"Россия «процветает», опустившись до уровня Индии и Таджикистана" Павел Грудинин о том, как государство душит производителей, а работающие россияне стали нищими. Современный народ России

Россия "процветает", опустившись до уровня Индии и Таджикистана

 

 

 

Россия «процветает», опустившись до уровня Индии и Таджикистана

Павел Грудинин о том, как государство душит производителей, а работающие россияне стали нищими

http://svpressa.ru/economy/article/192281/

Россия заняла 101-е место в британском рейтинге Индекс процветания стран мира Института Legatum (The Legatum Prosperity Index). Таким образом, за 2017-й год наша страна опустилась вниз на четыре позиции, и теперь находится между Индией и Таджикистаном.

Что характерно, лидируют в рейтинге вовсе не США (18-е место), а Норвегия, Новая Зеландия, Финляндия, Швейцария и Швеция.

На этот комбинированный показатель, который измеряет достижения стран мира с точки зрения их благополучия, и вычисляется на основе статистики ООН, ВБ, ОЭСР, ВТО, Gallup, Economist Intelligence Unit, IDC, Pyramid Research, России можно было бы вообще не обращать внимания. Но напрягает, что при нынешней ситуации в экономике РФ наше дальнейшее сползание в рейтинге благополучия неизбежно. Например, к позициям, которые сейчас занимают Украина (112-е место), Буркина-Фасо (113-е) или Уганда (115-е).

На последний вывод наталкивает свежий макроэкономический обзор РАНХиГС и Института Гайдара, обнародованный 5 февраля. Его авторы уверяют, что ВВП России не сможет расти быстрее 1,5−2% в год при существующих структурных ограничениях.

Всего аналитики выделают пять проблем, тормозящих развитие нашей страны. Вот они:

Эффект дешевого труда исчерпан. Из-за ослабления рубля и высокой инфляции в предыдущие годы доля зарплат в ВВП снизилась, однако сейчас ситуация пришла в норму. Таким образом, компании больше не могут экономить на труде, а себестоимость продукции снова растет.

Компании не инвестируют. По данным Росстата, за январь-сентябрь (более свежих данных нет) инвестиции выросли на 4,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Но в РАНХиГС отмечают, что компании вновь перешли к накоплению на банковских депозитах тех средств, что могли бы пойти на инвестиции.

Высокий уровень неопределенности. Загадкой остается экономическая политика правительства после выборов президента РФ и ее последствия для делового климата. Еще один фактор неопределенности — риск новых санкций со стороны США.

Усиление конкуренции на сырьевых рынках. Это обстоятельство мешает России наращивать экспорт углеводородов даже при росте цен на сырье (в январе нефть Urals стоила $ 68,5, а в прошлом январе — $ 53,2, сообщал Минфин).

Аграрный сектор больше не драйвер роста. «Аграрный сектор экономики и переработка продуктов питания стали заметным фактором экономического роста в 2014—2017 годах сначала как реакция на введение продуктового эмбарго со стороны РФ, а потом в результате благоприятных климатических условий и рекордных урожаев, завершения ряда крупных инвестиционных проектов в аграрном секторе, начатых еще до 2014 года», говорится в докладе. Но из-за кризиса количество новых проектов снизилось и без новых технологий рост урожайности замедляется.

Рецепт преодоления проблем, впрочем, дается вполне либеральный: бюджетный маневр Алексея Кудрина (снижение расходов на оборону и правоохранительные органы, рост на медицину и образование), плюс масштабное разгосударствление экономики, плюс либерализация регулирования внешнеэкономической деятельности.

Почему в реальности буксует российская экономика, как ограничительные факторы преодолеть?

— Авторы доклада считают, что можно и должно использовать почти бесплатную рабочую силу, чтобы развивать так называемую экономику, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. —  Этот посыл, на мой взгляд, выглядит неприлично и даже бессовестно. С другой стороны, чего ждать от экономистов, представляющих «пятую колонну»?! Они озвучивают то, что им говорят хозяева из-за океана — только и всего.

Что касается сокращения инвестиций, они падали практически все годы существования новейшей России — почти четверть века. Все это время происходило разрушение основных фондов промышленности, которые были созданы в советский период. Замечу, что Росстат, равно как РАНХиГС и Институт Гайдара, под инвестициями понимает совсем не капиталовложения в создание основных фондов. Инвестиции для наших либеральных экономистов — это те же финансовые спекуляции, вложения в бумаги, циркулирующие на фондовом рынке. Я бы на их месте про инвестиции вообще бы ничего не говорил.

«СП»: — Авторы доклада считают, что для экономики РФ сохраняется высокий уровень неопределенности. С этим можно согласиться?

— А откуда взяться определенности, если наше правительство в плане экономической политики практически ничем не управляет? Кабмин, я считаю, плывет по воле волн — отсюда и неопределенность.

Плюс, российскую экономику регулярно захлестывают штормы с мировых товарных и финансовых рынков. Происходит это потому, что еще с середины нулевых в РФ произведена полная либерализация внешнеэкономических связей — как в части внешней торговли, особенно после вступления России в ВТО, так и в части валютного режима. Благодаря этому, образно говоря, все двери и окна в нашем общем доме распахнуты настежь, и из него вынесено все, что можно.

А вот с каким пунктом доклада я категорически не согласен — с якобы усилением конкуренции на рынке углеводородов, которая якобы создает нам проблемы. Лично я никакой избыточной конкуренции не вижу: рынок углеводородов поделен, и действует соглашение ОПЕК+, которое помогает поддерживать высокие цены на «черное золото».

Поражает и вывод, что аграрный сектор больше не драйвер роста. На мой взгляд, это симптом болезни нашей экономики, но никак не причина ее бедственного состояния.

«СП»: — Можно ли выйти преодолеть стагнацию по рецепту доклада?

— Думаю, нет. Масштабное разгосударствление экономики в России будет означать передачу ее под контроль Запада, со всеми вытекающими последствиями. Выставить на продажу предлагается наиболее прибыльные наши активы, и добром такая сделка не закончится. Те, кто такие рецепты предлагает, я считаю, работают не на Россию, а против России.

Такое положение дел порождает вопрос: почему подобные подрывные рецепты вообще предлагаются и всерьез обсуждаются? На мой взгляд, это свидетельствует о разрушении нашего государства. Похожие процессы, замечу, происходят в Америке, и со стороны они видны более отчетливо. Как мы видим, президент США Дональд Трамп мало чем управляет, поскольку в Штатах имеется так называемое глубинное государство, которое сейчас и взяло бразды правления в свои руки.

В России, я считаю, есть свое глубинное государство — именно оно определяет финансовую политику. С этой точки зрения, РАНХиГС и Институт Гайдара — лишь видимые части этого огромного айсберга. Надеюсь, после выборов Кремль поставит глубинное государство на место. Но уже сейчас можно сказать: эта задача — не из легких.

О том, что происходит в экономике страны мы попросили рассказать руководителя ЗАО «Совхоз имени Ленина» Павла Грудинина. Ведь даже процветающие хозяйства уже видят мало перспектив для развития.

«СП»: — Опубликован очередной рейтинг уровня жизни различных стран. Россия занимает в нем 101 место между Индией и Таджикистаном. Экономисты заявляют, что ВВП России пока не способен расти быстрее 1,5−2%. До каких пределов еще будет падать наша экономика и что может ее спасти?

— Положение в стране действительно сложное: четвертый год идет падение производства. Мы пробили так называемое дно, продолжая падать. Этот процесс, без давно назревших структурных реформ, продолжится. К сожалению, нынешняя власть не видит, «не подозревает» об экономическом кризисе. «Все нормально». А страна между тем ходит по кругу: стагнация — рецессия, рецессия — стагнация. Закрываются предприятия, исчезают фермерские хозяйства. В какой стране возможно, чтобы рекордный урожай зерновых стал причиной обнищания фермеров? Я недавно побывал на Кировском заводе, что в Санкт-Петербурге. Производство несколько месяцев не получает заказы. Потому что бессмысленно производить тракторы, когда сельхозработники некредитоспособны. При этом государство отечественного производителя душит тарифами, налогами, сборами.

Промышленность России падает темпами, которых не наблюдалось последние лет восемь, а банковская сфера при этом процветает, получая огромные прибыли. В какой стране, при какой власти такое возможно, как и возможно то, что мы — единственные в мире, где за чертой бедности оказались работающие граждане.

Не будет расти ВВП России при таких масштабах коррупции, при тех экономических законах, которые принимались. А ведь мы можем достичь роста ВВП не на 1,5−2 процента годовых, а на 6−7 процентов, как, предположим в Китае.

Да и сектор экономики АПК не рос, хотя власть иного мнения. Были и есть приписки, стремление желаемое выдавать за действительность. Господдержка производителей, всей экономики должна быть в интересах россиян, а не кучки, как ее понимает власть, «социально ответственных бизнесменов». Назрела смена либеральной экономической стратегии, необходимо восстановление экономического суверенитета России. Индустриализация и модернизация экономики страны невозможна без развития науки, новых технологий.

 

СОВРЕМЕННЫЙ НАРОД РОССИИ

  • В России живёт два русских народа и тихо ненавидят друг друга

     

    История – очень злая тётенька и она не любит, когда люди игнорируют   её уроки. Тогда урок повторяется. Для особо тупых всё  повторяется в особо грубой форме. Чтобы критические «нельзя», которые «человеки» с одного раза не поняли умом, заложить уже на уровне инстинктов – не делай так, а то вымрешь.

    Речь в этой статье пойдёт не о том, кто такие русские, исторические корни русского народа, генетические коды и тому подобное. Говоря «русские» я подразумеваю всех людей, проживающих на территории современной России. Если вам не нравится «русские» — давайте будем говорить «россияне». Существующая проблема от этого не рассосётся – это проблема двух народов, которые проживают на территории одной страны и тихо (пока тихо) ненавидят друг друга.

     

    Разговор о двух народах я хочу начать с двух совсем не значительных, на первый взгляд, и не связанных между собой событий.

    Примерно месяц назад в социальных сетях появилось стихотворение медсестры Лотошинской ЦРБ. Совсем не шедевр русской литературы, но собрало это стихотворение буквально несколько миллионов «лайков» и сотни тысяч комментариев.

     

    Пишет медсестра о том, что работает на полторы ставки, а денег на жизнь совсем не хватает. Вот она и плачет по вечерам потому, что дочка хочет танцами заниматься и петь, а денег не хватает даже на то, чтобы каждый день в суп положить кусок мяса. Бедные люди собирают свои копейки, чтобы спасти чужого больного ребёнка, а батюшка на джипе ездит и желает православным терпенья. Хорошо одетые и сытые дядьки из телевизора советуют не лениться, а как ещё не лениться, если уже и так медсестра по 12 часов работает? Вот и вспоминает плачущая женщина социализм, когда дети танцевали и пели бесплатно, жили небогато, но никто не голодал, педагог и врач были уважаемыми людьми, и т.д. Учит медсестра своих детей любить Родину, но не может даже себе объяснить, почему они такую Родину должны любить. А кончается стихотворение, как водится, вопросом: «Почему великая и могучая страна своих людей не ценит «ни хрена»»?

     

    А вчера вечером Владимир Соловьёв собрал на своём шоу несколько именитых российских экономистов и начал их пытать о проблемах мирового и российского капитализма. В России все больше нищих и бедных, а богатые становятся ещё богаче. И такой карамболь происходит не только в России, но и по всему миру. И особенно в последние двадцать лет. Правые набирают силу, Трамп становится президентом и т.д. Это ведь плохо? Плохо потому, что опасно, и т.д.

    В общем, стандартный был бы трёп… Если бы господа (именно господа) не начали объяснять всё очень откровенно и популярно.

     

    Чем сильнее экономика страны – тем больше разрыв в доходах. И это нормально. Капиталисты раньше решали социальные проблемы людей потому, что люди были ценным инструментом, с помощью которого можно было получить больше прибыли. Новой экономике столько людей не нужно, вот и становится больше бедных, и даже нищих. Это нормальный объективный процесс. Так сказать побочный эффект прогресса. Нищих и бедных будет больше не только в России. И в этом нет ничего страшного. Ряд профессий просто уходит с рынка и формируется новый средний класс (юристы, бухгалтера, водители, пилоты, продавцы, офисный планктон, большинство рабочих профессий и т.д. будут не нужны). Прогресс!

     

    А что так не нравится бедным или тем, кто боится завтра попасть в категорию бедных? Они просто завидуют богатым. От этого, в большей мере, и страдают. Притворяются, что плохо живут, а живут намного лучше, чем жили бедные 100 лет назад. Подняли крик, что «нашими деньгами» спасают банки, а это не ваши деньги. Это деньги элит, а у вас денег нет – вы дармоеды, которых элиты кормят.  И весь этот крик про «наши деньги» — от зависти. Могли дать «народу», а дали банкам. Это элементарная зависть.

     

    Революции не будет потому, что бедные  — это ещё не нищие. Бедные пытаются выжить и им не до революций. И вообще, народ у нас тихий и терпеливый. И завистливый. Быдло, слава Богу, никто вслух не сказал.

    Такой вот интересный (дяденьки совсем не стеснялись) получился разговор. Если не стесняться и всё называть своими именами.

     

    А теперь давайте вспомним историю. Пётр I решил догнать Запад. И ладно бы, если бы он привёз только технологии – дворянам и боярам было велено соблюдать западный политес, носить европейскую одежду и т.д. Цель-то у императора была благая – дворянство перекуётся и понесёт в народные массы культуру, технический прогресс и просвещение.

     

    А что получилось в итоге? Получился социальный раскол, которые рассёк единый прежде народ на две части. И раскол этот только углублялся, пока не закончился октябрём 1917 года.Вот какой наказ в 1906 году написали крестьяне деревни Куниловой Тверской области:

    -Если Государственная дума не облегчит нас от злых врагов-помещиков, то придется нам, крестьянам, все земледельческие орудия перековать на военные штыки и на другие военные орудия и напомнить 18javascript:mctmp(0javascript:mctmp(0););12 год, в котором наши предки защищали свою родину от врагов французов, а мы — от злых кровопийных помещиков.


    Почему русские крестьяне начали воспринимать дворянство, как иноземных захватчиков? Люди имущие сами отделили себя от остального народа, стремясь стать «иным народом» — по-иному одеваться, говорить, учить своих детей в школах для «своих», говорить преимущественно на французском языке и т.д.

     

    Вот что по этому поводу писал А.С. Грибоедов:

    Если бы каким-нибудь случаем сюда занесён был иностранец, который бы не знал русской истории за целое столетие, он, конечно, заключил бы из резкой противоположности нравов, что у нас господа и крестьяне происходят от двух различных племён, которые еще не успели перемешаться обычаями и нравами.

     

    А вот что написала в журнале «Экономист», в 1906 году, группа московских миллионеров, которая поддержала Столыпинские реформы:

    Мы почти все за закон 9 ноября… Дифференциации мы нисколько не боимся. Из 100 полуголодных будет 20 хороших хозяев, а 80 батраков. Мы сентиментальностью не страдаем. Наши идеалы — англосаксонские. Помогать в первую очередь нужно сильным людям. А слабеньких да нытиков мы жалеть не умеем.

     

    Либеральная интеллигенция примкнула к капиталу и аристократам, поскольку там кормят лучше, а все страдания о судьбе простого народа превратились в борьбу за персональный кусок пирога, за возможность принадлежать к элите.

    Вот что писал достаточно левый философ Н.А. Бердяев:

    Культура существует в нашей крови. Культура — дело расы и расового подбора… Просветительное» и «революционное» сознание затемнило для научного познания значение расы. Но объективная незаинтересованная наука должна признать, что в мире существует дворянство не только как социальный класс с определенными интересами, но как качественный душевный и физический тип, как тысячелетняя культура души и тела. Существование «белой кости» есть не только сословный предрассудок, это есть неопровержимый и неистребимый антропологический факт.


    Как вам? А ведь это уже самый настоящий расизм. Есть высшая раса, «белая кость»…Какой там классовый подход? Это уже не просто богатые и бедные – это два народа. «Высшие» презирают «низших» не потому, что у «простого народа» иное имущественное положение, а потому, что они вовсе другой «низший» народ.

     

    Нужно сказать, что этот «простой народ» очень долго не мог понять, что в стране господствует элитный расизм, а все проблемы объяснялись элементарным сословным эгоизмом. В гражданской войне бился не один народ, а две части расколотого народа. И бились, как два чужих народа. При этом один народ считал другой предателями и отщепенцами, и виноваты в этом те, кто объявил себя «белой костью», т.е. «высшей расой».

     

    Потому и была та война такой беспощадной. Классы были не столько классами, сколько двумя отдельными враждебными расами, между которыми только презрение и ненависть. Разная история и невозможность совместного будущего.

    Чему и кого научила история? Посмотрите на Украину – «ватники» и «свидомые». А раньше был один народ. Разве дело в языке? Расизм в полный рост. Два народа (вне зависимости от языка и национальности), которые уже не соединить, поскольку «свидомые» никогда не признают «ватников» равными себе.

     

    А в России сейчас разве не так? Снова появилась «белая кость» и «быдло». С первого дня перестройки началось внедрение национал-социал-дарвинизма – «высшая раса» имеет право жить за счёт «низшей расы». Украсть у «ватников» — это не украсть, а проявить предприимчивость, отделиться, показать своё превосходство, жить по своим законам.

     

    Богатые уже осознают себя отдельным и особым народом, новыми русскими – почитайте в интернете их рассуждения о собственном величии и исключительности. У них свои школы, свои любимые режиссеры, своя литература и свои писатели. Другие идеалы и ценности. Самое интересное, что эти «новорусские ценности» далеки не только от традиционного российского представления о хорошо и плохо, но также далеки и от «цивилизованного запада», где их откровенно презирают.

     

    В России уже цветёт и смердит самый настоящий социальный расизм. И если «новые русские» уже осознают себя отдельным привилегированным народом, то живущие «снизу» только пытаются понять «почему». Почему великая страна не ценит ни хрена. Раскол ещё не принял необратимого характера, но мы уже балансируем у точки невозврата. Два совершенно чужих народа не смогут жить вместе на одной территории. Да ещё когда новая «белая кость» ведёт себя не просто беспардонно, а откровенно нагло и агрессивно.

    Тут ничего не поделаешь, но определённый уровень материальной жизни ведёт к формированию сходного уровня культуры и мировоззрения в  социальной группе, отношения к истории, окружающим людям, к государству. И когда либералов называют предателями – это не совсем верно. Они не считают себя предателями, поскольку они другой, избранный, народ, которому Бог определил решать судьбу быдла.

     

    А ещё один маленький нюанс – новая «белая кость», в своём большинстве, появилась после приватизации или настоящего фактического разграбления общего имущества.Потому господа экономисты совершенно неправы – экономические проблемы народ действительно может терпеть долго, а вот будет ли он терпеть агрессивный расизм?

     

    Кстати, сегодня социологи говорят, что «в обществе велик запрос на справедливость». Это общество ещё не осознало, что случилось. Справедливости нет и не будет, пока не будет единого народа. Или одного народа на территории России.
    ➡ Источник: https://publizist.ru/blogs/108412/23196/-

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
5 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.