Генерал предъявил Кремлю миллиардные счета. За годы властвования Путина из страны «сбежали» за рубеж почти полтриллиона долларов. Почему у РФ мозги отказывают. Отечественная экономика продолжает шарахаться от инновационных технологий как черт от ладана!

На фото: председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев во время встречи президента РФ Владимира Путина с членами Совета законодателей при Федеральном собрании РФ

На фото: президент РФ Владимир Путин (в центре) во время осмотра выставки в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого

 

Генерал предъявил Кремлю миллиардные счета

За годы властвования Путина из страны «сбежали» за рубеж почти полтриллиона долларов

 

Прhttp://svpressa.ru/economy/article/199111/едседатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев27 апреля сообщил, что согласно независимым оценкам за период с 2000 по 2017 годы из России было выведено более 430 миллиардов долларов США.

«Это гигантские финансовые средства, которые могли быть вложены в развитие отечественной экономики», — сказал сенатор.

Он добавил, что незаконный вывод капитала из России является одной из ключевых проблем, разрешение которых существенно повлияет на реализацию возможностей прорывного развития в различных секторах экономики. По словам Бондарева, для совершенствования действующего законодательства и правоприменительной практики в области противодействия преступлениям экономической направленности комитет по обороне и безопасности Совфеда предлагает ряд мер. В частности, формирование «новых правовых и организационных механизмом, направленных на своевременное выявление и пресечение мнимых, притворных сделок в сфере внешнеэкономической деятельности, на выявление и пресечение деятельности организаций, создаваемых в целях уклонения от уплаты налогов, незаконного выведения материальных средств из России».

Также в комитете предлагают усовершенствовать систему организационного и информационного взаимодействия правоохранительных и контролирующих органов, а также реформировать систему банковского надзора «в сфере фиксации и хранения значимой информации о деятельности кредитных организаций».

О том, что незаконный вывод средств из страны является огромной проблемой, не говорил только ленивый. Но примечательно, что на сей раз такое заявление сделал не экономист или финансист, а генерал-полковник, хотя и член Совфеда. Это, видимо, подчеркивает, что в сложившихся условиях этот вопрос воспринимается, как угроза национальной безопасности.

В прошлые годы власти предлагали различные механизмы для возвращения капитала в страну. В частности, амнистию для него. Но эффективность подобных мер у многих специалистов вызывает вопросы. Первая волна кампании прошла в 2015—2016 годах. И хотя точные результаты неизвестны, по данным Госдумы в налоговую службу поступило всего лишь 7,2 тысяч заявлений от желающих узаконить активы.

Вторая волна амнистии капитала, как заявлено, будет проходить в 2018—2019 годах. И, как предполагают эксперты, может оказаться на 20% эффективней. Правда, не из-за действий российских властей, а из-за западных санкций, которые с недавних пор реально угрожают попавшим в «черные списки» предпринимателям и чиновникам (или кандидатам на попадание туда).

Например, Великобритания уже пообещала раскрыть данные о российских счетах в своих банках. А в конце апреля два американских сенатора направили запросы с таким же требованием практически всем крупнейшим американским и европейским банкам. Вряд ли «банковская тайна» станет для финансовых учреждений более весомым аргументом, чем угроза американских санкций.

В заявлении Виктора Бондарева есть и еще один интересный момент — время, когда оно сделано. А именно — накануне инаугурации президента, которая состоится 7 мая. Несложно заметить, что годы, о которых говорил сенатор Бондарев — это как раз годы пребывания Владимира Путина на посту главы государства (и один его премьерский срок). Значит, за прошедшие 17 лет именно Путин не мог или даже не захотел помешать выводу капитала за рубеж.

 

Возможно, Бондарев и не пытался в чем-то обвинить лично президента. Но при желании его слова, согласитесь, можно воспринять и как камень в огород действующего главы государства.

Впрочем, возможно речь вовсе не об упреках Владимиру Путину. Заявление генерал-полковника может стать сигналом, что после начала очередного срока президент перейдет к более решительным мерам по возвращению капитала в страну. Тем более что сейчас это действительно вопрос государственной безопасности. Мало того, что олигархи выводят средства из страны. Эти огромные деньги еще и могут фактически оказаться в руках США, если за океаном будут конфискованы или заморожены.

А средства поистине огромны. 26 апреля американское издание EurasiaNet опубликоваломатериал, в котором утверждается, что суммарный капитал 200 самых состоятельных россиян вырос в 2017 году до 485 миллиардов долларов. Что значительно больше золотовалютных резервов Центробанка (433 миллиарда долларов) и денежных накоплений всего российского населения в банках (около 389 миллиардов долларов). Во многом это те самые средства, которые выведены незаконно.

Российский ученый-экономист, доктор экономических наук, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов полагает, что речь Бондарева может действительно свидетельствовать, что настало время более жестких мер по пресечению утечки капиталов из страны.

— Мне трудно сказать, что именно имел в виду генерал-полковник Виктор Бондарев. Но одна из версий в том, что сегодня перезрел вопрос введения внутренних запретов на трансграничное движение капитала. Сенатор назвал цифру в 430 миллиардов долларов за 17 лет. Я тоже веду свои расчеты. И по моим оценкам настоящая сумма даже больше и может доходить до триллиона.

Видимо, генерал опирается только на данные, которые прямо или косвенно содержатся в статистике Центрального банка. Но есть еще и экспертные оценки.

Как вы сами понимаете, вывод таких колоссальных средств за рубеж имеет непосредственное отношение к тем вопросам, которыми занимается генерал-полковник. То есть — к национальной безопасности. Во-первых, мы лишаемся средств, в том числе и на укрепление своей обороноспособности. А во-вторых, такой вывоз капитала означает формирование и укрепление в России «пятой колонны».

«СП»: — Каким образом?

— Власти США прекрасно отслеживают все маршруты и конечные точки нелегального вывода капиталов из России. Соответственно, они знают всех бенефициаров и могут ими управлять. В определенной ситуации эти люди наверняка будут подчиняться указам не из Москвы, а из Вашингтона.

Это, безусловно, вопрос национальной безопасности. Хорошо, что хоть сегодня начали об этом всерьез говорить.

«СП»: — Но почему за последние 17 лет не было предпринято более решительных мер для предотвращения утечки средств, а самые «серьезные» шаги — это довольно мягкая амнистия капитала?

— Многие годы я внимательно слежу за деятельностью правительства РФ. И все больше убеждаюсь, что это как раз и есть та самая «пятая колонна», которая действует в интересах нашего геополитического противника.

Я много раз говорил: первое, что можно сделать быстро и эффективно для исправления ситуации, — это перекрытие каналов трансграничного движения капиталов. Причем не только на выход, но и на вход. Последнее помогло бы нам избавиться от спекулянтов и финансовых мародеров, которые крутятся здесь несколько месяцев, собирают «мед», а потом выносят его из страны.

За все последние годы я помню только один случай, когда чиновник высокого ранга заикнулся, что нам нужно ввести ограничения на трансграничное движение капитала. Это был Бастрыкин, если мне не изменяет память, в конце апреля 2016 года. К сожалению, мы находимся под жестким информационным прессингом, и эта тема практически табуирована. Несколько раз и Силуанов, и Набиуллина в ответ на вопросы об ограничениях отвечали, что ограничений не будет сделано ни при каких условиях.

Хотя сегодня все больше и больше стран вводят те или иные ограничения на трансграничное движение капитала. В том числе и государства, против которых не устанавливают никаких экономических санкций. А уж с учетом экономической войны, которую против нас ведут, — это первое и самое необходимое условие.

Есть и другие меры, но они гораздо более трудоемкие. Для их осуществления потребуются годы.

«СП»: — Что это за меры?

— Например, репатриация капиталов из офшоров. Но это очень сложная операция. Конечно, необходим и разворот финансовой политики на 180 градусов, потому что сейчас она обслуживает нашего геополитического противника.

Взять хотя бы покупку американских казначейских бумаг на 100 миллиардов долларов. Что такое казначейские бумаги США? Это долговые расписки американского министерства финансов. А откуда взялись у Вашингтона гигантские долги? От покрытия военных расходов Соединенных Штатов. А против кого эти военные расходы? Против нас. Вот и все.

«СП»: — Противники введения запретов на трансграничное движение капитала говорят, что в глобальном мире это приведет к негативным последствиям, помешает притоку инвестиций и так далее. Что можно на это возразить?

—  Полные глупости. Посмотрите статистику нашего платежного баланса, которую ведет ЦБ РФ. Вы увидите, что в среднем отток капитала из России сегодня составляет сто миллиардов долларов в год. Поэтому мантра насчет иностранных инвестиций совершенно несостоятельна.

«СП»: — Сейчас с новым президентским сроком Владимира Путина и ужесточением западных санкций ситуация с выводом капитала может измениться? Будут ли приняты более жесткие меры?

— Экономические санкции — это толчок, который может привести в чувство если не нашу нынешнюю власть, то общество. Судя по всему, та власть, которая управляла страной все эти годы, вряд ли сможет изменить свое мышление и образ действий. Но социально-психологическая атмосфера в обществе будет меняться таким образом, что к рулю управления государством неизбежно придут патриоты. Люди, которые понимают, что происходит на самом деле, а не слушают мантры Кудрина и Силуанова.

Если вспоминать историю, то в 20-е годы XX века была похожая ситуация. Только после того, как началось ужесточение санкций, блокада страны Западом, мы стали предпринимать какие-то меры. В результате появилось такое понятие, как «индустриализация». До советского руководства дошло, что мы нужны Западу только мертвыми.

Если мы хотим быть живыми, должны стать сильными. А если хотим быть сильными — должны проводить индустриализацию. Сегодня ситуация такая же.

 

 

Путину доложили: Почему у России мозги отказывают

Отечественная экономика продолжает шарахаться от инновационных технологий как черт от ладана

http://svpressa.ru/economy/article/199030/

 

26 апреля президент Владимир Путин принял участие в пленарном заседании съезда Российского союза ректоров. В ходе выступления в Санкт-Петербургском политехническом университете глава государства отметил, что санкции дали толчок развитию высокотехнологичных отраслей производства в России, однако они не могут быть главным стимулом.

«У нас, к сожалению, до сих пор это такая косная вещь, нам так трудно работать, в том числе с нашими компаниями, в том числе требующими привлечения высоких технологий, но это нужно обязательно сделать. С ними тяжело работать, потому что им легче купить за границей — и все», — констатировал Путин.

По его словам, санкции способствуют развитию в высокотехнологичных отраслях производства.

«Слава богу, нам здесь санкции помогают. И не все купишь теперь, приходится свои собственные мозги включать. И, кстати говоря, это работает неплохо — не только в сельском хозяйстве, но и в высокотехнологичных отраслях производства. Но этого недостаточно: эти толчки извне, они не могут быть генеральным стимулом развития. Нам внутренние механизмы нужно создать», — добавил президент.

Он отметил необходимость организации работы, чтобы крупные российские компании увидели возможности науки и высшей школы в России.

«А наука и высшая школа тоже не должны быть косными. Вот сделали что-то, изобрели нечто важное, интересное, но трудноприменимое на практике, в практической деятельности… Нужно исследователей, в том числе молодых, тем более среднего возраста, настраивать на то, что, если жизнь требует, надо тоже быть погибче. Надо обязательно наладить контакт с реальным сектором производства», — заключил глава государства.

Некоторые технологии, которые в Питере продемонстрировали Путину, действительно впечатляют.

Так, руководитель администрации аппарата ректора Петербургского политеха Владимир Глухов показал одну из деталей ракетного двигателя. Она отличается тем, что выращивается в 3D одновременно с очень мелкими каналами охлаждения внутри. Обычно такие изделия изготавливают с помощью лазера из металлического порошка. Но в Питере технологию упростили — сваривают металл электрической дугой, а вместо порошка используют проволоку. В итоге экономия в десятки раз, при этом прочность изделия даже выше заявленной в ГОСТе.

Показали президенту и образец первого российского электрокара на солнечных батареях. Как доказательство, что технологии в России не стоят на месте — в прошлом году «в наличии» была только модель электромобиля.

 

Но доказательства оказались не вполне убедительными. Беда России по-прежнему не в том, что мы отстаем от Запада в плане технологий. Главная проблема — даже имеющиеся у нас технологии не находят массового применения. В результате, например, элементную базу для военной электроники нам приходится делать чуть ли не поштучно. Те же США для решения аналогичных задач могут на основе широчайшей «гражданской» элементной базы создавать ее военные аналоги, что на порядок дешевле и быстрее.

По сути, инновационным технологиям просто нет места в России — в нашей примитивной экспортно-ориентированной экономике. И людям, которые занимаются технологиями и наукой, места тоже нет. Путина, к примеру, возмутило, что только 14% аспирантов выходят на защиту вовремя. На что ректор МГТУ имени Н.Э. Баумана Анатолий Александров резонно возразил, что молодые люди, которые пытаются заниматься сегодня наукой, не видят для себя перспективы. И «не деньги самое главное, хотя на две тысячи рублей не прокормишь семью».

— По многим пунктам технологий и их внедрения в промышленность мы действительно отстаем, — отмечает научный сотрудник НИИЯФ МГУзаместитель главного конструктора комплекса научной аппаратуры Василий Петров. — Многое было разрушено, зачастую целенаправленно, в 1990-е годы. И в первую очередь мы отстаем в микроэлектронике. К примеру, в Зеленограде завод «Микрон» — ведущее микроэлектронное предприятие России — в конце 2017 года сообщил, что продолжает осваивать технологии по производству интегральных схем уровня 65 нм. А в Китае уже сегодня вовсю выпускают интегральные схемы уровня 18 нм.

Замечу, в Китае из-за масштабов производства чипы получаются намного дешевые, при том, что Россия беднее Поднебесной.

С внедрением технологий в РФ тоже проблема. Во многом, я считаю, дело упирается в недостаточность горизонтальных связей. Я как конструктор могу вообще не знать, чем занимаются мои коллеги на другом конце Москвы, что они в принципе способны сделать. А это необходимо, чтобы я мог пойти к соседям и купить у них разработку, либо предложить им решать задачу совместно.

В результате, проще оказывается обратиться к иностранцам и заказать у них необходимое.

«СП»: — В СССР горизонтальные связи были лучше?

— Я бы так не сказал. Но надо понимать: раньше номиналов изделий были десятки тысяч, а сейчас — десятки миллионов. В рамках системы централизованного управления заниматься администрированием в этой ситуации просто нереально.

И вот что важно. При таком раскладе я бы не стал вводить оголтелые запреты на покупку изделий у иностранцев. Мы не можем жить полностью изолированно — та же наука, совершенно точно, изолированно не живет.

«СП»: — Нужны ли технологии отечественной экономике, следует ли для их внедрения сделать ставку на внутреннее потребление, как в Китае?

— Экономика Китая действительно ориентирована на внутренний рынок. Но в КНР, напомню, живет 1,4 млрд. человек — их нужно прокормить, одеть и обеспечить, и только это создает огромный внутренний рынок. В России ситуация совершенно другая, и слепо копировать китайский опыт нам вряд ли стоит.

Конечно, нам нужны инновационные технологии. Иначе приедут новые «испанцы» — к нам, новым «индейцам». И перестреляют нас из каких-нибудь высокотехнологичных «мушкетов». Просто в силу перенаселенности других территорий, которые окажутся более развитыми технологически.

Вопрос не в том, нужны ли технологии — вопрос, как их внедрять. И это вопрос государственной политики. Честно говоря, я не вижу внятного ответа на него в госпрограммах. В них много умных слов и правильных лозунгов, но нет главного — стратегии.

В итоге складывается ощущение, что «наверху» тоже не знают, как новые технологии внедрять.

— У нас доля государства в экономике, по скромным оценкам, около 50% ВВП, — напоминает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — И сразу возникает вопрос: а где в такой экономике конкуренция? Потому что именно конкуренция является двигателем технологического прогресса. Инноваций не существует без погружения бизнеса — государственного либо частного — в конкурентную среду. В этом смысле инновации — производная от конкуренции.

Если у вас дефицит конкуренции, это неминуемо отражается на динамике производительности труда. А она у нас — на минуточку — составляет около 40% от уровня развитых экономик. Между тем, в условиях низкой производительности труда у людей не остается времени оглядеться и что-то изменить — они просто вкалывают.

«СП»: — Путин видит корень проблем в «косности» наших компаний, которым проще купить высокие технологии за границей, чем развивать их. С этим можно согласиться?

— Косность в данном случае — это синоним структурной жесткости экономики, с огромным количеством ограничений к росту и конкуренции. И синоним резко-континентального инвестиционного климата, когда не слишком комфортно инвестировать в высокотехнологичные отрасли — из-за ситуации неопределенности с налогами, тарифами и социальными взносами.

Поэтому можно, конечно, пенять госсектору и госкомпаниям на косность, но это — полуправда. Само государство отсутствием последовательных действий в экономической политике создает условия, которые дестимулируют инновации. Плюс к тому, слабое участие государства в защите прав интеллектуальной собственности занятиям инновационными технологиями никак не способствует.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
13 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.