Старый советский анекдот против российской пенсионной реформы. Путин сдал назад, политическое крепостное право пошатнулось… И снова все путинцы в дерьме, а Путин – на белом коне и в тоге праведника. По крайней мере так, похоже, было задумано!

 

 

 

 

Старый советский анекдот против российской пенсионной реформы

  • Странно, что кто-то не понял вполне ясное высказывание Владимира Путина о пенсиях. Оно не о том, что пенсионную реформу, возможно, завернут. Нет. Оно том, что денег нет, но вы держитесь.

    Медведев тоже может иногда говорить правду. Хотя правда из уст Медведева возмущает народ. А из уст Путина кажется обнадеживающей. Дескать страна – точнее, ее олигархи с комическими доходами – под санкциями, кризис нарастает.

    И тут поневоле вспоминается старенький, но смешной, советский анекдот.

    – Я тоже, сынок, хочу мороженого, но денег у нас только на водку.

    Действительно, российскому государству надо как-то выживать. При этом олигархи и чиновники не готовы беднеть. Воры не готовы отказываться от воровства. Правительство – от его убивающей отечественную экономику экономической модели. И потому деньги возьмут у тех, у кого берут всегда – у самых незащищенных и бедных.

    Короче говоря, когда к вам обращается Дмитрий Медведев или Владимир Путин, надо понимать, что говорят они одно и тоже. Просто разными словами. И Медведев честно сказал, что держаться придется без денег. И Путин честно обосновал то же самое: понятно, вы хотите мороженого. Но денег только на водку.

    По материалам Андрей Егоров
    ➡ Источник: 
    https://publizist.ru/blogs/4796/26059/-

 

 

Путин сдал назад, политическое крепостное право пошатнулось…

  • Путин сказал: я посмотрел, что предлагает правительство по пенсиям – нечего хорошего. И тотчас хор думских единороссов, только вчера заливавшихся похвалами пенсионной реформе как лучшему подарку партии народу – завел другую песню: да, это все прискорбно, это тяжкая необходимость…

    И снова все путинцы в дерьме, а Путин – на белом коне и в тоге праведника. По крайней мере так, похоже, было задумано.

    И раньше это действительно прокатывало, когда речь шла о вопросах пожиже – о каком-нибудь не самом важном политзэке, которого злая система посадила, а добрый Путин обещал освободить…

    Но чтобы глава государства полтора месяца знать не знал о бурях вокруг главнейший вопроса десятилетия, как уверял его пресс-секретарь – это уже, пожалуй, пропагандистский перебор. Эти ритуальные танцы – когда Путин делает вид, что не курсе дела, а народ делает вид, что верит ему – свидетельство какого-то уже безвылазного тупика.

    Вообще, если реформу эту так и не примут, выйдет довольно забавно. Она нанесла такой огромный удар делегитимизации по власти, такой произошёл сеанс саморазоблачения всех единороссов, министров, чиновников – что собирать китайскую вазу по кусочкам придётся за счёт многих жертв. Главное, что открыл жаркий последний месяц – что власть отнюдь не сильна. Ведь сила власти не в полицейских дубинках, тут она противостояние с народом проиграет легко: миллион полицейских ничто против 140-миллионного населения. Сила – в умении убедить в правильности собственной линии. И это сегодня уже невозможно ни при каких обстоятельствах.

    Но есть и некий позитивный момент. Путин явно был уверен, что 77 процентов на выборах дают ему карт-бланш на что угодно. Но не тут-то было: всеобщее возмущение и колоссальное падение рейтинга, очевидно, и заставили его сделать этот отчаянный шаг назад в форме признания, что пенсионная реформа – горе горькое.

    И тут уже не поможешь новыми репрессиями и усилением давления.

    Но поймет ли власть, что укрепить систему теперь можно одним способом: добавив ей гибкости, введя полифонию мнений? То есть губернаторские выборы не из одной заранее помеченной фигуры –  а хотя бы из двух, путь тоже исподволь помеченных, но шанс имеющих. И оживление гражданского общества, и удаление из телевизора вечных «нанайских мальчиков», и т.п.

    И пока у Путина есть вполне реальная возможность сохраниться – ввести в игру элемент «народной демократии» собственной рукой. Иначе потом это сделают без него, как предупреждал в свое время Александр Второй: «Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собою начнет отменяться снизу».

    Я думаю, это совершенно справедливо и для нынешнего политического крепостного права, которое в случае с пенсионной реформой напоролось на самый неожиданный протст.

     

    По материалам Михаил Поляков
    ➡ Источник: 
    https://publizist.ru/blogs/107559/26064/-

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.