Почему добрый народ России не может справиться с мерзавцами во власти? При этом почему мы отвергли хороший СССР – а плохую РФ пока не отвергаем?

 

 

Почему добрый народ России не может справиться с мерзавцами во власти?


  • На наш век хватит крошек с барского стола

    У России, судя по всему, впереди только два пути. Назовем их для краткости и образности как ужасный конец и ужас без конца. Нынешний режим, конечно же, за второй сценарий – ужаса без конца.

    Большинству населения, похоже, этот вариант развития события тоже ближе к телу: мол на наш век хватит и крошек с барского стола. И только малый процент начинает подозревать, что находиться на обреченном Титанике смерти подобно – а потому пытается раскачать эту «лодку», чтобы сбить ее с курса на айсберг.

    На протяжении последних двадцати лет российские оппозиционеры тешат себя надеждами, что вот-вот страна изменится. Дескать народ, осознав ошибочность нынешнего политического курса и пагубность коррупции и неэффективности, сместит правящую элиту и тем самым запустит масштабное обновление государства. Однако ничего такого не происходит даже тогда, когда, казалось бы, система власти испытывает значительные перегрузки.

    Чиновники

    Прежде всего стоит вспомнить наших чиновников. Их число с 1999 по 2017 гг. выросло без малого вдвое – с 780 тыс. до 1,37 млн. человек. Более того: сегодня чиновничья армия распоряжается бюджетными средствами, несравнимыми даже с теми, которыми она оперировала в середине 2000-х.

    Согласно официальным оценкам, с 2010 по 2017 гг. нецелевое использование средств федерального бюджета выросло с одного до 1,86 трлн. рублей в год. «Обмолачивать» этот поток мобилизованы родственники (вспомним о коммерческой фирме, зарегистрированной на 82-летнюю мать главы Думы) и друзья счастливчиков.

    Так что можно с уверенностью говорить, что как минимум 3 млн. человек считают нынешние порядки вполне выгодными для себя – и не желают их менять.

    Силовики

    Помимо чиновничьей массы, существуют и силовики. Оценка их численности может быть только приблизительной, но по минимальным подсчётам она приближается сегодня к 3 млн. человек.

    Среди них:

    - 914,5 тыс. числящихся в штате Министерства внутренних дел;

    - Росгвардия, насчитывающая до 400 тыс. человек;

    - Министерство по чрезвычайным ситуациям с 289 тыс. сотрудников;

    - Федеральная служба исполнения наказаний, где работают 295 тыс. человек;

    - Федеральная служба безопасности с засекреченным штатом, оценки численности которого составляют обычно 100-120 тыс. человек, а с погранслужбой – до 200 тыс.;

    - Таможенная служба (около 70 тыс.);

    - Прокуратура и Следственный комитет (более 60 тыс.),

    - Миграционная служба (более 35 тыс.)

    - Некоторые другие менее многочисленные по числу работников агентства типа ФСО, ФАПСИ и им подобные.

    Эта часть российского общества в своём абсолютном большинстве не только не способствует экономическому и социальному развитию страны, но напрямую мешает ему. Так как для поддержания своего существования она постоянно продуцирует новые ограничения, надзор за соблюдением которых обеспечивает этим людям зарплату – и коррупционный доход.

    Внутри «силовиков» возникли различные группы влияния, центральной из которых является ФСБ – по сути параллельная «вертикаль власти» в стране. Масштабы занятости в этих структурах превышают показатели развитых стран в несколько раз: в ФБР и ЦРУ трудится в три раза меньше людей, чем в ФСБ. Как следствие – не менее 4 млн. человек, принадлежащих к категории чиновников, военных и спецслужб и столько же членов их семей не хотят никаких перемен.

    И если принять число занятых в России за 72,4 млн. человек, окажется, что более 11% составляют «государевы люди», а с членами их семей эта категория лиц может достигнуть 17-18% активного населения страны. Для сравнения: сейчас в США совокупная численность сотрудников всех федеральных ведомств, включая персонал Министерства национальной безопасности и Федерального бюро расследований не превышает 1,86 млн. человек. Что составляет всего 1,21% от общего числа «трудящихся».

    И другие лица...

    Нужно учитывать также тех, кто живёт за счёт обслуживания сложившегося образа жизни нашей страны – от персональных водителей до охранников, не говоря уже о многих других категориях.

    В такой ситуации возникают два вопроса. С одной стороны, можно ли надеяться на то, что эта четверть населения, которая не может производить ничего полезного для общества, окажется не только не сторонником перемен, но и не выступит их решительным противником?

    В ходе реформ, если бы таковые начались, эти люди должны были бы потерять свои посты – поскольку большинство из них в нормальных экономике вовсе не нужны. В Грузии например при запуске реформ Саакашвили были уволены практически все сотрудники полиции; в прибалтийских государствах сокращения в ходе реформ составляли от 65 до 80%. В случае России на улице в аналогичной ситуации оказалось бы 700-900 тыс. человек. Куда им устроиться и какие последствия это имело бы для общества?

    И ещё более важный вопрос: откуда набрать им на замену половину или треть кадрового состава? Ведь как можно теперь с уверенностью утверждать, в России всякое кадровое обновление заканчивается построением даже более коррумпированной и неэффективной системы госуправления.

    Российская экономика сегодня в принципе неэффективна: ведь любые реальные реформы должны привести к существенному сокращению числа работников в большинстве отраслей – но «кадры» против этого категорически. И весь политический курс последних лет во многом был направлен на создание за счёт нефтяной ренты бессмысленных рабочих мест, обладатели которых были бы заинтересованы в сохранении status quo. Число таких синекур достигло уровня, на котором они стали одним из основных источников занятости, ликвидировать который без социального взрыва невозможно.

    Желаю вами управлять!

    Подводя итог, я бы сказал: именно невероятно распухшая прослойка «управленцев» и «специалистов по безопасности» является основной причиной невозможности реформ в современной России. На мой взгляд, это злокачественное новообразование, порождённое энергетическим канцерогеном 2000-х, неоперабельно. И удалить эту опухоль невозможно без смерти пациента.

    За последние 20 лет в России сформировалась система, в которой нельзя предположить наличие у идущих во власть или силовые структуры каких бы то ни было мотивов, кроме корыстно-коммерческих. Это означает, что серьёзные реформы потребуют увольнения из соответствующих структур 3-4 млн. человек и их замены на как минимум 2 млн. людей, никогда не имевших отношения к бюрократической деятельности.

    На мой взгляд, техническая невозможность такого маневра и делает реформы в современной России нереальными. Если обратиться к историческому примеру слома имперской России большевиками, можно вспомнить, что ценой ее стало уничтожение (физическое или в форме изгнания из страны) элитного слоя численностью не менее 3 млн. человек. И формирование нового слоя управленцев на протяжении не менее двадцати лет.

    Не думаю, что сегодня Россия, лишенная всяких моральных и политических ориентиров, может повторить подобный почин. И это означает, что надежды на скорые и радикальные перемены в ней в лучшую сторону останутся иллюзиями.

    По материалам Владислав Иноземцев
    ➡ Источник:
    https://publizist.ru/blogs/33/27030/-

 

 

Почему мы отвергли хороший СССР – а плохую РФ пока не отвергаем?

  • Причины гибели социализма в России, на мой взгляд, лежат в области психологии, которую советское руководство вовсе не принимало в расчет.

    Во-первых, если у человека есть выбор между двумя предметами или возможностями, то он обязательно начнет выбирать и сравнивать. Советский человек с пеленок знал, что есть социализм и есть капитализм – как же ему было не сравнивать?

    Нельзя сказать, чтобы власть над этим не работала: в книгах, по радио, в фильмах, во всех учебниках рассказывали, как плохо жить при капитализме и как хорошо при социализме. Но как-то перебарщивали с этим.

    Можно было поверить, что при капитализме жить было плохо. Об этом мы читали у Диккенса, у Чехова, про это рассказывали прабабушки. Но так ли плох современный капитализм, как дореволюционный? Вот в этом мы не были уверены.

    Мы смотрели американские фильмы – и невольно примечали, что все, даже самые бедные их герои живут в своих домах или квартирах, они хорошо одеты и не ломают голову над тем, что будут есть завтра. Какие-то другие проблемы у них были.

    В общем их жизнь казалась завидной как в фильмах, так и в рассказах тех, кто получал какие-то сведения от зарубежных знакомых или родных. И, безусловно, западные товары были синонимом качества.

    Как мы могли считать, что при капитализме жить плохо, если всеобщей мечтой были французские духи, итальянские туфли, английский трикотаж? А уж об американской машине и не мечтали. Гонялись за французским коньяком, умирали от желания покурить «Мальборо».

    Почему зарубежные товары стали в СССР фетишем? Причина проста: их было мало, и они были качественные.

    СССР при этом крайне неохотно тратил драгоценную валюту на ширпотреб – на ВПК и энергетический комплекс не хватало. Но если уж что-то покупали, то самое хорошее, практичное – и за счет большого объема закупок выбивали скидку. И мы в результате думали, что на Западе все товары хорошие и доступные по цене.

    Или, скажем, жилье. Почему-то у нас не показывали фильмы про то, как студенты, аспиранты и даже молодые доктора наук (лет до 40-а), живут в США по нескольку человек в одной квартире, снимая ее вскладчину. Нам показывали неплохое жилье безработного.

    И все это как-то откладывалось в сознании.

     

    Известно, что после удовлетворения первичных потребностей на первый план выходят вторичные, которые в принципе удовлетворить нельзя, потому что их очень много – и все время появляются новые.

    Пока мы терпели голод и разруху, жили в бараках и не умели толком читать и писать, социализм был хорош. Он позволил быстро залатать дыры, возникшие от войн – всех накормил, одел, снабдил работой, образованием, медицинской помощью, крышей над головой.

    И многие люди были весьма благодарны за это. Даже общежитие в городе – лучше избы с земляным полом, где ночевали по 10-12 человек. Рабочий день в 8 часов с гарантированными выходными и отпуском – лучше работы от зари до зари.

    Мы многое читали у писателей рубежа 19-20 века про несчастную жизнь народа: люди голодали, болели, не умели читать. Но ни разу не читали, чтобы они тогда не могли купить чего-то, на что были деньги – дефицита товаров не существовало.

    Зато в позднем СССР проблема с товарным дефицитом стала ключевой, как бы системообразующей. Руководство пыталось бороться с этим, но не придавало этому должного значения.

    Почему-то оно думало, что достаточно просто накормить людей, забывая, что им все время хочется чего-то новенького.

    В чем был приоритет в СССР? Удовлетворить первичные потребности. А потом де человек займется духовным ростом: науками, искусствами, спортом – для чего кстати были неограниченные возможности. Если, скажем, в какой-нибудь глуши мальчик неплохо пел под гитару, он без всяких блатов попадал на самый верх – это судьба многих советских звезд эстрады, того же Юрия Антонова… Советская идеология считала, что сытый человек захочет стать личностью, создавать, а не брать.

    Но люди хотели разнообразить их меню, одежду, мебель и так далее. Они выбирали иметь, а не быть. И чем больше партработники, те же люди с теми же грехами, натужно врали их пастве про духовное, тем та им меньше верила. Ибо нельзя – тем более фальшивыми словами – изменить людей.

    Со времени крушения СССР прошло 27 лет, а многие все вспоминают как самое страшное в своей жизни – как они стояли в очереди за едой и товарами, которые не могли купить за свои деньги.

    Почему так? Возможно, потому что люди – приматы, а приматы никогда не голодают. Обезьяны потребляют до 400-х видов фруктов.

    Помню такую историю. Хозяин мартышки, которую использовал для памятных пляжных фоток, очень плохо обращался с ней: бил ее, ругал. Та все это легко сносила, но однажды хозяин наказал ее тем, что перестал кормить. И тут обезьяна заплакала – прямо как человек: у нее началась истерика. В обезьяньей стае побои и унижения от старших по рангу – норма, но обезьяна всегда найдет себе еду.

    Увы, люди так и не ушли полностью от обезьяны – нельзя лишать их товарного разнообразия.

     

    Сравнение социализма с современным ему капитализмом было не в пользу социализма именно в части товарного разнообразия и возможности покупать то, что хочется.

    Вы скажите, что и сегодня люди не могут купить всего, что хотят. Но они винят в этом не государство, а себя – не смогли заработать. Капитализм ничего никому не обещает, а социализм обещал удовлетворение потребностей человека. И разночтение было как раз в том, что государство и «простые люди» по-разному понимали эти потребности.

    Второй причиной конца социализма было нарушение правил игры или попрание справедливости. Когда объявили, что все равны, но некоторые оказались в итоге «равнее других» – это в конце концов породило огромную ненависть к начальникам за то, что они имеют больше других. Одной из последних капель в этом плане стало известие о том, что народный депутат СССР Евгений Примаков, возглавив комиссию по борьбе со льготами и привилегиями, получил на этом посту личный самолет. И кто помнит, Ельцин стал всенародным любимцем как раз за счет его езды с народом в одном трамвае.

    Эта тема возымела какой-то фантастический размах! Помню, одна очень серьезная женщина с болью рассказывала мне, как лежала в больнице с дочкой какого-то партийного начальника – и той приносили дефицитные бананы. Какая лютая несправедливость!

    И этой женщине и всем, кому она об этом рассказывала, в голову не приходило, что дочь начальника лежала с ней в одной палате – и обе получали равное лечение. Это казалось нормальным, а вот то, что у одной есть бананы, а у другой нет – ненормальным.

    Сегодня наш олигарх может купить себе целый банановый остров – но многие ли выйдут из-за этого на площадь, как выходили толпами в конце 1980-х по «банановому» поводу? Да никто не выйдет. А вот невозможность купить бананы 30 лет назад все еще жжет обидой сердца людей!

    Капитализм изначально предполагает неравенство в доходах, и даже когда оно доходит до космических масштабов, мало кто этим возмущается. Ну, и еще наши наученные былым опытом «отцы народа» в одну палату с тем народом не ложатся – и даже на одной улице с ним, от завидного греха подальше, не живут. 

     

    И – самое главное. Ничто в государстве не делается не по воле народа. Правители думают, что вертят людьми как хотят, но на самом деле они способны лишь на то, что дозволяет им народ.

    Сперва люди хотели покончить с несправедливым классовым и сословным обществом старой России. Их ненависть к царизму копилась веками. Они уничтожили ту Россию и создали новую. И долго терпели несовершенство нового общества – но в конце концов решились изменить и его.

    С исчезновением социализма люди что-то потеряли, что-то приобрели. И сегодня опять начинают массово задумываться, не прогадали ли.

    Например мы поняли, что кроме капитализма Запада есть еще капитализм Востока – как, допустим, в Индии. Что лучше – наш бывший социализм или индийский капитализм? И пусть массы, без соизволения которых, ничто не происходит в государстве, думают…

    На стороне социализма сейчас играет Китай. Там кстати пенсионный возраст снижается – пусть и не для всех групп населения, но важна тенденция.

    Цель жизни, вера в будущее – это еще одно очень важно слагаемое народного самоощущения. В «раннем» и «среднем» СССР очень многие, живя даже в стесненных условиях, были искренне счастливы тем, что живут для будущего, чтобы их дети или внуки «жили при коммунизме». И это не сказки. За это миллионы наших воинов отдали жизнь в Великую Отечественную – без чего та война, безусловно, была бы нами проиграна. Что еще раз подтверждает: государству без народа – никуда.

    Так что люди опять будут выбирать. И дай бог, чтобы их очередной выбор пришел в очередное согласие с их внутренним настроем.

     

    По мотивам uborshizzza
    ➡ Источник:
    https://publizist.ru/blogs/107563/27058/-

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.