Нормандская четверка сообразит на троих, игнорируя Россию. Москву исключают из переговоров по миротворцам в Донбассе. Между тем Черноморский флот готовится вразумлять Киев пушками. Сейнер «Норд» способен поджечь не одно море. Но этого мало

На фото: канцлер Германии Ангела Меркель и президент Украины Петр Порошенко (слева направо)

Черноморский флот готовится вразумлять Киев пушками

 

 

 

Нормандская четверка сообразит на троих, игнорируя Россию

Москву исключают из переговоров по миротворцам в Донбассе

http://svpressa.ru/politic/article/196928/

В мае в немецком Ахене планируется саммит с участием лидеров Германии, Франции и Украины, посвященный размещению международных миротворцев в Донбассе. При этом обсуждение должно пройти без президента России Владимира Путина. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на информированные источники в Киеве. Как пишет издание, речь фактически идет о встрече лидеров «нормандской четверки», но без участия Москвы.

Как сообщил источник издания, подготовительная работа к трехстороннему саммиту в Ахене должна быть проведена в ходе визита в Берлин президента Петра Порошенко, который состоится 10 апреля, и его переговоров с канцлером Ангелой Меркель.

Сообщается, что инициатором саммита стал украинский президент Петр Порошенко. «С учетом того, что уже через год, 31 марта 2019-го, состоятся выборы главы государства, для президента важно предъявить избирателям хоть какие-то конкретные результаты в деле примирения на юго-востоке страны. Поэтому неудивительно, что он старается использовать все международные форматы, и в первую очередь нормандский, для достижения этой цели», — прокомментировал новость депутат Верховной рады Украины от «Блока Петра Порошенко» Александр Черненко.

Как сообщил «Коммерсанту» источник, близкий к МИД Украины, «урезанный нормандский формат» на саммите в Ахене вовсе не означает, что решения по Донбассу будут приниматься в обход и без ведома Москвы".

«Из-за дела Сергея Скрипаля сейчас в отношениях России с Западом возник крайне неблагоприятный эмоциональный фон. Поэтому провести полноценный четырехсторонний саммит не представляется возможным. Однако, я не думаю, что его подготовка будет проходить без ведома Кремля. Более того, президент Франции Эммануэль Макрон, который также в мае собирается посетить Москву и Санкт-Петербург, наверняка обсудит с Владимиром Путиным тему миротворцев в Донбассе», — заявил дипломат.

При этом в МИД РФ газете заявили, что Москва ничего против подобного рода встреч не имеет.

Отметим также, что о готовящемся саммите в Кремле знают только из сообщений СМИ. «Я об этом не слышал ничего. Только видел сообщения», — заявил помощник президента Юрий Ушаков в комментарии РИА Новости.

«Коммерсант» также отмечает, что с 2014 года состоялось уже несколько встреч и телефонных разговоров лидеров трех стран, однако, с момента прихода к власти во Франции Макрона в мае прошлого года контактов в подобном формате не было.

— Порошенко пытается сполна использовать неблагоприятную для нас ситуацию: стремление сформировать единую коалицию Запада против России, поводом, но не причиной создания коей стало «дело Скрипаля», — считает директор Центра общественного и информационного сотрудничества Эдуард Попов.

— Неслучайно Украина выслала рекордное число российских дипломатов, уступив пальму первенства лишь США и Великобритании. В своих комментариях зарубежным СМИ я назвал причиной такой сервильности Украины стремление добиться принятия в члены НАТО. И, действительно, какие-то подвижки, по крайней мере, на информационном поле начали происходить. Но как стало видно из вчерашнего заявления Порошенко, он также рассчитывает с помощью Запада «додавить Путина» и в принципиально важном для него вопросе Донбасса. Порошенко пытается монетизировать ответную благодарность за свою неоценимую помощь Западу в дипломатической войне с Россией. И добиться от членов «нормандской четверки» возможности ведения «сепаратных» переговоров.

Стратегически Порошенко, как я думаю, метит гораздо дальше. Его цель — согласовать с западными странами, прежде всего, с членами Совбеза ООН вопрос введения миротворцев в Донбасс. Для чего необходимо преодолеть вето России и вероятный нейтралитет Китая в Совбезе ООН. Таким образом, Украина, США и Великобритания играют в одну игру, и Киев рассчитывает на получение помощи в очень важном для неё вопросе — организации интернациональной оккупации Донбасса.

И всё же я с большим скепсисом смотрю на затею Порошенко. Во-первых, информация прозвучала только из его уст, заявлений Макрона и Меркель мы пока не слышали. Порошенко большой враль, мы помним его хвастовство о том, что он якобы «дожал» Путина, заставив того подписать решение о Пасхальном перемирии. Во-вторых, лидеры Франции и Германии не пойдут на такое резкое обострение отношений с Россией. По крайней мере, сейчас и на ближайшую перспективу. Несмотря на антироссийскую кампанию и участие в дипломатической войне Макрон и Меркель весьма осторожны в своих словах и поступках. Чего явно недостает Порошенко. В-третьих, исключение России из «нормандской четверки» перечеркнет и Минские соглашения, на защите которых горой стоит европейская дипломатия.

«СП»: — Давайте теоретически, что они там могут еще нарешать без нас?

— Заседания «нормандской четверки» давали мизерный результат и когда они проходили в полном составе. Без участия России переговорный процесс и вовсе упрется в тупик. Вероятно, Порошенко продавливает идею ввода оккупационного корпуса под видом миротворцев и рассчитывает на отсутствие России для продвижения этой идеи. Если это предложение будет одобрено, то оно получит вид коллективного решения «нормандской четверки», что, разумеется, не будет соответствовать действительности. И хотя решение о вводе «миротворцев» будет приниматься в ООН, решение «тройки» будет иметь некоторый политический вес. Повторюсь: я мало верю в подобное, но всё же лучше заранее устранить соблазны, которые могут возникнуть у наших партнеров по переговорному процессу.

«СП»: — Нанесет ли этот саммит удар по самому формату «четверки»? Можно ли говорить о том, что он все еще актуален?

— Как и минский переговорный процесс заседания «нормандской четверки» малорезультативны. Можно было бы сказать, что они и вовсе не результативны, но их альтернативой является полноценная война. С устранением же России, являющейся защитником гуманитарных интересов населения Донбасса, формат утрачивает и легитимность, и целесообразность и превращается в коллективный оккупационный орган. В свою очередь возможности этого органа окажутся призрачными и упрутся в нежелание Донбасса возвращаться в составы полунацистской Украины. Киев не сумел самостоятельно вернуть Донбасс силой — теперь рассчитывает на формулу «Заграница нам поможет!». Но в этом случае в поддержку Донбасса встанет Россия.

 

 

«СП»: — При этом МИД России не выступает против таких встреч. Нужно ли Москве вообще как-то реагировать? Предпринимать какие-то отдельные шаги?

— На мой взгляд проведение «сепаратных» переговоров — повод для серьезного беспокойства для нашего МИД. Помню, как два-три года назад наш МИД не возражал против подключения США к переговорам. И чем это обернулось? Ультиматумами и требованиями безоговорочной капитуляции, которые время от времени транслирует Волкер даже не в адрес ДНР и ЛНР — в адрес России!

Исключение России из «нормандской четверки» и вообще из переговорного процесса обнуляет «Минск» и делает неизбежной Большую войну. Хотят ли её в европейских столицах? Едва ли. Так мне видится правильная линия поведения. Предполагаю, что переговоры с немцами и французами наши дипломаты ведут уже сейчас. Пока я не склонен излишне драматизировать ситуацию и, тем более, впадать в панику.

По убеждению донецкого политолога, историка, публициста, постоянного эксперта Изборского клуба Александра Дмитриевского, сепаратные переговоры и прочие подобные им подковёрные интриги — очень сомнительный инструмент политики, чреватый колоссальными репутационными потерями.

— В истории достаточно много таких примеров: вспомним, что за заключение Брестского мира с Центральными державами на Версальскую конференцию из России и Украины не пригласили никого — ни красных, ни белых, ни петлюровцев. Да и позже, уже в 1920-е годы Советскому Союзу из-за этого пришлось потратить немало усилий на восстановление отношений с бывшими союзниками по Антанте. 

«СП»: — Как это понимать? Россию действительно могут исключить из «четверки»? Насколько вообще на сегодня актуален этот формат? 

 — В нашем случае сепаратные переговоры подобного рода — это признак нежелания Украины и её западных хозяев решать проблему путём открытого диалога между сторонами конфликта. Вообще любые противоречия можно устранить только тогда, когда обе стороны непосредственно усаживаются за стол переговоров и начинают поиски путей к общему знаменателю: так бывает и в отношениях между людьми, и в отношениях между странами. А когда одна из сторон начитает юлить и пытается провернуть закулисные махинации — для диалога это гвоздь в крышку гроба. 

«СП»: — Отмечается, что инициатором встречи выступил Порошенко. Для чего это ему? 

— У Порошенко сейчас катастрофическая ситуация в плане рейтинга, причём как внутриполитического, так и внешнеполитического, поэтому ему срочно нужны шаги, которые приведут если не к улучшению реального положения дел, то, по крайней мере, позволят изобразить бурную деятельность в этом направлении. Сомнительная инициатива в данном случае — самое то, и ничего, что её реальные результаты будут равны бесконечно малой величине: в мире постмодерна куда важнее медийный резонанс чем реальный результат.

«СП»: — При этом МИД России не выступает против таких встреч… 

 — Древнеримская мудрость гласит что орёл не ловит мух. Зачем бороться с переливанием из пустого в порожнее? Пусть оппоненты и дальше шьют камзолы из воображаемой ткани для своего голого короля! У России есть маленький, но очень действенный механизм — право вето в Совете Безопасности ООН: россиянам просто достаточно не проголосовать за такую резолюцию, чтобы все усилия тех, кто вёл переговоры за их спиной, пошли прахом…

— «Нормандская четверка» не является организацией, — напоминает политолог руководитель экспертной группы «Крымский проект» Игорь Рябов.

— Это переговорный формат. Украина, Германия и Франция могут создать «нормандскую тройку» и обсуждать что угодно, вплоть до поставок украинского сала в Нормандию.

СП": — Сообщается, что инициатором саммита стал украинский президент Петр Порошенко. С ним все понятно, но куда смотрят лидеры Германии и Франции? Почему они согласились на такие сепаратные переговоры?

— Никто ни с чем не согласился. Если Франция или Германия согласятся, они станут как Великобритания. Предложение Порошенко — это очередной демарш Порошенко в формате постапокалипсиса, который торжествует на Украине после «Майдана». Власти Украины все время что-то радикальное предлагают, чтобы оставить в истории как можно больше идиотских следов, как-то запечатлеть в истории признаки жизни режима Бандеры, победившего на Украине в 2014 году с помощью американских спецслужб. Времени, возможно, осталось мало, надо производить чуши на свет как можно больше — что-то да и останется в учебниках.

СП": — Что они там могут решить без России? Насколько продуктивными и реализуемыми будут эти решения?

— Украина рассчитывает такими выпадами добиться размещения на Донбассе миротворцев на своих условиях. Хотя условия тут не слишком важны — любой формат миротворческой миссии на Донбассе будет записан Порошенко в победу. Но штука в том, что только в Минских соглашениях, где стоят подписи Украины и лидеров ДНР и ЛНР, обговаривается формат пребывания миротворцев — после выполнения ряда условий. Все это время Украина только и делала, что срывала реализацию минских соглашений, и европейские страны, которые должны принуждать Украину к этой реализации, прекрасно понимают, что ничего не сделано. Так что если эти государства собрались что-то решать, пусть вспомнят для порядка, что они уже нарешали.

СП": — Нанесет ли этот саммит удар по самому формату «четверки»? Можно ли говорить о том, что он все еще актуален?

— Минский формат давно не актуален — именно по причине саботажа соглашений со стороны Украины и молчании Германии и Франции. Вот собственно, уже сформированная нормандская «тройка» — три страны, которые не отвечают за свои слова.

СП": — Нужно ли Москве как-то вообще реагировать?

— Реагировать нужно спокойно. Все эти демарши не отменяют задачи удерживать мир на Донбассе, это главное.

 

 

Черноморский флот готовится вразумлять Киев пушками

Сейнер «Норд» способен поджечь не одно море. Но этого мало

http://svpressa.ru/war21/article/196934/

Все туже и опасней закручивается спираль очередного конфликта Москвы и Киева, связанного с задержанием украинскими морскими пограничниками в Азовском море близ Бердянска небольшого крымского среднего рыболовного сейнера «Норд» с 10 членами экипажа на борту. В РФ эти действия соседей уже официально назвали актом «государственного пиратства» и сравнили с тем, что давно происходит у побережья Сомали. Но, поскольку Киев этой логики не разделяет, существует очевидная опасность повторения подобных инцидентов в тех же водах. Поэтому командование Черноморского флота уже рассматривает вопрос о начале патрулирования Азовского моря российскими боевыми кораблями. При этом — даже с использованием морской авиации.

Чтобы понять, как безрассудно и нагло поступила Украина с «Нордом», который шел под российским флагом, надо иметь в виду вот что. Никаких границ территориальных вод наш экипаж не нарушал. По той причине, что таковых, согласованных на межгосударственной уровне, в Азовском море просто не существует. Многолетние переговоры Москвы и Киева на эту тему до сей поры не завершались ничем. Однако даже по существующей в мире практике, территориальные воды любой страны обычно не превышают 12-мильной зоны. А «Норд» 26 марта был задержан в 15 милях от Обиточной косы в нескольких десятках километров от Бердянска. Тем не менее, отконвоирован в этот порт и арестован. Его команде запрещено сходить на берег даже за продуктами, запасы которых на исходе.

Тогда что же украинские погранцы вменяют в вину экипажу? Вот здесь и начинается самое, на мой взгляд, опасное. По сообщению Госпогранслужбы Украины, «члены суднокоманды нарушили порядок выезда из временно оккупированной территории Украины. Все они имели так называемые паспорта граждан РФ, выданные в городе Керчь».

Ну, про «так называемые паспорта» — это вообще просто умильно и убеждает, что авторы грозной бумаги как знаменитый Чапай — «академиев не заканчивали». Поскольку паспорта-то как раз у моряков «Норда» самые что ни на есть настоящие, с двуглавым орлом на обложке. И не перестают быть таковыми, даже если на Украине кому-то не нравится место их выдачи.

Впрочем, сейчас не о бюрократических нелепостях разговор. На самом деле все значительно хуже и тревожней. После 26 марта получается, что любой российской катер или судно, вышедшее из любого крымского порта, тут же может оказаться законной добычей морских пограничников Украины. Поскольку разрешения Киева на выход в море его капитан, естественно, не запрашивал и вовсе не обязан этого делать, раз над его головой развивается флаг России.

А в Киеве считают, что любому и каждому «во временно оккупированном Крыму» надлежит в этом вопросе руководствоваться только и исключительно постановлением Кабинета министров Украины от 30 апреля 2014 года, которым все без исключения крымские порты объявлены закрытыми до особого распоряжения. Любой заход в них и выход оттуда Киевом объявлены «нарушением международного морского права».

Каково? Как быть в такой ситуации морякам, особенно крымским? Окончательно «сушить весла» и переквалифицироваться в дворники до нормализации политической ситуации?

Между тем, даже по подсчетам самого Киева только с 1 февраля по 1 марта нынешнего года «на рейде в акваториях портов Севастополя, Феодосии, Керчи и Ялты, используемых для стоянки кораблей, зафиксировано 18 судов: 16 — Российской Федерации и по одному под флагами Объединенной Республики Танзании и Мальты».

При этом танзанийский экипаж особенно рискует. Потому что другое судно из этой же страны под названием Sky Moon класса «река-море» украинские стражи морских рубежей в конце 2016 года уже задержали в устье Дуная. Причина та же — незаконный, с точки зрения Киева, заход в Крым незадолго до ареста.

Sky Moon отконвоировали в Одессу, экипаж быстренько осудили. Капитана признали виновным в перевозке 3000 тонн технической соды «вне украинского таможенного контроля с территории Крыма». Sky Moon украинский суд конфисковал в пользу государства.

Теперь бывшее танзанийское судно само стоит на страже морских рубежей «незалежной». Поскольку передано в состав Военно-Морских сил Украины в качестве вспомогательного. В Танзании такой оборот дела тоже наверняка считают актом морского пиратства. Но что это меняет? И второе судно, работающее в Черном море под флагом Танзании, очевидно, тоже теперь сильно рискует.

То есть с недавних пор разбой Госпогранслужбы Украины в Азовско-Черноморском бассейне ширится и набирает силу. Вопрос — как его остановить? Первый пришедший на ум возможный ответ — тоже только силой. Никаких слов из России в Киеве давно не воспринимают.

Такой рецепт, судя по всему, предлагает Москва. По распоряжению из которой, конечно же, командование Черноморского флота и приступило к оценке своих боевых возможностей по пресечению незаконных действий Украины силой оружия.

Если честно — возможности эти невелики. И дело даже не в острейшей нехватке кораблей, которых и в самом деле недостаточно даже для полноценного обеспечения работы российской группировки в Сирии. Просто к каждой рыбацкой шаланде по ракетному катеру под Андреевским флагом не приставишь. А утащить куда-нибудь в Бердянск или Геническ отныне могут даже шаланду, если она перед этим отчалила от крымского причала. И много времени эта операция не займет, поскольку рыбный промысел обычно ведется вблизи береговой черты.

Да и патрулировать черноморцам, видимо, предстоит не только Азовское, но и Черное море. По нему ведь тоже ежедневно в Крым и обратно движется много плавсредств самого различного водоизмещения.

Масштаб сложности предстоящих проблем легко представить. В последние годы мы ведь имели уже в Черном море пару объектов для вооруженного противостояния с Украиной. Речь о двух самоподъемных буровых установках (СПБУ) «Черноморнефтегаза», которые вели добычу сырья на шельфовой зоне между побережьем Одесской области и Крымом. Обе буровые до 2014 года принадлежали украинскому Крыму. И после воссоединения полуострова с Россией были национализированы.

Естественно, этот факт никто в Киеве не признал. И началось…

В связи с растущей напряженностью погранслужба ФСБ по Крыму направила сторожевой корабль «Аметист» для защиты буровых установок. 15 декабря 2015 года в 10.15 туда же подошел пограничный корабль Госпогранслужбы Украины. В ФСБ рассказали, что командир украинского корабля связался по радиостанции с капитаном СПБУ «с требованием предоставить информацию о составе экипажа и целях нахождения российской буровой установки в данном районе. Капитан СПБУ, понимая, что украинская сторона не имеет полномочий на запрос подобного рода, информацию не предоставил», — сообщили в ФСБ. С тем временно и расстались.

23 декабря 2015 года Печерский районный суд Киева наложил арест на две буровые установки, прежде носившие названия «Петр Годованец» и «Украина» (после национализации «Таврида» и «Крым-1»). Россия отреагировала так: сторожевые корабли, тральщики, малые противолодочные корабли и ракетные катера ЧФ, сменяя один другого раз в две недели, вместе с пограничными кораблями ФСБ РФ стали нести беспрерывную боевую службу в спорном районе. С учетом начавшейся российской операции в Сирии это была явно излишняя нагрузка на и без того обескровленный флот, но что же оставалось делать Москве?

Скоро стало ясным, что принятые меры предосторожности явно нелишние. 1 декабря 2016 года к российским буровым из Одессы был направлен украинский пограничный корабль «Григорий Куропятников». Как пояснили в Киеве, «для освещения и документирования обстановки». Курс «Куропятникову» преградил наш сторожевой корабль «Пытливый», вступивший в охранение буровых установок. С «Пытливого» сообщили, что вокруг каждой СПБУ установлена 3-километровая зона безопасности. Несанкционированный вход в нее будет пресечен вплоть до крайних мер.

До применения оружия дело, правда, не дошло. Однако после этого бурение на шельфе было прекращено, а платформы эвакуированы в территориальные воды России под конвоем катеров ФСБ и ракетного катера Черноморского флота.

В январе 2017 года заместитель руководителя Пограничной службы ФСБ России адмирал Геннадий Медведев рассказал журналистам об еще одном инциденте в том же районе. По сведениям адмирала, 31 марта 2016 года к СПБУ «Таврида» подошли водолазное судно ВМСУ «Почаев» и фрегат «Гетман Сагайдачный» той же принадлежности. С «Почаева», утверждает Медведев, был открыт огонь из стрелкового оружия. Совместными действиями российских пограничников и Черноморского флота провокация была пресечена.

Представители командования ВМСУ выдвинули свою версию. Мол, «Почаев» и «Гетман Сагайдачный» мирно проходили мирно, но были обстреляны с буровой. В доказательство были продемонстрированы некие фотографии поврежденной пулями корабельной надстройки.

1 февраля 2017 года штаб Черноморского флота сообщил, что «два провокационных захода над вышками на предельной малой высоте совершил украинский военный самолет Ан-26… Для предотвращения возможной авиакатастрофы из-за столкновения с мачтой вышки сотрудник подразделения охраны буровой платформы подал четыре световых сигнала из сигнального пистолета».

Российские военные моряки сообщили, что реальной угрозы самолету не было. Но у главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса оказались иные сведения. По его словам, огонь с буровой велся и из боевого оружия. Одна из пуль якобы застряла в обшивке Ан-26. Ее, утверждал Матиос, Киев намерен передать в Международный уголовный суд. Но передал или нет — до сей поры неизвестно.

При этом учтите: все эти донельзя милитаризованные безобразия регулярно происходили вокруг стационарно стоявших буровых, координаты которых всем хорошо известны. Теперь, как следует из инцидента с «Нордом» и Sky Moon, нечто подобное Киев затевает и в отношении абсолютно гражданских судов. Причем не только под российскими флагами. Каким образом это можно пресечь?

Вообще-то некоторый опыт подобного рода Черноморский флот накопил давно — еще во времена СССР. В 70−80-е годы прошлого века его корабли приступили к несению боевой службы у Западного побережья Африки. Эти районы богаты рыбой и в них вели промысел и советские рыбаки. Что не всем нравилось. Поэтому регулярные захваты наших траулеров чужими военными кораблями стали регулярными. Пришлось направить сюда и боевые корабли ВМФ СССР. Основная нагрузка легла на морские тральщики 68-й бригады ОВРа (Севастополь). Случалось им и применять оружие для защиты свободы рыболовства.

Так, осенью 1991 года сразу около 150 наших траулеров вели промысел в Южной Атлантике на стоящий неподалеку на якоре черноморский тральщик «Разведчик» (командир — капитан 3 ранга Игорь Текунов). И все их капитаны знали: в случае опасности по радио надо подать на «Разведчик» короткий условный сигнал «Барракуда». И помощь придет.

Слово «Барракуда» прозвучало в эфире 3 ноября. Как выяснилось, марокканские власти решили, что пришедшие из Архангельска большие морозильные траулеры «Ачинск» и «Домодедово» ловят рыбу в запретном для этого районе. На их задержание были направлены сразу три сторожевых корабля испанской постройки. Рыбаков ждали буксировка в порт Дахла, арест команды, судов и улова. Потом — долгий судебный процесс и, возможно, крупный штраф.

Наши военные моряки в любом случае обязаны были предотвратить захват. Нарушил кто-то правила или нет — в этом потом на Родине должны были разбираться советские власти.

Инцидент происходил в 12 милях от точки якорной стоянки тральщика. До территориальных вод Марокко — намного ближе. С учетом этого Текунов по радио порекомендовал капитанам задержанных траулеров, имитируя поломку двигателя, сбавить ход до минимального. И «Разведчик» бросился в погоню. Один на троих, значительно превосходящих его в совокупной огневой мощи.

К счастью, до артиллерийской стрельбы дело не дошло. Догнав конвой и решительно маневрируя, советский тральщик оттер марокканский конвой от траулеров. И те предпочли уйти восвояси, не вступая в бой.

Подобных эпизодов много в истории многолетней боевой службы 68-й бригады ОВРа в Южной Атлантике. Но насколько применим их опыт в намечающемся сегодня противостоянии с Украиной в Черном и Азовском морях?

Главное отличие теперешней ситуации у крымских берегов в том, что даже и угрозы боевого столкновения черноморцев с представителями ВМСУ в обозримом будущем не предвидится. Просто воевать не с кем. Но и прикрыть от возможного задержания любое маленькое российское суденышко на огромном водном пространстве тоже невозможно. Боевых кораблей и катеров в Севастополе и Новороссийске просто не хватит.

Поэтому привлечение Черноморского флота для «разруливания» опаснейшего межгосударственного клинча — полумера. Для ее подкрепления нужны серьезные дипломатические усилия. Причем, даже не двусторонние. Потому что положение становится опасным не только для двух наших стран, но и для Европы в целом. Представьте, что будет, если дело дойдет до настоящей стрельбы. А Киев, кажется, в истории с «Нордом» закусил удила.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
14 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.