Униженные и оскорбленные. Зачем нужен закон о «неуважении к власти». Профильный комитет Думы одобрил «закон Клишаса». Новый запрет выглядит так, словно никакие причины ему не нужны: нельзя, потому что нельзя. Власть святая и всё тут!

 

 

 

Закон о «неуважении государства» однобок: а государство должно нас уважать?

  • Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции поддержал резонансные законопроекты о запрете распространения недостоверной общественно значимой информации и об ограничении доступа к материалам, выражающим в неприличной форме неуважение к государству.

    В общем-то совершенно правильное решение. Правда, при условии, что его распространят и на представителей власти, начиная с президента. Солгал – в отставку. Пообещал не вводить пенсионный возраст и ввёл – изволь ответить по всей строгости…

    Глядишь, так за пару недель вся наша вертикаль и поменяется. Без всяких майданов. Госдеп от такого коварства сопьется.

    Кстати любопытно: а если неуважение будет выражено в приличной форме – тогда на здоровье? И как быть, если государство ты уважаешь, а вот его конкретных представителей – нет? Или если сами эти представители оскорбляют своим присутствием в государственных структурах это самое государство? Их нужно уважать вместе с государством или все-таки можно как-то разделять?

    И вообще – если народу будет запрещено по закону не уважать государство, нужна и вторая часть коромысла: запрет для государства не уважать свой народ. Иначе очевидный перекос дает неслыханный простор для властного волюнтаризма.

    Перед распадом Советского Союза придворные старатели приняли аналогичный закон об запрете оскорбления президента СССР. Ну, и где теперь президент СССР?

    Нынешние придворные ничему не учатся.

     

    Эль Мюрид
    ➡ Источник: 
    https://publizist.ru/blogs/33/28927/-

 

 

Униженные и оскорбленные. Зачем нужен закон о «неуважении к власти»

  • Еще одна черточка к портрету нового мира – профильный комитет Думы, отвечающий за безопасность и борьбу с коррупцией, одобрил «закон Клишаса», то есть поправки в статью КоАП о мелком хулиганстве. Это позволит блокировать материалы, «выражающие в явной форме неуважение к власти и государственным символам», и наказывать штрафом либо административным арестом авторов нехороших слов.

    Кстати героев надо знать если уж не в лицо, то хоть поименно. Помимо Андрея Клишаса, человека с безупречным вкусом – не зря ведь о его любви к дорогим часам подробно рассказывал Алексей Навальный – в авторах законопроекта еще один сенатор, Людмила Бокова, и депутат Дмитрий Вяткин. Единороссы, разумеется. А еще до того, как в Думе признали законопроект нужным и своевременным, с некоторыми разъяснениями выступила Валентина Матвиенко. Сказала, что недавно слышала, как представителя власти назвали дебилом, и что такое, конечно, непозволительно.

    Дебилом, точнее даже – «открытым дебилом», назвал нового главу Хакасии пресс-секретарь Роснефти Михаил Леонтьев. Но и после того, как поправки в КоАП будут приняты (а они будут приняты), Леонтьева никто наказывать, естественно, не станет. А нас с вами – запросто. Так уж почему-то наша жизнь устроена.

     

    Слово и дело государево

     

    Вроде бы и нет тут ничего непонятного и неожиданного. Старая традиция – стремление зарегулировать все напрочь, дотоптать свободу слова, которая почему-то еще шевелится где-то под ногами майоров, депутатов и прочих губернаторов. Простор для творчества региональных силовиков. Матвиенко сказала, что за конструктивную критику карать не будут, но она-то в Москве, а кто знает, на что может обидеться ранимый чиновник в каком-нибудь Ртищево (это в Саратовской области, оттуда родом Людмила Бокова, один из авторов законопроекта).

    И будет несчастный блогер, рискнувший написать, что дороги в районе плохие и фонари на улице не горят, сидя в ИВС, платить и каяться. Штрафы, правда, сравнительно небольшие, от тысячи до пяти тысяч рублей, это сейчас модно. С паршивой овцы, оскорбляющей лучших сынов отечества, хоть шерсти клок, а все в казну.

    Ну, кажется, вытрут об нас ноги еще раз, да и ладно. Не привыкать. И все-таки мерещится за перспективным законопроектом какая-то аномалия.

    С одной стороны, тут есть понятная историческая логика, возврат к корням, к тем почтенным временам, когда внимательные слушатели кабацких разговоров мотали на ус и кричали: «Слово и дело государево!» Традиция карать за оскорбление величества – древняя, в сочинениях историков есть масса мрачных и курьезных примеров того, как это работало.

    Одного например мужчину из простых в семнадцатом веке обвинили в том, будто он утверждал, что борода у него не хуже, чем у царя, тишайшего Алексея Михайловича. Потащили на съезжую, однако ловкий бородач сумел вывернуться. Разъяснил, что его неправильно поняли. Он утверждал, что весь он царский, весь царю принадлежит, и борода его тоже – царская. Отпустили даже без пытки, что тогда случалось не часто.

    Но с другой-то стороны, из логики современных запретов «закон Клишаса» все-таки немного выпадает. Нам в последние годы столько всего запретили, что даже и шутить об этом уже неинтересно, но прежде каждый новый запрет пытались хоть как-то рационализировать. Оправдать, найти осмысленные причины. Запрещали во имя безопасности, сохранения гражданского мира, будущего наших детей, спокойствия верующих и ветеранов, а также в рамках борьбы с мировым терроризмом.

    Новый запрет выглядит так, словно никакие причины ему не нужны: нельзя, потому что нельзя. Власть святая, здесь не требуется никаких дополнительных объяснений. Сам вопрос о том, почему нельзя оскорблять представителей власти – уже оскорбление власти. Присаживайся и раскошеливайся.

     

    Несексуальное меньшинство

     

    Но спросить хочется даже не об этом. Спросить хочется – а чего это они вдруг? Почему теперь? Выглядит порыв очень уж саморазоблачительным.

    Во-первых, это рассказ о собственной слабости. Сильному и уверенному в себе человеку вообще-то плевать на обидные шутки в его адрес. Но там, где царит «толерантность», не принято шутить о представителях гонимых и угнетенных меньшинств. И власть, принимая «закон Клишаса», словно позиционирует себя как гонимое меньшинство. И это выглядит не только жалко, но еще и смешно. В нашем грубом, увы, и совсем не толерантном обществе и представителей ЛГБТ, и депутатов с чиновниками чаще всего поминают одним и тем же словом, не особенно пригодным для воспроизведения в печати.

    А во-вторых, это еще и довольно честный рассказ о будущем. Если несчастные эти «оскорбления в сети Интернет» начинают вдруг ощущаться как проблема, если хочется себя в превентивном порядке от таких оскорблений защитить, значит, потенциальная жертва оскорблений понимает: скоро таких оскорблений станет совсем уж много. Защищают они себя, но разговаривают при этом с нами: готовьтесь, мы тут сейчас такого наворотим, что у вас слов цензурных не останется, чтобы на плоды трудов наших реагировать.

     

    Понимаем, готовимся

     

    И под занавес – вечная песня, мотив которой не перестает удивлять: их не оскорбляют разбитые дороги. Жуткие больницы. Серые города, в которых остатки красоты и сегодня продолжают добивать застройщики. Сгнившие деревни. Миллионы людей, которые живут за чертой бедности. Это вроде бы и есть главный и весьма обидный памятник их работе за последние двадцать лет. Но они на себя не обижаются. Зато страшно боятся, что где-то в дебрях Интернета кто-то обзовет их дебилами. Или как-нибудь еще хуже.

    Ну и будем помнить, что русский язык, в отличие от большинства из нас, его носителей, прекрасен и богат. Не уподобляйтесь пресс-секретарю Роснефти, не сквернословьте и не плюйтесь, описывая ударную работу представителей власти. Слов хватит.

     

    Иван Давыдов
    ➡ Источник: 
    https://publizist.ru/blogs/107999/28942/-

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
14 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.