Если США предлагают дружить, значит быть войне. Что стоит за заявлениями Госдепа о восстановлении нормальных отношений с Россией. А вот Китай зовет Россию спасаться от нефтедолларовой удавки США. Пекин открывает торговлю «черным золотом» в юанях

На фото: брифинг официального представителя Госдепартамента США Хизер Нойерт в Вашингтоне

Китай зовет Россию спасаться от нефтедолларовой удавки США

 

 

 

Если США предлагают дружить, значит быть войне

Что стоит за заявлениями Госдепа о восстановлении нормальных отношений с Россией

http://svpressa.ru/politic/article/192661/

Не прошло и недели, как постпред США при ООН Никки Хейли во всеуслышание заявила, что Россия — не друг Соединенным Штатам и не станет им, из Вашингтона вдруг послышались громкие призывы к Москве о восстановлении отношений. Оппонентом Хейли, в данном случае, выступила официальный представитель американского Внешнеполитического ведомства Хезер Науэрт.

Выступая на традиционном брифинге в Госдепартаменте, она сообщила, что США хотели бы «заново отстроить» отношения с Россией, поскольку «есть много сфер, которые вызывают взаимную озабоченность».

В качестве примера Науэрт привела КНДР, указав на то, что Вашингтону «нужно от России больше помощи» в том, что касается «вопроса денуклеаризации». То есть, мы, грубо говоря, должны любыми способами убедить как-то руководство Северной Кореи отказаться от своей ракетно-ядерной программы. И за это нам скажут спасибо.

Нынешние российско-американские отношения спикер Госдепа назвала сложными и запутанными. И напомнила, как госсекретарь Рекс Тиллерсон в прошлом году сказал, что они «находятся в самой низкой точке».

В то же время Науэрт считает определенно эффективным взаимодействие с Россией по Сирии, где Москве и Вашингтону удалось, как она выразилась, добиться успеха в «создании зоны безопасности на юго-западе страны, где режим прекращения огня сохраняется с июля прошлого года». Тем не менее, как было ею подчеркнуто, США продолжат оказывать давление на Россию, чтобы она поступала в Сирии «правильно».

Но что тогда имеется в виду, когда нас призывают «заново строить» отношения? Откуда такое желание у США появилось? А главное стоит ли верить в серьезность этих намерений со стороны самих американцев?

Потому на данный момент, как справедливо заметил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, «инициированная Вашингтоном антироссийская кампания приняла беспрецедентный размах» и, по сути, уже стала «притчей во языцех».

Странно, действительно… Американские «партнеры» придумывают всевозможные «страшилки» про Россию, чтобы пугать ими весь мир. Не церемонясь и не стесняясь, пакостят нам, где только могут. А теперь говорят о каких-то отношениях…

А какими они могут быть?

— Здесь следует обратить внимание на два момента, — комментирует заявление представителя Госдепартамента США ведущий научный сотрудник Института общественных наук ФГУ РАНХиГС, член научного и экспертного советов Российской ассоциации политической науки Сергей Беспалов. — Во-первых, можно говорить, наверное, о том, что эти заявления как бы отражают позиции и президента Трампа, и госсекретаря Тиллерсона, которые они более или менее последовательно занимали изначально. А Трампом высказывались неоднократно еще и в ходе своей избирательной кампании.

Действительно, эти два, вроде бы, ключевых представителя американской исполнительной власти всегда были настроены, по крайней мере, на конструктивные отношения с Россией. Более конструктивные и прагматичные, чем сейчас. В этом абсолютно никаких сомнений.

Более того, это не просто слова, это подтверждается и некоторыми действиями американской администрации. Достаточно вспомнить последнюю историю с так называемым «кремлевским списком», в который было включено все российское руководство, по сути дела.

Совершенно очевидно, что составив именно такой список, т.е., внеся туда всех высших чиновников и всех крупных российских предпринимателей, администрация Трампа, в общем, насколько могла, постаралась выхолостить антироссийские инициативы Конгресса, который обязывал ее что-то предпринимать. Немало и других примеров такого рода можно привести.

При этом мы должны понимать, что в США позиция президента или госсекретаря в отношении России, отнюдь не означает, что внешнеполитический курс будет формироваться в соответствии именно с этими пожеланиями. В особенности, при нынешнем раскладе политических сил.

Понятно, что Трамп и Тиллерсон стремятся к более здоровым и более прагматичным отношениям с нашей страной. Но они не в силах изменить тот, по сути, антироссийский консенсус, который в Вашингтоне сложился в последние годы. Более того, здесь сложно даже говорить о консолидированной позиции исполнительной власти в противостоянии с Конгрессом. Потому что многочисленные генералы из администрации Трампа, они совсем иначе относятся к России.

Хотя можно сказать, что и с их стороны отношение к России пусть и достаточно враждебное, но, по крайней мере, не идеологизированное, как со стороны конгрессменов, СМИ… и т. д.

Это первый момент.

«СП»: — А второй?

— Второй заключается в том, что когда Науэрт (в данном случае) сказала, что США стремятся «заново отстроить», стало понятно, что они справедливо исходят из того, что нынешние отношения совсем никудышные. Однако, говоря о том, что их нужно «отстроить заново», они совсем не имеют в виду, что эти отношения должны быть дружественными, тем более, равноправными.

 

По их понятиям, строить их можно только в соответствии с интересами Соединенных Штатов, как они это понимают. И если мы проследим, как госпожа Науэрт это комментирует, то мы увидим опять, по сути дела, всю ту же самую логику в соответствии с которой, в общем, и прежняя администрация Обамы часто высказывалась и пыталась действовать. И в работе нынешней администрации это прослеживается — построить заново отношения с Россией, это побудить Россию во всех спорных ситуациях ориентироваться на американские интересы.

То есть, в случае с Северной Кореей, где Россия итак прилагает вместе с Китаем оптимально возможные усилия для того, чтобы смягчить всю эту напряжённость, с одной строны. И побудить Северную Корею отказаться, по возможности, от эскалации своей ракетно-ядерной программы. С другой стороны, постараться смягчить давление на КНДР.

Ясно, что США, высказывая все это, стремятся, прежде всего, чтобы Москва продолжала давить на Пхеньян в их, американских интересах.

То же самое можно сказать и применительно к Сирии. Конечно, какой-то конструктив здесь можно найти, в частности — создание нескольких зон деэскалации, особенно на юго-западе страны, о чем она говорила. Но ведь и здесь США за счет этого стремятся упрочить свое совершенно незаконное, нелегитимное присутствие на территории САР. Поскольку, в сущности, это оккупационные силы здесь. Не слишком многочисленные, но уже достаточно серьезные воинские подразделения.

Не говоря о том, что американцы продолжают более-менее активно поддерживать не только, скажем, Сирийскую свободную армию, но и «Джебхат ан-Нусру"* («Фронт ан-Нусра», новое название), а также другие антиправительственные силы.

И в этом случае, обещая усиливать давление на Россию, в надежде на более «правильную», как было сказано, позицию, они все-таки рассчитывают на то, что Москва согласится с этими требованиями, согласится, что значительная части сирийской территории и после окончательного урегулирования конфликта будет находиться под контролем фактическим США и их союзников.

То есть, и здесь та же логика. И здесь американцы надеются, что Россия будет в большей степени действовать в их, американских интересах.

«СП»: — И только на их условиях, надо понимать?

— Естественно, на их условиях. Так что ничего удивительного в этих заявлениях Науэрт нет. Но все равно позитив есть какой-то. Это показывает, что администрация США не идет на поводу у антироссийского большинства Конгресса. Что никакой антироссийской истерии, по крайней мере, она не подвержена.

И пусть она стремится совсем не к равноправным, и не вполне, может быть, конструктивным, с нашей точки зрения, отношениям. Но когда они говорят, что понимают свои национальные интересы, это уже какое-то пространство для диалога.

Потому что они заявляют о своих интересах, мы — о своих интересах. В конечно итоге, можно торговаться.

А если встать на позицию, на которой сейчас стоит в подавляющем большинстве Конгресс — что Россия, это «исчадие Ада» и «воплощение зла на Земле» и ей нужно противодействовать во всех сферах, — то здесь просто никакого пространства для диалога не остается.

«СП»: — Наш Сергей Лавров сказал недавно, что «попытки США превратить Россию в ведомое государство обречены на провал», так же как и их бесплодные усилия по изоляции нашей страны на международной арене. Но американцы, как известно, не прислушиваются никогда к альтернативному мнению. А это коммуникативный тупик…

— Все-таки какие-то, наверное, примеры относительно успешных взаимодействий с США можно вспомнить. Те же зоны деэскалации в Сирии. Они были созданы, и, по большому счету, режим прекращения боевых действий в них соблюдается. Некоторое обострение происходит там в последние недели, но это связано с целым рядом причин. С турецкой активностью, в том числе. Но это отдельная большая тема…

То же самое в случае с КНДР. Пусть никогда Соединенные Штаты не признавали, что Россия и Китай сыграли здесь реально позитивную роль, но все-таки некоторое смягчение ситуации мы сегодня можем увидеть.

На самом деле, пройдет сколько-то лет, и мы наверняка узнаем о том, что еще в целом ряде сфер — пусть и локально — договорённости были достигнуты.

Но мы должны понимать, что американская администрация, хотя и не хочет идти на поводу у Конгресса и прессы, она все же не может и игнорировать эти настроения.

А также учитывать представления, которые сложились в США о том, что Россия (пусть не в военной сфере, но с точки зрения совокупной мощи своей) все-таки достаточно уязвима — экономически, прежде всего, — и в этом плане давление на нее может быть эффективным.

Эти представления, безусловно, серьезно укоренились. Их сам Трамп разделяет и представители его администрации. И здесь должно достаточно времени пройти и России следует гораздо более серьезных экономических успехов добиться, чтобы американцы полностью от этих представлений отказались.

Поэтому Лавров, конечно, прав, по большому счету, что политика тотального давления на Россию ни к чему не приведет.

Американцы, тем не менее, рассчитывают, что, оказывая это давление во многих критически важных сферах, они, пусть и не полного отступления РФ, но каких-то уступок, каких-то действий в своих интересах могут добиться.

Ведь, по сути дела, Москва хоть и заявляет, допустим, о том, что присутствие американцев на территории Сирии нелегитимно, но все равно мирилась со всем этим.

Другое дело, что активизация самих сирийских войск последнее время в районе Идлиба, свидетельствует о том, что какие-то попытки изменить эту ситуацию присутствуют. Но пока сложно сказать, насколько далеко все это зайдёт.

«СП»: — Так, как нам реагировать на приглашение представителя Госдепа?

— Прежде всего, мы должны гораздо более серьезных успехов добиться и показать, что мы не просто держимся под давлением этих санкций, но и развиваемся, и укрепляем свои позиции.

С другой стороны, нам стоит подождать, пока в США сойдет, если не на «нет», то уменьшится, истерика вокруг мифического «российского вмешательства» в их выборы. Мы видим, что сейчас, вопреки желанию большинства американских СМИ, там разгорается другой скандал, связанный с деятельностью спецслужб против Трампа, как в ходе избирательной кампании, так и в первый год его президентского срока. Что совершенно ненормально.

Ну, и серьезную роль, конечно, окажут результаты промежуточных выборов в Конгресс, которые состоятся в ноябре. Не факт, что республиканцы на них одержат победу, но, по крайне мере, позиции Трампа внутри собственной Республиканской партии по итогам этих выборов могут серьезно укрепиться. И не исключено, что тогда и в области внешней политики его администрация будет чувствовать себя чуть более свободно, и сможет позволить немножко больше, чем она позволяет себе сейчас.


* Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

 

 

Китай зовет Россию спасаться от нефтедолларовой удавки США

Пекин открывает торговлю «черным золотом» в юанях

http://svpressa.ru/economy/article/192658/

 

Китай все же решился открыть торговлю «черным золотом» за юани. Торги нефтяными фьючерсами в юанях на бирже в Шанхае стартуют 26 марта, и иностранные инвесторы впервые смогут получить доступ к сырьевому рынку страны. Об этом в пятницу, 9 февраля, объявила Китайская комиссия по регулирования рынка ценных бумаг (CSRC).

Напомним: свои планы Пекин озвучил еще в июле 2017 года. В декабре власти КНР назначили старт продаж долгосрочных контрактов на нефть в юанях на дни рождественских праздников на Западе. Потом передвинули старт на середину января, теперь — на март.

Тщательность подготовки объяснима: решение Китая аналитики объясняют давним стремлением страны вытеснить доллар США и сделать юань главной мировой валютой.

 

Первый шаг в этом направлении уже сделан: в 2016 году МВФ включил нацвалюту КНР в международную корзину расчетов, куда входят доллар США, евро, японская иена и фунт стерлингов. После этого мировые кредиторы признали «важный этап в интеграции китайской экономики в глобальную финансовую систему».

Если иностранные инвесторы примут новые фьючерсы и включат их в число основных ориентиров мирового рынка нефти, то Китай может рассчитывать на существенное возрастание роли юаня в мировой торговле и экономике. Так, директор экономического агентства High Frequency Economics Карл Вайнберг в интервью CNBC отметил, что цены на нефть в юанях будут использоваться во всем мире, если китайцам удастся заставить саудовцев принимать платежи в своей нацвалюте.

Надо понимать: в 2017-м Китай обогнал США и стал крупнейшим импортером нефти в мире — объем закупок составлял около 8,43 млн. баррелей в сутки на фоне высокого спроса и продолжающегося формирования стратегического резерва. И китайцам выгоднее покупать углеводороды в национальной валюте. Для них нефть, под влиянием валютного курса, то дорожает, то дешевеет. Тогда как с точки зрения США, рассчитывающихся за «черное золото» в долларах, проблемы колебания курса не существует.

Словом, игра для Пекина стоит свеч. Но все не так просто. Аналитики считают, что Шанхайская биржа торги нефтяными фьючерсами за юани точно запустит, но не факт, что инвесторы заинтересуются таким инструментом. Эксперты указывают на то, что правительство Китая контролирует курс юаня. Это значит, даже если международные трейдеры согласятся на проведение торгов и расчеты в юанях, считать мировую цену на нефть они продолжат в долларах.

Приводится и другой аргумент. Нефтяные фьючерсы — не первая инициатива Китая в создании биржевой площадки. Довольно давно КНР сформировала биржу для торговли золотом в юанях, но существенной популярностью она не пользуется. С идеей торговать нефтью за юани эта ситуация может повториться.

Как в реальности выглядят перспективы торговли нефтью за юани?

— У Китая есть определенный сильный козырь — он крупнейший импортер сырой нефти в мире, и мог бы претендовать на формирование ее цены в юанях, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Но на практике на этом пути возникает довольно много препятствий.

Начать с того, что нефть китайцы собираются покупать за юани. Но если речь идет о традиционных котировках, в рамках которых нефть торгуется за доллары, неизбежно возникнет вопрос — а будут ли китайцам нефть продавать?

Пекин, конечно, может прибегнуть к давлению как импортер. Но все понимают: нефтяной рынок, который сложился по ценовым параметрам вокруг доллара, вряд ли будет переключаться на юань даже в этом случае. Просто потому, что такое переключение способно спровоцировать потрясения, и они ничем хорошим, в том числе для Китая, не закончатся.

«СП»: — Почему же Пекин все равно хочет запустить торговлю своими нефтяными фьючерсами?

— В перспективе тенденция к регионализации рынков, особенно в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, будет только набирать силу. И к китайской инициативе следует относиться как к серьезному тесту: насколько к такой трансформации торговли нефтью готова мировая экономика?

 

Экономический центр тяжести в глобальном хозяйстве объективно перемещается в Большую Азию. И в связи с этим возникает немало вопросов, насколько нынешние эталонные сорта нефти, тот же Brent, адекватны для этого рынка.

На деле, Большая Азия ищет собственный маркерный сорт нефти, вокруг которого она могла бы выстраивать торговлю — на основе тех сортов нефти, которые продают в регион экспортеры. Но как это будет реализовано, и в какие сроки — вопрос до сих пор открытый.

Поэтому, я считаю, если площадку в Шанхае и запустят 26 мая — то только в качестве теста. И решающий вопрос, который определяет судьбу этой площадки, заключается в неопределенности курса юаня и доллара.

«СП»: — В чем суть этой интриги?

— Грубо говоря, ключевой вопрос заключается в том, какой валюте придется радикально слабеть: доллару или юаню? Пока власти обеих стран — денежные и политические — не готовы к резкому ослаблению своих национальных валют.

Для США это могло быть интересным с точки зрения дополнительного стимулирования экономики, но не слишком здорово для фондовых рынков, которые сегодня начинают проседать. Китаю тоже было бы неплохо опустить юань, но тогда возникнет эффект домино: обострение долговых проблем, рост оттока капитала. Справиться с этими процессами Пекину будет очень непросто.

Именно эта валютная неопределенность, я считаю, будет сдерживать тех, кто готов был бы продавать нефть за юани.

— Китай на мировом рынке нефти на равных конкурирует с Америкой, — отмечает заместитель Директора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский. — Но главный вопрос в том, найдутся ли страны, готовые нефть за юани продавать.

Лидирующие позиции по поставкам в Китай «черного золота» сегодня занимают Россия, Ангола и Объединенные Арабские Эмираты. Если эти три страны готовы согласятся на такие поставки, с торгами фьючерсами на Шанхайской бирже все получится. Если нет — торги еще раз отложат.

«СП»: — Каковы шансы, что эта «тройка» стран сыграет Пекину на руку?

— Ангола, я считаю, торговать нефтью за юани точно будет. Но на счет ОАЭ и России уверенности гораздо меньше.

В России, к примеру, бизнес — в том числе крупнейшие нефтедобывающие компании — по-прежнему ориентирован на Запад, а не на Восток. Хотя по большому счету, исходя из внешнеполитической ситуации, нам было бы правильно поддержать Китай.

В конце января военный атташе Китая в России генерал-майор Куй Яньвэй призвал Москву совместно противостоять давлению со стороны Вашингтона. Яньвэй напомнил, что Китай и Россия рассматриваются как угрозы для США в новой стратегии Пентагона.

По сути, военный атташе Китая предложил России стратегический военный союз. В этой ситуации, если бы Россия готова была пойти на такой шаг, было бы логично согласиться торговать нефтью за юани.

«СП»: — Если бы Россия согласилась, это помогло бы раскрутить китайские нефтяные фьючерсы?

— Думаю, в этом случае список продавцов нефти за юани действительно бы расширился. Мало того. Сегодня не вполне ясно, каковы реальные потребности Поднебесной в нефти. У страны имеется сейчас огромные запасы «черного золота», и вполне может статься, что, наладив торговлю за юани, Пекин сможет отказаться от поставок нефти в долларах.

Между тем, проблема сбыта нефти сейчас стоит довольно остро, например, для стран ОПЕК. Повторюсь, страны Африки, где позиции Китая сильны — Ангола, Габон, Нигерия — вообще без колебаний согласятся продавать нефть за юани. А чтобы добиться согласия остальных, Пекин, я считаю, будет подключать политические рычаги.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
11 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.