Россия бьет рекорды по урожаю, а страну накормить не может. Эксперты обещают стремительный взлет цен на хлеб уже через неделю. Позор Медведева-2018: Россия по росту ВВП отстала даже от Киргизии. Массовая бедность превратила РФ в экономического аутсайдера

Россия бьет рекорды по урожаю, а страну накормить не может

Позор Медведева-2018: Россия по росту ВВП отстала даже от Киргизии

 

 

 

Россия бьет рекорды по урожаю, а страну накормить не может

Эксперты обещают стремительный взлет цен на хлеб уже через неделю

http://svpressa.ru/economy/article/213959/

Хлеб в России уже в ближайшее время вырастет в цене. По оценке специалистов, в ноябре он подорожает на 8 — 12%, что заметно выше, чем прогнозируемый уровень инфляции. Это может серьезно затронуть широкие слои граждан.

По данным Росстата, с начала года хлеб уже подорожал на 2,3%. Теперь магазины, производители и конечные потребители должны быть готовы к новому росту цен, уже более существенному. Как говорят представители хлебозаводов и розничных сетей, они долгое время пытались удерживать цены от роста, но больше не смогут этого делать.

Во-первых, с начала года почти в полтора раза (с 8,2 до 12 тысяч рублей за тонну) выросла стоимость зерна. Во-вторых, сложились все другие факторы, такие как повышение цен на бензин и рост тарифов ЖКХ. Интересно, что среди прочих причин называют хороший урожай пшеницы и ржи в стране — «излишки» обещают продавать за валюту за границу. Эксперты указывают, что вместо проданного зерна в хлеб могут добавить больше примесей. Так называемый дешевый сегмент хлебной продукции сегодня и так в значительной мере низкого качества. Вероятно, оно упадет еще ниже.

Конечно, повышение цен ударит в первую очередь по тем, кто почти одним хлебом и питается. Наверняка многие обращали внимание, что даже в Москве трудящиеся мигранты, пенсионеры и мамы с детьми часто составляют свой продуктовый набор из пачки майонеза и сразу нескольких батонов, причем относящихся к низкокачественным.

Понятно, что траты на хлеб сегодня не главные траты российских семей, но у многих из них, особенно в провинции свободных денег нет вообще. Новые поборы вроде налога на жилье или платы за капремонт приходится отдавать сокращением продовольственного рациона. Насколько он сократится в будущем, можно предположить.

Кстати, годовой рынок хлеба в России оценивается примерно в 750 млрд рублей. Удорожание на 8 — 12% может дополнительно принести отрасли от 60 до 90 млрд. Далеко не все эти деньги пойдут фермерам или хлебопекам, но многие из тех, от кого зависит цена на хлеб, могут выиграть немало.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут одну из причин удорожания хлеба видит в низких доходах россиян:

— Существуют вполне объективные причины, почему цена на хлеб может повыситься. Это, например, удорожание зерна, хотя доля этого фактора составляет примерно 15−20%. То, что стоимость тонны на элеваторе подорожала с 8200 до 12000 тысяч рублей, не столь значительно скажется на цене буханки. Но есть и другие, более существенные факторы. В частности, это повышение НДС. И хотя НДС на хлеб, как на социально значимый товар составляет 10%, но от повышения налога подорожают остальные услуги, что тоже скажется. Влияние окажут рост тарифов на коммунальные услуги, на бензин, изменение ставки рефинансирования, то есть удорожание кредита. Скажется и ослабление рубля, так как на хлебозаводах стоит импортное оборудование.

«СП»: — Какие сорта хлеба подорожают в больше степени?

— Действительно, есть разные сорта. Есть дорогой хлеб, его пекут для граждан с большими доходами. А есть так называемый «обычный» хлеб. Думаю, что подорожание будет дифференцированным. Хлебопекам важно сохранить оборот и минимизировать потери. Поэтому, скорее всего, обычные, самые популярные, сорта возрастут в цене меньше всего, а тяготы подорожания будут перекинуты на дорогие сорта.

Однако вряд ли рост цен сильно скажется на людях. С 2014 года наблюдается снижение реальных доходов граждан, но в то же время потребление хлеба, как и картофеля, не выросло. Изменилась структура и парадигма питания таким образом, что основные траты у людей идут на более дорогие продукты.

С другой стороны, считаю, что государство должно было ввести продовольственные талоны для малообеспеченных, чтобы они могли их использовать для покупки определенных продовольственных товаров отечественного производства. Тогда бы государство могло контролировать цены и обеспечить людей питанием должного качества и в необходимом количестве.

«СП»: — В этом году хороший урожай зерновых, более 100 миллионов тон, но цены растут.

— Цены на мировых рынках, тем не менее, выросли. Из-за того, что плохой урожай в Европе, плохой урожай в Австралии. То есть, сложилась ситуация, когда мировой рост потребления не соответствует росту урожая и запасов. Поэтому мировые цены растут.

Россия полностью интегрирована в глобальный рынок. Более того, юг России и Украина — основные игроки на этом рынке. Рост мировых цен сказывается на российском внутреннем рынке. Учитывая, что экспорт для российских производителей составляют важную часть товарооборота, растут цены внутри страны. Сказывается, конечно, и падающий курс рубля.

«СП»: — Проще говоря, выгоднее продавать зерно за рубеж, нежели внутри страны.

— Для того, чтобы продавать на внутреннем рынке, у покупателей должны быть живые деньги. Когда идут поставки на экспорт, продавец получает средства сразу, там нет отсрочки платежей. А вот переработчики внутри страны пытаются отсрочить платеж. Но сельхозпроизводителю сейчас надо произвести посев озимых, закупить ресурсы для зимовки. И он продает туда, где деньги быстрее оборачиваются.

Кстати, чтобы эту ситуацию нивелировать, государство совершает интервенции. Сейчас 1,5 млн тонн будет выброшено на рынок из прежних запасов, которые были куплены по ценам ниже рыночных. Это позитивно должно сказаться на рынке.

Руководитель Центра политико-экономических исследований Института современного общества Василий Колташов замечает, что от подорожания хлеба больше всего пострадают наименее защищённые слои:

— В России хлеб очень дешевый, например в странах Евросоюза такого дешевого хлеба нет. Есть государства, где он стоит в пять-шесть раз дороже. Это отчасти связано с государственной политикой, что хотя бы хлеб люди должны есть досыта. Государство ведет дело так, что пусть хлеб будет не очень высокого качества, но он будет доступным. Но сейчас говорят, что он тоже подорожает. 8−12% подорожания еще не много, но государство просто опасается социальных возмущений.

«СП»: — Насколько подорожание может быть социальным раздражителем?

— Сейчас на прилавках магазинов можно видеть разрыв между качественным и некачественным хлебом. Нормальный хлеб стоит около 100 рублей за булку, а обычный — 25. Но вряд ли подорожание дешевых сортов приведет к сильному всплеску социального недовольства. Всё-таки основные проблемы связаны у людей с ростом цен на ЖКХ, на транспорт, и это раздражает людей больше.

Сейчас не ситуация позднего Средневековья и начала Нового времени, когда люди жили в собственных домах, не платили за газ, отапливались каким-нибудь навозом, а в лавке покупали только хлеб. Тогда когда хлеб дорожал, начинался бунт. Сейчас людей больше затрагивает новый налог на жилье, траты на капремонт. Сам по себе хлеб в структуре расходов большинства россиян не на первом месте. Скажем, ко времени Французской революции семьи тратили на хлеб половину дохода, сейчас такой ситуации просто не может быть.

«СП»: — То есть проблема не только в хлебе, но в общем увеличении цен.

— Представители среднего класса не почувствуют подорожания хлеба, тем более они хлеба едят мало. Но ощутимым повышение цен будет для пенсионеров, многодетных семей. Если семья выживает на 25 тысяч рублей в месяц, то им будет трудно. Это значит, что люди будут реже покупать мясо или сметану. Однако подорожание хлеба не приведет к удорожанию всех продуктов. Хлеб не составляет большой доли в семейном бюджете, но придется, вероятно, некоторым ужаться. Конечно, люди будут не очень довольны, но всё-таки радикально их жизнь не изменится. Будут брать меньше мяса, меньше молока (кстати, тоже ненастоящего), но это не приведет в современных условиях к социальным протестам.

 

 

Позор Медведева-2018: Россия по росту ВВП отстала даже от Киргизии

Массовая бедность превратила РФ в экономического аутсайдера среди пятерки стран ЕАЭС

http://svpressa.ru/economy/article/213860/

Темпы роста российской экономики сегодня оказались самыми плохими по всему Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Однако члены правительства продолжают настаивать на том, что даже низкие показатели необходимо считать за большой успех.

В кулуарах XVII Форума стратегов в Санкт-Петербурге министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что народное хозяйство России сможет по итогам текущего года выйти на рост в 1,8%. Несмотря на то, что в пересчете на год рост в августе-сентябре составил всего 1,1%. «Значительное влияние оказала история, связанная с сельским хозяйством, у нас урожай в этом году хуже, чем он был в прошлом. Два месяца подряд сельское хозяйство показывает отрицательную динамику, есть ряд волатильных компонентов в промышленном производстве. Поэтому мы в целом ожидаем, что динамика в ближайшие месяцы улучшится, и мы будем выходить на те показатели, которые в прогнозе заложены плюс-минус», — заметил Орешкин.

Однако рассчитывать на серьёзные улучшения россиянам всё-таки не стоит. Если всё будет так, как говорит министр экономического развития, в следующем году рост должен замедлиться и составить уже не 1,8%, а всего 1,3%. И это намного хуже, чем в других государствах.

Понятно, что сравнивать российскую экономику с американской, европейской или китайской просто бессмысленно. Однако удручающим выглядит сопоставление и с ближайшими партнёрами. Например, правительство соседней Белоруссии ожидает в этом году рост ВВП на уровне 3,5%, а в следующем — от 2,8 до 4,1%. При этом все отрасли промышленности в 2018-м показали рост производства.

Не хуже обстоят дела в Казахстане. Там ожидают по итогам этого года прирост ВВП на 3,8%. В дальнейшем возможно снижение темпов (3,3% в 2019 году), но и это всё равно будет превосходить российские «успехи».

В Армении, которая недавно пережила смену власти и где до сих пор наблюдается политическая нестабильность, ожидается рост примерно в 4,5% ВВП. Различные прогнозы на 2019 год дают от 4,7 до 5,8%. Это при том, что Армения практически не обладает природными ресурсами и имеет очень непростые отношения с некоторыми соседями, что затрудняет торговлю. Национальный комитет статистики показывает, что небольшое замедление роста в Армении было только весной, в самый разгар уличных митингов.

Самый низкий рост среди стран Средней Азии, по данным МВФ, ожидается в этом году в Киргизии — 2,8%. Но это всё равно почти вдвое выше, чем в России, богатой природными ресурсами и обладающей высококвалифицированными и образованными кадрами.

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников считает, что низкий рост российской экономики обусловлен системными ограничениями:

— Министр Орешкин продолжает излучать оптимизм, но это его работа. Однако даже его прогноз звучит хорошо, потому как прогноз ЦБ — рост в пределах 1,7−1,8%. Причем Орешкин и ЦБ расходятся в оценке тенденций. Орешкин обещает в четвертом квартале рост, а ЦБ ожидает замедления.

Проблема в том, что сам по себе потенциал роста у российской экономики равен примерно 1,5−2% в год. Народное хозяйство имеет ряд структурных ограничений. И по рынку труда, и по экспорту, и по инвестициям. Диагноз был поставлен специалистами еще несколько лет назад. Без серьезного реформирования экономики, перехода на новую модель развития, экономике нельзя будет расти быстрее, чем на 2%. Но надо вкладывать в человеческий капитал, развивать инфраструктуру и менять систему государственного регулирования экономикой.

«СП»: — Получается, что с этими проблемами другие государства ЕАЭС справляются?

— Другие члены ЕАЭС немного отстают от России по структуре экономики, примерно на десятилетие. Они сейчас проходят то, что Россия в 2000-е. Но скоро рост замедлится и у них, тоже придется проводить структурные преобразования.

В России реформы уже назрели. Если рост будет меньше 2%, то это фактически будет означать отставание. Но и прогноз в 2% кажется сегодня очень оптимистичным.

Профессор кафедры экономической политики Санкт-Петербургского государственного университета Геннадий Алпатов видит главную причину низкого роста российской экономики в бедности граждан:

— Главная беда — несбалансированный рынок труда. Люди получают очень низкую зарплату, а это означает, что будет маленьким потребительский спрос. Сейчас же, по сути, сокращены еще и пенсии. Работающим пенсионерам ведь не индексируют пенсии, значит, они уменьшаются из-за инфляции.

Низкий спрос ограничивает возможности вложения в инфраструктуру. Сейчас загрузка производственных мощностей составляет примерно 60%, в строительство новых предприятий вкладывать не имеет смысла, ведь их продукцию некому будет покупать. Вот если потребительский спрос домохозяйств будет расти, то можно будет вкладывать и в инфраструктуру.

Конечно, сыграли свою роль санкции, так как сократился экспорт. Выручает продажа энергоресурсов.

«СП»: — То есть, дело в маленьких зарплатах?

— Они маленькие потому, что люди не могут нормально отстаивать свои права. В США во время Великой депрессии приняли законы, которые давали большие полномочия профсоюзам, и это сыграло положительную роль.

Дело в том, что в развитых странах во время кризиса растет безработица, но не падает зарплата, и спрос сохраняется на высоком уровне. Но в России наблюдается бесправие трудящихся. Они не могут объявить даже забастовку, слишком сложна процедура согласования. Тяжело создать новый профсоюз. В развитых странах профсоюзы помогают сбалансировать рынок труда и сохранить спрос.

Одновременно должна быть помощь со стороны государства в сторону увеличения тех платежей, которые становятся доходом домохозяйств. Скажем, в России очень низкое пособие по безработице, при этом человек не имеет права нигде подработать.

В своё время пример успешной политики показали, когда был премьер-министром Евгений Максимович Примаков. Он начал выплачивать пенсии и зарплаты, по которым была задолженность, и сразу начался экономический рост. У людей появились деньги, которые они начали тратить.

Сейчас же в российской экономике наблюдается «замкнутый круг»: людям не платят нормальных зарплат, а потом они не могут ничего купить, из-за этого не загружены предприятия.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
16 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.