Москва созрела, чтобы дать сдачи Западу за все унижения. Наши «партнеры» постоянно повышают антироссийский градус, который хлопнет по ним самим. Американцы заталкивают Россию и Китай в один окоп. ВМС США у побережья КНР и РФ организуют «акцию устрашения»

Москва созрела, чтобы дать сдачи Западу за все унижения

На фото: корабли Тихоокеанского флота США

 

 

Москва созрела, чтобы дать сдачи Западу за все унижения

Наши «партнеры» постоянно повышают антироссийский градус, который хлопнет по ним самим

http://svpressa.ru/politic/article/212383/

Целенаправленное нагнетание напряженности между ядерными державами и на международной арене — опасный путь. С таким предупреждением в адрес Запада, развернувшего очередную информационную атаку против нашей страны, выступил замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков.

В роли главных злодеев в этом театре абсурда опять суровые «парни из ГРУ» (нравится почему-то тем, кто пишет подобные сценарии, эта аббревиатура, хотя сама служба давно имеет другое название). Если судить по выдвинутым в их адрес обвинениям, это реально крутые супермены, продвинутые в области IT-технологий — ведь «взломали», как нам говорят, компьютерные сети чуть ли не по всему миру.

Добрались якобы (или пытались добраться) до серверов таких организаций, как WADA, ФИФА и USADA, а также до химлаборатории в Швейцарии, которая исследовала яд из дела Скрипалей. И, кроме того, чуть не заполучили файлы с документами о расследовании катастрофы малайзийского «Боинга» на Украине.

Так, во всяком случае, заявляют: министр обороны Нидерландов Анк Бейлевельд глава МИД Великобритании Джереми Хант и замгенпрокурора США по национальной безопасности Джон Демерс.

Благодаря участию в деле столь «осведомленных» источников, скандал, надо сказать, получился знатный. В умении беззастенчиво фабриковать липовые улики и бросать навоз на вентилятор антироссийской повестки дня западным спецслужбам, действительно, не откажешь.

Потому что никаких фактов и доказательств, на самом деле, предоставлено не было. Из «неопровержимых улик», разоблачающих подрывную деятельность «хакеров ГРУ», затертая квитанция об оплате такси и ноутбук, который когда-то подключали к Wi-Fi в швейцарской Лозанне.

Чек на сумму чуть более 800 рублей якобы подтверждает, что в аэропорт Шереметьево один из участников группы прибыл прямо из офиса военной разведки. Что — для тех, кто понимает! — бред полный. И что, конечно, не принимается во внимание Западом.

Теперь вся эта свора консолидированных русофобией обвинителей с новой силой завопила, что Россия демонстрирует «безрассудное поведение» и «отсутствие уважения» к международному праву. В первых рядах обличителей — США, которые и являются, скорей всего, режиссерами этого действа.

Американцам стоило бы про международное право рассказать сначала индейцам, на трупах которых они строили свою демократию, а не пытаться учить других. Но их что-то в последнее время заносит… А, тем временем, градус конфронтации поднимается.

В российском МИДе это, видимо, тоже понимают. Но все еще пытаются разговаривать с «партнерами» как с вменяемыми людьми.

«С сожалением, — подчеркнул Рябков, — наблюдаем за тем, как власти США продолжают отравлять атмосферу российско-американских отношений новыми порциями безосновательных обвинений в адрес России, которые по команде из Вашингтона спешат повторить некоторые другие страны НАТО. Западную публику вновь пугают „русскими хакерами“, на сей раз, приписав им „взломы“ компьютерных сетей чуть ли не по всему миру».

Дипломат отметил, что в России к подобным методам США привыкли, однако предупредил, что «целенаправленное нагнетание напряженности в отношениях между ядерными державами и на международной арене — опасный путь». И призвал задуматься об этом Канаду и некоторые страны Европы, «которые преданно обслуживают американские претензии на глобальную гегемонию».

Проблема в том, что они почему-то не слышат наших призывов, не учитывают наше мнение, не принимают по внимание наших фактов и доказательств… И, вообще, ведут себя, будто на этой планете они все временные гости.

— Ничего удивительного, — считает доктор политических наук, профессор МГИМО МИД России Елена Пономарева. — Коллективный Запад ведет полномасштабную гибридную войну. Это война — информационная, экономическая, цифровая. Это война — горячая, в конце концов. Потому что в ряде точек планеты, мы знаем, идут полномасштабные военные действия. Прежде всего, потому что Запад спонсирует оружием, деньгами, политической поддержкой разного рода террористические объединения, криминальные, сепаратистские и т. д.

Надо это признать. Это первый важный момент, от которого стоит отталкиваться — коллективный Запад нам совсем не партнер. Мы почему-то продолжаем их все время называть партнерами, а это, если не враг, то — противник, который ведет полномасштабную гибридную войну.

«СП»: — С какой целью ведет?

— Они уверены в том, что имеют на это право. Уверены, что могут это делать, потому что обладают огромным количеством рычагов давления. На самом деле, они проводят гегемонистскую политику и считают, что для этого у них есть все ресурсы — информационные, экономические, военно-технические, технологические.

Так было всегда с момента разрушения Советского Союза. Об этом, кстати, постоянно говорит Сергей Лавров: как синдром «победы в холодной войне» вселил в Запад некую вседозволенность.

Но дело в том, что мир ведь меняется. И он, действительно, уже серьезным образом изменился. Появились новые участники, которые совершенно не хотят уже плясать под дудку Запада.

Только Запад к этому не привык. Эти «коллективные человечки», они не хотят с этим смириться и продолжают действовать прежним арсеналом, который был у них во время холодной войны. И после холодной войны. Они уверены, что любыми средствами заставят Россию (или тот же Иран) все равно подчиниться.

Вот эта, какая-то совершенно иррациональная убежденность в том, что любое давление обязательно приносит плоды, она работает для них сейчас. Они убеждены, что давить можно до бесконечности.

Но когда пружина полностью сжимается (мы знаем хорошо законы физики), она потом так выстреливает, и, прежде всего, в лоб тому, кто ее сжимал. Это может быть не только, скажем, в военно-техническом смысле. А в том же экономическом, или связанном с человеческим потенциалом… и т. д.

Но есть еще один важный момент…

«СП»: — Какой?

—  Запад сам переживает сейчас очень сложный период, связанный с изменением западного общества. Это не только сумасшедшие гей-парады. А это, действительно, деградация среднего класса, упадок экономики и мощнейший миграционный вызов.

Когда оказываешься в любой западной стране, достаточно беглого взгляда, и ты сразу видишь, что это нездоровое общество, это больное общество, с огромным количеством проблем.

Получается, что внутренние проблемы, которые у них есть, они тоже заставляют западных политиков искать внешнего врага.

А кто может быть врагом для Запада? Для Запада может быть врагом только историческая Россия. Во-первых, потому что это тоже западное государство — мы не Восток, мы европейское государство. Мы именно по культурно-историческому типу главные их конкуренты.

И в то же время, по технологическому — по тем прорывам и инновациям, которые знала наша история. История государства Российского.

Поэтому мы для них главный враг.

Психоментально мы для них даже чужие. И так получается, что надо на нас давить бесконечно.

«СП»: — Но мы же не собираемся им в этом помогать?

— Конечно, мы не можем не реагировать. Но мы — люди культурные. Мы, как известно, вежливые люди, что хорошо показали события Крымской весны. И мы, естественно, будем на всех площадках, где только возможно, стараться объяснять свою позицию словами.

Но это не значит, что мы ничего не делаем.

Мы продолжим совершенствовать свою экономику. Модернизировать свой военный щит. Развивать интеллектуальную среду, банковский сектор и т. д. Хотелось бы, конечно, чтобы мы это делали более активно. …

Не реагировать на выпады в наш адрес мы не можем. Мы должны отвечать публично, по дипломатическим каналам. Но, а подспудно, какие процессы идут, о них иногда и не нужно говорить. Когда сделаем, тогда и будет всем все ясно.

«СП»: — Да, только мы-то с ними разговариваем, как с нормальными людьми, а они нам демонстрируют какую-то клоунаду уродливую…

— Да, на своем дипломатическом языке мы всегда разговариваем вежливо и культурно. Но, с другой стороны, следует, конечно, предпринимать конкретные шаги, связанные с тем, что мы можем сделать на тех же международных площадках.

Вот, в частности, только заикнулась Россия о том, что собирается выйти все-таки из ПАСЕ и Совета Европы, как сразу все засуетились. А можно просто не говорить об этом, а выйти. И не платить им никакие членские взносы. Нужно искать и создавать альтернативные площадки, безусловно. И гораздо жестче реагировать на подобные выпады в наш адрес.

Но это вопрос к руководству страны. Если оно посчитает, что такой арсенал может использовать, то, наверное, будет использовать.

Совершенно очевидно, что российское общество уже готово к тому, что в общении с нашими оппонентами пора применять более жесткие меры. Жесткие, естественно, не военные меры в данном случае, а именно политико-экономические.

 

 

Американцы заталкивают Россию и Китай в один окоп

В ноябре ВМС США у тихоокеанского побережья КНР и РФ организуют «акцию устрашения»

http://svpressa.ru/war21/article/212378/

Вероятно, в ноябре командование Тихоокеанского флота ВМС США проведет беспрецедентную по размаху «акцию устрашения» Китая и России.

Как передает американская телекомпания CNN со ссылкой на источники в Пентагоне, серия одновременных учений может продлиться неделю и охватить огромную акваторию от китайского побережья до берегов Южной Америки. Замысел заключается в том, чтобы задействовать боевые корабли, авиацию и соединения сухопутных войск для демонстрации готовности Соединенных Штатов «действовать оперативно и по нескольким фронтам».

Из контекста ясно, что эта впечатляющая военная демонстрация адресуется, в первую очередь, Пекину. Потому что растущая на глазах боевая мощь Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в Тихоокеанском регионе все сильней подрывает давно сложившиеся здесь гегемонистские военно-политические позиции США. Однако очевидно, что заставить задуматься Пентагон намерен и Москву. Ведь, утверждает CNN, часть из намеченных учебных операций ВМС США может быть организована и возле российского побережья. Вероятно, имеется ввиду акватория Японского моря, которое от Охотского отделено только нашим островом Сахалин.

Почему задуманная Пентагоном предстоящая акция — из ряда вон? Почему ее нельзя оставить без внимания?

Прежде всего, потому, что любые военные учения такого масштаба всюду и в любой стране планируют заранее. Заранее выделяют на них немалые деньги из бюджета, топливо и моторесурс. Заранее приглашают наблюдателей из других государств. Заранее рассылают международные извещения для авиационного персонала (NOTAMS) и навигационные предупреждения для мореплавателей (NAVTEX), в которых извещают о закрытии в связи с маневрами четко обозначенных районов.

Ничего такого Вашингтон не сделал до сих пор. Потому что идея провести акцию еще только обсуждается, уверяет CNN. Но ей, как и любым крупным учениям, уже даже присвоено официальное наименование. Поэтому сомнений, что эта идея будет воплощена в жизнь, практически нет.

Выходит, Пентагон намерен пойти на не предусмотренные в военном бюджете 2018 года внеплановые расходы. Что само по себе свидетельствует о некой чрезвычайности ситуации с точки зрения Соединенных Штатов. Что же происходит?

Формальным поводом служит конфликт, имевший место в Южно-Китайском море неделю назад, 30 сентября. Тогда с точки зрения КНР американские военные организовали грубую провокацию. Ракетный эсминец ВМС США USS Decatur (DDG-73) прошел по самой кромке китайских территориальных вод — на расстоянии 12 морских миль от искусственных островов в акватории архипелага Спратли (китайское наименование — Наньша), созданных Китаем.

США, как и некоторые другие страны, оспаривают право китайцев на строительство здесь крупных военных баз. Поэтому в Вашингтоне считают, что эсминец Decatur всего лишь проводил демонстративную операцию «по обеспечению свободы навигации» в Южно-Китайском море. Но ему навстречу вышел новейший китайский эсминец УРО типа 052C (по принятому в НАТО обозначению — Luyang). Вблизи рифа Гейвен на полном ходу боевые корабли опасно сблизились — расстояние между бортами сократилось всего до 41 метра. При этом командир китайского эсминца беспрерывно требовал от американцев покинуть район и не нарушать государственной границы КНР. В Пентагоне эти действия китайских военных моряков публично очень раздраженно расценили как «небезопасные и непрофессиональные».

Но было бы, конечно, верхом наивности полагать, что только эти, на самом деле очень рискованные маневры у островов Спратли и толкнули теперь Пентагон на попытку внезапно привести в движение всю свою военно-морскую и военно-воздушную армады на Тихом океане. На самом деле, 30 сентября у рифа Гейвен мир стал свидетелем лишь маленького эпизода давно развернувшейся в этих водах борьбы ракетно-ядерных титанов. И чем завершится эта борьба — не знает никто.

В Соединенных Штатах многие допускают, что серьезная война с Китаем здесь неизбежна. Притом, высокие чины Пентагона, владеющие всей полнотой информации, уже заявили, что в ее неядерном варианте победа некогда всесильной Америке сегодня уже не гарантирована.

Так, шоком для американцев стало горькое признание главы Тихоокеанского командования США адмирала Филлипа Дэвидсона, сделанное в Конгрессе в апреле нынешнего года: «Ввиду изменения расклада сил в Южно-Китайском море полная вероятность того, что США выиграют войну с Китаем в данной зоне, уже не гарантируется».

Откуда этот адмиральский пессимизм и почему для Пентагона сегодня буквально свет клином сошелся на лихорадочно осваиваемом китайцами архипелаге Спратли?

Прежде всего, следует иметь в виду, что, как полагают многие эксперты, юридически острова этого архипелага — и не острова вовсе, а рифы. По этой причине в июле 2016 года постоянная палата третейского суда в Гааге по иску Филиппин постановила, что у Китая нет оснований для территориальных притязаний в Южно-Китайском море.

Но Китай здесь дерзко бросает вызов и политике, и природе. Он уже несколько лет быстро превращает бывшие рифы в полноценные острова, намывая всюду, где возможно, горы песка. Затем строит на них защищенные стоянки для кораблей и судов, современнейшие аэродромы, стартовые позиции для ракет различного назначения, подземные арсеналы, командные пункты и т. д. Попутно заявляя о своих территориальных водах вокруг. А еще — о растущей прямо на глазах 200-мильной исключительной экономической зоне, в которой другим странам нельзя без разрешения Пекина ловить рыбу, добывать нефть и газ.

Но главное, что беспокоит США: стремительно возникающие военные базы НОАК на архипелаге скоро позволят Пекину при желании вытеснить Штаты не только из Южно-Китайского моря, но и из Океании.

Вот как это сформулировал несколько месяцев назад уже упомянутый адмирал Дэвидсон: «Как только острова будут оккупированы, Китай сможет расширить свое влияние на тысячи миль к югу. И начнет распространять свою власть вглубь Океании. НОАК (Народно-освободительная армия Китая) сможет использовать эти базы, чтобы бросить вызов присутствию США в регионе. А любые силы, развернутые на островах, легко сокрушат армии других претендентов на власть в Южно-Китайском море».

А в тысячах миль к югу, между прочим, Малаккский пролив — важнейший 805-километровый транспортный коридор между Тихим и Индийскими океанами. Через него проходят важнейшие торговые пути, по которым ежегодно перемещаются товары на триллионы долларов. Таким образом, бороться Вашингтону действительно есть за что. Очередным острым эпизодом этой борьбы и стал конфликт между китайским и американскими эсминцами 30 сентября. Разрабатываемая Пентагоном внеплановая, но чрезвычайно масштабная демонстрация силы Тихоокеанским флотом ВМС США (а он, в свою очередь, состоит из 3-го и 7-го флотов с приблизительно 200 кораблями и подводными лодками, 1200 самолётами и более 130 тысячами моряков, лётчиков, морских пехотинцев и гражданской обслуги), назначенная на ноябрь, тоже пока лишь эпизод.

Во все ожесточающемся противоборстве с Китаем американцы надеются приобрести могучего союзника — некогда нейтральную Индию. И этот антикитайский альянс все возможнее. Во всяком случае, премьер-министр Индии Нарендра Моди уже публично выразил желание присоединиться к военным акциям Вашингтона, направленным на «ограничение геополитических стремлений Китая». За словами последовали дела — минувшим летом в Тихом океане впервые с участием вооруженных сил Индии, Японии и США прошли совместные военные учения «Malabar-2018».

Однако при чем тут Россия? Где архипелаг раздора Спратли, а где — наш остров Сахалин?

Дело в том, что еще несколько лет назад Вашингтон полагал возможным добиться военного нейтралитета Москвы в своем гипотетическом вооруженном конфликте с Китаем на Тихом океане. Но политические события последних лет все больше убеждают руководство Штатов, что подобные расчеты могут и не сбыться.

Во-первых, Россия на этом ТВД и сама вступает во все более очевидное противоборство с Соединенными Штатами. Достаточно вспомнить ставшие регулярными патрули наших стратегических самолетов-ракетоносцев Ту-95МС и Ту-160 вдоль границ с Аляской, Канадой и у тихоокеанского побережья США. Или быстрое восстановление заброшенной было в 90-е годы военной инфраструктуры в Арктике и на Чукотке.

А во-вторых, недавно завершившиеся крупнейшие после 1981 года стратегические командно-штабные учения ВС РФ «Восток-2018» впервые в истории прошли с участием тысяч китайских военных. В чем легко разглядеть контуры будущего возможного военного союза между Москвой и Пекином. Противник очевиден — армия США. А все усиливающиеся экономические санкции американцев против двух наших стран делают очертания такого оборонительного союза все более осязаемыми.

Одна беда для нас: в случае появления в ноябре штатовских авианосных ударных групп вблизи Курильских островов и Сахалина противопоставить им на море России практически нечего. Наш Тихоокеанский флот сегодня представляет собой печальное зрелище.

Самый «молодой» его крупный надводный корабль — БПК проекта 1155 «Адмирал Пантелеев» получен аж в 1992 году. Но и он в эти минуты все дальше от родных берегов. 2 октября «Адмирал Пантелеев» вместе с гвардейским ракетным крейсером «Варяг» и большим морским танкером «Борис Бутома» вышел из Владивостока. Этот отряд, как объявило командование, «направляется в Азиатско-Тихоокеанский регион для выполнения учебно-боевых задач».

Тревожность ситуации в том, что, когда в Москве и Владивостоке планировали этот дальний поход, никто не мог иметь в виду, что американцы намереваются через месяц затеять нечто демонстративно-грандиозное у наших и китайских берегов. И теперь «Варягу» и «Адмиралу Пантелееву» хоть срочно бросай все и на всех парах возвращайся к Курилам и Сахалину олицетворять российскую военно-морскую «мощь» на Тихом океане.

Сегодня главной ударной силой ТОФа служит 25-я дивизия подводных лодок (Камчатка) В ее составе пять атомных ракетных подводных крейсера стратегического назначения: три проекта 667БДР («Кальмар») и два новых «Борея» проекта 955.

Из надводных кораблей 1-го и 2-го ранга, кроме упомянутых «Адмирала Пантелеева» и «Варяга», в дальние походы в состоянии выходить один ракетный эсминец проекта 956 («Быстрый») и два больших противолодочных корабля проекта 1155 («Адмирал Трибуц» и «Адмирал Виноградов»).

Между тем, перевооружение флота начато с корветов. Летом 2017 года в состав ТОФа включен первый такой корабль проекта 20380 «Совершенный» Недавно во Владивосток на сдаточную базу прибыл корвет «Громкий». На Амурском судостроительном заводе строятся «Герой Российской Федерации Алдар Цыденжапов» и «Резкий».

Для действий на Тихом океане в Санкт-Петербурге строят шесть дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 «Варшавянка».

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.