Пенсии: Пиррова победа «Единой России». Ответом на принятие антинародного закона может стать всплеск сепаратизма в регионах. Путин встряхнул свою вертикаль из-за истощения «кормовой базы». Дело идет к возрождению «красного пояса» регионов в 2019 году

На фото: акция в Москве против изменения пенсионного законодательства

На фото: акция в Москве против изменения пенсионного законодательства (Фото: Zuma/ ТАСС)

На фото: президент России Владимир Путин (в центре на втором плане) во время встречи с избранными главами регионов РФ в Кремле

На фото: президент России Владимир Путин (в центре на втором плане) во время встречи с избранными главами регионов РФ в Кремле (Фото: Алексей Дружинин/ТАСС)

 

Пенсии: Пиррова победа «Единой России»

Ответом на принятие антинародного закона может стать всплеск сепаратизма в регионах

http://svpressa.ru/society/article/211684/

Госдума приняла в четверг на пленарном заседании в третьем, окончательном чтении, правительственный законопроект об изменении пенсионного законодательства. Отныне выход на пенсию для большинства мужчин в России будет возможен с 65 лет, для женщин — с 60 лет. За документ проголосовали 332 депутата, против — 83, воздержавшихся нет.

Правительственный законопроект внесли в Госдуму в июне. Ко второму чтению его скорректировали в соответствии с поправками, внесенными президентом РФ Владимиром Путиным. В частности, он предложил установить возраст выхода на пенсию в 60 лет для женщин, а не в 63, как изначально предлагал кабмин. Также с изначально предложенного сокращается на три года стаж, дающий право на досрочный выход на пенсию: для мужчин с планировавшихся 45 до 42 лет, для женщин — с 40 до 37 лет.

Помимо этого, предоставляется право досрочно выходить на пенсию для многодетных матерей в зависимости от количества рожденных женщиной детей.

Впрочем, эти «косметические» смягчения, как и предполагали эксперты «Свободной прессы», были заранее срежиссированы кураторами антинародного законопроекта.

Первоначальная редакция внесенного правительством законопроекта была принята Госдумой в первом чтении 19 июля. Тогда в поддержку инициативы проголосовали только представители конституционного большинства. Все оппозиционные фракции (КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия») выступили против.

26 сентября Госдума рассмотрела основной законопроект о пенсионных изменениях во втором чтении. Поправки президента поддержали все думские фракции, включая КПРФ, которая признала, что эти коррективы улучшают правительственный вариант текста. Тем не менее, коммунисты выступили против принятия самого проекта закона. В поддержку документа в целом проголосовали 326 парламентариев из зарегистрировавшихся в начале пленарного заседания, 59 — против, один депутат воздержался.

Власть, вроде бы, может праздновать победу — пенсионная реформа проведена и не вызвала по-настоящему массовых акций протеста.

Но не окажется ли эта победа пирровой?

— Власть слишком расслабилась, когда увидела, что недовольство населения пенсионной реформой не выливается в массовые протесты, — говорит старший научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат экономических наук, член Научного совета ВЦИОМ, Леонтий Бызов. — Казалось, что люди ещё немного пошумят в СМИ, «на кухнях» и успокоятся.

Действительно митинговые выступления были довольно вялыми и немногочисленными по сравнению с тем количеством недовольных, которое показывали соцопросы.

Но это было ожидаемо. Я говорил уже в интервью вашему изданию, что люди предпенсионного возраста, которых в первую очередь затрагивает реформа, не склонны своё недовольство проявлять в митинговой активности. У нас вообще люди не видят много смысла в митингах, тем более люди уже пожилого возраста. Они много видели на своём веку, понимают, что решение приняли без них, их выход на улицу ничего не изменит.

Но я же говорил и то, что реакция общества, хоть и отложенная, всё равно проявится.

И вот мы видим, что люди, вместо того, чтобы выходить с плакатами на улицу обратились к протестному голосованию. И произошло это даже быстрее, чем можно было предположить.

«СП»: — Может быть, просто люди выплеснули недовольство, голосуя против провластных депутатов, учитывая, что принятие закона и выборы совпали по времени, а потом всё вернётся на круги своя?

— Что касается дальневосточных и сибирских регионов, то там давно уже ситуация напряжённая и нестабильная. Система власти даёт сбои, люди видят, что федеральный центр, то ли не может решать их проблемы, то ли мало обращает на них внимания.

И в этих регионах усиливается запрос на поиск некоего своего пути. Их не устраивает в принципе та система управления, которая навязывается из Кремля, соответственно, не устраивают и кремлёвские назначенцы, вне зависимости от их управленческих и личностных качеств.

Отсюда — один шаг до регионального сепаратизма, когда уже не национальные окраины, а русские окраины будут противопоставлять себя федеральному центру. В лучшем случае, если Кремль не сделает выводов, это может кончиться требованием каких-то особых прав.

«СП»: — И что, в этом виновата именно пенсионная реформа?

— Причины для недовольства федеральным центром у регионов были и прежде, но пенсионная реформа сильно подлила масла в огонь. Поскольку она нанесла удар по так сказать самому ядру путинского электората. Люди за 60 всегда поддерживали власть, видели в ней опору и прилежно голосовали за неё. А вот теперь и они, причём не только на окраинах, стали задумываться — имеет ли смысл поддерживать такую власть? В результате может возникнуть цепная реакция — провальные для власти выборы в одних регионах тут же станут образцом для электората в других. То есть люди начнут понимать, что система — это «бумажный тигр», с ней можно бороться и чего-то добиваться. Поэтому, если федеральный центр не задумается, как изменить свою политику, это может закончиться плачевно.

«СП»: — Пока недовольство выражается только через протестные голосования. А чего ещё можно ожидать?

— Надо понимать, что региональная элита, пришедшая к власти против воли Кремля, начнёт апеллировать к тому, что за ней народ, а значит, она имеет право на некую самостоятельность. Это называется в политологии — раскол элит. А элита, вернее, одна из её частей, всегда может использовать народное недовольство в своих интересах против другой части. В итоге региональные группы элит будут выставлять центру весьма серьёзные требования. Причём, речь не только о региональных бизнес-элитах, возможно, и часть региональных силовиков примкнёт к ним. И это уже серьёзно.

«СП»: — А может всё закончиться на том, что рядовые граждане, выплеснув недовольство на выборах, успокоятся и будут жить как прежде, привыкая к новым реалиям?

— Люди, конечно, вынуждены будут адаптироваться к новой реальности. Но проблема в том, что реальность не статична. Она изменяется. Причём в последнее время в социальном плане — не в лучшую сторону. Если бы пенсионная реформа была проведена в условиях благополучной экономической ситуации, когда у нас было бы нетрудно найти достойно оплачиваемую работу, росли бы доходы населения, это была бы иная история. Но проблема в том, что сегодня работу найти и сорокалетним трудно. Число рабочих мест сокращается. Реальные доходы людей на самом деле снижаются, а не растут, как нас пытаются уверить. Потому всё больше людей оказываются в безвыходном положении и готовы поддержать даже радикальные формы протеста против власти.

— Я не думаю, что народ теперь будет при каждом удобном случае перечить власти, — считает экс-депутат Госдумы от КПРФ, директор Центра исследований политической культуры России Сергей Васильцов. — Люди повозмущаются, но потом решат, что и в новой ситуации есть свои плюсы, хотя бы потому, что худо-бедно им будет гарантировано право ещё несколько лет работать, а не сидеть на пенсии, которая, как правило, в два-три раза ниже зарплаты. Народ у нас, начиная с ельцинских времён, не раз имел возможность разочароваться во власти, но всё равно в основном голосовал, за кого скажут. Так будет и дальше.

Я бы обратил внимание вот на что. У нас по закону, человек, достигший пенсионного возраста, имеет право выйти на законный оплачиваемый отдых. То есть, если буквально следовать закону, он может и не выходить, если собирается работать и дальше.

А у нас, как правило, человека не спрашивают, обязывают выйти на пенсию, а это для многих ведь большая проблема. Поэтому реформа как раз должна была быть направлена на то, чтобы закрепить право человека, достигшего пенсионного возраста на работу. По крайней мере, если он соответствует различным критериям — здоровье, эффективность работы в предпенсионный период и т. д.

У нас за последние 30 лет насильственно отправили на пенсию достаточно много ещё способных хорошо работать, высококлассных специалистов, ссылаясь на их пенсионный возраст. Им на смену пришли молодые неопытные специалисты. Это как раз та проблема, о которой мало говорят.

 

Путин встряхнул свою вертикаль из-за истощения «кормовой базы»

Дело идет к возрождению «красного пояса» регионов в 2019 году

http://svpressa.ru/politic/article/211646/

Губернаторский корпус России попал в идеальный шторм. До 10 глав регионов могут быть отправлены в отставку в ближайшее время. Об этом 27 сентября сообщила газета «Ведомости».

Пока в «черном списке», по данным издания, губернаторы Липецкой и Курской областей Олег Королев и Александр Михайлов, а также глава Республики Алтай Александр Бердников. К ним с высокой вероятностью могут присоединиться губернаторы Борис Дубровский (Челябинская обл.) и Марина Ковтун (Мурманская обл.). Под вопросом судьба Рустэма Хамитова (Башкирия), Алексея Кокорина (Курганская обл.) и Юрия Берга (Оренбургская обл.)

Под вопросом, по мнению аналитиков, оказалась и судьба губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко. Хотя ранее он планировал идти еще на один срок.

Новый сезон отставок стартовал внезапно. Вечером 26 сентября президент РФ Владимир Путин объявил о замене сразу трех глав регионов.

Врио губернатора Приморского края — вместо участвовавшего в губернаторских выборах (результаты второго тура признаны недействительными) Андрея Тарасенко — назначен глава Сахалина Олег Кожемяко. Врио главы Астраханской области стал заместитель руководителя Федеральной таможенной службы (ФТС) Сергей Морозов. Он сменил руководившего 14 лет регионом Александра Жилкина. Врио главы Кабардино-Балкарии назначен Казбек Коков — сын первого главы КБР Валерия Кокова (сложил полномочия по состоянию здоровья в 2005 году и вскоре умер).

Показательно в этой ситуации решение Путина по Приморью. В крае 16 сентября прошел второй тур губернаторских выборов, сопровождавшийся массовыми вбросами бюллетеней в пользу кандидата от «Единой России». Врио главы Приморья Тарасенко после решения ЦИК об отмене результатов отказался от участия в новых выборах. А его соперник — представитель КПРФ Андрей Ищенко, который считает себя победителем второго тура, — заявил, что готов конкурировать с новым президентским назначенцем.

И вот назначенец обозначился. Кожемяко — первый губернатор, который возглавляет уже четвертый регион. Он был главой Корякского АО (в 2005—2007 годах) и Амурской области (в 2008—2015 годах). Кремль «бросил» его на Сахалин в сентябре 2015-го, после скандальной отставки главы региона Александра Хорошавина, арестованного по обвинению в коррупции и созданию ОПГ.

Что характерно, Путин на встрече с будущим главой Приморья назвал «нормальной» ситуацию с выборами в крае. Хотя совершенно очевидно, что Кожемяко — кризисный управляющий Кремля. По мнению экспертов, он действует как бульдозер. И это означает, что Путин ставят целью усмирить регион.

Можно сказать, Кремль сделал оргвыводы из провальных для власти губернаторских выборов. Напомним, во втором туре в Хабаровском крае и Владимирской области кандидаты от «Единой России» проиграли оппонентам из ЛДПР. Лишится «ЕдРо» губернаторского кресла и в Хакассии. Приморье пока под вопросом.

Если подобный сценарий повторится на выборах 2019 года, это станет для Кремля катастрофой. К тому времени полномочия истекут у 16 губернаторов. И если не принять мер, есть реальная перспектива получить десяток оппозиционных регионов.

Проблема президента только в одном. Бесконечные ротации — высших чиновников из ведомства в ведомство, губернаторов из региона в регион — показывают, что у Кремля очень короткая скамейка запасных. Новым управленцам Путин, видимо, не доверяет. А прежние, как показывают выборы, не вызывают доверия у населения страны.

— Кремль в отношении регионов действует по пословице «куда кривая кобыла вывезет», — считает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Хотя, понятно, какие-то сценарии в администрации президента прорабатываются.

Один из них — все-таки союзное государство России и Белоруссии, и переформатирование — территориальное, административное — регионов РФ. Разговоры идут, кроме того, о макрорегионах. Напомню, доработанная Минэкономики «Стратегия пространственного развития» предлагает разделить Россию на 14 макрорегионов — по аналогии с уже устоявшимся выделением Дальнего Востока и Северного Кавказа. В рамках стратегии макрорегионы не будут административно-территориальными единицами, а станут отражать сложившиеся социально-экономических связи. Но ключевой момент заключается в том, что управлять ими будут генерал-губернаторы. При таком раскладе нынешние губернаторы будут иметь второстепенное значение.

Но и нынешние замены в губернаторском корпусе, и планы переформатирования регионов решают, я считаю, единую главную задачу: Путину нужно каким-то путем остаться во главе власти по окончанию президентских полномочий.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Об этом говорит логика нынешних губернаторских замен. Посмотрите, кого президент назначает. Возьмем замруководителя ФТС Сергея Морозова. Его биография в открытом доступе крайне скудная. Но многочисленные источники уверяют, что Морозов служил в ФСО и работал в личной охране президента. Предположительно, он охранял Путина во время его второго президентского срока и в годы, когда тот занимал должность премьера. Некоторые источники сообщают, что Морозов был адъютантом президента.

Итак — бывший адъютант. Теперь Кожемяко, который не раз тушил опасные для президента ситуации. Наконец, Казбек Коков — сын Валерия Кокова, который руководил Кабардино-Балкарией почти 15 лет, и про которого Путин сказал, что он был «очень надежным товарищем».

Где же, спрашивается, прыгавшие в воду с семиметровой скалы юные технократы Сергея Кириенко? Эти десятки российских чиновников и депутатов, которые проходили специальное обучение в сочинском пансионате «Сириус» осенью 2017 года? Тренинги, напомню, были организованы при участии АП на основе курсов высшей школы государственного управления, как раз для подготовки кадров на руководящие посты в регионах. В том числе — потенциальных кандидатов в губернаторы.

Их нет, мы видим в процессе ротаций одни и те же лица. Просто потому, что технократы не годятся для решения главной задачи, о которой я упомянул.

Обратите, кстати, внимание на стилистику назначения Кожемяко. Путин дважды его переспросил: «Вы точно сами этого хотите?». Кожемяко, напомню, объяснил свое намерение участвовать в выборах главы края связями с этим регионом: он родился, вырос, учился и начинал свою карьеру в Приморье, а также был депутатом и членом Совета Федерации от края. «Поддерживаю отношения с одноклассниками, с теми, с кем учился, занимался спортом, работал», — объяснил Кожемяко желание «вернуться домой».

Стилистика здесь, я считаю, та же, что и в случае пенсионной реформы: президент якобы не имеет отношения к делу. Но в политических кругах хорошо известно, что назначение Кожемяко не с восторгом воспринято приморской элитой. Которую новый врио должен загнать в стойло, чтобы она не брыкалась перед федеральным центром.

Это путинская фирменная осторожность. Внешне выглядит так: раз ты сам захотел — президент даст тебе возможность побороться за пост губернатора Приморья.

И еще знаковый момент: Кожемяко собирается идти на губернаторские выборы как самовыдвиженец, а не как кандидат от «Единой России». И сейчас, по моим данным, единороссы региона собираются экстренно вносить соответствующие поправки в избирательное законодательство края. Это сигнал, что песенка партии власти спета.

«СП»: — Что все-таки Кремль получит на выборах 2019 года?

— Выборы будут, я считаю, ровно такими, какой будет социально-экономическая политика. И в этом смысле Кремль ничего хорошего не ждет. Ресурсов на всех уже очевидно не хватает. Если власть залезла в карманы нищих с помощью пенсионной реформы — значит, залезет и в карманы регионов. Это, естественно, будет дестабилизировать местные элиты.

Ресурсов де-факто хватает только на ближний кремлевский круг, включая приближенных олигархов. Тот же Кожемяко — выдвиженец этого круга, и его ставят на Приморье именно для контроля ресурсов.

Я считаю, в перспективе борьба за «кормовую базу» будет только усиливаться, и одновременно будут происходить столкновения с региональной элитой. А дальше мы увидим активизацию политической жизни в регионах.

В результате, нет сомнений, мы будем наблюдать возрождение «красного пояса», как это было в начале 2000-х.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
3 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.