Народу предложили мазать на хлеб статистические данные. Диктатура либерализма – худшая из всех. Ее суть: кто не работает, тот ест

 

 

 

Ольга Туханина. Народу предложили мазать на хлеб статистические данные


  • На прошлой неделе наш президент во время своего визита в Индию заявил, что рост реальных зарплат в России достиг рекордных показателей аж с 2012 года и составил 8,7%.

    Само собой, это вызвало шквал ехидных комментариев в сети. «Хотел бы пожить в той России, о которой говорит нам Путин», «Всё-таки есть у нас еще наивные люди, которые верят Росстату».

    Но сам президент объяснял во время летней прямой линии, что данные статистики нельзя воспринимать на личном опыте. Мол если вы сами не почувствовали позитивных изменений, это ещё не означает, что данные статистики лгут.

    Однако статистика – наука сложная и лукавая. Есть огромное количество способов представить реальные факты тем или иным образом. Оперируя одними и теми же фактами, власть способна доказать, что у нас всё процветает и развивается, а наша оппозиция заявить, что скоро мы все приползём на кладбище.

    Но рядовой человек не мажет на хлеб цифры. Он оценивает текущее положение дел в своей повседневной реальности. И реальность эта в последнее время его не радует. Когда речь заходит об уровне зарплат в регионах, обычно называют вилку 15000-25000 рублей, и она не изменилась с того самого 2012 года. При этом, разумеется, статистика показывает среднюю зарплату в регионах тысяч на двадцать больше. И вот эта средняя зарплата регулярно растет, тогда как деньги, которые люди получают физически на руки, остаются теми же. А в иных случаях и уменьшаются. Почему так происходит?

    Если руководители региона хотят отчитаться о выполнении различных указов и постановлений, к их услугам множество удобных инструментов. Можно, к примеру, провести монетизацию льгот. То есть сократить соцпакет, убрать, скажем, бесплатный проезд или что-нибудь еще, а вместо этого поднять оклады на несколько процентов. Формально человек получать будет чуть больше, а в реальности качество его жизни заметно снизится.

    Можно поднять размеры ставки, но перевести сотрудников на полставки или даже на ее треть. Можно поднять зарплату за счет резкого сокращения числа сотрудников. Оставшиеся будут получать, допустим, на десять процентов больше, а работать – в два раза больше. Повышение быстро съест инфляция, тогда как высокая нагрузка останется. И человек будет чувствовать, что ему катастрофически не доплачивают.

    Поэтому разрыв между победными реляциями сверху и самой жизнью с каждым днем становится очевиднее для всё большего числа граждан. Пока статистика говорит об увеличении реальных зарплат, действительность сообщает, что платежеспособный спрос падает, огромные торговые центры пустеют, задолженность населения по кредитам растет, а возможность находить подработки уже исчерпана.

     

    Таков результат деятельности финансово-экономического блока правительства за минувшие шесть лет. Политологи удивляются тому, что люди ждали смены экономического курса после президентских выборов. Хотя чему тут удивляться? Во-первых, люди не ждали, а прямо говорили, что текущий курс их не устраивает и они желают смены правительства.

    Во-вторых, вся так называемая «кремлевская пропаганда» до лета этого года была вполне солидарна с обществом. Самые именитые журналисты, близкие к Кремлю, вроде господина Соловьева, безжалостно критиковали действия правительства и утверждали, что эти действия во время противостояния с Западом могут со временем привести к самым плачевным результатам.

    В-третьих, и наш президент во время мартовского послания Федеральному собранию тоже много говорил о внутренней экономической политике, о прорыве, о борьбе с бедностью и о других приятных и полезных вещах. Отчего же было не ждать каких-то важных перемен?

    И эти перемены действительно наступили. Только совсем не те, которых ожидало общество. Курс постепенной стагнации и мягкого обнищания не остался прежним. Такое ощущение, что любые тормоза полностью отказали. Что ни день, то новость. Очередные поборы, штрафы, налоги – и все это на фоне пенсионной реформы.

    Происходящее уже выливается в массу неловких ситуаций, которых раньше не происходило. Во время визитов на предприятия президент озвучивает те цифры, которые ему подают советники, что вызывает нервную реакцию слушателей, как это было во время посещения судостроительного комплекса «Звезда» в Приморском крае. Женщина, стоявшая перед Путиным сообщила, что она «начальница и зарплата у нее сто тысяч рублей». Президент спросил: а какая средняя, наверное, девяносто? На что рабочие ответили, что получают по тридцать-сорок тысяч, чему Владимир Владимирович поверить не мог.

    Прямо так и видишь какого-нибудь советника, который нагибается и жарко шепчет на ухо президенту: «Прибедняются они, на слезу давят». В Приморье сошлись на том, что отдел кадров лучше знает. Не люди, которые квитки и деньги получают, а отдел кадров. Не человек, а статистика.

     

    К чему же ведет все это? Не только к тому, что людей постоянно раздражает растущий разрыв между глянцевыми картинками по телевизору и тем, что они наблюдают вокруг себя. Люди начинают задавать вопросы. Нас так долго убеждали, что мы ничего не понимаем в политике, в экономике и других высоких сферах. Что наверху владеют всей информацией, поэтому способны принимать наиболее взвешенные и правильные решения в интересах всей страны…

    Но когда обычных граждан начинают уговаривать, что они получают в среднем сорок тысяч, а они таких денег в глаза не видели, то возникает сомнение в самой информации, которую кладут на стол Путина и других кремлевских начальников. Не только по зарплатам, а по всему комплексу проблем.

    Вроде бы наш президент раньше никогда не боялся отвечать на острые социальные вопросы и вызовы. А сегодня есть ощущение, что он больше верит своим либеральным советникам, чем рядовым гражданам во время прямого с ними общения.

    На той же прямой линии губернатор Орлова де-факто обвинила людей, обратившихся за помощью к президенту, во лжи. И президент никаких выводов после этой линии не сделал. Выводы пришлось делать избирателям на избирательных участках.

    Информация сегодня правит миром. Телеведущие у нас смеются над таксистами, каждый из которых может управлять государством. Но если у таксистов достоверная информация, а в кремлевских кабинетах – нет, то тогда и таксисты начинают быть предпочтительнее.

  •  

  •  

  •  

  • Александр Русин. Диктатура либерализма – худшая из всех. Ее суть: кто не работает, тот ест

    • Считается, что либерализму чужда всяческая диктатура, потому что либеральное общество свободное и открытое, в нем защищаются права и свободы человека. Личность в либеральном государстве превыше всего, оно не диктует человеку, чем заниматься, что говорить, о чем думать и как вообще жить.

      Либеральное государство не насаждает идеологию, обеспечивает свободу предпринимательства и торговли, свободный выбор профессий, право свободно распоряжаться частной собственностью.

      Либерализм – это как бы антипод диктатуры.

      Однако на самом деле либерализм на практике не только не избавляет общество от диктатуры, но, наоборот, формирует ее, порой в самых жестоких и циничных формах.

      На начальном этапе обилие свободы и отсутствие контроля над обществом со стороны государства ведет к беспорядку и беспределу, что мы видели в России 90-х.

      По мере наведения порядка со стороны государства и коммерческих структур, которые делят между собой политику и экономику, а также медиа-пространство страны, количество прав и свобод для большинства населения стремительно сокращается. Большая часть ресурсов оказывается сосредоточена в руках меньшинства, которое в период "безудержного либерализма" успело приобрести и сохранить за собой власть и собственность, сферы влияния, средства производства и сырьевые ресурсы.

      В конце концов либерализм становится номинальным, бумажным.

      Большая часть населения оказывается загнана в жесткие рамки обязательств, в первую очередь экономических: нельзя потерять работу, потому что необходимо платить по кредитам, нельзя открыть свое дело, не имея капитала и деловых связей и так далее.

      Закон допускает многое, но реальность позволяет крайне мало.

      Так происходит и в политике – закон допускает баллотироваться на выборные должности, но без поддержки крупных политических сил и крупного бизнеса путь в большую политику заказан.

      Так происходит и со свободой слова – говорить может каждый, но по-настоящему услышан будет лишь тот, кто владеет средствами массовой информации, а это очень узкая группа лиц.

      Де-юре – либерализм, де-факто – диктатура.

      При либерализме узкая группа лиц начинает диктовать обществу свои правила – кредитные, финансовые, экономические, политические. Эта группа формирует общественное мнение, а значит, управляет и мыслями людей, устанавливает диктатуру не только в политике и экономике, но и в головах.

      И в отличие от левой или правой диктатуры, при которой элита действует с позиций идеологии – социалистической или национальной – при либеральной диктатуре элита действует исключительно в личных интересах, которые ставятся выше интересов общества.

      Диктатура либерализма – худшая из диктатур. Она порождает власть наиболее алчных и тщеславных эгоистов, между которыми рано или поздно оказывается поделена большая часть всех экономических, политических и медиа-ресурсов страны.

      По-другому и быть не может.

      Человек, которому либеральная система даровала свободу и с которого сняла контроль государства, в большинстве случаев будет стремиться к тому, чтобы поменьше работать и побольше получать. Взять себе побольше предоставленной свободы, занять в свободной системе наиболее выгодное положение, ухватить кусок побольше и не выпускать его из рук.

      Свобода человека должна быть обеспечена ресурсами, иначе в этой свободе не больше смысла, чем в свободе неимущего бродяги или заблудившегося в пустыне скитальца.

      Но откуда свободным людям взять ресурс, если государство предоставило им самим определять свои занятия и устранилось от вопросов организации и контроля труда, распределения работы, средств производства и ресурсов?

      Наиболее трудолюбивые тогда сразу попадут в рабство наиболее ловких и беспринципных, которые займутся не трудом, а всякими хитроумными схемами извлечения своих выгод из общего труда.

      Именно такой и оказалась у нас либеральная система на практике. Она дала обеспеченную свободу успешному в хитрых проделках меньшинству за счет менее успешного в них трудового большинства. Все, кто создает полезный продукт, попали под новую диктатуру его распределителей, циничную и беспринципную, разрушительную для всей страны и народа.

      И воцарил когда-то смехотворный, а теперь воплощенный в саму жизнь принцип: «Кто не работает – тот ест!»
      ➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/110401/27324/-


    ➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/109433/27327/-


Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
6 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.