Президент жалеет о распаде СССР, а ставку делает на олигархов. Сможет ли нынешняя власть превратить Россию в социальное государство. Почему Россия безнадежно отстала от Китая

На фото: президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин (слева направо на первом плане)

Президент жалеет о распаде СССР, а ставку делает на олигархов

 

Президент жалеет о распаде СССР, а ставку делает на олигархов

Сможет ли нынешняя власть превратить Россию в социальное государство

http://svpressa.ru/politic/article/194621/

Накануне голосования 18 марта каждое слово, сказанное тем или иным кандидатом в президенты, имеет большое значение. Особенно, это касается Владимира Путина, имеющего несравненно больше медийных возможностей, чем его соперники.

Спустя день после своего послания Федеральному собранию, президент России, отвечая на вопрос участника медиафорума в Калининграде, заявил, что сожалеет о распаде Советского Союза. Многие россияне с ним согласны, пишет американская The Washington Post.

Издание напоминает, что еще в 2005 году Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой 20 века». При этом газета делает акцент на великодержавных интересах России, на противостоянии с США, опуская социальное значение советской системы.

Между тем, именно социальные достижения СССР являются для большинства населения России поводом для ностальгии. 1990-е годы, обнулившие личные достижения старшего поколения и лишившие будущего молодежь, так сильно встряхнули общество, что сожаление по советским временам социологи фиксируют до сих пор.

Согласно последнему ежегодному опросу Левада-центра * в ноябре 2017 года о распаде СССР сожалело 58% опрошенных. Равнодушными оставались лишь 26%. При этом доля сожалеющих в последние 15 лет колебалась от 49% до 68%, что говорит об устойчивой тенденции.

В качестве конкретной причины большинство — 54% называет горечь от развала экономической единой системы страны. Политические причины — чувство принадлежности к великой державе, рост взаимного недоверия и ожесточенности менее популярны — 34% и 36% соответственно. Неудивительно, что 52% респондентов уверены, что СССР можно было сохранить.

Таким образом, последнее признание Путина об СССР попадает в унисон с чувствами большинства избирателей. Возможно, поэтому в президентском послании немало внимания было уделено социальным вопросам: снижению уровня бедности, строительству жилья, доступной медицине, качественному образованию — всему тому, что, по мнению большинства, осталось в советском прошлом.

Вместе с тем, явно скоординированная кампания критики кандидата от КПРФ — Павла Грудинина и одновременно режим наибольшего благоприятствования либеральным, людоедским по сути силам в лице Ксении Собчак (на которую в связи с ее высказываниями о Крыме даже не распространяется Уголовный кодекс) заставляют усомниться в действительной реализации после выборов левой повестки.

— Путин, конечно, играет на советской ностальгии, которая в нашем обществе очевидна для всех и, похоже, только усиливается, — считает координатор «Левого фронта», политэмигрант Алексей Сахнин. — Но это так и останется игрой, потому что апеллируя к эмоциям людей, он полностью подменяет существо дела.

«СП»: — Поясните, пожалуйста…

— Советский Союз — это не просто огромная страна, в которую входили 15 республик и которая имела военные амбиции, создавала военные блоки и т. п. СССР — это прежде всего социальный проект, привлекательный для огромной части мира. Страна имела социальное устройство, которое было альтернативой капитализму, тому порядку, который мы сейчас наблюдаем, и который вызывает раздражение и создает ностальгию.

Апеллируя к этой ностальгии, Путин пытается «продать» аудитории свой собственный проект создания мощной амбициозной военной державы, стремящейся иметь зоны влияния. Понятно, что в долгосрочной перспективе такой проект обречен на неудачу. Особенно с точки зрения социальных интересов людей. Поскольку российский капитализм слабее своих зарубежных конкурентов и неизбежно проиграет им.

Вообще, вся политика последних 18 лет показывала, что порвать с логикой либерального капитализма, который грабит народ России, обрекая его на бедность, Путин не готов.

«СП»: — Но может быть теперь, когда в президентском послании обозначены новые социальные цели, все изменится?

— Я не согласен с тем, что в его послании звучали обещания чуть ли не построить социализм. Там было много политической рекламы, безответственного популизма, абстрактных обещаний, вроде увеличения уровня жизни. Непонятно только на чем они базировались, ведь одновременно президент говорил о снижении доли государства в экономике. Это близко, скорее, либеральным элитам, тем, кого мы называем сислибами, топ-менеджменту крупных компаний и т. п.

Кризис, который мы сейчас переживаем, касается не только России — это специфика той экономической модели, которая победила и господствует в мире. И все страны, включая богатые США, Великобританию, Швецию, где я живу, испытывают издержки, связанные с фундаментальными основами этой модели. В том числе с отходом государства от регулирования экономической жизни, от распределения национальных богатств.

То есть Путин зовет нас в идти в направлении, содержательно противоположном тому, что было в СССР. При этом прикрываясь символикой: гимном, знаменами, георгиевскими ленточками. То есть пытается пустой формой подменить содержание. Думаю, ему будет все сложнее и сложнее это делать, так как разрыв между ожиданиями и надеждами людей и их реальным уровнем жизни нарастает.

 

«СП»: — Что мешает Путину на самом деле потрафить социальным ожиданиям людей?

— В части левой оппозиции существует иллюзия, что власти действительно могут пойти навстречу народу, обществу, заполнить рынок отечественной продукцией и т. д. На самом деле, каждый политический режим опирается на какие-то социальные силы. Путин опирается на олигархию, построенную на продаже российских сырьевых богатств на Запад и отчасти на продажу западных финансов на российском рынке. И с точки зрения интересов этой олигархии смена курса была бы катастрофой.

А значит всему аппарату, который есть в государстве, аппарату правительства, администрации президента, их интеллектуалам, «говорящим головам», экспертным группам надо перестать платить зарплаты, бонусы и заменить их на других людей из других сред, школ и с другими интересами. Понятно, что окружение Путина, и в узком смысле — кооператив «Озеро», и в широком — российская олигархия и созданная ей клиентелла будет против такого поворота событий возражать.

Чтобы сохранить существующую модель они будут мимикрировать, использовать ностальгию по СССР, устраивать политический театр, включая выборы, усиливать авторитаризм, сокращая зону демократии, даже ту ущербную, которая у нас есть. Для того, чтобы осуществить социальные перемены власть олигархии должна быть сменена на власть каких-то других, более широких социальных коалиций, на власть миллионов людей.

В свою очередь редактор ФОРУМ. мск Дмитрий Черный уверен, что проводимая действующим президентом экономическая политика обусловлена его прошлым личным опытом.

— Один из сотрудников 5-го управления КГБ, работавший связным в период службы Путина в ГДР в приватных беседах не скрывал своего восхищения будущим президентом, которое у него сложилось на заре восьмидесятых. Ведь из ГДР Путину были гораздо виднее преимущества капитализма. Он так и говорил, что капиталистический способ производства справедливее социалистического. Там, в ФРГ, например, автор ноу-хау становится миллионером, а в СССР — остается инженером на НИИшной зарплате, а его разработками бесплатно пользуется вся страна. Несправедливо же это, уравниловка, «совок»! И вот, пришел не только капитализм вместо СССР, но и Путин пришел в капитализм.

А вот по мнению руководителя Центра политэкономических исследований Василия Колташова, у Путина просто не осталось выбора. Сделать Россию социальным государством его заставят изменившиеся исторические условия.

— Я не думаю, что действующий президент готов изменить социальную политику радикально. Но он в своем послании совершенно правильно отметил, что мы оказались в совершенно новых исторических условиях. Это по всем признакам так.

«СП»: — Поясните, пожалуйста, о чем речь…

— После первой волны кризиса 2008−2009 годов все ведущие страны собрались в рамках G-20. Россию тоже туда позвали. Тогда говорили, что надо всем вместе, сообща, спасти мировой рынок и вашингтонский консенсус, как направляющую доктрину. Тогда они даже простили военное столкновение с Грузией, хотя разгром Саакашвили был колоссальным унижением для США.

Но когда грянула вторая волна кризиса в 2015—2016 годах, ситуация изменилась. Мы вошли в новую экономическую эпоху. Поэтому американцы сказали, что за все должны ответить Россия и Путин. И Крым нам уже не простили.

В этой ситуации российский капитализм начал становиться меркантильным, расчетливым. Теперь ориентиром стала выгода, а не правила, когда-то существовавшие в мировой экономике. Это новая доктрина для российского капитализма. Она формулируется не людьми, не Путиным, а историческими условиями.

Эта доктрина означает, что необходимо замещать импорт и расширять вывоз товаров, чтобы получить деньги. Не потому, что они верят в Россию и хотят, чтобы она стала великой индустриальной державой, а потому что это выгодно. А главное теперь это можно делать, потому что глобальный гегемон — США, выдохся.

«СП»: — А при чем здесь социалка?

— Вместе со сменой экономической политики придется менять и социальную политику. Ведь когда вы строите заводы, вам нужны не безграмотные рабочие из Азии, а квалифицированные рабочие, умеющие работать с оборудованием. То есть нужно воспроизводство коренного рабочего класса. А для этого нужно сделать так, чтобы люди не были настолько бедными, нужно защищать интересы семей, продлить программу материнского капитала, субсидировать ипотеку семьям и т. п.

По этой же причине придется бороться с пьянством, курением, поддерживать нормальную медицину, нормальную школу. Ликвидировать все это, сделать все частным, как мечтают либералы, вы уже не можете. Это все соответствует задачам новой меркантильной экономической стратегии российского капитализма. Поэтому анонсированные Путиным социальные меры — это не случайность или предвыборная болтовня, а результат формирования новых исторических условий.

То есть, новая социальная политика придет по причине экономической рациональности. И это очень строгий побудитель, потому что если президент не справится, то эту работу будет выполнять кто-то другой, потому что она является условием выживания и развития страны.


* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом РФ в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

 

 

Почему Россия безнадежно отстала от Китая

И можно ли развивать экономику РФ по рецептам Поднебесной

http://svpressa.ru/economy/article/194606/

 

В понедельник, 5 марта, в Пекине открылась сессия Всекитайского собрания народных представителей. Одним из важнейших пунктов повестки — ожидаемое переизбрание председателя КНР Си Цзиньпина на новый пятилетний срок. Кроме того, собрание рассмотрит ряд ключевых поправок в конституцию КНР.

Руководство Коммунистической партии Китая выступило с инициативой исключить из конституции положение о том, что председатель и вице-председатель КНР могут «занимать должность не более двух сроков подряд». Если изменения будут утверждены, это позволит нынешнему председателю КНР переизбраться в 2023 году на третий срок.

Сессия ВСНП также рассмотрит законопроект о Государственном надзорном комитете — высшем контрольном органе. Согласно ему, надзорные комитеты на местах, как и органы административной и судебной власти, а также прокуратура, будут формироваться региональными собраниями народных представителей.

Как сообщили накануне китайские СМИ, в деятельность надзорных комитетов не смогут вмешиваться никакие административные органы, общественные организации или частные лица. Государственный надзорный комитет будет работать совместно с Центральной комиссией КПК по проверке дисциплины. Законопроект предлагает наделить их полномочиями осуществлять надзорную деятельность над любыми лицами, отправляющими государственную власть.

Для России китайский опыт мог бы стать модельным. Как ранее заявил экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, чтобы увеличить ВВП на душу населения в 1,5 раза к середине следующего десятилетия, — именно такую задачу поставил президент РФ Владимир Путин в послании Федеральному собранию, — российская экономика должна каждый год расти с той же скоростью, что и экономика Китая, причем начиная уже с 2018 года.

«Это означает средний темп роста ВВП около 6%. Требуется не просто догнать мировую экономику, которая растет на 3,4% в год, но и перегнать ее почти в два раза», — отметилКудрин в интервью ТАСС.

Правда, по его словам, президент поставил задачу «несколько выше, чем видят возможным эксперты».

В январе, в рамках Гайдаровского форума, глава ЦСР пояснял: по его подсчетам, в случае проведения структурных реформ экономика РФ может показать рост выше 3% в 2019 году, выше 4% - к 2022 году, а к 2035 году вырасти в два раза. Причем, по мнению Алексея Кудрина, начинать реформы необходимо с системы госуправления: сейчас состояние институтов госуправления в части готовности к риску и инвестированию находится на уровне, не позволяющем решать поставленные задачи.

Применимы ли китайские рецепты для повышения темпов роста экономики России, можно ли таким путем выйти на рубежи, заданные Путиным?

— Чтобы поднять темпы экономики РФ до 6% ВВП, как того желает Кудрин, необходимо резко увеличить инвестиции в экономику, — отмечает заместитель Директора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский. — Соотношение здесь простое: для прироста ВВП на 1% необходимо увеличить объем инвестиций на 2% ВВП. Это значит, разгон российской экономики с нынешних 1,4% до 6% ВВП потребует дополнительных инвестиций в объеме 9,2% ВВП.

И возникает вопрос: где России взять источники этих инвестиций?

В Китае — если брать китайский опыт — 2/3 инвестиций составляют собственные средства предприятий. Доля госбюджета КНР в инвестициях не превышает 3%, банковских кредитов — 15%, иностранных кредитов — около 1,5%.

Чтобы деньги на инвестиции появились и у российских предприятий, необходимо, я считаю, изменить налоговое законодательство России — по китайскому образцу. Потому что сегодня большая часть налогов, взимаемых с предприятий РФ, прямиком уходит в центральный бюджет.

Замечу, в России есть квалифицированные специалисты в области налогов. Один из них — депутат Госдумы от КПРФ, председатель комитета ГД по аграрным вопросам Владимир Кашин. Он как раз предлагает пересмотреть систему налогообложения таким образом, чтобы значительная часть налогов оставалось на местах.

Вот тогда объем инвестиций в экономику России сразу увеличится. В Китае, замечу, инвестиции идут по трем направлениям: местные, на уровне провинций, на уровне государства. Мы могли бы выстроить аналогичную систему.

«СП»: — Что, помимо налогов, России однозначно подошло бы из китайского опыта?

— Постепенность и неторопливость в проведении реформ. Нам нужно не бросаться из одной крайности в другую, а ставить конкретные цели в экономике и прорабатывать механизмы их достижения.

Сегодня задачи, которое российское руководство формулирует, все время меняются. И пока единственная задача, которую официально поставлена перед Банком России и правительством РФ — это снижение инфляции. Другие задачи — например, вопросы повышения жизненного уровня населения — просматриваются только в указах президента от мая 2012 года. Но механизмов достижения этих показателей нам так и не было представлено.

Главная же проблема в том, что на сегодня вообще нет реальной программы социально-экономического развития России. Зато в Китае подобные программы утверждаются на каждом съезде ВСНП — и потом выполняются.

Сейчас, напомню, в Китае идет XIII пятилетка. Нынешний съезд ВСНП подводит итоги 2017 года, а также уточняет, что необходимо сделать в 2018-м. Основная же, генеральная задача остается неизменной: к 2021 году — к 100-летию образования Компартии Китая — полностью ликвидировать бедность в стране, а также построить «общество нового благоденствия».

Сегодня, напомню, в Китае около 30 млн. бедных, и нужно свести их число вообще до нуля. Это амбициозная задача, но достижимая — еще лет пять назад бедных в Поднебесной было больше 100 млн.

Причем, под эти задачи китайское руководство не выстраивает никаких цифр: речь идет об общем курсе и об индикативном планировании. Это означает, что показатели могут быть достигнуты, а могут и не быть — и никто министров за это с должности не снимет.

«СП»: — Зачем Китаю Государственный надзорный комитет, нужен ли подобный орган России?

— Речь идет об усилении борьбы с коррупцией, и России подобный орган не помешал бы. По идее, такой орган не должен быть никому подчинен — не главе государства, ни парламенту. Такая структура получает абсолютные полномочия при решении вопросов борьбы с коррупцией.

Замечу, в Китае и без надзорного комитета дисциплинарные комиссии боролись с коррупцией достаточно активно. И наказания за коррупционные преступления были жесткими — от исключения из КПК и вплоть до высшей меры.

Но теперь для усиления дисциплинарные комиссии, которые были органом партийного контроля, объединяют с прокуратурой — и создают надзорный орган. Это, я считаю, принципиально изменит картину борьбы с коррупцией в Китае.

«СП»: — Путин поставил задачу увеличить ВВП на душу населения в 1,5 раза, у нас новое обострение противоречий с Западом. Все это заставит российское правительство обратиться к опыту Китая?

— Трудно сказать. Пока, до сегодняшнего времени, руководство нашей страны крайне индифферентно относилось к использованию китайского опыта на территории России.

Тот же Кудрин не раз заявлял, что России китайский опыт неинтересен. Что якобы в КНР слишком низкий уровень развития производительных сил — китайцы начинают в экономике практически с нуля, тогда как в России ситуация другая.

Эксперты Института Дальнего Востока РАН придерживаются иной точки зрения. Но к ним, увы, не прислушиваются.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 18 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.