«Сделано не в России»: Правительство провалило очередной проект. Павел Грудинин о системных ошибках и дефектах кабинета Медведева. Итоги внешнеполитической деятельности Путина с момента прихода к власти

«Сделано не в России»: Правительство провалило очередной проект

«Сделано не в России»: Правительство провалило очередной проект

Павел Грудинин о системных ошибках и дефектах кабинета Медведева

http://svpressa.ru/economy/article/191138/

Денис Мантуров, глава Минпромторга, на январской встрече с президентом РФ Владимиром Путинымсообщил, что в 2016—2017 годах в России было запущено 350 конкурентоспособных производств. «…Наибольший рост зафиксирован в трех отраслях, куда в последние несколько лет государство вкладывало средства: автопроме, сельскохозяйственном и транспортном машиностроении, — говорится в пресс-релизе министерства. — Рост от 10 до 15% наблюдается также в станкостроении, тяжелом и энергетическом машиностроении. В авиационной промышленности, химическом комплексе, лесоперерабатывающей промышленности и легкой промышленности рост составил от 4 до 8%».

Что касается ближайших планов, то, по словам министра, в 2018—2019 годах будут завершены еще 780 производственных проектов. С одной стороны — цифры неплохие, но с другой — увеличение валового продукта РФ отстает от мирового роста ВВП. То, чем сейчас гордится Мантуров, в других странах не является чем-то особенным. То есть речь идет об обычном среднем и малом бизнесе, а также о прямых иностранных инвестициях.

Отметим, что сегодняшняя система стимулирования импортозамещения, которое, по идее, должно стать драйвером «русского экономического чуда», во многом опирается на федерально-региональное финансирование, а не на инициативу бизнеса. Значит, должны быть четкие взаимосвязанные планы, что-то вроде советских пятилеток, когда инновационные заводы вводились в строй в рамках комплексных программ.

В реальности, в 2017 году мы наблюдали старты производств носочно-чулочной продукции, напольной плитки, фанеры, клееного бруса, сантехники, стальных дверей, садовых и хозяйственных товаров из пластика и тому подобное, что составляет до половины всех реализуемых проектов. Еще примерно четверть — это совместные «детища» с иностранцами, например, завод по выпуску сельхозоборудования в кооперации с немецкими фирмами Big Dutchman и Schickling, или изготовление источников бесперебойного питания компании вместе с французами из Legrand.

Приветствуя подобные проекты, тем не менее, задаешься вопросом, какое это имеет отношение к импортозамещению? Ведь оборудование, установленное на указанных предприятиях, импортное. Сырье, а также комплектующие, наверняка, придется везти из-за бугра.

Конечно, замечательно, что указанные проекты создают новые рабочие места, однако, страна нуждается в самодостаточных инновационных корпорациях с минимальной зависимостью от западных и азиатских партнеров. Прежде всего, России нужны дубликаты таких американских и японских компаний, как Cree, Microsemi, Integra, Sumitomo Electric, Fujitsu, Gooch & Housego и Schneider Electric для отечественного производства сверхвысокочастотной и импульсной электроники, оптических кабелей, лазеров, чип-резисторов и коммутаторов.

В статье «Промышленная Россия 4.0: Перед лицом краха» «СП» уже поднимала вопросы критической зависимости нашего будущего от развития национальной технологической базы, в том числе индустрии отечественной микромеханики и наноэлектронники.

Видимо, публикация задела за живое РОСНАНО, которая отправила в редакцию письмо, где было сказано: «Автор статьи, в силу незнания (или каких-то иных причин), допустил в своем материале ряд высказываний, которые не соответствуют действительности. В России есть не только производство собственных чипов, но и производство оборудования для их изготовления. Так, несколько лет назад в Москве, на территории Технополиса „Москва“ при участии РОСНАНО, запущена линия по производству одного из наиболее наукоемких компонентов оборудования MAPPER (разрабатывает литографические машины нового поколения) — элементов электронной оптики на основе МЭМС (микроэлектромеханических систем)».

Что интересно: в письме приводится ссылка на компанию MAPPER, перейдя по которой можно прочитать, что ООО «Маппер» является дочерним предприятием голландской компании Mapper Lithography B.V. Видимо, Чубайс считает, что статус резидента Технополиса «Москва» делает нидерландскую «дочку» российской компанией. Впрочем, другого ожидать от высокооплачиваемых менеджеров не приходится. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно на фоне нешуточных угроз коллективного Запада.

Сегодня в России надо поставить на ноги около 80 компаний, аналогичных Caterpillar Inc (спецтехника), Honeywell Intrnational Inc (промавтоматика), Oracle (серверное оборудование), Kingston Technology («память» для компьютеров), и так далее.

Но если посмотреть, как функционирует, например, Фонд развития промышленности, то вместо системного подхода, характерного для масштабных советских проектов, можно увидеть неторопливую и хаотичную реализацию проектов.

По факту, Минпромторг запрашивает у предприятий, что те в рамках импортозамещения могут сделать и сколько для этого нужно денег. Потом идет согласование позиций, причем без особой спешки. Оно и понятно, почему. Нет разработчиков, нет инженеров, нет квалифицированных рабочих, нет талантливых и, главное, болеющих за свое дело управленцев типа легендарного плановика Алексей Косыгина. При этом Кремль придерживается тактики: мол, эти хоть что-то делают, не факт, что другие смогут.

— Для того, чтобы организовать любое импортозамещение, нужно быть конкурентоспособными. Надо производить конкурентоспособную продукцию. Но мы неконкурентоспособны, — говорит кандидат в президенты РФ Павел Грудинин — У нас, к сожалению, очень высоки налоги, большие тарифы, особенно для производителей — это солярка, цена на газ, электричество, это еще и «Платон», различные сборы. Это огромное количество всяких составляющих себестоимость, которых у наших конкурентов, которые, неважно где они находятся — в Беларуси, в Китае, в Европе — их просто не существует. Велико давление на бизнес. Все это отражается на всей стоимости продукции, а у населения, к сожалению, денег мало, в итоге люди начинают покупать не натуральные продукты, а всякие суррогаты.

Вы можете производить молочные продукцию, например, молоко, кефир. Но если они натуральные, то не выдерживают конкуренции с дешевым пальмовым маслом или с продуктами из пальмового масла. Поэтому мы - не импортозамещаемся. «Импортозамещение» происходит следующим образом: берутся некачественные импортные продукты, которые выигрывают у нас конкуренцию.

«СП»: — Примерно четверть реализованных в прошлом году проектов — это совместные «детища» с иностранцами.

— У иностранцев есть технологии, которых у нас почти нет. У нас наука не финансируется, новые технологии мы не производим. Соответственно, новые технологии мы берем с Запада. Понимаете, у иностранных компаний другая система финансирования. Инвестирование при ставке 8−10% годовых, как у нас, просто невозможно.

У нас проектное финансирование, которое объявляло правительство, оно буксует, его нет. Ставки такие, что невозможно инвестировать в производство, поэтому на наш рынок приходят иностранные компании с иностранным капиталом. Они берут у себя кредиты под 1,5% годовых, завозят свои технологи и — душат наше производство.

Мы все отдали иностранцам. Если разобраться, вся наша сетевая торговля — это иностранцы. Это офшорные компании, глобальные мировые компании типа «Метро», «Ашан» и других. Это можно объяснить только отсутствием приоритетов у правительства. Должна быть протекционистская политика в отношении российского бизнеса. А у нас удушение отечественного бизнеса, судя по всему, — главная задача правительства Российской Федерации. Поэтому мы имеем иностранные компании, которые захватывают наш рынок.

«СП»: — А каковы, кроме названных вами, другие просчеты правительства в развитии реального сектора экономики?

— Во-первых, это отсутствие инвестиций в российское производство. Во-вторых, это отсутствие поддержки отечественной науки, техники, засилье западных технологий. Именно правительство должно стимулировать развитие наших технологий, давать им «зеленый свет», поддерживать. Все свободные средства, которые есть у предпринимателей, у производителей, изымаются путем повышения тарифов, налогов, сборов. Вот эти ошибки правительства и привели к тому, что никто не хочет инвестировать в отечественное производство.

Пока у нас все разговоры о структурных изменениях в экономике только разговорами и остаются.

Третий год слышу, что есть какие-то пути выхода из кризиса, но пока никто в правительстве их так и не показал. Это проблема и ее нельзя замалчивать, ее нужно решать.

 

 

Итоги внешнеполитической деятельности Путина с момента прихода к власти

 https://narzur.ru/itogi-vneshnepoliticheskojj-dejatelnosti-putina-s-mome...

Автор Михаил Владимирович Александров — доктор политических наук, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО.

У нас в России сложилось мнение, что за время правления нынешнего президента внешнеполитические позиции России существенно укрепились. И это произошло благодаря искусной внешней политике Путина. Поэтому я решил дать краткий обзор результатов внешней политики за время правления Путина, чтобы ни у кого не было иллюзий. Впрочем, выводы пусть каждый делает сам.


ПОДДЕРЖКА АМЕРИКАНСКОГО ВТОРЖЕНИЯ В АФГАНИСТАН

Итог: США продолжают присутствовать в Афганистане на законном основании, не неся существенных потерь. Создали там марионеточный режим. Открыли дорогу наркоторговле на постсоветском пространстве. Создали там плацдарм для боевиков ИГИЛ, которые скоро начнут рейды на территорию государств ОДКБ.

Что можно было сделать: Занять нейтральную позицию, американцам физически в операции не помогать, резолюцию в ООН не поддерживать, со временем установить связи с движением Талибан, устроить американцам «Афган 2.0».


ПОДДЕРЖКА ПЕРЕВОРОТА СААКАШВИЛИ В ГРУЗИИ И СДАЧА АДЖАРИИ

Итог: Грузия стала полностью проамериканской (за исключением Абхазии и Южной Осетии). Там возникло американское военное присутствие, а российские базы из Батуми и Ахалкалаки были изгнаны, разорван логистический коридор с нашим союзником Арменией. Наоборот, возник логистический коридор Турция-Грузия-Азербайджан, который может быть использован для переброски войск НАТО к Каспию.

Что можно было сделать: осудить незаконный переворот Саакашвили, с опопрой на наши военные базы поддержать лидера Аджарии Абашидзе и джавахских армян. В этом случае наши военные базы в Грузии остались бы, военного присутствия США в Грузии не было бы и коридора от Турции к Каспию тоже. Не было бы и войны 2008 года, не погибли бы наши миротворцы, не был бы разрушен Цхинвал.


ОСУЖДЕНИЕ ВТОРЖЕНИЯ США В ИРАК

Итог: правильное решение, которое усилило моральный авторитет России в мире. Это также позволило создать тактический союз с Францией и Германией. Однако, лидеров двух стран Шредера и Ширака быстренько отстранили от власти и тандем распался. Франция и Германия вернулась к оппозиции России. США все равно победили в Ираке, установили там марионеточный режим и продолжают оказывать существенное влияние на позицию Багдада.


ВСТУПЛЕНИЕ ПРИБАЛТИКИ В НАТО

Итог: В странах Прибалтики развернуты войска НАТО, Калининградская область в окружении, русское население Прибалтики превращено в изгоев, не имеющих гражданских и политических прав, подвергающихся экономической дискриминации.

Что можно было сделать: Предотвратить вступление стран Прибалтики было в НАТО уже нельзя, но можно было существенно осложнить жизнь прибалтам и их западным покровителям, заставив Евросоюз платить гораздо большие деньги на содержание своих сателлитов. Для этого против стран Прибалтики следовало ввести жесткие экономические санкции еще в 2004 году, на основании того, что в Прибалтике нарушаются права русского меньшинства. Такие санкции и то не полные были введены только в 2014 году в ответ на санкции Евросоюза и они уже привели к заметным негативным последствиям для Прибалтики. А если бы они были введены 10 лет до этого? К нынешнему моменту Эстония, Латвия и Литва уже находились бы в ситуации близкой к экономическому коллапсу.


СОЗДАНИЕ ШОС

Итог: мы являемся участником политического объединения, в который входят ведущие государства Евразии. К сожалению, деятельность ШОС носит в основном виртуальный характер, который, конечно, тоже важен для игры против Запада. Но на одном виртуале далеко не уедешь. К тому же, ШОС в угоду Западу затянул с принятием в свой состав Ирана, что является ошибкой.


СОЗДАНИЕ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА

Итог: Мы имеем действующий региональный экономический блок в составе 5 стран, что не плохо. Но в этом блоке нет важной страны — Украины.


ПРОВАЛ НА УКРАИНЕ

Итог: Принципиальный отказ Кремля от создания, культивации и поддержки самостоятельных пророссийских сил на Украине и надежда на партнерские отношения с украинской олигархией привели к стратегическому поражению в украинском вопросе. (Опасные параллели сейчас наблюдаются в политике Кремля по отношению к Белоруссии, независимые пророссийские силы там не имеют никакой поддержки официальной Москвы). Украина ушла в сферу влияния Запада. Пытаясь спасти ситуацию от тотального стратегического коллапса, Путин поддержал присоединение Крыма и восстание на Донбассе. Крым наш и это хорошо.

Однако последующие действия Путина отличались непоследовательностью и нерешительностью. Испугавшись западных санкций, он заморозил ситуацию на Донбассе. Пошел на Минские соглашения, которые оказались западной обманкой, направленной на то, чтобы не допустить дальнейшего развала Украины. В итог мы имеем огрызок Донбасса в составе урезанных бывших Донецкой и Луганской областей, где идет непрекращающаяся война и который прозападные круги в Москве постоянно предлагают отдать назад Киеву. То есть стратегическая ситуация вокруг РФ намного хуже, чем она могла бы быть.

Что можно было сделать: Оказание всесторонней военной помощи ДНР и ЛНР в деле разгрома украинских ВС и наступления вглубь украинской территории для освобождения всего юго-востока Украины и реализации проекта Новороссия. Это привело бы к значительным санкциям со стороны Запада, но существенно улучшило бы стратегическое положение России. Мы бы санкции пережили, но Россия стала бы намного сильнее. Однако желание торговать с Западом оказалось сильнее желания воссоединить разделенную русскую нацию (если оно вообще было).


ОТКАЗ ОТ СМЕЩЕНИЯ РЕЖИМА СААКАШВИЛИ ПО ИТОГАМ ВОЙНЫ 2008 ГОДА

Итог: российские войска хорошо справились с задачей по отражению грузинской агрессии и разгрому грузинских вооруженных сил. Но было принято решение не продолжать наступление, не арестовывать Саакашвили и не предавать его суду. Грузия осталась в сфере влияния Запада, хотя была признана независимость Абхазии и Южной Осетии, что несколько улучшило наши стратегические позиции в регионе. Но они могли бы улучшится на порядок, если бы Кремль (Путин? Медведев?) не отказались от дальнейшего наступления.

Что можно было сделать: продолжить наступление, свергнуть режим Саакашвили, создать временную администрацию из пророссийских Грузин, осуществить федерализацию Грузии, вернуть в Аджарию Абашидзе, вернуть наши военные базы в Батуми и Ахалкалаки, восстановить логистический коридор с нашим союзником Арменией, создать торговый коридор север-юг с выходом в Персидский залив через территорию Армении и Грузии.


ПОДДЕРЖКА САНКЦИЙ ПРОТИВ СЕВЕРНОЙ КОРЕИ

Итог: Северная Корея, несмотря на санкции, создала ракетно-ядерные силы, способные достать до территории США. Это произошло благодаря воле и упорству руководства КНДР. Однако благодаря санкциям, экономическое положение этого дружественного нам государства существенно подорвано. Это не только затрудняет наше экономическое сотрудничество, которое могло бы и дальше развиваться, но и не дает КНДР возможности противостоять США в различных точках мира, как они это делали раньше. А это в условиях американского давления на Россию было бы для нас очень кстати. Никаких внешнеполитических дивидендов от поддержки американских санкций против КНДР мы не получили.

Что можно было сделать: не голосовать в ООН за американские санкции, накладывать на них вето, увязывать принятие санкций против КНДР с принятием санкций против киевского режима, нарушающего резолюцию СБ ООН по Минским соглашениям.


ОПЕРАЦИЯ В СИРИИ

Итог: Российские вооруженные силы совместно с Сирийской арабской армией и иранскими добровольцами разгромили основные силы ИГИЛ и части прозападных оппозиционных группировок. Значительная часть Сирии освобождена от террористов. Мы получили две военные базы в Средиземноморье, удалось создать тактический союз с Турцией, что значительно улучшило наши стратегические позиции на южном фланге НАТО.

Однако наше положение в Сирии продолжает оставаться неустойчивым. Американцы не собираются уходить из подконтрольных им районов Сирии, продолжают поддерживать прозападных террористов, война будет затягиваться. Проявление Москвой нерешительности и колебаний, как это было на Донбассе, может привести к потере всех достижений, которых мы добились в Сирии к настоящему моменту.


СТАВКА НА ДРУЖБУ С ТРАМПОМ

Итог: отношения между Россией и США такие же, как в последние годы Обамы, а может быть даже и хуже. Однако Трамп проводит более напористую и силовую внешнюю политику, увеличил оборонные расходы, проводит форсированную модернизацию американских ВС, чего Обама не делал. Но в кремле продолжают питать надежды на улучшение отношений с Трампом, несмотря на объективные свидетельства того, что это уловка.

Что можно было сделать: воспользоваться кризисом в Вашингтоне для решительных шагов во внешней политике, например, для полного освобождения Донецкой и Луганской областей. Жестко отвечать на недружественные шаги и санкции США, а не ограничиваться вербальными заявлениями протеста.

Прочитав все это, каждый может сам посчитать, кому внешняя политика Путина принесла больше пользы — России или США.

Михаил Александров

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
2 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.