Жорес Алфёров: Развал СССР был величайшей трагедией для мировой цивилизации

Картинки по запросу жорес алферов ссср картинки

 

 

 

Жорес Алфёров: Развал СССР был величайшей трагедией для мировой цивилизации

Жорес Алфёров: Развал СССР был величайшей трагедией для мировой цивилизации

Последовавшие вслед за развалом Советского Союза так называемые «рыночные реформы» уничтожили научно-техническую державу, а «реформы» РАН, проводившиеся в последние годы, нанесли мощный удар по ее самому передовому отряду российской науки, утверждает Нобелевский лауреат, академик РАН и член фракции КПРФ в Государственной думе Жорес Алферов. Свое видение он изложил в интервью «Парламентской газете».

– На днях ВЦИОМ опубликовал результаты исследования, согласно которому 48 процентов россиян считают, что мировая наука сейчас находится на подъеме. При этом 37 процентов граждан полагают, что российская наука немного отстает от мировой, а 15 процентов уверены, что отставание значительное. Правы ли, с Вашей точки зрения, граждане?

– Сказать, что у российской науки вообще нет достижений за последнее время, нельзя. Положительную роль играет в том числе и международное научное сотрудничество. Например, сегодня в области астрофизики общепризнаны достижения академика Рашида Сюняева, который является одним из директоров Института астрофизики Общества Макса Планка в Мюнхене, но работает и на родине. Безусловно, у нас имеются серьезные достижения в области физиологии и медицины.

– Жорес Иванович, что надо предпринимать для того, чтобы молодежи было действительно интересно идти в науку?

– Для этого молодые должны знать, что это будет приносить им хорошую зарплату. Не устаю повторять: наука должна быть востребована экономикой и обществом. Агитацию за науку надо четко формулировать, что ее достижения продолжают определять развитие человеческой цивилизации. Это нужно доносить до молодежи, но она должна чувствовать, что будет заниматься научными исследованиями не на голом энтузиазме. Когда после Великой Отечественной войны очень многие из моих сверстников шли в науку, это было не просто «ах, как это интересно!». Мы знали, что будем хорошо зарабатывать и займем видное положение в обществе.

Огромную роль в развитии человеческой цивилизации в целом, а науки и научно-технических исследований в частности, играло соревнование СССР и США. К сожалению, реформы 90-х нанесли огромный удар по экономике страны. Мы уничтожили научно-техническую державу, об этом не надо забывать. Думаю, что у нас еще до сих пор не отдают себе отчета, какой величайшей трагедией для мировой цивилизации был развал Советского Союза.

Напомню о статье Альберта Эйнштейна «Почему социализм?». Немногие знают, что великий ученый обратился к анализу экономического положения и в мае 1949-го написал великолепный текст всего на семь страниц, в котором дал анализ экономического развития. Он показал, что основная черта капиталистического общества – это отъем собственности друг у друга. Именно этим сейчас очень много занимаются, причем речь не просто о каком-нибудь грабительстве, а об отъеме собственности по закону.

Капиталистическое общество построено на том, что вы друг у друга отнимаете собственность совершенно по закону, оно обязательно порождает олигархов, а также систему, в которой главным становится знание «как стать первым и хапнуть побольше». Эйнштейн противопоставляет этому социалистическое и плановое хозяйство, подчеркивая, что и в этом случае может быть такое закрепощение личности, когда о свободе можно будет только мечтать. Сейчас возрождение социалистической экономики – бесконечно сложная задача.

– Есть карикатура с изображением подростка 60-х, мечтающим об аппарате, который позволял бы ему получать все данные о знаниях человечества в ту же секунду. А напротив – наш современник, который уткнулся в мобильник и играет на нем в шарики.

– Теперь возможность есть, и это прекрасно. Мы думали об этом уже тогда, когда занимались развитием электроники, материальной основой которой стали кремниевые чипы и наши гетероструктуры. Но не догадывались, какое это приобретет значение, не думали что будет «хороший» и «плохой» Интернет, что появится огромная масса информации, которая будет замусоривать головы и сбивать с толку. Получается, что в итоге наши разработки приводят не только к положительным результатам. Когда еду в поезде, наблюдаю, чем занимаются другие пассажиры. Все сидят в смартфонах, причем явно не книжки с их помощью просматривают! Я не знаю, как из этого положения выходить. Мы теряем молодежь, наши внуки перестают быть грамотными, они не читают книг.

И дело не только в малом количестве научно-популярных телепрограммах, которые на Западе действительно делают лучше. Сейчас в США и ЕС, где с популяризацией науки дела обстоят неплохо, финансовые операции все равно привлекают молодежь гораздо больше, и это обязательно отрицательно скажется в ближайшем будущем.

– Как Вы оцениваете результаты реформы Российской академии наук?

– То, что произошло в последние годы – это не реформа, которая, кстати, была необходима, а большая ошибка. Мы нанесли мощный удар по собственной науке, прежде всего по самому передовому отряду – РАН. После того, как мы угробили высокотехнологичные отрасли промышленности, очень многие вузы, у которых были хоздоговоры с предприятиями, потеряли возможность вести научные исследования. При этом удалось сохранить академию, но число ее членов неоправданно увеличивалось, а международный авторитет снижался. РАН объединили с академиями сельскохозяйственных и медицинских наук.

Последним ударом стало появление Федерального агентства научных организаций. Не знаю, кому в голову пришла идея, что ученые могут заниматься наукой, не имея материальной базы! Нужно развивать науку в вузах, но это должно идти вместе с Академией наук, с использованием ее достижений. Думаю, что сегодня политическое руководство страны начинает осознавать роль науки, но восстанавливать и возрождать всегда сложнее.

– Сейчас часто можно слышать мнение: а зачем мы вообще кого-то учим, если мозги и так утекают на Запад.

– Научная деятельность и ее результаты всегда интернациональны. Не нужно биться за то, чтобы в Россию возвращались наши ученые, которые уже уехали за рубеж. Если они там занимают хорошее положение, то могут приехать к нам за хороший грант, получить приличные деньги и уехать снова, потому что у них там связи и так далее. А те, кто там ничего не достигли, они и нам не нужны. 

И все же когда ученый делает научные исследования дома, то здесь они быстрее найдут практическое применение. Когда Леонард Эйлер работал у нас, то многие результаты, полученные им, использовали сразу же. Когда Абрам Федорович Иоффе создал Физико-технический институт и физико-механический факультет в Политехническом институте, то результаты, полученные у нас в Физтехе, находили применение прежде всего в СССР. Нужно понимать, что научно-технический прогресс – это развитие страны. Поэтому наука действительно интернациональна, а вот ее достижения часто носят национальный характер.

У западных ученых было гораздо больше Нобелевских премий по физике и химии, но все, что получены нашими, принадлежат сотрудникам трех институтов – ФИАНа и Института физпроблем в Москве, Физтеха в Санкт–Петербурге. Все они представляли научные школы мирового значения. И одна из основных задач сегодня заключается в том, чтобы мы создавали аналогичные центры. Это очень непросто, но только когда мы будем иметь исследовательские центры мирового уровня, можно будет говорить о возрождении науки в России.

 

 
 
 
Источник: www.rline.tv

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
1 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.