У системы сдали нервы? Тяжелые последствия и суровые выводы. Выборы были не то что неравными – они вообще были, на мой взгляд, не выборами. Этот процесс надо называть как-то по-другому

 

 

 

У системы сдали нервы?

К сожалению, на мой взгляд, в нашей стране давно уже не приветствуется любая политическая активность кроме официально разрешенной. Исключением разве что является редкое теперь в наших краях событие, по старой памяти называемое «выборами».

 

Газета "Советская Россия" http://www.sovross.ru/articles/1683/39053

В это время даже на ведущих телеканалах в строго разрешенное время – ранним утром и поздним вечером, видимо, чтоб дети не увидели, можно было услышать точку зрения, отличающуюся от официальной, и не просто от гостей студии (гости студии на телеканалах порой несут такое, что хоть святых выноси), а от политиков, по крайней мере формально претендующих на власть. Участвуешь в таких выборах – оказываешься в положении нашей олимпийской сборной на последней зимней Олимпиаде, а не участвовать тоже нельзя по той же причине – выпадешь из политического процесса.   
«Политика есть искусство возможного» – такую фразу приписывают Отто фон Бисмарку, и она как нельзя лучше характеризует нынешний политический и, в частности, выборный процесс в России и наше место в нем. 
31 марта мне довелось участвовать в работе пленума ЦК КПРФ, посвященного итогам президентских выборов. Скажу сразу – мне понравился и доклад, и содоклады и просто настроение моих товарищей. Нигде – ни в официальных выступлениях, ни в кулуарах, я не заметил ни малейшего уныния. И это порадовало больше всего. Честно говоря, в ходе избирательной кампании меня весьма удивлял настрой некоторых наших товарищей «на победу». «Только победа, только победа!» Ну какая победа, если, как в компьютерной игре, вы находитесь еще совершенно не на том уровне?.. Это как если бы Сталин в декабре 1941 года поставил нашей армии задачу через неделю взять Берлин. Мы довольно быстро потерпели бы поражение – и всё. Соответственно, и критерии нашего успеха или неуспеха не имеют отношения к тому, заняли ли мы первое место или нет. Так вообще вопрос не стоял – первое место было давно, даже не в этом году, а, скорее, уже в октябре 1993 года, занято, и отдавать его не собираются. 
Думаю, те, кто всерьез рассчитывал на первое место (если такие существуют), наверное, испытывают разочарование. Но, повторяю, в авангарде уныния нет. Наш кандидат держался очень достойно. Результат, который ему оставили избиркомы, заметный – с учетом того, что он с минимальными средствами сражался с огромной государственной и олигархической машиной с неисчерпаемым финансовым, информационным и административным ресурсом. Наши идеи властями были беззастенчиво использованы, чтобы заручиться поддержкой избирателей. В 1993 году за эти идеи Дом Советов из танков расстреливали, а в 2018-м их использовали все, за исключением откровенных маргиналов.
Произошло объединение всех левых сил и качественное изменение левой и патриотической оппозиции – и есть надежда, что оно сохранится.
Один из главных итогов выборов в том, что либералов как оппозиции в электоральном плане в России фактически уже не существует, несмотря на то, что Собчак власти будут пытаться двигать на роль нового «лидера». Уже с одним этим можно всех нас поздравить. Далее, практически поставлен крест на ЛДПР – без Жириновского она ничто, а его можно считать сошедшим с дистанции, несмотря на огромные вложенные средства и постоянное присутствие до выборов на телевидении, а кроме того, на электоральном поле скандала, где он ранее царствовал безраздельно, у него появился серьезный конкурент в лице Ксении Собчак.
Собчак отбирала голоса не у Явлинского (если вы еще помните, кто это) и уж тем более не у нас, а именно у Жириновского. Почти ничего не досталось Сурайкину и Бабурину – и если над Бабуриным даже иронизировать не хочется, то на примере Сурайкина видно, что произнесение самых правильных просоветских речей ничего не значит, если люди чувствуют фальшь. И те, кто не хотел по какой-то причине голосовать за нас, ушел не к Сурайкину и Бабурину, а к Путину – просто как представителю власти.

***

Выборы были не то что неравными – они вообще были, на мой взгляд, не выборами. Этот процесс надо называть как-то по-другому. Почему они прошли именно так – другой вопрос, и ответ на него не совсем ясен.
Вначале казалось, что они вполне могли бы пройти достаточно красиво и с некоторой видимостью демократии. К этому располагали политическая ситуация, наличие хорошего кандидата от вменяемой патриотической оппозиции вместо ранее предполагавшегося от либеральной и проамериканской, которому, на мой взгляд, после одесских событий 2 мая 2014 года вообще не место в российской политике. К счастью, кандидата от деструктивной оппозиции к выборам так и не допустили.
Безусловно, превосходство Системы над кандидатом от левопатриотической оппозиции было тотальным. В ее руках, как уже было сказано, находились все ресурсы и рычаги – от финансовых до всех видов организационных и административных. И все равно в этих условиях можно было показать тому же Западу, что наша Система сильна, что она приемлет разные точки зрения и способна к некоторой демократической борьбе. Ведь это было так очевидно! Если бы я определял внутреннюю политику, я бы дал оппозиционному кандидату все возможности и ни в коем случае не допустил, чтобы он набрал меньше голосов, чем он в реальности набрал. Было похоже, что первоначально выборы примерно так и планировались. 
Однако этого не произошло. Вопреки здравому смыслу на кандидата от левопатриотической оппозиции, и так обладающего ничтожными возможностями по сравнению со всей Системой и даже весьма скромными по сравнению с другими кандидатами, обрушилась вся властная машина. Обрушилась тотально, и я бы даже сказал, очень качественно, если это слово применимо – действительно во всех сферах к кандидату от левопатриотической оппозиции относились не как к неотъемлемой части демократического и конституционного процесса, важному элементу в системе сдержек и противовесов, а как к врагу, которого «уничтожают, если он не сдается». Дошло даже до откровенно смешных моментов – я имею в виду наклеивание листочков с дискредитирующей информацией в ночь выборов, чтоб даже в последние моментики хоть на что-то повлиять.
В результате получилось то, что получилось: Система дожала, на мой взгляд, совершенно ненужные, избыточные результаты, продемонстрировала не свою силу и устойчивость, а совсем наоборот – слабость, закостенелость и резкое неприятие хоть какого-то инакомыслия. Если бы главный кандидат получил чуть меньше, а кандидат от оппозиции чуть больше, не только не рухнул бы мир, но мы бы показали всем, что у нас выборы достаточно демократичны, а власти восприимчивы к альтернативе и не боятся ее, что явный признак устойчивости и способности к переменам. Тотальная же травля оппозиционного кандидата и тотальное «выбивание» (по моему мнению) «нужного» процента просто дали в руки нашим врагам дополнительный козырь.
Оппозиционный кандидат, как я уже сказал, вместо борьбы идей, предложений и программ попал абсолютно в то же положение, в которое поставили нашу сборную на Олимпиаде. Такое впечатление было, что те же методички – родченковы и вады помогли снять лучших спортсменов, оставшихся лишили группы поддержки, да еще терроризируют как могут, медали в любой момент могут отнять. А СМИ бубнят, что «русские ничего не могут выиграть без допинга». Опять же абсолютно одинаковые методы травли – видимо, и наставники одни и те же. Участвовать в этих условиях – уже героизм и победа. 
Теперь я слышу голоса из стана «охранителей», что, мол, Запад не смог вмешаться в наши выборы, так теперь хочет объявить их неконкурентными и недемократичными. Да нет же, граждане, любящие называть себя господами! Запад всего лишь с радостью пользуется результатами вашей деятельности. А сделали вполне приличные поначалу выборы недемократичными и неконкурентными именно вы. На мой взгляд, такая тотальная борьба с левопатриотической оппозицией просто дискредитировала сам институт выборов и само государство.
Ответственность за то, что выборы из нормальной конституционной процедуры, важнейшего элемента прочности государственной конструкции, превратились фактически в избиение оппозиционного кандидата, лежит на властях. И это видим не только мы, но и все сторонние наблюдатели. И они обязательно сделают из этого выводы. Они обязательно используют нашу слабость против нас. Я невысокого мнения об американской избирательной системе, но тем не менее все мы помним, как вечером все бросились поздравлять Клинтон, а к утру победил Трамп. И самое главное, что глобально ровным счетом ничего от этого не изменилось. Потому что сама Система, пусть и неприятная, враждебная нам, обладает большой устойчивостью, что регулярно и демонстрирует. Наша же Система как раз продемонстрировала свою слабость и неспособность терпеть даже малейшее дуновение ветерка демократии (демократии в хорошем смысле слова). И, увы, наши враги обязательно сделают из этого выводы. 
Помню, еще во времена моей учебы в МГУ нам говорили, что, исходя из критериев буржуазной, капиталистической «демократии» – а у нас капитализм уже 27 лет на дворе, если кто забыл, если один из кандидатов или партия набирает больше 60 процентов, то выборы уже заведомо не являются демократическими, потому что в буржуазном обществе не может быть такого единомыслия. Правоту этого тезиса, на мой взгляд, мы видим самым наглядным образом все последние годы, если не десятилетия.
Посмотрите, в экономике есть антимонопольный комитет, следящий, чтобы на рынке не происходило чрезмерной концентрации. Без этого рынок просто вырождается в тотальную коррупцию и загнивание. Но почему же ничего подобного нет в нашей политике? Возможно, это больше относится к парламентским выборам, чем к президентским, но нам как воздух нужно некое подобие антимонопольного комитета на «электронном рынке». И если одна из партий становится тотально доминирующей, ее надо «разрезать» на несколько частей, а оппозиции, важнейшему элементу политического процесса и политической устойчивости, дать дополнительные, фиксированные возможности, права и гарантии. И чтоб на дебатах обсуждали программы и идеи, а не грязное белье и хамство профессиональных провокаторов. Уверен, государство от этого только выиграет. Извините за некоторый политический цинизм, но везде в развитых странах, выборы используются для выпуска пара, ротации «элит» и привлечения новых идей. А у нас совсем наоборот – для нагнетания общественного недовольства и занятия теплых мест. Это противоречит интересам государства.
Ну а возвращаясь к нашей кампании и нашему кандидату, мы имеем все основания быть довольными – нравится кому-то или нет, но только мы остались сколько-нибудь влиятельной силой на политическом поле, кроме самой Системы, только мы предлагаем реальную, настоящую альтернативу и являемся ею. Я очень рад, что наш кандидат не пошел на компромиссы и размывание левого, советского образа, как ему предлагали, не отказался, например, от Сталина и не потерял сторонников, но зато приобрел новых. Партия выжила и намерена жить и дальше. Если кто скажет «эко достижение!», то напомню, что во всех планах придворных политтехнологов, начиная с ельцинских времен, коммунистам на политической сцене нет места. А мы есть и будем. Более того, наши идеи становятся доминирующими – думаю, во многом это и определило столь жесткое отношение к нам как к реальным конкурентам. И так оно и есть, ведь, уверен, власти прекрасно знают реальную цену полученным цифрам каждого из кандидатов. У нас есть все основания для оптимизма и для того, чтобы высказывать наши идеи настойчиво и громко. 
Выборы прошли. Борьба продолжается. 

Дмитрий Аграновский

 

 

 

 

 

 

Тяжелые последствия и суровые выводы

«У Ивана Егорова сложилось опасное для жизни состояние», к такому выводу пришел депутат Госдумы от КПРФ, врач по профессии Алексей Куринный.

 

Газета "Советская Россия" http://www.sovross.ru/articles/1683/39056

Он навестил И. Егорова в Институте скорой помощи им. Склифосовского, поговорил с ним, выслушал мнение врачей и понял, что «Ивану Константиновичу нанесена тяжелейшая травма с осложнениями, и сейчас нельзя сказать на сто процентов, что всё обойдется хорошо. Предстоит длительное лечение, как минимум еще одна операция, реабилитация. Человек на полгода выбит из активной жизни. И неизвестно, в какой степени восстановится функция конечности, учитывая все осложнения…».

«Советская Россия» уже писала (22 марта 2018 г.) о зверском избиении коммуниста Ивана Константиновича Егорова, члена ТИК, наблюдателя от кандидата в президенты П. Грудинина, в день выборов 18 марта во дворе избирательного участка №667 в столичном районе Марьина Роща. Без сознания коммунист был доставлен в НИИ им. Склифосовского. 
Нападение на Егорова произошло после того, как он, заподозрив в махинациях избирком и указав, что одна из урн для тайного голосования с применением КОИБа не была опечатана, потребовал ручного пересчета голосов. Комиссия отказалась пересчитывать. Егоров заявил, что обратится в инстанции повыше и направился в ТИК. Но ему не дали туда доехать. За свою принципиальность коммунист был избит, как выяснится позже, отцом председателя данной избирательной комиссии.
Сейчас со слов самого Егорова и свидетелей восстанавливаются детали происшествия. Егоров помнит, как на участке №667 увидел неопечатанную урну. Ее крышку при желании достаточно было приоткрыть, чтобы просунуть руку вглубь и сделать, например, вброс бюллетеней, вынуть «лишнее» или совершить подмену. Коммунист заявил о грубейшем нарушении и потребовал проведения ручного пересчета результатов голосования. Комиссия отказала наблюдателю. 
Потом была словесная перепалка с членами комиссии и ее председателем, который тут же начал кому-то звонить, договариваться… Егорову он высказал угрозы, но тот не придал им значения. 
Избит Егоров был уже на улице, около своей машины, когда собирался ехать в территориальную избирательную комиссию с заявлением о нарушениях. Внезапно появились люди, решительно подошли к Егорову, один из них, со словами «ты создаешь нам большие проблемы», нанес Егорову удар. Тот упал, от нестерпимой боли потерял сознание… 
А дальше, по словам Валерия Рашкина, первого секретаря Московского горкома КПРФ, депутата Госдумы фракции КПРФ, И. Егоров оставался лежать без помощи. Хотя в стороне стояли полицейские, всё видели и никак не реагировали. «Помогите человеку, его избили», просили их люди. Те ответили, что им «некогда». На глазах этих «блюстителей порядка» спокойно, не получив ни единого замечания, ушли нападавшие на Егорова. Очевидцы недоумевали: полицейские заодно с теми, кто избивал наблюдателя? Оставив беспомощного пострадавшего на земле, отпустив виновных, они куда-то удалились, даже не составив акт об избиении, не опросив свидетелей. 
Потом уже добрые люди перенесли Егорова на асфальт, где не было снега, и вызвали скорую помощь. 
А депутаты-коммунисты Валерий Рашкин, Денис Парфенов уже писали обращения в Центризбирком, Генпрокуратуру, Следственный комитет о нарушениях законности на избирательном участке №667, о бандитских действиях лиц, избивших наблюдателя от оппозиции. Сразу же был составлен иск.
– Дело о нападении на нашего товарища и нанесении ему тяжелых травм мы взяли под особый контроль, – подчеркнул В. Рашкин. – В своих заявлениях мы требуем расследования объективного и разностороннего. При такой агрессии по отношению к наблюдателю, действовавшему по закону в ответственный день голосования на выборах президента, появляются сомнения в честности проведенного плебисцита, в правдивом отражении волеизъявления граждан.
На вопросы редакции, начато ли расследование, задержаны ли виновные и как проходит лечение И. Егорова, В.Ф. Рашкин рассказал следующее:
– Запросы депутатские ушли сразу, заведено уголовное дело. Полиция провела несколько опросов свидетелей, отследила по видеокамерам школы, где располагался участок №667, кто подъезжал, кто избивал. Личность нападавшего удалось определить. Это был отец председателя комиссии Валитова А.Х., где Егоров вскрыл нарушения. Валитов-старший не стал дожидаться задержания, сам явился в полицию, поняв, что ему никуда не деться. Но ему еще надо было придумать версию о причине нападения. Нельзя было бандитскую выходку увязывать с выборами главы государства. Думала, видно, вся семья. И придумали. Все от такой версии остолбенели.
Якобы Иван Егоров и еще некто занимались в этом районе уничтожением собак. А отец и мать Валитова очень любят животных, особенно мама. Она, яростная защитница животных, не могла снести действий по истреблению собак. И якобы эта мама слышала обидные высказывания Егорова на избирательном участке. Валитов-старший проникся страданиями супруги и пошел прямо в день голосования, в тот самый момент, когда наблюдатель Егоров настаивал на контрольном пересчете голосов, – и отомстил «за собак». 
Фантасмагорическая версия! Абсолютная ложь! Ничего из того, что придумали Валитовы, не было и не могло быть: Иван никогда никаких собак не уничтожал, никакого общения у него с Валитовыми не было, и в районе Марьина Роща он занимался исключительно выборами, контролировал качество проведения выборной кампании. 
Не версия, а несусветная глупость. Но В. Рашкин полагает, что она согласована с вышестоящими организациями, заинтересованными в сокрытии правды. Коммунист утверждает:
– Изобретается эта версия для того, чтобы увести виновных от ответственности за тяжкие преступления, совершенные в период выборов. За это светит 151-я статья УК. Но от нее уводят Валитова-старшего. Хотя есть масса доказательств, чтобы отстоять справедливость. Есть свидетели, их показания, в которых нет ни слова «о собаках», но есть неопровержимые доказательства вины Валитовых. Мы держим дело на особом контроле и настаиваем на том, что это преступление совершено по 151-й статье – воспрепятствование свободному волеизъявлению граждан на выборах президента РФ с применением насилия и нанесения тяжких травм, а это уже отягчающие обстоятельства. Ответственность по 151-й – до 5 лет лишения свободы, с отягчающими обстоятельствами – еще больше. Каким может быть срок – решит суд.
Сегодняшнее состояние Егорова как раз указывает на эти самые обстоятельства. У него тяжелейший двойной перелом коленного сустава. После первой операции начался плеврит, пол-легкого не работало, он не мог дышать. Его перевели в реанимацию, провели курс интенсивной терапии. Возможно, в чем-то есть упущения врачей, возможно, его состояние ухудшилось из-за тяжести травм. Мы встречались с главным врачом, с заведующим отделением. Они говорят: мы делаем всё возможное, мы профессионалы…
Сейчас Егоров вышел из тяжелого состояния и готовится к следующей операции. Возможно, их у него будет несколько. Не так просто собрать раздробленные кости. 
В. Рашкин заявляет, что перед коммунистами Москвы стоят две задачи: первая – вылечить Ивана Егорова, не допустить инвалидности; вторая – наказать по всей строгости виновных в совершенном преступлении. Это не хулиганство, и не «собачье дело», это политическое преступление с тяжким увечьем политического оппонента. 
Если это всё замнут, увешают «собаками», тогда мы получим подтверждения, что у нас диктатура несменяемой власти. Не секрет, что результаты выборов вызывают сомнения.
Мы, партийная организация КПРФ Москвы, не только основываясь на случае с Егоровым, но и проанализировав весь ход выборной кампании, начиная с грязи, лжи и дискредитации нашего кандидата, говорим: нечестно выбираетесь, господа. На пяти участках Москвы мы аннулировали результаты голосования. Стопроцентное недоверие к результатам голосования по КОИБам. Мы требовали ручного пересчета, но нам не разрешили его провести. Если не разрешили перепроверить, значит есть что скрывать? 
У нас выражено несколько особых мнений в территориальных комиссиях. В них – сомнения в правдивости результатов. Основываясь на этих фактах, мы, КПРФ, выборы по Москве не признали. А учитывая чрезвычайщину, которую нам устроила власть, мы заявляем: не было честных открытых выборов в Москве! Потому и избили нашего товарища, честного, порядочного, принципиального… Егоров сам врач по специальности, участвовал в Чечне в рядах наших военнослужащих, бесстрашный, смелый человек. Там, на войне, не получил ни царапинки. А в Москве, добиваясь чистых честных выборов, жестоко пострадал. 
Мы поставим его на ноги. А полученный «урок» считаем неопровержимым доказательством жестокости и злобности режима, в котором живем.

Галина ПЛАТОВА

 

 

 

 

 

КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ. МОЛОДОЙ КОММУНИСТ ИГНАТИЙ ПАНЕШ ВЫШЕЛ НА СВОБОДУ

По материалам публикаций на Центральном сайте КПРФ.

— Уважаемые товарищи! 18 марта на выборах Президента я и мои товарищи-коммунисты бились за наше общее дело, за победу нашего кандидата П.Н. Грудинина. Как член территориальной избирательной комиссии, я объезжал участки для голосования, на одном из которых из-за замеченных нарушений между мной и председателем УИК 20-08 возник конфликт.

Разумеется, не всем во власти нравятся те, кто непреклонно отстаивают свою позицию, честные выборы и свободное волеизъявление граждан. Почти сразу после выборов, уцепившись за возникший на избирательном участке №20-08 конфликт, на меня начали давить, используя силовой аппарат, обвинили в мифических «побоях», якобы имевших место в день выборов. Все эти обвинения считаю ложными от начала и до конца.

Закончилось беспрецедентное давление на меня решением суда об аресте на 15 суток. Не могу и не соглашусь с тем, в чем меня обвинили: никаких «побоев» никому я, разумеется, не наносил. Считаю, что дело это было «политическим заказом» – со стороны тех сил, кто желает дестабилизировать политическую ситуацию в нашем регионе.

И вот сейчас я на свободе, поскольку апелляционный суд пересмотрел решение суда первой инстанции.

Я хочу выразить глубокую благодарность своей партии – КПРФ, всем коммунистам и беспартийным, кто бился за меня и за правду все это время. Сразу же, как начались эти события, руководство ЦК КПРФ и краевого отделения партии поддерживало меня, предоставило квалифицированную юридическую помощь. Я благодарю активистов Ленинского Комсомола, всех молодых ребят, в том числе – молодежь из проекта «Альтернатива», всех, кто проводил время в пикетах в мою поддержку, тех, кто распространял информацию в интернете, снимал видео и писал статьи обо мне. Это действительно очень большая моральная и психологическая поддержка, которая еще раз доказала, что мы коммунисты – это одна большая дружная семья, где один за всех, а все за одного.

Я искренне тронут такой заботой и опекой со стороны старших товарищей, поддержкой молодых коммунистов и комсомольцев, всех моих товарищей и друзей! Вместе мы – непобедимая сила!

К сожалению, могу отметить, что некоторые деструктивные силы решили использовать возникшую конфликтную ситуацию для собственной политической рекламы и самопиара.

Моё освобождение – это победа закона и здравого смысла над беззаконием и политическими репрессиями.

Еще раз благодарю всех за помощь и поддержку! Благодаря вашей активной позиции, товарищи, я на свободе!..

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.