ЭКОНОМИКА «ШИВОРОТ-НАВЫВОРОТ». Россия снова окунулась в период беспредельного многоликого, по меньшей мере триединого пенсионно-бензинно-налогового ограбления народа, которое коснулось бюджета и ухудшения жизни каждого человека, каждой семьи

 

 

 

 

ЭКОНОМИКА «ШИВОРОТ-НАВЫВОРОТ»

Россия снова окунулась в период беспредельного многоликого, по меньшей мере триединого пенсионно-бензинно-налогового ограбления народа, которое коснулось бюджета и ухудшения жизни каждого человека, каждой семьи.

 

Газета "Советская Россия" http://www.sovross.ru/articles/1718/40326

В статье показано триединство возрастного пенсионного шулерства, нарочитого удорожания бензина вкупе с соляркой и сугубо фискального роста налогов: НДС на 2%; налогов на транспорт, имущество, недвижимость; на ЖКХ как минимум на 4%; сборов и налогов на средний и малый бизнес; платежей и поборов с населения за учебу в школах, образование в вузах, за лечение, койко-место и т.д. и т.п.
Пенсионный и налоговый беспредел детально и аргументированно анализируется авторами и читателями «Советской России». Относительно меньше рассматривается бензиновый беспредел. Мною сделана попытка раскрыть коварство  и экономическую сущность роста цен на нефтепродукты, а также обосновать неразрывную связь этого роста с пенсионным реформированием и налоговой фискализацией.

Странное понимание В. Путиным 
недополученной нефтяниками выгоды

7 июня 2018 г. на прямой линии президент страны В. Путин на вопрос, почему растут цены на бензин, ответил пространно, коряво и витиевато:
«...То, что сейчас происходит, это недопустимо, это неправильно. Но надо признать, что это результат неточного, мягко говоря, регулирования, которое было введено в последнее время в сфере энергетики, в сфере энергоресурсов. Что сделано было? Правительство провело так называемый пересмотр некоторых налоговых мер по наполнению бюджета, так называемый маневр сделало в этой сфере. (Понятное дело, никто из правительства и Минэнерго не был наказан за этот злополучный и явно ошибочный маневр. – С.К.)
…Что произошло дальше? Цены на нефть на мировом рынке поднялись. Для того чтобы загрузить свои НПЗ, компании наши делают это, но они считают недополученную выгоду за тот объем нефти, которую направляют на НПЗ, который они могли бы, как они полагают, реализовать на внешнем рынке и получить больший доход. Чтобы эти выпадающие, условно выпадающие, доходы компенсировать, поднимают цены и на бензин, и на дизельное топливо» (выделено мною. – С.К.).
Вне сомнения, этот вопрос был заранее подготовлен, как равно и ответ на него, чтобы показать, что президент знает, хорошо разбирается и может успокоить народ в том, что он лично и вверенное ему правительство смогут остановить рост цен на бензин и солярку. По мере его разъяснения проблемы на огромном экране появлялись то вице-премьер, ответственный за развитие ТЭК, Дмитрий Козак, то министр энергетики Александр Новак.
Президент «с  достоинством» вещал народу, что акциз по бензину снижен на три тысячи, по дизтопливу – на две тысячи рублей, что отменено планировавшееся ранее повышение акцизов с 1 июля этого года, что к осени будут приняты дополнительные меры (цыплят по осени считают), что правительство ведет сейчас чуть ли не ежедневный диалог с ведущими нефтегазовыми компаниями, что Федеральная антимонопольная служба (ФАС) не будет смотреть на происходящие события сквозь пальцы. Дмитрий Козак поддакивал с экрана, что действительно мы 30 мая договорились с нефтяными компаниями о замораживании цен, что мы будем ежедневно контролировать ситуацию на АЗС. Мы вчера дополнительно договорились об увеличении поставок на внутренний рынок бензина и дизтоплива. За эту неделю уже объем биржевой торговли увеличился по бензину на 19 процентов, по дизтопливу – на 20 процентов. И Дмитрий Козак, и Александр Новак отрапортовали президенту, что буквально завтра внесут в Госдуму законопроект по сдерживанию цен…

***

Хорошие слова! Но если задуматься, то за ними скрывается словоблудие и очередная замаскированная ложь Кремля и кабмина.
Президент умело закамуфлировал понятие «недополученная выгода». Он считает, что этой выгоды лишаются нефтедобывающие предприятия, поскольку, если бы они, минуя НПЗ, сразу экспортировали нефть за рубеж, то их доходы были бы выше на эту упущенную (или недополученную) выгоду. При этом президент, конечно, понимает, что недра – это государственная собственность, что добытая нефть тоже государственная собственность или, по крайней мере, государственно-частная собственность, что если нефть добывается государственной компанией, коей является «Роснефть», то добытая ею нефть является исключительно государственной собственностью. А в этом случае упущенную выгоду недополучает государство, государственный бюджет.
Есть такое незыблемое бюджетное правило, что при принятии любого закона в законопроект включается его финансовое обоснование, заключающееся в том, что если при введении законопроекта нужны дополнительные финансовые расходы бюджета, так называемые выпадающие расходы бюджета, то необходимо обосновать и предложить меры по замещению этих выпадающих расходов. Следовательно, если вопреки экономическим канонам (законам) предположить, что упущенную выгоду получают нефтяные компании, то нужны меры по замещению выпадающих из госбюджета доходов, а они сегодня не предусматриваются.

Ядро путиномики – ручное управление национальным богатством

Надо отдать должное властителю России Владимиру Путину. Он не понаслышке знает, что такое и как определяется национальное богатство недр (НБН), что такое и как определяется горная и ценовая рента, как она распределяется в мировом сообществе. Он превосходно усвоил, что рента для одних является национальным бедствием, а для других – основой дармового богатства и благоденствия. В самом начале президентского пути В. Путин понял, что осознанное использование ренты позволяет держать народ, гражданское общество на поводке, позволяет создать вокруг себя раболепствующий клан, который никогда не предаст, ибо тоже находится в затянутой на шее уздечке.
Еще до своего появления в Кремле В. Путин написал и защитил в Санкт-Петербургском горном институте в 1997 г. диссертацию на тему:
«Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений: Санкт-Петербург и Ленинградская область». 
В этом же году он получил ученую степень кандидата экономических наук. 
По роду службы мне пришлось контактировать с сотрудниками кафедры горной экономики Горного института. Пришлось познакомиться детально с этим объемным диссертационным исследованием (218 стр.). Полагаю, что читателю будет интересно увидеть название и оглавление первой главы диссертации: 
Глава 1. Геополитическое положение, природно-сырьевой и производственно-экономический потенциал Санкт-Петербурга и Ленинградской области. 
1.1. Современное геополитическое положение Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
1.2. Развитие экономики Санкт-Петербурга и Ленинградской области как единого народнохозяйственного комплекса. 
1.3. Минерально-сырьевая база региона и предпосылки ее развития.
В диссертации выполнен методически обоснованный и вполне аргументированный расчет национального богатства недр России, который опубликован  в статье В.В. Путина «Минерально-сырьевые ресурсы в стратегии развития российской экономики» (Записки Горного института. СПб, 1999, том 144, с. 3–9).
В этой статье НБН России, рассчитанное по разведанным и оцененным запасам, составляет $28 трлн, в том числе по рентабельным запасам $1,5 трлн. Курс доллара во время расчета НБН равнялся $1 = 6 руб.
Сегодня курс национальной валюты: $1= 60 руб.
Если принять ВВП≈100 трлн руб., то получим $1,667 трлн.
То есть даже рентабельные запасы в далеком 1999 году равнялись общей стоимости ВВП, или почти шести годовым доходам госбюджета. Если учесть, что за 20 лет рентабельные запасы увеличились реально в 3–5 раз, то понятно, какое значение имеет сегодняшнее НБН для развития и роста экономики России.
Отсюда отчетливо видно то лукавство, которое описано нами в ответе В. Путина по ценам на бензин, керосин и солярку. 

***

Сегодня реально действуют три источника поступления средств в федеральный, республиканский и муниципальный бюджеты:
1. Горная и ценовая рента, образующаяся сегодня преимущественно за счет углеводородного сырья. Усиливается и повышается удельный вес ренты от твердых полезных ископаемых (черные, цветные и благородные металлы, редкоземельные элементы, минеральные удобрения и строительные сырье).
Этот источник останется главенствующим на длительный период, по меньшей мере на 30–50 ближайших лет.
2. Кошельки граждан.
Этот источник сегодня стал основным, о чем будет сказано в дальнейшем изложении статьи. Здесь подчеркнем, что «кошелек» наполняется заработками и доходами граждан. Для власти важно, чтобы кошельки не разбухали. И власти всеми правдами и неправдами сдерживают поступления в кошельки. С бедным населением властному клану легче обеспечивать свою безопасность. Поэтому происходит массовая и масштабная обдираловка населения, гражданского общества.
3. Рыночные доходы юридических лиц. Эти доходы особо не волнуют власти. Более того, сегодняшняя система настроена на утечку этих доходов за рубеж, в офшоры.
Примерно 200 монопольных и крупных предприятий обеспечивают более 80% поступающего в бюджеты налога на прибыль.

Образование цен на нефтепродукты – тайна за семью печатями

Почти все годы правления В. Путина бензин весной, перед началом посевных работ, дорожал. Удорожание было разным, заметным и менее заметным. СМИ регулярно фиксировали удорожание бензина и связанное с этим удорожание зерна и последующее удорожание хлебобулочных изделий. «Пар» от удорожания выходил через цены на хлеб. Соответственно усилиям по нагнетанию этого «пара» увеличивались цены на хлеб. При этом были экивоки на мировые цены на бензин, если они падали. Если мировые цены на бензин росли, то об этом старались умалчивать. Кстати, сегодня почти не трезвонят о росте цен на хлеб и хлебобулочные изделия, поскольку на недорогие сорта хлеба его цена растет медленно. Вообще в ответе В. Путина на прямой линии никак не упоминается тот факт, что при падении цен на нефть цены на нефтепродукты тоже растут. Хотя должны падать. Россия в этом уникальная страна: цены на нефтепродукты однозначно растут и при падении мировых цен на баррель нефти, и при их удорожании.
С чем это связано?
Вопрос сложный, на который нельзя дать однозначный ответ. Рост цен на нефтепродукты обусловлен многими факторами, среди которых главными являются:
* сугубо фискальная и постоянно изменяющаяся система налогообложения;
* изменения мировых цен на нефть, не поддающиеся «строгому» прогнозу, их волатильность;
* курс национальной валюты, также не поддающийся «строгому» прогнозу;
* технологическая отсталость НПЗ, многие из которых построены в советское время и не модернизировались, в итоге в России низкая средняя глубина переработки нефти;
* неразвитость (незначительная протяженность) сети нефтепроводов и нефтепродуктопроводов, их отсутствие на большей части территории страны;
* постоянно изменяющиеся программы развития ТЭК до 2030–2035 гг.; на сегодня утвержденной программы нет;
* засилье монополий и олигополий и крайне низкий уровень среднего и малого бизнеса в ТЭК, который к тому же непрерывно уменьшается; по разным оценкам, он составляет сегодня не более 15–25%;
* наличие сговоров монополий и олигополий между собой;
* отсутствие утвержденных правительством РФ методик расчета ренты, стоимостной, геолого-экономической, горно-экономической и кадастровой оценки месторождений УВС;
* поступление основных доходов от реализации нефти и нефтепродуктов на счета офшорных юрлиц за рубежом;
* экспортная ориентация нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отраслей народного хозяйства России;
* утечка основных доходов и капиталов их этих отраслей за рубеж, что значительно уменьшает инвестиции в эти отрасли, без которых модернизация невозможна, что, в свою очередь, снижает конкурентоспособность этих отраслей по сравнению с Западом, Евросоюзом и США;
* наличие многозвенной цепочки посредников и трейдеров в вертикально интегрированных монополиях и олигополиях.
Этот список можно продолжить, но так или иначе сложность рассматриваемой проблемы является очевидной.

***

Кратко изложим экономико-политическую сущность некоторых из перечисленных выше факторов. Начнем с налогообложения.
Нефтяники сетуют на высокое налогообложение в нефтедобыче и нефтепереработке на НПЗ. Они утверждают, что в стоимости 1 литра бензина налоги занимают 50–70 процентов. Отчасти это правильно.
Потребители нефтепродуктов возмущаются: если мировые цены на нефть снижаются, то бензин должен тоже дешеветь, как в Европе и США. Но в России 40–45 процентов доходов (сейчас снизились до 35%) госбюджета поступает от НДПИ и вывозной пошлины на нефть. Но если нефть дешевеет, то суммы этих налогов уменьшаются. Поэтому, считает наше правительство, это уменьшение надо компенсировать за счет акцизов, то бишь за счет цен на бензин и дизельное топливо, точнее за счет кошельков граждан. Вот и имеем то, что имеем.
Эти рассуждения, и главное, действия правительства, лишены азбучной экономической логики.
Спонтанное налогообложение нефтяников (добычи 1 тонны нефти вне зависимости от затрат на добычу на конкретном месторождении) противоречит мировой практике, канонам экономики. В этом году НДПИ равен 919 руб. за тонну добытой сырой нефти. Формула расчета НДПИ учитывает изменения мировой цены на один баррель нефти. Это тоже экономический нонсенс – разве может добыча нефти, допустим, в Приуралье (ХМАО) или Иркутской области, зависеть от волатильной непредсказуемо изменчивой цены мировой нефти на Лондонской бирже? Но наш удивительный кабмин считает, что подобная связь имеет место быть.
Более того, удивительный кабмин установил еще один налог, точнее вывозную пошлину, на ту же тонну экспортируемой нефти и постоянно увеличивал размер этой пошлины так, что поступления от НДПИ и вывозной пошлины за нефть стали равнозначными, а при ценах одного барреля в $140 пошлины превышали НДПИ.
Но «глупости» удивительного кабмина пошли дальше. Он начал вводить и последовательно наращивать акцизы на сырую нефть, бензин и другие нефтепродукты. При этом введены акцизы на нефтепродукты, производимые и потребляемые внутри России, и на экспортируемые нефтепродукты. По нашему законодательству предусмотрена индексация (рост) акцизов два раза за год, то есть каждое полугодие – с 1 января и с 1 июля текущего года.
Таким образом, устанавливался скачкообразный рост акцизов, а следовательно, скачкообразный рост цен на нефтепродукты.
На сегодня с 1 января 2018 «внутренние» акцизы на нефтепродукты (за тонну) составляют:
– бензин ниже 5-го класса    13100 руб. 
– бензин 5-го класса и выше    10535 руб. 
– дизельное топливо    7072 руб.
Одной из мер сдерживания взрывного роста цен на бензин и дизельное топливо было решение Кремля снизить на 3 тыс. рублей акциз на бензин и на 2 тыс. рублей на дизельное топливо, а также отмена роста акцизов с 1 июля 2018 г. Однако в планах кабмина заложено увеличение акцизов с 1 января 2019 г. на принятом уровне трехлетнего бюджета на период 2018–2020 годов. Значит, следует ожидать очередной резкий скачок.
В 2017 г., по информации МЭР, ставки вывозных пошлин (в долларах США) на нефть и нефтепродукты были равными:
– нефть сырая    $105
– отработанные нефтепродукты, 
мазут    $105
легкие и средние дистилляторы 
(газового конденсата)
– бензин, толуол, дизельное 
топливо    $31,5
– прямогонный бензин    $57,7
– бензины товарные    $31,5
В этот же период цена сырой нефти марки URAL (ЮРАЛС) равнялась $435,2.
Из приведенных выше цифр вытекает следующее.
Если принять, что в тонне нефти 7,3 барреля, то получим, что акциз на дизельное топливо в рублях равен 968,8 руб. (7072:7,3), а при курсе $1 = 60 руб. – $16,1. Это внутри России, а если продать дизельное топливо за рубеж, то получим акциз, равный $31,5, то есть в два раза больше, чем внутри страны.
Еще большая выгода получается при продаже бензина. Ясное дело, что в этих условиях кабмин стимулирует нефтяников продавать бензин за рубежом. Возникает дефицит бензина внутри России, что влечет за собой рост цен. Для отвода глаз кабмин принимает опять-таки удивительное решение, что нефтяники должны продавать не менее 5% (всего пяти!) бензина внутри России. Правда, сегодня кабмин повышает квоты до 30%, а при дальнейшем взрывном росте мог бы увеличить квоты до 90%.
Отсюда непонятна забота президента о нефтяниках, который считает, что именно нефтяные компании должны присваивать в свою частную собственность недополученную выгоду за тот объем нефти, которую направляют на НПЗ.
Читатель со мною согласится, что должно быть ровно наоборот.
22 июня 2018 г. вице-премьер Дмитрий Козак «пожалел» нефтяников и посетовал, что нефтяные компании ежедневно теряют миллиард долларов из-за заморозки цен на бензин.
На НПЗ сейчас направляется 280 млн тонн в год, или в сутки примерно 770 тыс. тонн. Если миллиард долларов разделить на эти 770 тыс. тонн, то получим, что нефтяники за каждую тонну в сутки теряют почти $1300. Бред какой-то! Учитывая, что сегодня цена барреля около $75, то тонна нефти стоит $550 (75 x 7,3).
В этот же день, несмотря на этот бред, Путин жестко отреагировал на заявление Дмитрия Козака о миллиардных потерях.
В. Путин сказал: «Употребление слова «потери» в данном случае является некорректным и следует говорить скорее о недополученном доходе компаний».
Вот такие удивительные экономически абсурдные перепалки можно услышать на высшем уровне власти нашей страны. Можно ли после этого ожидать какие-либо разумные социальные, экономико-политические решения?

***

Несколько слов о глубине переработки, которая рассчитывается как объем переработки всей нефти минус объем производства мазута, минус объем потерь, минус объем топлива, использованный на собственные нужды. По разным оценкам, в России объем переработки составляет 50–70% в среднем по всем НПЗ, а в США – 92%.
Еще одно сравнение.
В США много лет ведется строительство нефтепродуктопроводов. Они входят в  обязательную инфраструктуру на месторождениях и их связи с НПЗ и АЗС. В результате до 80% бензина и дизельного топлива поступает на АЗС по нефтепродуктопроводам. А в России  – всего 2%. В США протяженность нефтепродуктопроводов 240 тыс. км. У нас основным транспортом перевозки нефтепродуктов являются железнодорожные цистерны.
И еще один интересный факт: из 280 млн тонн нефти примерно 50 млн тонн (почти пятая часть) поставляется на мини-заводы, где нет какой-либо глубокой переработки, где производят так называемые «темные» нефтепродукты.

Акциз на нефтепродукты –  это преднамеренное ограбление 
всех россиян

Акциз – это особый вид дополнительных сборов, которые государство своим законом  вводит в цену товаров и услуг, которые оплачивает потребитель. По своей экономической сути акциз представляет собой налог с оборота, точнее наценку, которую покупатель должен полностью отдать государству. При этом государство преследует разные цели:
1. Чисто фискальные акцизы – устанавливаются на немассовые товары и услуги не первой необходимости, на предметы роскоши, как то золото, алмазы, ювелирные изделия, меха и меховые изделия, некоторые дорогие виды мебели, престижные автомобили. Такие акцизы присутствовали в налоговой системе СССР и по наследству перешли в налоговую систему России.
2. Так называемые монопольные акцизы для товаров и услуг, по которым государство устанавливает свои правила. Таковой сегодня в России, к примеру, является алкогольная продукция – установлены акцизы на алкоголь (ставки 418 руб. и 523 рубля за один литр), на пиво (ставки 21 и 39 руб. за один литр в зависимости от содержания этилового спирта).
3. Акцизы, направленные на якобы сохранение здоровья граждан. Таковыми являются сегодня акцизы на табак и сигареты. Я сомневаюсь, что эти акцизы улучшают наше здоровье.

***

Перечисленные три целевые группы акцизов влияют на кошельки ограниченных групп граждан и на небольшое число юридических лиц. Важно также и то, что эти акцизы не влекут за собой удорожание товаров и услуг.
Акцизы на нефтепродукты не относятся ни к одной из  названных выше групп. Их введение преследовало решение двух главных целевых задач: обеспечить как интересы государства, так и интересы нефтяных монополий и олигополий и подчиненных им НПЗ и АЗС.
При этом государство вводило их осознанно, так как понимало, что цены на нефтепродукты входят в транспортные издержки при изготовлении подавляющего большинства товаров и при оказании многих услуг. Государство, конечно, понимало, что с ростом цен на нефтепродукты неизбежно возрастут цены на товары и услуги, что, в свою очередь, разогреет инфляцию.
Чтобы сдержать инфляцию, государство сознательно и по настоянию нефтяников передает им часть доходов от акциза на нефтепродукты. В. Путин этот ход государства одобрил и представил как возврат нефтяникам их упущенной выгоды.
Однако негативы от роста цен на нефтепродукты начинают неожиданно (неожиданно ли?) сказываться в разных отраслях экономики России. Уже авиаторы России обратились в Кремль и кабмин с просьбами дать им преференции и снизить стоимость дизельного топлива и керосина. Даже лживый Росстат поддержал просьбы авиаторов и признал справедливым рост цен на авиабилеты. Я не исключаю, что массовое банкротство крупных туристических компаний в июне-июле сего года – это тоже следствие взрывного роста акцизов.

Три фактора в популистском жанре

На фоне вышеописанного я удивился высказываниям главы «Роснефти» Игоря Сечина, который, выступая на общем годовом собрании акционеров компании, выделил три основных фактора, которые, по его мнению, вызвали рост цен на топливо.
Первый фактор – это девальвация рубля.
На самом деле должно быть прямо наоборот. Если государство увеличивает сборы (доходы) путем увеличения акциза, то рубль должен УКРЕПЛЯТЬСЯ. Но, к сожалению, вся  экономика России «строится» шиворот-навыворот.
Второй фактор по Сечину – рост мировых цен на нефть, которые с конца 2017 г. выросли на 25%.
В мировой практике этот фактор обеспечивает снижение цен на бензин и дизельное топливо. Но у нас опять-таки экономика шиворот-навыворот.
Третий фактор по Сечину – это непривлекательность нефтепереработки в стране, так как она вынуждена брать на себя расходы по сдерживанию розничных цен.
Вот уже перекладывание с больной головы на здоровую. Никто иной как нефтяники должны модернизировать нефтепереработку, снижать расходы, должны требовать уменьшение маржи между оптовыми и розничными ценами на нефтепродукты.
Коль речь зашла о собрании акционеров «Роснефти», не могу не сказать еще о некоторых заявлениях Игоря Сечина.
Первое – зарплаты топ-менеджеров «Роснефти» в среднем ниже, чем в частных компаниях.
Верится  с трудом. Притом что конкретная  сумма зарплат не названа.
Второе – вознаграждение руководству соответствует мировым стандартам отрасли.
Это утверждение имеет давнишнюю поддержку В. Путина, который уже несколько лет твердит о том, что наши «директора» должны получать на уровне директоров и топ-менеджеров транснациональных зарубежных компаний. Правда, я не понимаю, почему...
Третье – высокие вознаграждения за первые два квартала 2017 года связаны с выплатой годовых бонусов и премий за реализацию интегральной приватизационной сделки, а также за значительный синергетический эффект от покупки «Башнефти» и продажи собственного 19,5-процентного пакета.
Это утверждение тоже очень спорное, так как на собрании акционеров был избран совет директоров, в котором из одиннадцати его членов СЕМЕРО являются иностранцами. При этом власти продолжают утверждать, что «Роснефть» – государственная компания.
Четвертое – по заявлениям И. Сечина, в 2017 году компании удалось улучшить свои финансовые показатели, чистая прибыль выросла почти на треть – до 222 млрд рублей.
Разумеется, прибыль вырастет, если «Роснефти» предоставлены огромные льготы по уплате налогов и если цены и акцизы на нефть постоянно росли.

***

Госдума 3.07.2018 г. приняла во втором чтении законопроект, который закрепляет меры по снижению акцизов на топливо. Правительству даны полномочия по вводу заградительных пошлин на экспорт нефтепродуктов.
Но то, что говорил И. Сечин 21.06.2018 года на собрании акционеров, идет вразрез с решением Госдумы.

И еще несколько личных вопросов

Этим разделом я завершаю статью о взаимосвязанном триедином ШУЛЕРСТВЕ с акцизами, ростом НДС на 2% и настойчиво навязываемой пенсионной реформой.
У меня несколько недоуменных вопросов.
Основной мой вопрос: почему КТО-ТО сегодня должен возмещать мою пенсию?
Все послереформенные годы я трудился в БЕЛОМ СЕКТОРЕ, никогда не получал зарплату в конвертах. Мои работодатели исправно отчисляли в пенсионный фонд 22%.
ТО ЕСТЬ Я САМ, Я ЛИЧНО, заработал свою пенсию. НУ, ТАК ОТДАЙТЕ МНЕ МОЕ!
Меня не волнует, что была «дикая» девальвация, что было ограбление в период дефолта 1998 г. Не я устроил этот дефолт, а мое «дорогое государство». Потом было еще два ограбления народа. Я сдуру даже начал участвовать в обмане с негосударственными пенсионными фондами. Вложил туда, слава Господу, небольшие деньги, которые пропали. Куда они делись? Отдайте мне их! Власти три года тому назад начали брать взаймы из пенсионного фонда, уверяя, что вернут деньги. Но не возвращают. А я-то тут причем?
Короче, «уважаемые» господа из  власти, не морочьте мне голову. Никто из работающих не должен меня обеспечивать пенсией. Я ЕЕ САМ СЕБЕ ОБЕСПЕЧИЛ.
Второй вопрос к властям.
Почему надо сразу непременно увеличивать срок выхода на пенсию мужчинам на 5 лет, а женщинам и того более – на 8 лет?
Наверное, разумнее было бы увеличивать выход на пенсию постепенно, к примеру, всего на 2–3 года к 2024 г. А в следующую шестилетку еще на 2–3 года.
Третье. Я работающий пенсионер. Мою пенсию уже несколько лет не индексируют. Обещают, что как только я перестану работать, получу компенсацию за все годы.
Но возникает вопрос. А если я, работая, (тьфу-тьфу) умру, то кто присвоит положенную мне компенсацию? Могу ли я завещать ее моей семье?
Четвертый вопрос. Почему в нашей стране на всё и вся обязаловка? А если я не хочу участвовать в страховом накоплении (обдираловке)? А хочу получать лично рублями эти 22%, а потом решать, что с ними делать? Путешествовать по всему миру, как это в Европе и США, или оставить моим родным и близким, или можно много чего еще придумать...
Я ХОЧУ БЫТЬ ВОЛЬНЫМ, СВОБОДНЫМ И РАСПОРЯЖАТЬСЯ СВОИМИ ДЕНЬГАМИ ПО СВОЕМУ УСМОТРЕНИЮ. 

Семен КИМЕЛЬМАН

доктор экономических наук

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
6 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.