Власть набила свою подушку безопасности деньгами россиян. Повышение НДС обойдется гражданам в 500 млрд. рублей уже в следующем году. В среднем каждый россиянин старше 18 лет отдаст на реформы правительства 6,6 тыс. рублей

Власть набила свою подушку безопасности деньгами россиян

 

 

Власть набила свою подушку безопасности деньгами россиян

Повышение НДС обойдется гражданам в 500 млрд. рублей уже в следующем году

http://svpressa.ru/economy/article/212158/

Россияне вот уже который месяц обсуждают грядущее повышение пенсионного возраста и то, как оно скажется на их благосостоянии и экономике страны. Между тем, на заднем плане остается еще одна неизбежная мера правительства, которую наши граждане почувствуют на своих кошельках уже в следующем году — повышение НДС с 18% до 20%.

Как подсчитали в центре макроэкономического анализа Альфа-банка, повышение налога на добавленную стоимость обойдется россиянам в 500 миллиардов рублей. Если прибавить к этому потери двух миллионов несостоявшихся пенсионеров в размере 300 миллиардов рублей, получится примерно 2% годового потребления домохозяйств. Это станет причиной своеобразного эффекта домино в экономике страны.

Уже в 2019-м рост потребления домохозяйств замедлится с 3% в текущем году до 1,5%, а ВВП вырастет всего на 0,8% вместо 1,3%. В среднем каждый россиянин старше 18 лет отдаст на реформы правительства 6,6 тыс. рублей, а среднестатистическое домохозяйство недосчитается почти 20 тысяч. Потеря денег негативно скажется на потребительском спросе. В Альфа-банке предсказывают, что и без того вялый рост потребления замедлится вдвое — с 3% в этом году до 1,5% в 2019-м.

В свою очередь, слабая активность покупателей заставит компании повременить с индексацией зарплат и набором новых сотрудников.

«Хотя в 2018 году рост зарплат составит 10% в номинальном выражении и 6% в реальном выражении (за вычетом инфляции), на будущий год мы ожидаем, что в номинальном выражении он составит всего 8%, что приведет к росту реальных зарплат только на 4%», — говорится в обзоре. Безработица, по мнению экспертов, также не опустится ниже 4,5−4,6%.

Впрочем, не все экономисты согласны с расчетами Альфа-банка. Заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Владимир Назаров считает, что повышение НДС распространяется не только на конечных потребителей, но и на производителей, которые вынуждены либо сокращать норму прибыли, либо пересматривать механизмы оплаты труда своих работников. Поскольку налог вырастет на 2%, а не больше, можно говорить о замедлении темпов роста оплаты труда и роста прибыли, а не об обвале. Кроме того, часть груза повышенного НДС будут нести импортеры, которым придется умерить свои аппетиты по прибылям.

Назаров согласен с тем, что прибавку НДС назвать позитивным фактором нельзя, хотя утверждает, что отрицательный эффект будет заметен только в первые месяцы года, а затем будет частично компенсирован увеличением бюджетных расходов.

Еще летом в РАНХиГС представили свои расчеты по повышению НДС. Из них следует, что темпы роста экономики замедлятся в 2019-м на 0,2−0,35%, инвестиций — на 0,4−0,7%, импорта — на 0,35−0,45%, а инфляция увеличится на 0,9−1,5%. Из-за роста цен будет падать покупательная способность работающего населения, зарплаты которого снизятся (по уточненному прогнозу Минэкономразвития, рост зарплат упадет с 6,3 до 1%). Это приведет к снижению стимулов к труду, сокращению выпуска и доходов, а также потребления. Сократятся и инвестиции — меньшая занятость снизит доходность капитала, а рост цен — прибыль компаний.

Несмотря на это специалисты называют повышение НДС не самым худшим сценарием. Мол, если бы власти решили повысить налог на прибыль или страховые взносы, экономика потеряла бы еще больше.

Непонятно одно, почему было вообще не обойтись без повышения налогов? По некоторым расчетам, благодаря росту цен на энергоносители, которые перевалили за 80 долларов за баррель, в номинальном, то есть денежном выражении наш ВВП растет на 8% в год. Однако вместо того, чтобы использовать эти средства, власти предпочитают повышать налоги и пенсионный возраст, что скажется на благосостоянии населения.

Замдиректора Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников считает, что момент для повышения НДС был выбран не самый подходящий.

— Оценки Альфа-банка кажутся мне немного завышенными. Консенсус большинства организаций в том, что влияние с точки зрения инфляции составит примерно один процентный пункт. А для населения основной негативный импульс будет идти как раз через инфляционный рост. В итоге потери населения составят где-то 350−400 миллиардов.

Кроме того, сейчас у нас наблюдается стагнация реальных доходов, компании стараются удерживать цены. Вполне возможен размен между прибылью компаний и перекладыванием бремени на население. Это уже будет зависеть от компаний.

«СП»: — Насколько вообще неотложным было повышение НДС?

— Большинство экспертов, я в том числе, сходятся на том, что это повышение не совсем своевременно. Сейчас ситуация с доходами бюджета достаточно благоприятная, кроме того, есть определенные резервы. Возможно, усилия следовало направить на повышение эффективности государственных расходов и на стимулирование инвестиционной активности компаний.

Эти направления могли бы быть более эффективными, чем простое повышение налогов, которое всегда негативно воспринимается и населением, и бизнесом и, главное, нет таких уж серьезных аргументов в пользу того, что нужно делать это именно сейчас.

Главный экономист Фонда экономических исследований «Центр развития» НИУ ВШЭ, Валерий Миронов полагает, что вместо работы на будущие планы следовало бы заботиться о текущем состоянии экономики.

— Были варианты, которые позволяли обойтись без повышения НДС. Один из них предлагался Алексеем Кудриным и заключался в том, чтобы повысить цену отсечения нефтяных доходов. Сейчас все нефтегазовые доходы свыше 40 долларов за баррель идут не в бюджет, а накапливаются в резервных фондах. Так вот, предлагалось порог отсечения повысить с 40 до 45 долларов и больше доходов направлять на текущие потребности экономики, в том числе на финансирование проектов, изложенных в майском указе Владимира Путина.

Но при этом варианте мы бы меньше страховались от падения цен на нефть при новом мировом кризисе. Некоторые экономисты, в том числе зарубежные, прогнозируют, что в 2019—2020 годах может начаться новая мировая рецессия. Но сколько экономистов, столько и мнений. Очень многое зависит от того, куда ветер дует, куда пойдут инвесторы под влиянием стадного инстинкта и других факторов.

Это сложный выбор. Наше правительство уже ошибалось, как и другие правительства. Учитывая, что с момента прошлого кризиса прошло десять лет, они ждут нового, и страхуются на этот случай. Вместо стимулирования экономического роста и потребления мы накапливаем подушку безопасности, это такая стратегия.

«СП»: — Можно ли сказать, насколько она верна?

— Пока мы не знаем точно, что произойдет в будущем, нужно выбирать между двумя путями развития. Можно выбрать более высокие темпы роста сейчас и потенциально получить более жесткий кризис потом, или медленный рост, но большую подушку безопасности. Это вопрос стратегического выбора и политических устремлений, того, больше мы ценим благо настоящее или благо будущее.

Наши власти, как мне кажется, больше ценят благо будущее. Хотя лично я считаю, что текущий экономический рост важнее. Он позволяет поддерживать уровень потребления, захватывать новые рынки, выходить на экспорт, расходовать средства, которые пойдут на повышение конкурентоспособности.

Сейчас власти собирают деньги на будущие проекты. Но мы уже много раз убеждались в том, что правительственные проекты могут не всегда быть выгодными для экономики в целом, особенно если они проводятся не в периоды экономического роста, а как бы впрок, а надежде, что они-то и дадут рост.

На самом деле опыт проектов государственно-частного партнерства, который практиковался в Европе еще в 50-е и 60-е годы, показывает, что они должны вписываться в стратегию частных компаний или госкомпаний, ориентированных на реальный сектор. Эти планы должны быть подстроены по конкретные проекты расширения бизнеса и экономического роста.

В рамках таких соглашений частные компании должны брать на себя обязательства по строительству предприятий, а правительство — по созданию соответствующей инфраструктуры: портов, дорог, аэропортов.

Сейчас в государственные проекты заложено много инвестиций, но в условиях неопределенности с нашими торговыми партнерами непонятно, окажутся ли они нужными. Мы еще точно не знаем, куда пойдет наша экономика — на Восток или на Запад, будем ли мы сотрудничать с Европой, Ближним Востоком, Азией. Может быть, мы подружимся с Японией, если решим территориальный вопрос.

Планировать инфраструктурные проекты сейчас, не зная, куда развернется ось наших экономических усилий, не совсем правильно. Нужно сначала возобновить экономический рост, а потом уже осуществлять эти огромные проекты по строительству высокоскоростных магистралей и так далее.

Поэтому я считаю, что можно было бы не повышать НДС сейчас. Вместо этого необходимо стимулировать экономический рост, который нужно восстановить в первую очередь. Я поддерживаю план Кудрина.

Что касается цифр, и раньше эксперты, в том числе ЦБ, говорили о том, что повышение НДС приведет к выходу инфляции в следующем году за 4%, снижению потребления, а это, несомненно, скажется на экономическом росте. Кроме того, у предприятий будут изыматься ресурсы, которые они могли бы пустить на расширение экспорта. Это скажется на том элементе ВВП, который связан с чистым экспортом и сегодня растет опережающими темпами и поддерживает экономику. Поэтому я против повышения НДС.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.