Открытое письмо В.В. Путину об ошибочности российской пенсионной «реформы»

Картинки по запросу пенсионная реформа картинки

Похожее изображение

 

 

Открытое письмо В.В. Путину об ошибочности российской пенсионной «реформы»

Открытое письмо В.В. Путину об ошибочности российской пенсионной «реформы».

Воронин Ю.М., д.э.н., профессор, Первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ, депутат Госдумы (второго созыва), аудитор Счетной палаты РФ. 
https://kprf.ru/party-live/opinion/182468.html

Уважаемый Владимир Владимирович!

С 1 января 2019 года в Российской Федерации вступила в действие пенсионная «реформа», предусматривающая поэтапное повышение пенсионного возраста – до 65 для мужчин и 60 для женщин.

Социологические опросы показывают, что 85% населения страны против повышения пенсионного возраста. Косвенным проявлением этого стал провал для «Единой России» губернаторских выборов и обвал рейтинга президента. Протестные акции в регионах России не снижаются. Пофамильные списки депутатов Госдумы и Совета Федерации, проголосовавших «за» антинародную пенсионную «реформу», в негативном плане постоянно публикуются в региональных СМИ как «радетелей за народ». Каково их детям и внукам?

Российская пенсионная «реформа» не несет в себе никакой социальной нагрузки и позитивного влияния на развитие отечественной экономики, кроме автоматического снижения мотивации к росту производительности труда, техническому перевооружению производства, роста безработицы.

Исходя из мировой стратегии научно-технического прогресса нынешнее повышение пенсионного возраста в Российской Федерации свидетельствует об ущербном понимании авторами теории пенсионной «реформы». Мировой опыт сориентирован как раз наоборот - не на повышение пенсионного возраста, а на его снижение.

В настоящее время в КНР действует система выхода на пенсию для мужчин в 60 и женщин в 55 лет. В 2014 году правительство Китая, исходя из научных исследований, объявило к 2022 году постепенно снизить пенсионный возраст до уровня 55 лет у мужчин и 50 лет у женщин. Принято решение о снижении пенсионного возраста в Италии и Польше. Изыскивают пути вывода рабочей силы из реального сектора производства и развитые страны.

Подготовил для Вас Записку «О развитии пенсионной системы исходя из стратегии ускорения научно-технического прогресса», в которой обосновываются направления развития пенсионной системы в условиях нового этапа ускорения научно-технического прогресса.



С искренней признательность Ю.Воронин,

доктор экономических наук, профессор, заместитель Председателя Совета министров Татарской АССР-Председатель Госплана ТАССР (1988- 1990гг.); Первый заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР (1991- 1993гг.); депутат Государственной Думы (второго созыва); аудитор Счетной палаты РФ

О развитии пенсионной системы

исходя из стратегии научно-технического прогресса

С 1 января 2019 года в Российской Федерации вступила в действие антиконституционная, антинародная пенсионная «реформа», предусматривающая поэтапное повышение пенсионного возраста – до 65 для мужчин и 60 для женщин.

По оценкам практически всех социологических опросов, пенсионная «реформа» явилась большим ударом и потрясением для всех граждан России, 80–90 процентов населения не приемлют повышение пенсионного возраста в нынешней кризисной социально-экономической ситуации. Митинги, голодовки в регионах против пенсионной реформы не прекращаются.

Теоретическое обоснование чувствительного для народа вопроса повышения эффективности социальной политики, необходимости принятия пенсионной «реформы», сутью которой является повышение возраста выхода на пенсию, попытался сделать премьер-министр Дмитрий Медведев, опубликовав в октябрьском номере журнала «Вопросы экономики» «научную» статью «Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития».[1]

Выделяются три возможных пути решения пенсионной проблемы в России. «Во-первых, повышение уровня тарифов отчислений в пенсионную систему…… Во-вторых, снижение реального уровня пенсий…… В-третьих, изменение возрастной границы, от которой зависит соотношение численности плательщиков взносов и получателей пенсий, то есть повышение пенсионного возраста». Альтернативы повышению возраста выхода на пенсию, пытается обосновать Д.Медведев, просто нет; безизменения пенсионного возраста ни какие меры не могут привести к оздоровлению пенсионной системы и, главное, - к увеличению размера пенсий.

Прежде всего особо подчеркнем, что с научной точки зрения выделение более бездарных направлений пенсионной реформы и их обоснование, чем сделано в статье Д.Медведева, - это логика псевдореформаторская, сиюминутная, весьма далекая от экономической сущности рассматриваемых социально-экономических процессов

С позиции научной экономической теории ни сложная демографическая ситуация, ни продолжительное время сохранения в России пенсионного возраста, который был установлен в СССР еще в 30-е годы прошлого столетия, ни увеличение продолжительности жизни, на которые опирается Д.Медведев, пытаясь обосновать необходимость повышения пенсионного возраста, не являются основной причиной кризиса пенсионной системы Российской Федерации, требующей ее реформирования в форме увеличения возраста выхода на пенсию.

Вызывает удивление, что к.ю.н. Д.Медведев и члены правительства экономического блока – либерал-экономисты, не знакомы с методологическими выводами юриста, основоположника научной экономической теории К.Маркса.

Как известно, К.Маркс сформулировал общий закон социально-экономического развития: «Страна тем богаче, чем меньше ее производительное население по отношению (выделено К.Марксом) к совокупному продукту…Страна тем богаче, чем меньше, при одном и том же количестве продуктов, производительное население по отношению к непроизводительному. Ведь относительная малочисленность производительного населения была бы только другим выражением относительной высоты производительности труда»[2].

Как видим, К.Маркс подчеркивает здесь прямую зависимость между уровнем развития социальной сферы: науки и образования, здравоохранения и пенсионного обеспечения с уровнем производительности общественного труда в экономике, в материальном производстве. Чем больше материальных благ экономика доставляет обществу, чем выше производительность труда в материальном производстве, тем больше занятые в экономике способствуют развитию непроизводственных отраслей, могут содержать непроизводительных работников и, как следствие, улучшения качества жизни населения.

В конце концов, делает обобщение Маркс, наступит такой этап в развитии общества, когда «мерой богатства будет... отнюдь уже не рабочее время, а свободное время».[3]

Исходя из марксового подхода, проанализируем динамику изменений производительности труда в России и сопоставим ее с динамикой развитых стран мира (таблица 1).

Как видно из приведенных данных, Россия по производительности труда (по выработке ВВП по ППС в расчете на одного занятого (в долларах США) отстает от развитых стран мира более чем в 1,5-4 раза.

Таблица 1

Динамика изменения показателей

производительности труда в развитых странах мира

(выработка ВВП по ППС в расчете на одного занятого, долл. США)[4]

Место

в рейтинге

Страна

1995

2000

2005

2010

2011

2012

2012

2014

1

Люксембург

46,9

             

58,2

65,4

83,7

93,6

93,2

93,6

96,9

2

Норвегия

33,3

             

48.9

66,5

77,7

82.6

86,9

86.4

88,0

3

США

33,3

             

40.8

51,9

61,9

63,3

64.8

66.0

67,4

8

Франция

32,4

             

40,2

48,3

58.1

60,2

60.7

61,5

62,7

9

Германия

32,5

             

37,7

47,8

56.7

59.4

60,6

61,4

62,3

19

Италия

30,7

             

35,6

38,7

46.8

48.4

49.3

50,1

50,9

20

Канада

28,2

             

33,4

40.5

46.0

47.6

48,1

49,1

50,7

21

Великобритания

27,4

             

34.5

43,2

46.9

47,9

48,4

48,9

50.5

40

Россия

6,9

             

7.8

12,5

21,2

23.1

24.4

25,6

25,9

41

Мексика

10,1

             

12,3

14,9

17,4

18,9

19.1

19,0

19,5

Не удивительно, что в странах, где производительность труда в разы превышает российский уровень - Великобритании, Германии, Норвегии, США, во столько же раз и больше пенсионное обеспечение.

Чтобы не быть голословным, сравним нынешнюю среднюю пенсию в России, которая составляет 14,1 тысячи рублей, а к 2024 году по прогнозам правительства составит 20 тысяч рублей, с нынешним пенсионным обеспечением в развитых странах. В Германии пенсия составляет более 62 тысяч рублей; в Англии около 54 тысячи рублей; в США - более 79 тысяч рублей; в Швейцарии - более 118,5 тысячи рублей. Наконец, в Дании пенсионеры получают более 222 тысяч рублей.

Не понимая глубинные сути экономического развития, либералы от «экономики», «эффективные менеджеры» правительства Д.Медведева ищут сиюминутные пути, чтобы заткнуть дыры допущенные ими же в процессе «реформирования» экономики, а, следовательно, и пенсионной системы, проваливая при этом основополагающее - повышение производительности труда, создание и модернизацию высокопроизводительных рабочих мест. И ведь ни кто никакой ответственности за эти повалы до сих пор не понес!

Покажем в реальности, как правительство Д.Медведева решает задача повышения производительности труда. В июле 2014 года правительство утвердило «план мероприятий по обеспечению повышения производительности труда, создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест».[5]

Планом был предусмотрен рост производительности труда в 2015 г. – на 102,1 %, в 2016 г. - на 102,4, в 2017 г. – на 103,3 и в 2018 г. – 103,3%. Во-первых, не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы увидеть, что утвержденные правительством «высокие» показатели никак не соответствовали реализации майского (2012г.) указа Президента, которым была поставлена задача повысить производительность труда к 2018 году - году новых выборов президента Российской Федерации, по сравнению с 2011 годом в 1,5 раза. Во-вторых, утвержденные показатели не соответствовали и Концепции развития Российской Федерации до 2030 года, в которой заложено как минимум удвоить производительность труда, а в некоторых отраслях – повысить ее в 3–4 раза.

Фактически же эффективность труда, по данным Росстата, в эти годы не возросла, а упала с 3,5% в 2012 г. до 0,7% в 2014, а в 2015 г. она сократилась еще на 2,2%, а в 2016 году опять на 0,2%. В 2017 году производительность труда упала еще на 0,2% к уровню 2016 года. По данным минэкономразвития, рост производительности труда якобы начнется лишь с 2020 года. Это в чистом виде провал установок президента, сформулированных в программных майских указах 2012 и 2018 годов ! Пора бы и тревогу бить, но реакция пока нулевая

А Д.Медведев в это время, анализируя в статье «уроки турбулентности десятилетия», рассуждает, что «на протяжении минувшего десятилетия формировались важные тренды и условия, которые в значительной мере будут определять развитие глобальных процессов на обозримую перспективу».[6] Вряд ли мы доживем до этой перспективы.

Между тем, из-за падения темпов роста производительности труда у предприятий сокращается возможность повышения оплаты труда, повышается себестоимость продукции, уменьшаются вложения в развитие производства и……круг замыкается – эффективность производства снижается, снижается и качество жизни, растет число живущих за чертой бедности, которое резко подскочило и превысило 22 млн. человек. Чтобы исправить положение, по-Медведеву, нужно повысить возраст выхода на пенсию! Большей глупости со стороны Д.Медведева и правительства было трудно придумать.

Самое опасное заключается не только в том, что за последние годы снижаются темпы роста производительности труда, но в низком уровне самого этого показателя. Средняя часовая выработка одного работника в России, согласно данным ОЭСР, составляет $23,9, тогда как в Японии — $41,4, в Германии — $59,2, а в США — $63,1, то есть в 2-2,5 раза ниже развитых стран мира. По этому показателю Россия уступает и ряду даже бывших социалистических стран, таким как Польша ($28,4), Эстония ($29,9) или Венгрия ($31,3).

Такое сочетание снижения темпов роста производительности труда с низким уровнем самого этого показателя при ожесточенных нападках Соединенных Штатов и Запада на Россию, усиления санкций опасно как с точки зрения устойчивого экономического роста, формирования конкурентоспособной экономики, так и с позиций обеспечения социального развития страны, в т. ч. повышения уровня и качества жизни трудоспособного населения и пенсионеров.

Сегодня ситуация в Российской Федерации по всем направлениям научно-технического прогресса, инновационного прорыва, способного увеличить производительность труда, остается весьма неблагополучной. В России в среднем используется лишь 8-10% инновационных идей и высокотехнологичных продуктов, тогда как, например, в США – 62%, в Японии – 95%. Отечественная заводская наука выполняет лишь 6% научных исследований, а в компаниях стран ЕС – 65%, в Японии – 71%, в США – 75%.

Между тем ни в «Стратегии научно-технологического развития России»[7], ни в «Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года»[8] конкретных ориентиров по ускорению научно-технического прогресса, прироста производительности труда за счет этого фактора и повышения эффективности экономики на этой основе, к сожалению, нет. Слезы на глазах наверстываются, когда читаешь «научные» «Предложения, направленные на повышение производительности труда в экономике России» аналитического Центра правительства РФ.[9] Интересно, сколько бюджетных средств налогоплательщиков заплатили за эти «научные» опусы?

Отставание в уровне производительности труда отечественные либерал-экономисты пытаются безграмотно решать методами конца XIX века - за счет повышения интенсификации труда, всё увеличивающегося использования труда низкоквалифицированной рабочей силы, благо гастарбайтеров в стране хоть отбавляй, снижения заработной платы и связанную с производительностью труда пенсионную проблему - повышением возраста выхода на пенсию.

Реформирование пенсионной системы по-Медведеву и российского правительства, к сожалению, весьма далеко от использования в российской практике мировых тенденций ускорения научно-технического прогресса и их учета в стратегии социально-экономического развития страны.

Известно, что в основе радикального технологического ускорения лежит грядущая революция роботов, роботизированная автоматизация - единственный научно-выверенный путь повышения производительности труда и качества продукции в XXI веке. Ускоренное развития этого процесса объективно предполагает выведение живого труда из сферы производства и увеличение «свободного времени» человека.

Следовательно, сегодня, в соответствии с мировой тенденцией ускорения научно-технического прогресса, речь должна идти не о повышении возраста выхода на пенсию, а наоборот, о сокращении пенсионного возраста, сокращении сроков выхода на пенсию !

Мировым лидером в технологическом прорыве, в промышленной роботизированной автоматизации является Южная Корея. Плотность роботизации в этой стране равна 478 роботов на 10 000 сотрудников. Также в тройку лидеров входят Япония (314 роботов) и Германия (292). США занимают седьмое место в мире (164 робота на 10000 человек). В России количество промышленных роботов на 10 000 человек населения на два порядка (!!) меньше, чем в странах лидерах. По этому показателю Россия находится ниже таких стран, как Таиланд, Мексика и Филиппины. И никаких подвижек в этом направлении пока не видно.

В соответствии с мировой тенденцией ускорения научно-технического прогресса, радикального технологического ускорения, правительства Китая, Италии, Польши объявили о планах постепенного снижения пенсионного возраста !!

Развитые страны-лидеры, которые давно увеличили сроки выхода на пенсию, на которые, как на позитивный пример, ссылается Д.Медведев в статье, сегодня обсуждают проблему выведения излишней рабочей силы из сферы производства путем перехода на 4-х дневную рабочую неделю, введение безусловного дохода (чтобы люди могли жить, вообще не работая или работая только по желанию), искусственно откладывают срок входа молодежи на рынок труда, вводя дополнительные различные ступени образования. И эта тенденция завоюет будущее. В России же, к сожалению, горе-теоретики, а следом правительство все делают наоборот.

Сегодня ситуация в Российской Федерации по всем направлениям научно-технического прогресса, инновационного прорыва остается весьма и весьма неблагополучной. В России в среднем используется лишь 8-10% инновационных идей и высокотехнологичных продуктов, тогда как, например, в США – 62%, в Японии – 95%. Отечественная заводская наука выполняет лишь 6% научных исследований, а в компаниях стран ЕС – 65%, в Японии – 71%, в США – 75%. Не удивительно, что производительность труда в автомобилестроение США в 13 раз выше, чем в России; в Европе - в 10 раз выше; производство цемента США – в 11 раз выше; Европа – в 2,8 раза выше; в электроэнергетики США - в 18,6 раза выше.

Между тем в статье Д.Медведева «…в создании пространства опережающего технологического регулирования, своего рода привлекательного технологического офшора (выделено Д.Медведевым) для реализации передовых решений» ставится весьма «емкая» задача, результатом которой, а точнее, как особо акцентирует автор, одним из показателей движения в правильном направлении станет, то что «….в 2024 г.

Россия по публикационной активности (jQuery18309234630739160503_1549616043887?) в научно-технической сфере может приблизиться к сегодняшним показателям Великобритании и Германии». Просто научное чудо.

Если вместо обоснования путей прорывного научно-технологического и социально-экономического развития Российской Федерации, как реальной основы повышения пенсионного обеспечения, обосновывается, что создание устойчивой пенсионной системы может быть осуществлена только за счет повышения пенсионного возраста (???), что без повышения пенсионного возраста, якобы невозможно дальнейшее долгосрочное успешное развитие страны, призывают к «публикационной активности», становится стыдно за российскую науку.

Не удивительно, что по последним данным Левада-центра 66% респондентов не поддерживают деятельность премьер-министра Д. Медведева, а Российского правительства в целом - более 60% опрошенных.

Выводы:

Анализ развития пенсионной системы исходя из стратегии научно-технического прогресса объективно приводит нас к кардинальному политико-экономическому выводу, что ни о каком росте производительности труда на научно-технической основе в нынешней экономике России без смены социально-экономического курса, без смены правительства Д.Медведева и его ущербной экономической команды, речи быть не может. Дальнейшая ориентация и продолжение даже с определенными модификациями курса либерального рыночного фундаментализма, «реформ», начатых в 1991 году, приведших к Величайшей российской депрессии, – это прямой путь к катастрофе, потери Россиейэкономического, да и политического суверенитета.

И решить эту насущную для страны проблему может гарант Конституции РФ В.Путин, проявив политическую волю !

Ускоренный рост производительности труда, его прирост не менее чем на 70-75% за счет ускорения научно-технического прогресса должны стать основными направлениями нового социально-экономического курса как основы качественного экономического роста и социального прогресса, базы реформирования пенсионной системы нового типа.

Первым шагом в реализации альтернативного нынешнему социально-экономическому курсу должна стать разработка стратегии социально-экономического развития России на 25-30 лет, с четко сформулированными целями развития как для страны в целом, так и для конкретного человека, одобренной большинством политических партий и общественных объединений, стратегии, понятной большинству населения страны.

И, наконец, самое главное:

Учитывая двадцатипятилетний развал российской экономики, нынешнее ее кризисное состояние, формирование нового механизма социально-экономического развития России невозможно без осуществления в рамках стратегии социально-экономического развития России на 25-30 лет, как минимум на период первой пятилетки мобилизационной экономики. Мировая практика не раз использовала ее рычаги для возрождения экономик. Характерными в этом плане является опыт, используемый в Советском Союзе после отечественной войны 1941-1945гг., опыт США - для выхода из Великой депрессии 30-х годов, Германией и другими странами после Второй мировой войны, опыт Китая при развертывании стратегии построения социализма с китайской спецификой.

Воронин Ю.М.,д.э.н., профессор, Первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ, депутат Госдумы (второго созыва), аудитор Счетной палаты РФ




[1] Медведев Д.А. Россия-2024.Стратегия социально-экономического развития. Вопросы экономики. 2018. № 10. С. 5—28.

[2] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т.26, ч.I, с.215.

[3] Маркс К и Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. II, с. 217.

[4]Производительность труда в России и мире. Влияние на конкурентоспособность экономики и уровень жизни. Аналитический вестник № 29 (628). (подготовлен по итогам заседания Научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, 7 июня 2016 года), стр. 15

1. См.: План мероприятий по обеспечению повышения производительности труда, создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест. Утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 9 июля 2014 г. N 1250-р.

[6] Медведев Д.А. Россия-2024.Стратегия социально-экономического развития. Вопросы экономики. 2018. № 10. С. 6.

[7] См.; О стратегии научно-технологического развития России. Указ президента Российской Федерации № 642 от 1 декабря 2016 года.

[8] О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года. Указ президента Российской Федерации №208 от 13 мая 2017 года.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.