так уходит на еду, оплату ЖКХ и самые необходимые платежи.

Потребительская инфляция, с которой сталкиваются люди, намного превышает официальный показатель Росстата. А когда ведомство считает реальные располагаемые доходы, оно не учитывает именно потребительскую инфляцию. Есть такой феномен, что для богатого человека увеличение цен на еду несущественно, потому что это малый процент его трат, зато для малоимущего это крайне болезненно, потому что именно на еду уходит большая часть его средств.

Мы периодически видим новости о том, что курица и яйца подорожали на 25%, дорожают хлеб и лекарства. Это бьет по самым бедным слоям населения. То, что эти люди «сэкономили» за счет того, что не брали кредитов и ипотеки, они все равно потеряли за счет повышения цен на жизненно необходимые для них группы товаров.

Поэтому я считаю, что уровень жизни ухудшился практически у всех. И определять, кто пострадал больше, а кто меньше очень сложно. Не изменилось положение только самых бедных слоев населения — нищих, бомжей. Но подавляющая масса населения, что средний класс, что малоимущие граждане, падение уровня жизни ощущают достаточно сильно.

 

Виталий Третьяков: «Надеюсь, что у Владимира Путина есть пока ещё секретный план»

7 самых главных проблем, с которыми столкнулся Кремль внутри страны

https://svpressa.ru/politic/article/224419/

Сегодня, накануне завершения первого года четвёртого срока президентства Владимира Путина, ни я, ни, не побоюсь этого утверждения, миллионы других людей не видят никаких (никаких!) признаков того, что курс внутренней экономической и социальной политики, проводимой в стране, будет радикально изменён. Это удивительно хотя бы потому, что сам Владимир Путин вот уже не первый год говорит о необходимости экономического прорыва, то есть резкого и стремительного перевода экономики России и материального состояния её граждан на качественно новый уровень.

В чём причины этого парадокса — президент Путин требует прорыва, формулирует 12 национальных проектов (майские указы 2018 года), а клянущийся ему в верности правящий класс либо саботирует это требование, либо делает всё прямо противоположное тому, чтобы обеспечить такой прорыв, — разговор отдельный. Частично я коснусь и этих причин, но не это есть главная тема моей статьи.

Я намерен описать то, что, на мой взгляд, такой прорыв гарантировано обеспечит. Ибо вижу, что нынешний курс внутренней политики (в очень многих её составляющих) губителен. Для населения страны и для самой России. Между прочим, и для Владимира Путина лично, ибо как только он отойдёте от прямого управления Россией, все его достижения (а они многочисленны, велики и неоспоримы) будут отвергнуты, разбазарены или уничтожены.

В своей статье я коснусь только проблем, относящихся к внутренней политике. По двум причинам. Во-первых, потому, что проводимый Путиным внешнеполитический курс (за теми или иными, но по большей части не самыми существенными исключениями) я считаю правильным. Во-вторых, потому, что странным для многих образом именно во внутренней политике Путин не демонстрируете той решительности, которая позволила России под его руководством в максимально возможном — или в близком к тому — объёме восстановить суверенитет и международную субъектность. И если от чего и может теперь погибнуть Россия, так это как раз от продолжения того внутриполитического курса, который все последние годы проводился.

На мой взгляд, опасность, о которой я говорю, не иллюзорна, не мифична, а осознание её есть не проявление паники, неразумения или непонимания того, что есть мудрый и хитрый секретный план, которым Путин стратегически руководствует, шаг за шагом, эволюционно, а не революционно продвигаясь по пути его реализации. Если даже такой план существует, то, во-первых, он радикально расходится с эгоистическими инстинктами большинства представителей правящего класса; во-вторых, вполне успешно ими саботируется; в-третьих, не способен принести решающего успеха, так как в смутно и иногда проступающих (в основном через отдельные реплики Путина, которые откровеннее, а потому важнее, чем президентские указы) элементах этого плана я не вижу оснований считать его тем, в чём сегодня нуждается страна.

Константа цезаризма

Я немало написал о Владимире Путина, причём, как правило, в комплиментарной (подчеркну: убеждённо и обоснованно комплиментарной) форме — см., например, мою последнюю книгу «Владимир Путин. Двадцать лет во власти», в которой собраны статьи о нём и проводимой им политике с 1999-го по 2018 годы. Посему не буду тратить время на обоснование моих претензий на то, что гораздо лучше других понимаю как сами политические шаги и действия Путина, так и те ограничения (объективные и субъективные), которые не позволяли ему сделать всё то, что он хотел бы сделать. На сей счёт скажу только: одна из главных проблем и главный парадокс ситуации с высшей властью в России сегодня, как и всегда, состоит в том, что исторически система власти у нас цезаристская, но цезарь, именуемый ныне президентом, сидящий в Кремле, не властен над Аппаратом и Двором настолько, чтобы навязать им то, что нужно стране и народу, если это противоречит эгоистическим (классовым) интересам этого Аппарата и этого Двора. Между прочим, это вполне банальная политическая коллизия. Её нужно принимать как данность, как константу, и учитывать, в том числе и тогда, когда предлагаешь изменить политику.

 

Но так как внутреннюю политику России изменить всё-таки нужно, причём кардинально, революционно (но не в смысле бунта или государственного переворота), то необходимо, во-первых, обращаться к центральной и ключевой фигуре этой системы, то есть лично к Путину. А, во-вторых, использовать потенциал и возможности именно этой системы, а не какой-либо другой, заморской или «идеальной», вычитанной из давно уже устаревших книг о «передовой западной демократии», «европейских ценностях» и «цивилизованных странах».

Россия сама по себе является самостоятельной и самоценной цивилизацией, в которую встроены исторически и генетически свойственные ей система правления и соответствующие властные механизмы. Из этого нужно и должно исходить, предлагая те или иные варианты преобразования России.

В руках цезаря-президента, несмотря на сделанные мною выше оговорки, есть, как минимум, два важнейших стратегических механизма изменения любой политики. Это, во-первых, директивное навязывание всему правящему классу той или иной стратегии и политики (пусть этот класс саботирует, но уже новую политическую линию — полностью ему всё равно это не удастся). Во-вторых, естественно, кадровые назначения, не ограничивающиеся только заменой старых кадров молодыми, но заражёнными той же политической идеологией. А именно последнее мы и видим сегодня — особенно и наиболее ярко в тех фразах, а порой и действиях, которыми теперь уже почти каждую неделю сознательно (тогда это издевательство над простыми людьми или циничное презрение к ним) или бессознательно (тогда это невежество и непрофессионализм) фраппируют общественное мнение в первую очередь именно молодые чиновники, то есть молодая и «свежая» поросль отечественной номенклатуры — те, кто безраздельно будет управлять Россией через 10−15−20 лет.

У нынешнего президента есть целых пять лет, чтобы, задействовав эти механизмы, которыми Путин прекрасно умеет пользоваться, что уже доказал, революционно обновив после капитулянтского курса Горбачёва и Ельцина внешнеполитическую стратегию и оборонную политику России.

Отправной точкой новой внутренней политики (НВП) должна быть всё же не система власти в её национальной специфике, а проблемы, которые необходимо решать с определённостью категорического императива. От проблем я и буду отталкиваться. Повторюсь, от проблем, даже отсрочка решения которых чревата катастрофой в менее или в более (что для страны и нации неважно) отдалённой перспективе. На мой взгляд, скорее в «менее», чем в «более». Особенно, если учесть, что не столько искренне озабоченные судьбой страны люди, многие из которых страдают политическим конформизмом либо просто опасаются спорить с начальством, сколько провокаторы-русофобы, «либеральные» демагоги и открытые внутренние враги России перехватывают «тревожную» повестку дня, консолидируя раздражение, недовольство и протестные настроения населения вокруг своих лозунгов и имён.

Наиболее острые и неотложные проблемы России

Их, конечно, больше, чем я перечислю, но сосредоточусь только на тех, которые невозможно проигнорировать, ибо именно они являются экзистенциальными.

Первая проблема — демографическая. Население России уменьшается и тенденцию эту ни пресечь, ни, тем более, преодолеть уже осуществляемыми мерами, во многом плодотворными, не удаётся и не удастся.

Вторая проблема — постыдная и не поддающаяся разумному объяснению для такой богатой страны, как Россия, — бедность значительной части населения. Не нужно обольщаться тем, что эта бедность весьма относительна, а в сравнении с абсолютным большинством стран мира по уровню достатка и жизни население России является далеко не бедным. В нашей стране никто и никогда не будет сравнивать свою жизнь с беднейшими или среднеобеспеченными странами мира — только с самыми богатыми. Это нужно принять как аксиому.

Третья проблема, о которой говорят все и постоянно, но по сути ситуация не меняется в лучшую сторону ни на йоту — кричащая фактически и катастрофическая психологически и политически проблема колоссальной социальной несправедливости (причём не только в материальной её составляющей).

Четвёртая проблема — искусственная и устаревшая ещё в момент своего создания политическая система, называющаяся демократической, но по сути таковой не являющаяся по многим причинам — в частности, потому, что никакой в школьно-традиционном понимании демократии нигде в мире нет, а посему бессмысленно и опасно строить и усовершенствовать то, чего не существует в природе.

Так называемая российская демократия является полностью заёмной и уже по одной этой причине не подходит России. Кроме того, в основе её лежит пресловутая многопартийность, в реальности давно уже не существующая нигде в мире, а в России и вообще абсолютно сюрреалистическая и спекулятивная. И не случайно, что в неё не верит население. Ведь население — это обычные люди, которым от рождения даны не «равные права» (один из фантомов так называемой демократии), а жизненный здравый смысл. И именно он, а отнюдь не политическая необразованность населения, не позволяет людям принимать за белое то, что является чёрным или сине-буро-малиновым.

Пятая проблема — не способный к управлению страной, тем более такой страной, как Россия, и профессионально непригодный управляющий класс, на основе своих эгоистических интересов фактически слившийся с правящим классом и превратившийся во властно-владетельный класс, который по определению способен только выедать внутренности страны.

Шестая проблема, вокруг которой тоже постоянно и постоянно безрезультатно ведутся вялые дискуссии, — отсутствие национальной идеологии и, в частности, непонимание того, какова цель существования страны и каждого отдельного гражданина не лично для себя, а в солидарной деятельности всех вместе, а также непонимание того, а что же нового предлагает и несёт Россия миру. Отсюда, кстати, и проблема «убегания» молодёжи из России, и пренебрежение тех, кто в стране остаётся, к её истории, ценностям, достижениям и уж тем более — к современной реальности.

Седьмая проблема — продолжение дискредитации, третирования и даже оплёвывания советского периода истории России (в том числе и на официальном уровне). Того периода, в который наша страна достигла максимума своего экономического, политического, научного, культурного, военного, международного могущества — периода, когда Россия под названием Советский Союз (что, между прочим, было синонимом названия «Россия» за рубежом — повсеместно, а в нашей стране — по крайней мере, для всех русских) была одной из двух глобальных сверхдержав, когда на неё равнялись десятки других стран мира, когда она в буквальном смысле определяла ход мировой истории и колоссальным образом влияла на всю мировую политику.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
17 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.